Жираф (Гумилёв)

← Отказ («Царица — иль, может быть, только печальный ребенок…») Жираф
автор Николай Степанович Гумилёв (1886—1921)
Маэстро («В красном фраке с галунами…») →
← Сады моей души всегда узорны… Романтические цветы (1908), № 23 (Озеро Чад, I) Видишь, мчатся обезьяны… (Барабанный бой племени Бурну) →
← «Сады моей души всегда узорны…» Жемчуга 1910: Романтические цветы, № 82 (Озеро Чад, I) «Видишь, мчатся обезьяны…» (Барабанный бой племени Бурну) →
← Орёл Синдбада Романтические цветы (1918), № 35 Носорог →
См. Стихотворения 1907 . Источник: Н. Гумилев. Собрание сочинений в четырёх томах / Под редакцией проф. Г. П. Струве и Б. А. Филиппова — Вашингтон: Изд. книжного магазина Victor Kamkin, Inc., 1962. — Т. 1. — С. 76—77.

← Отказ («Царица — иль, может быть, только печальный ребенок…») Стихотворения 1907 Маэстро («В красном фраке с галунами…») →
← Сады моей души всегда узорны… Романтические цветы (1908), № 23 (Озеро Чад, I) Видишь, мчатся обезьяны… (Барабанный бой племени Бурну) →
← «Сады моей души всегда узорны…» Жемчуга 1910: Романтические цветы, № 82 (Озеро Чад, I) «Видишь, мчатся обезьяны…» (Барабанный бой племени Бурну) →
← Орёл Синдбада Романтические цветы (1918), № 35 Носорог →

Сегодня, я вижу, особенно грустен твой взгляд,
И руки особенно тонки, колени обняв.
Послушай: далёко, далёко, на озере Чад
Изысканный бродит жираф.

Ему грациозная стройность и нега дана,
И шкуру его украшает волшебный узор,
С которым равняться осмелится только луна,
Дробясь и качаясь на влаге широких озёр.

Вдали он подобен цветным парусам корабля,
И бег его плавен, как радостный птичий полёт.
Я знаю, что много чудесного видит земля,
Когда на закате он прячется в мраморный грот.

Я знаю весёлые сказки таинственных стран
Про чёрную деву, про страсть молодого вождя,
Но ты слишком долго вдыхала тяжёлый туман,
Ты верить не хочешь во что-нибудь, кроме дождя.

И как я тебе расскажу про тропический сад,
Про стройные пальмы, про запах немыслимых трав…
Ты плачешь? Послушай… далёко, на озере Чад
Изысканный бродит жираф.

Комментарий

Из второй книги стихов Гумилёва «Романтические цветы» (опубл. в январе 1908, Париж), посвящённой Анне Андреевне Горенко. Первоначально в книгу вошло 32 стихотворения, которые были предварительно прочитаны Валерием Яковлевичем Брюсовым. В «Романтических цветах» (1908) и «Жемчугах» (1910) — без заглавия, как первое стихотворение в цикле «Озеро Чад». Автограф первоначальной редакции, вместе со стихотворением «Отказ» — при письме к Брюсову из Парижа от 9 октября 1907 г.

«Она» Н. Гумилев

Я знаю женщину: молчанье,
Усталость горькая от слов,
Живет в таинственном мерцаньи
Её расширенных зрачков.

Её душа открыта жадно
Лишь медной музыке стиха,
Пред жизнью дольней и отрадной
Высокомерна и глуха.

Неслышный и неторопливый,
Так странно плавен шаг её,
Назвать нельзя её красивой,
Но в ней всё счастие моё.

Когда я жажду своеволий
И смел, и горд — я к ней иду
Учиться мудрой сладкой боли
В её истоме и бреду.

Она светла в часы томлений
И держит молнии в руке,
И чётки сны её, как тени
На райском огненном песке.

Анализ стихотворения Гумилева «Она»

Отношения Николая Гумилева и Анны Ахматовой складывались весьма непросто. Познакомившись в ранней юности, будущие супруги очень долго оставались просто друзьями. Когда же Гумилев сделал своей избраннице предложение, то получил мягкий, но решительный отказ. В этом не было ничего удивительного, так как Ахматова мечтала о принце, которого нарисовала в собственном воображении. Николай Гумилев совершенно не подходил к этому выдуманному образу, поэтому несколько лет безуспешно добивался благосклонности возлюбленной. Лишь серия попыток самоубийства заставила Ахматову пересмотреть свое решение и дать согласие на брак, который состоялся в 1910 году.

С самого начала семейная жизнь двух поэтов протекала сложно и шероховато. Они не хотели уступать друг другу даже в мелочах, постоянно ссорились и выдвигали взаимные обвинения. Но при этом все же были по-настоящему счастливы, как могут быть счастливы лишь влюбленные. Это чувство Николай Гумилев очень бережно хранил в своем сердце и постоянно подпитывал при помощи наблюдений за супругой, которую не считал красавицей. Более того, поэт был убежден, что в жены ему досталась настоящая ведьма, и теперь он находится в полной ее власти. Тем не менее, такое открытие не помешало Гумилеву в 1912 году написать стихотворение «Она», наполненное нежностью и душевной теплотой. Посвятил он его любимой супруге, с которой из-за очередного путешествия находился в разлуке. Ахматова получила стихи в письме, и уже в преклонном возрасте призналась, что они тронули ее до глубины души. Но в тот момент, когда Гумилев ждал от нее хоть какого-то проявления чувств, поэтесса никак не отреагировала на послание.

Напускная холодность во взаимоотношениях с супругом была частью игры. Правила которой знала лишь Ахматова. Поэтому поэт в первых же строчках своего стихотворения признается, что в глазах его супруги постоянно живет «усталость горькая от слов». Он видит, что его чувства по-прежнему остаются без ответа, хотя и рассчитывает на взаимность. Гумилев даже не догадывается о том, насколько он горячо любим. Но открыто демонстрировать чувства Ахматова считает ниже своего достоинства. Именно по этой причине автору кажется, что «ее душа открыта жадно лишь медной музыке стиха». При этом избранница поэта остается «высокомерна и глуха» ко всему, что ее окружает, не замечая даже того, что в ней нуждаются самые близкие и дорогие люди.

Но Гумилеву пока еще вполне достаточно того, что он может называть эту загадочную и своевольную женщину своей супругой. «В ней все счастие мое», — отмечает поэт, восторгаясь тем, что Ахматова «живет в таинственном мерцаньи», создав свой собственный мир, в который время от времени впускает лишь избранных. Гумилев также относится к их числу, но приходит к любимой лишь для того, чтобы «учиться мудрой сладкой боли в ее истоме и бреду». Жизнерадостный и романтичный, он представляет резкий контраст по сравнению с бледной, безучастной ко всему и исполнено внутреннего благородства Ахматовой. Однако поэт знает, что в душе она чиста и безмятежна, а ее сны четкие, словно «тени на райском огненном песке».

О том, что игра в любовь и безразличие затянулась, Анна Ахматова поймет слишком поздно, когда Гумилеву изрядно надоесть общество вечно хмурой, сдержанной и равнодушной ко всему супруги. Ему будет очень тяжело смириться с тем, что супруга делает успехи на литературном поприще, которое он сам избрал для реализации личных амбиций. Ахматова же не готова смириться с общепринятой ролью жены и матери, которая должна беспокоиться лишь о домашнем уюте и вкусном обеде. В итоге Гумилев все чаще и чаще отдает предпочтение путешествиям, а не семье, и даже уходит добровольцем на фронт после начала Первой мировой войны. Его чувства к Анне Ахматовой постепенно угасают, хотя поэт и признается, что эта женщина оставила в его душе неизгладимый след.

