Лирика Пушкина А

О лирике Пушкина говорить и трудно и легко. Трудно, потому что это разносторонний поэт. Легко, потому что это необычайно талантливый поэт. Вспомним, как он определил сущность поэзии:

“Свободен, вновь ищу союза
Волшебных звуков, чувств и дум”.

Пушкин уже к семнадцати годам был вполне сложившимся поэтом, способным соперничать с такими маститыми светилами, как Державин, Капнист. Поэтические строки Пушкина в отличие от громоздких строф Державина обрели ясность, изящество и красоту. Обновление русского языка, столь методично начатое Ломоносовым и Карамзиным, завершил Пушкин. Его новаторство нам потому и кажется незаметным, что мы сами говорим на этом языке. Бывают поэты «от ума». Их творчество холодно и тенденциозно. Другие слишком много внимания уделяют форме. А вот лирике Пушкина присуща гармоничность. Там все в норме: ритм, форма, содержание.
Пушкин, как никто, умел радоваться красоте и гармонии мира, природы, человеческих отношений, поэтому тема дружбы — одна из ведущих в лирике поэта. Через всю свою жизнь он пронес дружбу с Дельвигом, Пущиным, Кюхельбекером, зародившуюся еще в лицее.
Одно из первых стихотворений Пушкина, в котором отражена тема дружбы, было написано поэтом в пятнадцатилетнем возрасте. Это шутливое стихотворение «Пирующие студенты». В нём набросаны легкие поэтические портреты друзей, собравшихся у праздничного стола:

Писатель за свои грехи!
Ты с виду всех трезвее;
Вильгельм, прочти свои стихи,
Чтоб мне заснуть скорее.

Тема дружбы с особой полнотой раскрывается Пушкиным в его поэтическом шедевре «19 октября», написанном в 1825 году. Это стихотворение поэт посвятил годовщине открытия лицея. Его начальные строки овеяны грустью, вызванной обстоятельствами личной жизни.

Роняет лес багряный свой убор,
Сребрит мороз увянувшее поле,
Проглянет день как будто по неволе,
И скроется за край окружных гор.
Пылай, камин, в моей пустынной келье;
А ты, вино, осенней стужи друг,
Пролей мне в грудь отрадное похмелье,
Минутное забвенье горьких мук.

В это время Пушкин находился в ссылке и был лишён возможности встретиться с друзьями в знаменательный день их жизни. Но душой он был рядом с ними.
Горечь одиночества смягчается, когда в воображении поэта возникают образы милых его сердцу людей.

Друзья мои, прекрасен наш союз!
Он, как душа, неразделим и вечен –
Неколебим, свободен и беспечен,
Срастался он под сенью дружных муз.
Куда бы нас ни бросила судьбина
И счастье куда б ни повело,
Всё те же мы: нам целый мир чужбина;
Отечество нам Царское Село.
Спустя год после окончания лицея у Пушкина появляются новые взгляды. Поэт начинает шире смотреть на мир, который заставляет его почувствовать свою ответственность за то, что происходит с родной страной. Поэтому многие вольнодумные стихи Пушкина адресованы друзьям, единомышленникам. Таким является стихотворение «К Чаадаеву». Пушкин призывает своего старшего по возрасту приятеля посвятить отчизне души прекрасные порывы:

Пока свободою горим,
Пока сердца для чести живы,
Мой друг, отчизне посвятим
Души прекрасные порывы!

Столь же недвусмысленный призыв к восстанию содержится и в знаменитой оде Пушкина «Вольность». Главная мысль оды в том, что «вольность» возможна и в монархическом государстве, если монарх и народ строго следуют законам, в том числе и моральным. Пушкин призывает, но вместе с тем звучит предупреждение тиранам:

«Тираны мира! трепещите!»

Поэтические проклятия в их адрес занимают целую строфу:

Самовластительный злодей!
Тебя, твой трон я ненавижу
Твою погибель, смерть детей.
С жестокой радостию вижу.
Читают на твоем челе
Печать проклятия народы.
Ты ужас мира, стыд природы,
Упрек ты богу на земле.

На зловещем контрасте безмятежной природы и ужасов крепостничества строится стихотворение «Деревня». Произведение условно можно разделить на две части. Тема и настроение первой части резко отличается от темы и настроения второй, но, несмотря на это, части тесно связаны между собой. Их роднит и объединяет заложенная в стихотворении идея.
Первая часть — это «приют спокойствия», где все полно «счастья и забвенья».
От этих строк веет тишиной, покоем и прохладой:

Приветствую тебя, пустынный уголок,
Приют спокойствия, трудов и вдохновенья,
Где льётся дней моих невидимый поток
На лоне счастья и забвенья!

Казалось бы, по тону первой части ничто не предвещает взрыва негодования.
Но вторая часть стихотворения несет антикрепостническую направленность:

Но мысль ужасная здесь душу омрачает:
Среди цветущих нив и гор
Друг человечества печально замечает
Везде невежества губительный позор.
Не видя слёз, не внемля стона,
На пагубу людей избранное судьбой,
Здесь барство дикое, без чувства, без закона,
Присвоило себе насильственной лозой
И труд, и собственность, и время земледельца.

В этой части стихотворения тон авторской речи резко меняется. В словах поэта – гнев и негодование. Пушкин яростно изобличает и осуждает барское насилие над трудом крепостного народа. В заключительных строках стихотворения – раздумье автора:

Увижу ль, о друзья! народ не угнетенный
И рабство, падшее по манию царя,
И над отечеством свободы посвященной
Взойдет ли, наконец, прекрасная заря?

Но царь не внял призывам поэта. Пушкина ожидала ссылка. Правда, благодаря Жуковскому, северную ссылку заменили южной. Пушкин ощущал себя изгнанником, и это не могло не сказаться в его творчестве.
1820-1822 годы в творчестве Пушкина — расцвет романтизма. Наверное, наиболее подходящим примером романтической направленности поэта является стихотворение «Узник».
Основное содержание романтизма – выражение страданий души от несоответствия действительности идеалам: мир не таков, каким должен быть. И остро ощущающий это несоответствие романтический герой чувствует себя чужим в этом сером обыденном мире. Он одинок, он загнан в клетку. Отсюда центральные мотивы романтизма — тема свободы, бегства из тюрьмы в некий иной, недостижимый и манящий мир. Люди кажутся безликой массой, герой ищет свой мир вне толпы: там, где небо, море — стихия.

Мы вольные птицы; пора, брат, пора!
Туда, где за тучей белеет гора,
Туда, где синеют морские края,
Туда, где гуляем лишь ветер… да я.

Во время восстания декабристов Пушкин жил в Михайловском. Здесь его застала весть о жестокой расправе над ними. Он пишет замечательное стихотворение «В Сибирь», которое передает декабристам через Александру Муравьёву. Поэт призывает их «хранить гордое терпение», говорит о том, что их «скорбный труд» не пропадёт, что их дело будет продолжено единомышленниками и что «придёт желанная пора» — свобода.
Пушкин был не только единомышленником декабристов, его стихи воодушевляли их. Один из декабристов, Александр Одоевский, в стихотворении «Наш ответ» пишет Пушкину:

Наш скорбный труд не пропадёт:
Из искры возгорится пламя,
И просвещённый наш народ
Сберётся под святое знамя.

Каждое новое произведение было событием, переписывалось из рук в руки. Об этом говорится в стихотворении «Арион», написанном в 1927 году:

…А я — беспечной веры полн, —
Пловцам я пел.

Певец оказывается единственным, кто уцелел после «грозы». Но он остается верен своим убеждениям: «я гимны прежние пою».
Так же в лирике А. С. Пушкина мы находим размышления на тему значения поэта и поэзии и можем попробовать понять, какие ответы даёт великий русский поэт на некоторые из этих нелёгких вопросов.
Рассматривая эту тему в творчестве А. С. Пушкина, в первую очередь нужно обратиться к его поэтическому шедевру «Пророк», написанному в 1826 году.
Герой этого стихотворения находится в удручённом состоянии, он томим «духовной жаждой», и тут ему является посланник Божий «шестикрылый серафим». Вдруг с поэтом происходят чудесные, но мучительные превращения. Он наделяется необычной для человека остротой видения окружающего мира. Его ощущения описаны в следующих строках:

Перстами легкими, как сон,
Моих зениц коснулся он.
Отверзлись вещие зеницы,
Как у испуганной орлицы.

Далее Пушкин пишет:

Моих ушей коснулся он, —
И их наполнил шум и звон:
И внял я неба содроганье,
И горний ангелов полёт,
И гад морских подводный ход,
И дальней лозы прозябанье.

Теперь поэт посвящён в тайны мирозданья и одарён тонким чувством восприятия внешнего мира во всём его разнообразии. Он избавлен от сомнений и страха, но и этого мало, чтобы стать пророком:

И он мне грудь рассёк мечом,
И сердце трепетное вынул,
И угль, пылающий огнём,
Во грудь отверстую водвинул.

Открывшиеся для поэта возможности, с одной стороны, возвышают его над людьми, а с другой, — возлагают на него трудную задачу. «Бога глас» взывает к поэту:

Восстань, пророк, и виждь, и внемли,
Исполнись волею моей
И, обходя моря и земли, Глаголом жги сердца людей.

Такой видит свою миссию Пушкин. Он не пытается исправить людей, научить их, как нужно поступать, но, будучи поэтом, обращается к нашим сердцам. Можно сказать, что Пушкин раскрывает в этом стихотворении роль поэзии как чего-то возвышенного, стоящего над людьми, но не назидательного.
В 1836 году Пушкин написал стихотворение «Памятник», где он говорит о своей роли поэта. Пушкин выражает уверенность в том, что воздвигнутый им «памятник нерукотворный» даёт ему бессмертие. Великий поэт считает, что справился со своей ответственной миссией:

И долго буду тем любезен я народу,
Что чувства добрые я лирой пробуждал
Что в мой жестокий век восславил я свободу
И милость к падшим призывал.

Быть с друзьями в беде — священный долг каждого человека. Высокие чувства любви и дружбы неизменно сопутствуют Пушкину, не дают ему впасть в отчаянье. Любовь для Пушкина — высочайшее напряжение всех душевных сил.
Как бы ни был человек подавлен и разочарован, какой бы мрачной ни казалась ему действительность, приходит любовь — и мир озаряется новым светом. Самым изумительным стихотворением о любви, на мой взгляд, является стихотворение «Я помню чудное мгновенье». Пушкин умеет найти удивительные слова, чтобы описать волшебное воздействие любви на человека:

Душе настало пробужденье:
И вот опять явилась ты,
Как мимолетное виденье,
Как гений чистой красоты.

Даже общие контуры женского образа создают впечатление возвышенного, необычайно прекрасного.
Главное, что хотел донести автор этим стихотворением – светлую память о любви, радость от неожиданной, и от этого более сладостной, встречи с тем, что казалось утраченным навсегда.
В стихотворении «Я вас любил» показано, что настоящая любовь не эгоистическая. Это светлое, бескорыстное чувство, это желание счастья любимой. Пушкин находит удивительные строки, хотя слова совершенно простые, повседневные. Лишь одну метафору использует автор: «Любовь угасла не совсем». Наверно, именно в этой простоте и повседневности проявляется красота чувств и нравственная чистота:

Я вас любил так искренно, так нежно,
Как дай вам бог любимой быть другим

Особое внимание хотелось бы обратить на стихотворение «Мадонна». Это произведение Пушкин посвятил своей жене. Радость и счастье от долгожданного брака выразились в строках:

Исполнились мои желания. Творец
Тебя мне ниспослал, тебя, моя Мадонна,
Чистейшей прелести чистейший образец

Подводя итог, можно сказать, что Александр Сергеевич Пушкин не только раскрыл в своей поэзии тему роли поэта, но и всем своим творчеством доказал, что поэт действительно может быть пророком. Многое из того, о чём мечтал Пушкин, к чему призывал в своих стихах, сбылось. А самое главное – его поэзия до сих пор служит пробуждению в нас самых высоких и светлых чувств.

Анализ жанра стихотворения Пушкина «Осень»

Процесс поэтического вызревания, дающий в итоге обильную «жатву», показан в «Осени» Пушкина как естественное преломление творческих сил природы в сознании поэта. Баратынский в своей «Осени» не пишет о вечно возрождающейся природе. