Роман о русской революции (Борис Пастернак

«Доктор Живаго» стал итогом многолетней работы Бориса Пастернака, исполнением пожизненно лелеемой мечты. С 1918 года он неоднократно начинал писать большую прозу о судьбах своего поколения и был вынужден по разным причинам оставлять эту работу неоконченной. За это время во всем мире, а в России особенно, все неузнаваемо изменилось. В ответ менялись замысел, герои и их судьбы, стиль автора и сам язык, на котором он считал возможным говорить с современниками. Совершенствуясь от опыта к опыту, текст следовал душевному состоянию своего

Роман «Доктор Живаго» вначале несколько пугал меня. Два раза, запасшись терпением, я начинала его читать. Дважды откладывала, не справившись с обилием имен и эпизодов в его начале. Книга манила как невзятая высота. Наконец, в третий раз, когда я лучше запомнила героев, вчиталась. Книга увлекла, взволновала, покорила меня. Каждый рази внимательно вчитываясь в какое-то произведение, я живу созданным автором миром. Так и теперь, я до сих пор нахожусь под впечатлением от «Доктора Живаго».

В романе революция открылась мне с новой, очень важной стороны, с позиции прав личности,

Роман назван по фамилии главного героя, Юрия Андреевича Живаго. Он сын разорившегося миллионера, покончившего с собой. Воспитывался у дяди, который был человеком «свободным, лишенным предубеждения против чего бы то ни было непривычного… У него было дворянское чувство равенства со всеми живущими». Окончив с блеском университет, Юрий женится на любимой девушке Тоне. Затем любимая работа. Живаго становится прекрасным врачом. Еще в университете у него проснулась любовь к поэзии и философии. Рождается сын, и кажется, что жизнь прекрасна. Но неотвратимо в эту идиллию врывается война. Юрий едет на фронт врачом.

Итак, мы видим, как творчески одаренный герой романа стремится к занятию своим делом и его взгляд становится, силою обстоятельств, мерой и трагической оценкой событий века, а стихотворения — поддержкой и подтверждением надежд и веры в долгожданное просветление и освобождение.

Юрию Живаго в первую очередь с детства ненавистны те, кто себялюбиво вносит в жизнь соблазн, пошлость, разврат, кому не претит власть сильного над слабым, унижение человеческого достоинства. Эти отвратительные черты воплощены в адвокате Комаровском, сыгравшем трагическую роль в его судьбе.

Живаго, как мне кажется, склонен сочувствовать нравственным идеалам революции, восхищаться ее героями, людьми прямых действий, как Антипов-Стрельников. Но он ясно видит и то, к чему неизменно приводят эти действия. Насилие, по его наблюдениям, ни к чему, кроме насилия, не ведет. Общий ход жизни нарушается, уступая место разрухе и бессмысленным, повторяющим прежние, призывам и приказам. Он видит, как власть идеологической схемы губит всех, оборачиваясь и трагедией для того, кто ее исповедует и применяет.

Мне кажется, что именно эта убежденность и отличает «Доктора Живаго» от прозы, над которой Пастернак работал до войны. Автор показывает все ужасы войны, но вместе с тем отмечает,

что Первая мировая война — преддверие событий еще более кровавых, страшных, переломных. Героиня романа Лариса считает, что война «была виною всего, всех последующих, доныне постигающих наше поколение несчастий». Пастернак умело показывает нам, как война губит, калечит судьбы людей. Очень характерна, как мне кажется, судьба одного красного партизана, Памфила Палых, который открыто признается Юрию Андреевичу: «Много я вашего брата в расход пустил, много на мне крови господской, офицерской, и хоть бы что. Числа, имени не помню, все водой растеклось».