Гумилев И.С. — теоретик акмеизма

Теоретик акмеизма, один из руководителей созданного в 1911 го­ду «Цеха поэтов» — И.С. Гумилев (1886-1921) — родился в семье морского врача в Кронштадте. Детство и юность провел в Царском Селе, где учился в гимназии, директором которой был поэт-симво­лист И.Ф. Анненский, повлиявший на формирование взглядов Ни­колая Гумилева. Позже между И.Ф. Анненским и Н.С. Гумилевым завязалась настоящая дружба. И в феврале 1906 года поэт- символист Анненский дарит свою «Книгу отражений» начинающему поэту Николаю Гумилеву со стихотворной надписью: «… И мой закат холодно-дымный с отрадой смотрит на зарю». В связи с частыми пе­реездами по работе отца семья Гумилевых некоторое время находи­лась в Тифлисе, где и были опубликованы ранние стихи поэта. Первый поэтический сборник Н.С. Гумилева «Путь конквистадо­ров» (1905) был во многом подражательным, но уже в нем лириче­ский герой Гумилева бросил вызов всему устоявшемуся в поэзии. Муза поэта зовет читателя к непознанным глубинам, к «экзотиче­ским» образам. В первой книге намечены основные темы, ставшие в дальнейшем лейтмотивами творчества: тема скитаний, тема по­иска истины, тема дьявола. Отличительная особенность поэтики Н.С. Гумилева: соединение, на первый взгляд, несоединимых тем в рамках одного поэтического текста:

Николай Степанович, несмотря на некрепкое здоровье, совершил четыре путешествия в Африку: в 1908 году, на стыке 1909 и 1910 г., зимой 1911 и в 1913 г. по заданию Музея антропологии и этногра­фии Академии наук побывал в последней экспедиции и во время ее собрал редкостные материалы, пополнившие коллекцию Музея. Ре­зультатом поездки в 1908 году в Африку стала книга стихов «Роман­тические цветы» (1908), в которой представлены необычные образы, картины экзотических стран. Например, в стихотворении «Жираф» дан грациозный, красивый образ экзотического животного:

В стихотворении показано двойственное восприятие жизни и мира. С одной стороны, в настоящем «сегодня» лирический герой замечает грустный взгляд своего немого собеседника, который безмолвно слу­шает экзотическую сказку об «изысканном жирафе» в «тропических садах», а с другой — читателя поражает изысканность, «грациозная стройность» волшебного животного — жирафа. Немой слушатель Ли­рического героя и «изысканный жираф» одиноки, хотя и живут совер­шенно в разных мирах. «Веселые сказки таинственных стран про чер­ную деву, про страсть молодого вождя», рассказанные лирическим героем, вызывают у собеседницы слезы, так как «слишком долго» жи­ла она в реальном мире, мало фантазировала, мечтала, воображала и поэтому не в состоянии поверить в услышанное. В данном стихотворе­нии Гумилев выступает как поэт-мечтатель, поражающий палитрой красок, звуков, используемых при описании гордого животного:

Описывая жирафа, поэт употребляет самобытные метафоры, эпитеты («изысканный», «бродит»), сравнивает облик животного с «цветными парусами кораблей», а его бег с «радостным птичьим полетом». Стихотворение имеет кольцевую композицию. Строка:

является одновременно и важнейшим структурным элементом произведения и в то же время лейтмотивом всего текста.

В сборник «Романтические цветы» вошло известное стихотворе­ние Н. Гумилева о гиене:

Стихотворение сюжетно: описываемые события разворачиваются на фоне экзотической обстановки. В основе композиции поэтического произведения — сопоставление образа «преступной, но пленитель­ной царицы» с крадущейся по могиле гиеной. Поэт натуралистиче­ски подробно характеризует образ гиены: «шерсть моя дыбится», «блещут взоры злыми огоньками», «носили смерть изогнутые брови», «запах крови». В восприятии лирического героя образ жестокой ца­рицы и зловещего хищника — гиены — сливаются. Данное произве­дение, как и большинство стихотворений сборника, романтично.

Следующий поэтический сборник Н.С. Гумилева «Жемчуга» (1910) завершил путь становления русского поэта — будущего тео­ретика акмеизма. Здесь продолжает звучать мотив пути, заявлен­ный поэтом еще в ранних поэтических сборниках («В пути», «Хри­стос», «Он идет путем жемчужным…», «Путешествие в Китай» и др.). В стихотворении «В пути» поэт говорит о единственно воз­можном решении темы жизненного пути: обращенность человека в будущее, к новым горизонтам, новым свершениям:

Лирический герой на распутье, но судьба зовет его «обрести на­конец неотцветающий сад», бросить вызов дракону, распростертому на «оголенном утесе». В данном лирическом произведении поэт еще находится в рамках романтического мировосприятия. Лирический герой Гумилева выступает в различных обликах, ипостасях: то «конквистадор в панцире железном», то «словно раб… униженный, в плену», то «странный паладин», то «моряк в пучине», то «капи­тан». Эти многочисленные образы, созданные фантазией автора, действуют в разных экзотических обстоятельствах, но всегда верны некоей высшей инстанции:

В 1912 году был издан сборник «Чужое небо», в котором принцип равновесия становится составной частью миропонимания Н. С. Гумиле­ва. Его герои проникают в инобытие при помощи смерти («Паладин»), открывают его в проклятой бездне («Открытие Америки»):

Лирический герой Н. Гумилева данного периода занимается по­иском истины, это сильный мужественный искатель настоящего, подлинного в «чужом небе»:

В данный сборник вошли также поэтические произведения, по­священные первой жене Н. С. Гумилева — А.А. Ахматовой. Самое из­вестное — «Из логова змиева». Образ Ахматовой связан в восприятии лирического героя с «веселой птицей-певуньей», «колдуньей», «забав­ницей», «своенравницей». Став поэтом-акмеистом и написав в 1913 го­ду нашумевший литературный манифест «Наследие символизма и акмеизм», Н. Гумилев все больше внимания уделяет форме, стремясь достигнуть высшей степени совершенства, равновесия во всем, столь ценимого акмеистами. По свидетельству символиста В.Я. Брюсова: «…Н. Гумилев медленно, но уверенно идет к полному мастерству в об­ласти формы. Почти все его стихотворения написаны прекрасно, об­думанными и утонченно-звучащими стихами. Н. Гумилев не создал никакой новой манеры письма, но, заимствовав приемы стихотворной техники у своих предшественников, он сумел их усовершенствовать, развить, углубить, что, быть может, надо признать даже большей за­слугой, чем искание новых форм, слишком часто ведущее к плачев­ным неудачам». В стихотворении «На море» используется традицион­ный размер — четырехстопный ямб, с чередованием женской и мужской рифмы в конце стихотворной строки. Четкость формы прида­ет отточенность, осязаемость лирическим образом. Читателю нетрудно представить изображенной Гумилевым лирический пейзаж:

В годы первой мировой войны Н.С. Гумилев добровольцем идет на фронт, рядовым в Первый лейб-гвардии уланский полк. В 1914 и 1915 годах поэт был награжден Георгиевским крестом и удостоен звания унтер-офицера, а в 1916 году произведен в прапорщики. Ре­зультатом военных переживаний поэта стал поэтический сборник «Колчан» (1916), в котором по-прежнему заявлена идея равновесия. Главными темами поэзии становятся: вечное противостояние Бога и дьявола, готовность принять новую реальность, опирающуюся на любимое прошлое и получающую воплощение в будущем, настоя­щее же рассматривается как переходный этап, как фундамент для построения грядущего, но человек в этой системе ценностей зани­мает ведущее место:

Во время войны Николай Гумилев проходит суровую школу взросления. Отныне лирический герой поэта — не пылкий, роман­тичный юноша, а возмужавший, много познавший человек, кото­рый ощущает свою неразрывную связь со всей Россией:

Лирический герой верит в божественное предопределение, «что Господне слово лучше хлеба питает нас». В стихотворении «Насту­пление» объяснена роль поэта в военное время, когда происходит переоценка жизненных ценностей, меняется мироощущение:

Поэтический сборник «Костер» (1918) свидетельствует о новом этапе в развитии гумилевского акмеизма. Утрачена юношеская пылкость, максимализм, чрезмерная экзотичность, но осталось главное — стремление к познанию истинной сути бытия. «Конкви­стадор в панцире железном» превратился в человека, созидающего Вселенную. Ранее заявленные поэтом темы развиваются в новом ключе, философски переосмысливаются.

В стихотворении «Я и вы» лирическим героем осознается особен­ность своего любовного чувства, его непохожесть на остальных:

Основной композиционный прием стихотворения — антитеза: восприятие жизни лирическим героем контрастирует с традицион­ным мироощущением. Лирический герой любит экзотический, таин­ственный мир: водопады, драконов, араба в пустыне, который «при­падает к воде и пьет». Салонная жизнь, «темные платья и пиджаки», «открытый, протестантский, прибранный рай» чужды герою.

В стихотворении «Природа» образ земли ассоциируется в воспри­ятии лирического героя со «звездою, огнем пронизанной насквозь». Концовка данного лирического произведения патетична: риториче­ское восклицание позволяет поэту вести беседу с самой природой:

Используемый художественный прием олицетворение помогает раскрыть образ земли во всем его противоречии. Размышляя о смысле человеческого существования, поэт пишет стихотворение «Рабочий», в котором фактически предсказывает свою насильственную смерть: Материал с сайта //iEssay.ru

Слово «рабочий» — «невысокий старый человек» заменено в тек­сте стихотворения местоимением он. Этот прием придает всему произведению обобщающий характер: человек превращается в по­корного убийцу:

Образный ряд стихотворения напоминает лирическое произве­дение А.С. Пушкина «Анчар», где заявлен тот же мотив: покорность раба в исполнении воли господина и последующая гибель людей от смертельного яда.

8 августа 1921 года Николая Гумилева арестовывают по подоз­рению в участии в так называемом «таганцевском заговоре» (контрреволюционный заговор против Советской власти), и через несколько дней русский поэт был расстрелян. Сборник «Огненный столп» (1921) — вершина поэтического творчества Н.С. Гумилева — вышел уже после гибели поэта. В стихотворении «Заблудившийся трамвай» лирический герой «заблудился в бездне времен», но свет грядущего зовет к познанию истинных ценностей:

Пространственно-временные границы произведения расшире­ны: Нива, Нил, Сена, роща пальм, Бейрут, трамвай является той связью, которая соединяет бытие лирического героя с реальным и потусторонним миром. В реальности — любовь к умершей Ма­шеньке, и поэтому сердце лирического героя «навеки… угрюмо». Размышляя над предназначением поэтического творчества, Нико­ лай Гумилев пишет следующие стихотворения: «Слово», «Шестое чувство», в которых определяет магическую роль слова:

Поэт видит божественную сущность слова, так как только оно «осиянно… средь земных тревог». Слову дана особая жизнь, поэто­му поэтические произведения бессмертны:

Готовые школьные сочинения

Коллекция шпаргалок школьных сочинений. Здесь вы найдете шпору по литературе и русскому языку.

Стихотворения Гумилева об Африке «Жираф» и «Озеро Чад»

Акмеизм — стиль, придуманный и основанный Гумилевым, подразумевал отражение реальности легкими и емкими словами. сам Гумилев очень критически относился к своим стихам, работал над формой и над содержанием. Гумилев, как известно, много путешествовал по Африке, Турции, востоку. Впечатления от путешествий отразились в его стихах, диких экзотических ритмах. В его стихах звучит и музыка заморских стран, и песни России, и смех и слезы любви, и трубы войны. Одни из самых прекрасных стихотворений об Африке — это « Жираф» и « Озеро Чад». «Жираф» — это изысканная музыка «таинственных стран». Все стихотворение особенное:

  • Сегодня, я вижу, особенно грустен твой взгляд
  • И руки особенно тонки, колени обняв.
  • Послушай : далеко, далеко на озере Чад
  • Изысканный ходит жираф.

И начинается особенно таинственная и грустная сказка « про чер-ную деву, про страсть молодого вождя, . . . перо тропический сад, про стройные пальмы и запах немыслимых трав . . .» Потрясает описание жирафа:

  • Ему грациозная стройность и нега дана,
  • И шкуру его украшает волшебный узор,
  • С которым равняться осмелится толь луна,
  • Дробясь и качаясь на влаге широких озер. . . необычные сравнения:
  • Вдали он подобен цветным парусам корабля,
  • И бег его плавен, как радостный птичий полет.

Это стихотворение настолько мелодично, что в наше время на него написана музыка и оно стало песней. И вот еще одна таинственная сказка : « Озеро Чад». Она похожа на любовный роман в стихах. Сюжет его банален и грустен, но язык стихотворения придает ему красоту и необычайность:

  • На таинственном озере Чад
  • Посреди вековых баобабов
  • Вырезные фигурки стремят
  • На заре величавых арабов.
  • По лесистым его берегам
  • И в горах, у зеленых подножий
  • Поклоняются странным богам
  • Дев-жрицы с эбеновой кожей.

Таинственное озеро, величавые арабов, странные боги, девы-жрицы — все это создает загадочную и величественную атмосферу, в которую погружается читатель. Вот он видит прекрасную пару: дочь властительного Чада и ее мужа — могучего вождя, и красивого, но лицемерного европейца. Он видит красивый, простой мир Чада и «цивилизованный» грустный мир Европы, где кабаки, пьяные матросы и грязная жизнь. «Озеро Чад» не очень большое стихотворение, но написано оно столь ярким и выразительным языком, что перед нами проходит целая жизнь . . .

Гумилев пережил первую мировую войну. В своих стихах он показал бессмысленность этой войны, которая принесла только горе, траур в города и села, печальную, песню заупокойных . . . Интересны сравнения войны и мирными образами:

  • Как собака на цепи тяжелой,
  • Тявкает за лесом пулемет,
  • И жужжат пули, словно пчелы,
  • Собирая ярко-красный мед.
  • А «ура» вдали — как будто пенье
  • Трудные день окончивших жнецов.

Поэт говорит, что перед богом равны как воюющие люди, так и мирное люди :

  • Их сердца горят перед тобою,
  • Восковыми свечками горят.

«Зачем, для чего война, во имя чего?» — спрашивает Гумилев. Да, кому-то она приносит славу, титулы, удачи. Но

  • . . . сосчитают ли потопленных
  • Во время трудных переправ,
  • Забытых на полях потоптанных
  • И громких в летописях слав?
  • Иль зори будущие ясные
  • Увидят такими как встарь
  • Огромные гвоздики красные
  • И на гвоздиках спит дикарь?

Так не лучше ли прекратить истреблять друг друга, а обняться и сказать «Милый, вот, прими мой братский поцелуй!» Стихи Гумилева о войне — это труба протеста всех мирных людей против насилия, гневная ода против бессмысленных убийств. О музыке гумилевских стихов можно говорить бесконечно долго и много. Поэзия Гумилева — это вся его жизнь, занятая поисками красоты. Стихи его отразили «не только искание красоты, но и красоту исканий».

Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Добавить комментарий

;-) :| :x :twisted: :smile: :shock: :sad: :roll: :razz: :oops: :o :mrgreen: :lol: :idea: :grin: :evil: :cry: :cool: :arrow: :???: :?: :!: