Железная дорога стих некрасова читать

ЖЕЛЕЗНАЯ ДОРОГА АНАЛИЗ (НЕКРАСОВ 1864).

Вера поэта в народ, в его духовные силы так сильно заражает читателя потому, что она основана на изучении и глубоком понимании народной жизни, а не на идеализации народа.

Одно из самых сильных стихотворений Некрасова о народе — Железная дорога. Событие, подсказавшее сюжет стихотворения,- строительство железной дороги между Петербургом и Москвой, законченное в 1851 году. Однако стихотворение отразило более широкую картину бессовестной и бесчеловечной эксплуатации народа. Граф Клейнмихель, главноуправляющий путями сообщения, не задумываясь, губил крестьянские жизни, чтобы быстрее закончить строительство Николаевской железной дороги. Такое отношение к народу было свойственно огромному числу дельцов-промышленников и царских чиновников.

Стихотворению предшествует подчеркнуто прозаический эпиграф- запись вагонного разговора, случайно услышанного поэтом:

Ваня (в кучерском армячке). Папаша! Кто строил эту дорогу? Папаша (в пальто на красной подкладке). Граф Петр Андреевич Клейнмихель, душенька!

Здесь каждая деталь многозначительна. Пальто на красной подкладке носили только генералы. А кучерский армячок — свидетельство генеральского народолюбия. Генерал, очевидно, не прочь щегольнуть своим пристрастием к простому мужичку.

Изображение поздней русской осени, которым начинается стихотворение, вызывает в памяти пушкинские стихи: Унылая пора!

Очей очарованье! И у Некрасова с первых строк чувствуется очарованность осенней природой, возникает настроение свежести, душевного подъема. Да, Некрасов, бесспорно, следует за Пушкиным. Но нельзя не заметить в осеннем пейзаже примет именно некрасовского стиля:

Славная осень. Здоровый, ядреный Воздух усталые силы бодрит; Лед неокрепший на речке студеной Словно как тающий сахар лежит.

Немногие слова, свойственные крестьянской речи, но не нарушающие литературных норм,- ядреный, студеной — придают стихотворению народную окраску, вызывают ощущение народного взгляда на мир.

Этому способствует и ритм стихотворения: трехстопный стих, обычный в крестьянской лирике. Вы уже встречали у Некрасова наряду с ямбом и хореем варианты трехсложных размеров: амфибрахий — ударение на втором слоге:

Опять я в деревне, Хожу на охоту.

анапест — ударение на третьем слоге:

Вот парадный подъезд. По торжественным дням.

В Железной дороге применен дактиль — ударение на первом слоге:

Все хорошо под сиянием лунным.

Ритм стихотворения здесь так естественно сочетается с содержанием, словно слышишь перестук вагонных колес: та-та-та, та-та-та.

Некрасов вообще мастерски пользуется звукописью. В первой строфе стихотворения скопились звонкие, раскатистые р, создающие своеобразный аккомпанемент бодрым, радостным интонациям

А далее повторяются гласные у и ю, помогающие вообразить стремительное движение поезда, может быть, даже свист встречного ветра, паровозный гудок.

Все хорошо под сиянием лунным,

Всюду родимую Русь узнаю.

Быстро лечу я по рельсам чугунным,

Думаю думу свою.

Центральная часть стихотворения — разговор поэта с генеральским сыном Ваней. Поэт хочет, чтобы молодое поколение, в каких условиях оно ни вырастало, поняло величие народного труда, трагизм народной судьбы, осознало бы и свой долг перед народом. Сила художественной фантазии воскрешает строителей, по чьим костям пролегла дорога:

Чу! Восклицанья послышались грозные!

Топот и скрежет зубов;

Тень набежала на стекла морозные.

Что там? Толпа мертвецов.

Эти картины, как и песня мертвецов, нужны поэту не для того, чтобы напутать читателя. Образы мирных детей труда производят впечатление скорбного величия:

Не ужасайся их пения дикого!