Но, видно, жестокость не проходит даром. Страшна и судьба Памфила Палых, который, чувствуя возмездие за сделанное, начинает сходить с ума в тревоге за жену и детей. Наконец, помешавшись, убивает всю семью, которую любил безмерно. Этот и многие другие примеры Пастернак приводит нам с целью доказать, насколько дикой является идея переделать жизнь, поскольку жизнь не материал, а действующее начало, по своей активности намного превосходящее возможности человека. Результат его действий лишь в меру внимания и подчинения ей соответствует его благим намерениям. Фанатизм, говорит нам Пастернак, губителен.

Всего несколько лет прожил после Гражданской войны главный герой. Знаменательно, что Пастернак относит смерть главного героя к 1929 году, времени слома образа жизни страны, времени перемен. Юрий Андреевич никак не мог приспособиться к новым условиям, которые прекрасно подошли, например, его бывшему дворнику. Он не может служить, потому что от него требуют не своих мыслей и инициативы, а лишь «словесный гарнир к возвеличиванию революции и власть предержащих».

Но до окончания войны еще много невзгод пришлось перенести Живаго. Роман Б. Пастернака, мне думается, прежде всего о высокой, о великой любви. Но любовь эта горит на фоне таких страшных событий, подвергается таким жестоким испытаниям, что не выдерживает. Сначала насильно разлучают Живаго с семьей. Его силой мобилизуют, их отправляют за границу. Позже угроза трибунала заставляет его расстаться с другой любовью — Ларой.

Описания любви Юрия и Ларисы — это, по моему мнению, гимн отношениям между мужчиной и женщиной. Это именно та любовь, именно та «зарница счастья», о которой мечтает каждый из нас: любовь чистая, непорочная, всепобеждающая. Читая и перечитывая роман, приходишь к мысли, что главное в нем скорее показано читателю, чем сказано ему в жесткой, настоятельной форме. Любовь к жизни, чуткость к ее голосу, доверие к ее неискаженным проявлениям — первейшая забота автора. Это проявляется всего сильнее в речи главного героя. Он ценит чувство меры и знает, к каким гибельным последствиям приводит насильственное вмешательство человека в природу и историю.

Работая над романом, Пастернак понимал, что пишет о прошлом. Для того чтобы его текст преобразил полузабытые события в слово, необходимое современникам и рассчитанное на участие в духовной жизни последующих поколений, приходилось серьезно думать о языке, освобождать его от устаревших частностей, острота и выразительность которых по опыту и в предвидении не были долговечны. Пастернак говорил, что намеренно упрощает стиль, стараясь передать хоть некоторую часть того неразделенного мира, хоть самое дорогое — издали, из веков отмеченное евангельской темой «тепловое, цветовое, органическое восприятие жизни».

Размышление и рассуждения о революции в романе доказывают, что это не «праздник угнетенных, а тяжкая и кровавая полоса в истории нашей страны. Сегодня, спустя многие десятилетия, трудно уже сказать, что же дала она, во имя чего лилась кровь, разделилась страна, возникло огромное русское зарубежье. Вероятно, она была неизбежна, иного стране не было дано. Не потому ли в день Октябрьского переворота многие интеллигенты восприняли ее восторженно, как выход из мира лжи и тунеядства, разврата и лицемерия. Тесть Живаго говорит ему: «Помнишь ночь, когда ты принес листок с первыми декларациями… это было неслыханно безоговорочно. Но такие вещи живут в первоначальной чистоте только в головах создателей и только в первый день провозглашения. Иезуитство политики на другой же день выворачивает их наизнанку. Эта философия чужда мне; эта власть против нас. У меня не спрашивали согласия на эту ломку».

Борис Пастернак хотел показать нам, что всякая власть должна стремиться к тому, чтобы люди были счастливы. Но счастье нельзя навязать силой. Счастье каждый человек ищет сам, нет его готового. И нельзя ради даже самых высоких идей жертвовать человеческими жизнями, радостями, правами, которыми человек наделен от рождения силой, стоящей выше всех земных властей, и эта сила — Бог.

Выразить атмосферу бытия, жизнь в слове – одна из самых древних, насущных задач человеческого сознания. Тысячелетиями повторяется, что не хлебом единым жив человек, но и всяким словом Божьим. Речь идет о живом слове, выражающем я несущем жизнь.

В русской литературе это положение приобрело новый животрепещущий интерес, главным образом благодаря художественному гению Льва Толстого. В дополнение к этому Достоевский многократно утверждал, что если миру суждено спастись, то его спасет красота.

«Я думаю, — говорит в романе Н. Н. Веденякин, — что если бы дремлющего в человеке зверя можно было остановить угрозою, высшею эмблемою человечества был бы цирковой укротитель с хлыстом, а не жертвующий собой проповедник. Но в том-то и дело, что человека столетиями поднимала над животным и уносила ввысь не палка, а музыка: неотразимость безоружной истины, притягательность ее примера».

Роман «Доктор Живаго» занимает центральное место в творчестве Бориса Пастернака. Этим романом автор показывает нам, что один человек не имеет права ограничивать свободу другого, насильно навязывать некие рамки поведения, идеологию, так как все мы созданы одним Творцом, а стало быть, имеем равные права на свободу.

Остается лишь надеяться, что нынешние перемены принесут как можно меньше бед нашей стране.

Жвалевский пастернак хочу в школу краткое содержание

Я родилась и живу в городе Минске.

В школе у меня было два любимых предмета – физика и русская литература, поэтому поступила я на физический факультет БГУ, а вместо того, чтобы учиться, весело проводила время в оргкомитете Дней физика. Это у нас на факультете так называется студенческий театр. Тем более, что к концу учебы уже стало понятно, что физики у нас в стране, мягко говоря, не очень нужны.

Я замужем, у меня двое детей.

Книги я начала писать благодаря бесконечному нытью Андрея Жвалевского.

Дело было так: после большого перерыва я решила освоить компьютер. Включаю его, а там все так изменилось! Учитывая то, что последний раз я писала дипломную работу на 386 РС… От избытка чувств я принялась названивать всем знакомым и делиться впечатлениями, а Жвалевский как закричит: «Записывай, записывай, ты же потом все это забудешь!»

Так и появилась моя первая книга «Компьютер для женщин». В ней я попыталась просто и доступно объяснить, что компьютер — это обычный бытовой электроприбор, причем ничуть не сложнее соковыжималки. Ну, может, насчет соковыжималки я и погорячилась, ну уж никак не сложнее микроволновки. Надо сказать, что книга вызвала в Интернете огро-о-мный скандал! Обиделись знатоки предмета – как это «бытовой электроприбор»?! Как это «большой железный ящик»?! Ошибок, впрочем, в книге не обнаружилось, а скандал сильно продвинул ее продажи.

А потом в соавторстве с все тем же Андреем Жвалевским написалась серия «М+Ж». Милая и простая история любви, рассказанная и от лица мужчины и

от лица женщины. Причем события описаны параллельно, на все получается взгляд с двух сторон.

Книги Евгении Пастернак, написанные в соавторстве с Андреем Жвалевским:

Книжный интернет-магазин Book24

Book24.ru — официальный интернет-магазин издательств ЭКСМО, МИФ и АСТ, а также их импринтов Like Book, fanzon, ГрандМастер, Песочные часы, Corpus и др.

На нашем сайте вы можете купить книги всех жанров и тематик. Book24.ru — ваш проводник в мир книг!

Book24.ru – это свыше 50 тысяч наименований товаров, выгодные цены, интересные акции и эксклюзивные предложения для самых взыскательных покупателей. Участие в нашей Программе лояльности позволяет накапливать бонусные баллы и экономить на покупках, Корпоративная программа открывает новые возможности для вас и сотрудников вашей компании, а все участники нашей Партнерской программы могут зарабатывать вместе с нами.

Над нашими подборками, рейтингами и обзорами работают непосредственно сотрудники издательств, которые не понаслышке знают о потребностях и предпочтениях читателей.

В интернет-магазине book24.ru большое внимание уделяется сервису. Совершая покупку у нас, вы можете рассчитывать на быструю и недорогую доставку, качественную упаковку, а также оперативную помощь наших сотрудников, которые являются экспертами в книжном деле с большим опытом работы.

Андрей Жвалевский, Евгения Пастернак «Бежим отсюда!»

Бежим отсюда!

Повесть, 2015 год

Язык написания: русский

Это, с одной стороны, школьная повесть о четверокласснице Соне, которой проще общаться с книгами, чем с живыми людьми. С другой — волшебная сказка про добрую, но строгую ведьму, которая работает директором школы.

Лингвистический анализ текста:

Приблизительно страниц: 81

Активный словарный запас: очень низкий (2311 уникальных слова на 10000 слов текста)

Средняя длина предложения: 43 знака — на редкость ниже среднего (81)!

Доля диалогов в тексте: 43%, что немного выше среднего (37%)

Доступность в электронном виде:

Книги А. Жвалевского и Е. Пастернак традиционно относят к современной подростковой литературе: героям их повестей и сказок и, соответственно, читателям обычно 12-15 лет. Однако последняя книга авторов с запоминающимся названием «Бежим отсюда!» совершенно неожиданно оказалась о 10-летних людях, самых обыкновенных четвероклассниках. Это, пожалуй, единственное существенное отличие от всех остальных книг минского писательского дуэта. Все остальное там так же, как и в предыдущих их произведениях. Как это «так же»? А вот как: авторы снова говорят о том, что дети лучше, чем мы обычно о них думаем, что власть взрослых над детьми куда менее правильна и справедлива, чем мы привыкли, что современная школа не учит тому, что пригодится в реальной жизни, и опять пишут своим «разговорным», подчас неряшливым стилем (тут вы может быть впервые в жизни встретите слово «ломанулись» в литературном произведении и удивитесь, как короток нынче путь от разговорной речи к литературному языку). Видимо, эти их идеи нравятся читателям: в июле этого года в продажу поступил уже второй тираж книги (первый, который вышел в конце марта, оказывается уже раскупили).

Можно сказать, что книга «Бежим отсюда!» продолжает «школьный» цикл произведений Жвалевского и Пастернак, в котором уже появилась сказочная «Гимназия № 13», вроде как реалистичная «Я хочу в школу!» (хотя дети-читатели, взглянув на заголовок, не верят в реалистичность) и смешная «Типа смотри короче» (она же «Шекспиру и не снилось!»).

Интересно, что писатели Жвалевский и Пастернак ненавидят вопрос «Чему учит эта книга», да и вообще любой, кто хоть что-нибудь понимает в литературе, терпеть не может этот «ключевой вопрос плохой учительницы», но ведь именно их книги – прямо идеальный материал для ответа на него!

Кажется, авторы взяли себе за правило доказывать косным и застрявшим в собственных стереотипах взрослым, что дети вообще-то умнее, самостоятельнее и глубже, чем они привыкли думать, особенно дети нынешние, современные. Кстати, таких взрослых вы не раз встретите в их книгах, они будут гротескны, смешны и нарочиты. Если дети делают у авторов выбор – то выбор этот обязательно правильный, может наивный или слишком прямолинейный, но справедливый. Если их герои-дети эволюционируют – то в лучшую сторону. И понимают они всё в конце концов тоже самым правильным образом. Считать это недальновидностью, идеализмом и стереотипом писателей или же наоборот, личное дело каждого читателя. В конце концов, что для нас всех важно? Чтобы дети были счастливыми, человечными и не страдали от одиночества, как девочка Соня, которой в начале книги и поговорить-то не с кем, кроме Эльфа, сбежавшего из какой-то очередной толстой книжки.

Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Добавить комментарий

;-) :| :x :twisted: :smile: :shock: :sad: :roll: :razz: :oops: :o :mrgreen: :lol: :idea: :grin: :evil: :cry: :cool: :arrow: :???: :?: :!:

Adblock detector