С Волхова, с матушки-Волги, с Оки,

С разных концов государства великого —

Это все братья твои — мужики!

Образ народа-созидателя глубоко поэтичен и вызывает у автора любовь и уважение. Свои чувства он стремится внушить и маленькому Ване:

Эту привычку к труду благородную

Нам бы не худо с тобой перенять.

Благослови же работу народную

И научись мужика уважать.

В отличие от генерала, утверждавшего, что народные массы не создавать, разрушать мастера, поэт считает, что именно народ — творец всех материальных и духовных ценностей.

Труд народа, построившего в невыносимых условиях величайшее по тому времени техническое сооружение — железную дорогу протяженностью в сотни верст,- свидетельство неиссякаемых его духовных сил. Вот почему поэт говорит, обращаясь ко всему молодому поколению:

Да не робей за отчизну любезную.

Вынес достаточно русский народ,

Вынес и эту дорогу железную

— Вынесет все, что господь ни пошлет!

Вынесет все — и широкую, ясную

Грудью дорогу проложит себе.

Жаль только — жить в эту пору прекрасную

Уж не придется ни мне, ни тебе.

Поэт отвергает показное генеральское народолюбие, за которым-презрение к народу и страх перед ним. С горькой иронией рисует Некрасов светлую сторону народной жизни (с точки зрения генерала). Почтенный лабазник (купец), нанимавший рабочих, так рассчитал их, что каждый подрядчику должен остался. Но при этом он держится как благодетель народа. Вот как купчина говорит со строителями-тружениками:

С богом теперь по домам — проздравляю!

Шапки долой, коли я говорю!

Бочку рабочим вина выставляю

И недоимку дарю!

Стихотворение завершается тягостным зрелищем рабского ликования:

Выпряг народ лошадей — и купчину

С криком ура! по дороге помчал.

Поэт-демократ снова и снова восстает против покорности, которая более всего мешает труженикам завоевать свои права. Сам этот гнев, выражающий чувства лучших людей России, помогал современникам Некрасова понять, что близится время, когда мужик разогнет свою спину горбатую и скинет всех, кто так удобно уселся на ней.

О влиянии Железной дороги на молодое поколение свидетельствуют воспоминания Г. В. Плеханова: Я был тогда в последнем классе военной гимназии. Мы сидели после обеда группой в несколько человек и читали Некрасова. Едва мы кончили Железную дорогу, раздался сигнал, звавший на.с на фронтовое учение. Мы спрятали книгу и пошли в цейхгауз за ружьем, находясь под сильнейшим впечатлением всего только что прочитанного нами. Когда мы стали строиться, мой приятель С. подошел ко мне и, сжимая в руке ружейный ствол, прошептал: Эх, взял бы я это ружье и пошел бы сражаться за русский народ!

Прославление революционного подвига в произведениях 70-х годов. Элегия (1874). В 70-е годы, когда в России широко разворачивается деятельность революционного народничества, а во Франции разгорается героическая эпопея Парижской коммуны, основная тема крупнейших произведений Некрасова — прославление революционного подвига, призыв к революционной борьбе. Этой теме посвящены поэмы Дедушка и Русские женщины. В них Некрасов обращается к прошлому, к эпохе декабристов. Поэт стремится показать преемственность между поколениями революционных борцов. Герой поэмы Дедушка (1870)-декабрист, вернувшийся из Сибири. Годы каторги и ссылки не сломили его, он продолжает проповедовать революционные идеи своей молодости, в духе этих идей воспитывает внука.

В поэме Русские женщины (1871 -1872) Некрасов воспевает подвиг жен декабристов. Первоначально поэму свою он назвал Декабристки, но потом дал ей заглавие Русские женщины, подчеркивая тем самым широкий обобщающий смысл созданных им образов. Читатель 70-х годов, думая о женах декабристов, не мог не вспомнить своих замечательных современниц, шедших в народ и отдававших жизнь делу революции.

Духовный облик лучших люден России 60-70-х годов XIX века отразился в стихотворении Элегия (1874), которое поэт назвал самым задушевным и любимым из последних своих стихов. В Элегии особенно отчетливо проявилась народность, составляющая сущность всего творчества Некрасова. Поэт выступает в этом стихотворении как страстный защитник и выразитель народных интересов.

Для поэта не существует грани между личными стремлениями и общественным долгом. В этом он не одинок: он идет по пути, проложенному Пушкиным,-вспомните послание К Чаадаеву, Деревню. Главный вопрос некрасовской Элегии: Народ освобож-ден, но счастлив ли на no звучит как самый задушевный, глубоко волнующий человека, л.чя которого счастье парода -это его личное счастье.

Некрасов напоминает читателю о великих освободительных тра- дициях русской поэзии, которая воспитывала в людях чувство гражданского долга, стремление к борьбе за свободу. В некрасов- ской элегии есть строки, напоминающие пушкинскую Деревню:

. Увы! пока народы

Влачатся в нищете, покорствуя бичам,

Как тощие стада по скошенным лугам,

Оплакивать их рок, служить им будет муза,

И в мире нет прочней, прекраснее союза.

Сравните с этими строками стихи Пушкина:

Склонясь на чуждый плуг, покорствуя бичам,

Здесь рабство тощее влачится по браздам

Некрасов говорит о пореформенной деревне, поэтому из его стихов исчезает образ неумолимого владельца, исчезает слово рабство, но остается главное: народы, покорствуя бичам, влачат жалкое существование. Сохраняется и выразительный глагол влачатся- идут через силу, едва передвигая ноги; остался и эпитет тощие, подчеркивающий степень народной нищеты. У Некрасова появилось еще и выразительное сравнение народа с голодным стадом, которое пасется на скошенном лугу.

Как и Пушкин в Деревне. Некрасов обращается с призывом к гражданам своей страны, наиболее чутко воспринимающим голос ЩШды и добра,- к молодому поколению:

Слово, которое не стареет (о Н. А. Некрасове)

Признайтесь честно: не пропускаете ли вы при чтении эпиграфы – строки, которые автор предпосылает своему произведению? Бывает с вами такое. Жаль! Ведь эпиграф не случайное украшение, он помогает нам правильно истолковать писательский замысел. И хотелось бы думать, что, встретив поэму Некрасова «Железная дорога», вы внимательно прочитаете эпиграф.
Это всего-навсего коротенький вагонный разговор. Ваня «в кучерском армячке» спрашивает у отца «в пальто на красной подкладке»: «Кто строил эту дорогу?»
Вы можете и не догадываться, что речь идёт о первой железной дороге из Петербурга в Москву, – дороге, построенной ещё в 1851 году, при ваших прапрадедах. Не всем известно, что пальто на красной подкладке носили генералы. Но даже и не зная всех этих подробностей, вы невольно улыбнётесь, прочитав ответ, который даёт отец своему сыну, одетому в «простонародное» – платье. По утверждению генерала, дорогу строил «граф Пётр Андреевич Клейнмихель».
Каждый понимает, что такое громадное дело не под силу одному. И, разумеется, «высокое начальство» – граф Клейнмихель не слишком утруждал себя на строительстве дороги. Всю тяжесть стройки вынесли на своих плечах русские крестьяне, землекопы, которым главноуправляющий путями сообщений Клейнмихель уплатил меньше трех рублей в месяц. Цифры сохранились в документах. Но много ли говорят нам, живущим в другое время, сухие цифры. Иное дело – поэзия. Только каменное сердце не содрогнётся при пронзительно-унылом, как осенний ветер, звучании некрасовских стихов:

. Прямо дороженька: насыпи узкие,
Столбики, рельсы, мосты.
А по бокам-то все косточки русские.
Сколько их! Ванечка, знаешь ли ты?

Вот он, правдивый, неприкрашенный образ того, кто в самом деле строил дорогу:

. Губы бескровные, веки упавшие,
Язвы на тощих руках,
Вечно в воде по колена стоявшие
Ноги опухли; колтун в волосах.

Как не похож этот изможденный лихорадкою крестьянин-белорус на благообразного, пряничного «мужичка», которого воображали себе иные любители «простого» русского народа, рядившие своих детей в нарядное кучерское платье.
Надо ли ещё приводить примеры из поэмы? Вы сами прочитаете – а иные, может быть, уже не в первый раз – горькие, страстные строки Некрасова. Они сохранили всю свою силу, хотя, пожалуй, нам трудно представить себе, какую бурю вызвали они в цензуре, когда были только что написаны. А сейчас хотелось бы обратить ваше внимание на то, что Некрасов здесь – да и в других своих стихотворениях – не оскорбляет народ жалостью. Он уважает его труд, верит в силы народа, в его будущее:

. Научись мужика уважать, –

говорит поэт мальчику Ване.

. Да не робей за отчизну любезную.
Вынес достаточно русский народ,
Вынес и эту дорогу железную –
Вынесет всё, что господь ни пошлёт!

Вынесет все – и широкую, ясную
Грудью дорогу проложит себе.
Жаль только – жить в эту пору прекрасную
Уж не придется – ни мне, ни тебе.

Конечно, автор «Железной дороги» не дожил и не мог дожить до этой поры. В 1821 году в семье помещика Некрасова родился сын, названный Николаем. Да, Николай Алексеевич Некрасов не был по своему рождению ни крестьянином, ни бедняком. Но отвращение и ненависть к среде, где он рос, вспыхнули рано в его сердце. Бессильные слёзы матери, измученной деспотом-мужем, причитания крепостных крестьянок провожающих своих близких в солдатчину, протяжные стоны бурлаков, оглашающие берега его родной Волги, звон кандалов на дороге, проходившей невдалеке от сельца Грешнева, – вот первые впечатления детства. Чужая боль глубоко задевала чуткого мальчика.
Не нужно, однако, представлять себе юного Некрасова слабым, слезливым. Бесстрашный наездник, смелый охотник, он уже подростком обнаруживал недюжинную силу воли. Она крепла вместе с испытаниями, а их поэту выпало достаточно.
Немалая твёрдость была нужна, чтоб вопреки желанию крутого отца остаться в Петербурге, прокладывать путь самому, голодать, холодать, занимаясь литературной подёнщиной – трудом, который оплачивался немногим лучше, чем труд землекопа. Железная выдержка потребовалась, чтобы устоять перед первой неудачей: сборник стихотворений «Мечты и звуки», на который юноша возлагал столько надежд, был плохо принят читателями и осужден самим Белинским!
Но, что губительно для слабой натуры, сильному впрок. Испытав на себе все жизненные тяготы, Некрасов слился душою со страдающим народом и завоевал право говорить от его лица. Все крепче и своеобразнее становились его стихотворения. Теперь и Белинский приходил в восторг от стихов Некрасова. Правдивые, скорбные, подчас хватающие за душу, как народная песня, подчас гневные, язвительные, написанные будничными, как будто обыкновенными, но такими весомыми словами, некрасовские строки вызвали горячую любовь друзей и ненависть врагов.
Враги. Редко у кого из поэтов было столько врагов, как у Некрасова. Ведь он не только писал стихи, приводящие в ярость всех «ликующих, праздно болтающих», он редактировал передовой журнал «Современник».
Журналу так же, как произведениям его редактора, постоянно угрожали ножницы цензора, над ним тяготела угроза полного запрещения. Спасая «Современник», Некрасов иной раз шёл на уступки, и за них он первый жестоко казнил себя. Порочащие поэта слухи тут же подхватывали явные враги и тайные недоброжелатели. Некрасова оскорбляли как человека, а любители внешне красивого укоряли его в пристрастии к низменным темам и грубым, «площадным» словам, утверждая, что в его стихах нет поэзии.
Хитрая клевета и прямые доносы, жестокие тиски цензуры, аресты одних друзей и вынужденный разрыв с другими, тяжёлая болезнь, подтачивающая силы, – вот какой была жизнь поэта, уже достигшего признания, славы. Удивительно ли, что в тяжелые минуты он чувствовал себя одиноким.

Ничьего не прошу сожаленья,
Да и некому будет жалеть. –

написал Некрасов незадолго до смерти.
Но едва были опубликованы эти горькие строки, откликнулись те, кто любил поэта.
«. Мы пожалеем тебя, любимый наш, дорогой певец народа, – писали ему студенты. – Из уст в уста передавая дорогие нам имена, не забудем мы и твоего имени и вручим его исцелённому и прозревшему народу, чтоб знал он того, чьих много добрых семян упало на почву народного счастья. »
Отозвался из далёкой ссылки и Чернышевский. Говоря о высоком благородстве и великом уме Некрасова, он сулил ему бессмертную славу.
Поэтическое слово Некрасова не померкло с годами. Опровергнув все злые предсказания, оно сохранило всю свою внутреннюю красоту.
По-прежнему поют люди «Коробейников», «Катерину» и другие песни Некрасова, давно ставшие народными. И вы все с первых лет жизни знаете и любите «Мужичка с ноготок», «Мазая», «Генерала Топтыгина» и другие стихи, посвящённые детям; кстати, к детям обращена и «Железная дорога».
Скоро вы будете читать и другие произведения поэта: «Мороз, Красный нос», «На Волге», «Рыцарь на час», «Русские женщины» и многое другое. И хотя темы, мучившие Некрасова, отошли в прошлое и как будто утратили злободневность, стихи его взволнуют, обожгут вас. Ведь глубокое, искреннее чувство и сильная мысль в сочетании с поэтическим талантом не стареют и не умирают.

Гражданственность лирики Некрасова

Лирика Н.А. Некрасова полностью соответствует нормам т.н. гражданской поэзии, которая ставит своей целью воспитание читателя. Некрасов создает стихотворный манифест Поэт и гражданин, представляющий собой их диалог: гражданин призывает защищать отчизну, а поэт всецело следует пушкинской традиции, т.е. считает, что ему все проблемы должны быть безразличны

Подразумевается, что прав гражданин, однако даже сам Некрасов не совсем с этим согласен. Отчасти это стихотворение он написал и для того, чтобы убедить самого себя в необходимости поэту выражать гражданскую позицию.

Особенности Лирики Некрасова

Подробно Некрасов описывает быт, также продолжая традиции Пушкина. Любая жизненная ситуация, даже самая трагическая, становится объектом его поэтического внимания.

Стихи Некрасова очень пессимистичны, часто его мрачный настрой контрастирует с природой: чем красивее окружающий пейзаж в стихотворении, тем хуже окажется жизнь.

Лирический герой Некрасова — это человек из толпы, дворянин, страдающий за народ. Сам он живет неправильно, из-за этого его мучает совесть. Его недостижимые гражданские идеалы — друзья, павшие в борьбе за народное счастье.

«Железная дорога»

Одной из главный тем лирики Некрасова является тема крестьянства. По мнению поэта, жизнь крестьянина — сущий кошмар. Но это тот самый народ, ради которого русскому человеку стоит жить.

В стихах регулярно звучит комплекс вины дворянина перед народом, поскольку высший класс часто ведет себя непозволительно грубо по отношению к крестьянам.

В этом отношении очень выразительно в этом отношении стихотворение Железная дорога, где речь идет о строительстве дороги между Москвой и Петербургом. Генерал разговаривает в купе поезда со своим сыном, а лирический герой вмешивается в их беседу и объясняет мальчику, что дорогу с огромным трудом и проблемами строили крестьяне.

Однако из этого стихотворения еще нельзя сделать вывод, поддержит ли молодое поколение позицию Некрасова.

«Несжатая полоса»

Другое стихотворение о жизни крестьян — Несжатая полоса, описывающее оставшуюся на поле полоску колосьев, которая ждет своего пахаря. А тот не может прийти, т.к. изнурен тяжелой работой.

Через описание одинокой, покинутой природы Некрасов позволяет читателю представить образ такого же одинокого печального крестьянина. А стал он таким, по большей части, из-за реформы 1861 года.

«Элегия»

В стихотворении Элегия Некрасов говорит о том, что жизнь крестьянина отнюдь не стала лучше после отмены крепостного права, скорее наоборот — оказавшись свободными, они вынуждены сами обеспечивать свой хлеб, а это нелегко.

Некрасов убежден, что страдания народа должны всегда оставаться главной темой русской поэзии.

«Размышления у парадного подъезда»

Логическим завершением этой темы является стихотворение «Размышления у парадного подъезда». Некрасов поражается долготерпению народа, выступает его защитником.

Он призывает дворянство прекратить угнетение простого народа. Это стихотворение уже можно назвать призывом к бунту; Некрасов не понимает, как могут крестьяне так долго молчать в ответ на подобное бессердечное отношение.

Нужна помощь в учебе?

Предыдущая тема: Пейзажная и любовная лирика Тютчева и Фета: два взгляда на мир
Следующая тема:&nbsp&nbsp&nbspОбличительный пафос и своеобразие поэзии Некрасова

Все неприличные комментарии будут удаляться.

Железная дорога

Славная осень! Здоровый, ядреный
Воздух усталые силы бодрит;
Лед неокрепший на речке студеной
Словно как тающий сахар лежит;

Около леса, как в мягкой постели,
Выспаться можно — покой и простор!
Листья поблекнуть еще не успели,
Желты и свежи лежат, как ковер.

Славная осень! Морозные ночи,
Ясные, тихие дни.
Нет безобразья в природе! И кочи,
И моховые болота, и пни —

Всё хорошо под сиянием лунным,
Всюду родимую Русь узнаю.
Быстро лечу я по рельсам чугунным,
Думаю думу свою.

Добрый папаша! К чему в обаянии
Умного Ваню держать?
Вы мне позвольте при лунном сиянии
Правду ему показать.

Труд этот, Ваня, был страшно громаден
Не по плечу одному!
В мире есть царь: этот царь беспощаден,
Голод названье ему.

Водит он армии; в море судами
Правит; в артели сгоняет людей,
Ходит за плугом, стоит за плечами
Каменотесцев, ткачей.

Он-то согнал сюда массы народные.
Многие — в страшной борьбе,
К жизни воззвав эти дебри бесплодные,
Гроб обрели здесь себе.

Прямо дороженька: насыпи узкие,
Столбики, рельсы, мосты.
А по бокам-то всё косточки русские.
Сколько их! Ванечка, знаешь ли ты?

Чу! восклицанья послышались грозные!
Топот и скрежет зубов;
Тень набежала на стекла морозные.
Что там? Толпа мертвецов!

То обгоняют дорогу чугунную,
То сторонами бегут.
Слышишь ты пение. «В ночь эту лунную
Любо нам видеть свой труд!

Мы надрывались под зноем, под холодом,
С вечно согнутой спиной,
Жили в землянках, боролися с голодом,
Мерзли и мокли, болели цингой.

Грабили нас грамотеи-десятники,
Секло начальство, давила нужда.
Всё претерпели мы, божии ратники,
Мирные дети труда!

Братья! Вы наши плоды пожинаете!
Нам же в земле истлевать суждено.
Всё ли нас, бедных, добром поминаете
Или забыли давно. «

Не ужасайся их пения дикого!
С Волхова, с матушки Волги, с Оки,
С разных концов государства великого —
Это всё братья твои — мужики!

Стыдно робеть, закрываться перчаткою,
Ты уж не маленький. Волосом рус,
Видишь, стоит, изможден лихорадкою,
Высокорослый больной белорус:

Губы бескровные, веки упавшие,
Язвы на тощих руках,
Вечно в воде по колено стоявшие
Ноги опухли; колтун в волосах;

Ямою грудь, что на заступ старательно
Изо дня в день налегала весь век.
Ты приглядись к нему, Ваня, внимательно:
Трудно свой хлеб добывал человек!

Не разогнул свою спину горбатую
Он и теперь еще: тупо молчит
И механически ржавой лопатою
Мерзлую землю долбит!

Эту привычку к труду благородную
Нам бы не худо с тобой перенять.
Благослови же работу народную
И научись мужика уважать.

Да не робей за отчизну любезную.
Вынес достаточно русский народ,
Вынес и эту дорогу железную —
Вынесет всё, что господь ни пошлет!

Вынесет всё — и широкую, ясную
Грудью дорогу проложит себе.
Жаль только — жить в эту пору прекрасную
Уж не придется — ни мне, ни тебе.

В эту минуту свисток оглушительный
Взвизгнул — исчезла толпа мертвецов!
«Видел, папаша, я сон удивительный,-
Ваня сказал,- тысяч пять мужиков,

Русских племен и пород представители
Вдруг появились — и он мне сказал:
«Вот они — нашей дороги строители. »
Захохотал генерал!

«Был я недавно в стенах Ватикана,
По Колизею две ночи бродил,
Видел я в Вене святого Стефана,
Что же. всё это народ сотворил?

Вы извините мне смех этот дерзкий,
Логика ваша немножко дика.
Или для вас Аполлон Бельведерский
Хуже печного горшка?

Вот ваш народ — эти термы и бани,
Чудо искусства — он всё растаскал!»-
«Я говорю не для вас, а для Вани. »
Но генерал возражать не давал:

«Ваш славянин, англо-сакс и германец
Не создавать — разрушать мастера,
Варвары! дикое скопище пьяниц.
Впрочем, Ванюшей заняться пора;

Знаете, зрелищем смерти, печали
Детское сердце грешно возмущать.
Вы бы ребенку теперь показали
Светлую сторону. «

Рад показать!
Слушай, мой милый: труды роковые
Кончены — немец уж рельсы кладет.
Мертвые в землю зарыты; больные
Скрыты в землянках; рабочий народ

Тесной гурьбой у конторы собрался.
Крепко затылки чесали они:
Каждый подрядчику должен остался,
Стали в копейку прогульные дни!

Всё заносили десятники в книжку —
Брал ли на баню, лежал ли больной:
«Может, и есть тут теперича лишку,
Да вот, поди ты. » Махнули рукой.

В синем кафтане — почтенный лабазник,
Толстый, присадистый, красный, как медь,
Едет подрядчик по линии в праздник,
Едет работы свои посмотреть.

Праздный народ расступается чинно.
Пот отирает купчина с лица
И говорит, подбоченясь картинно:
«Ладно. нешто. молодца. молодца.

С богом, теперь по домам,- проздравляю!
(Шапки долой — коли я говорю!)
Бочку рабочим вина выставляю
И — недоимку дарю. «

Кто-то «ура» закричал. Подхватили
Громче, дружнее, протяжнее. Глядь:
С песней десятники бочку катили.
Тут и ленивый не мог устоять!

Выпряг народ лошадей — и купчину
С криком «ура!» по дороге помчал.
Кажется, трудно отрадней картину
Нарисовать, генерал.

Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Добавить комментарий

;-) :| :x :twisted: :smile: :shock: :sad: :roll: :razz: :oops: :o :mrgreen: :lol: :idea: :grin: :evil: :cry: :cool: :arrow: :???: :?: :!: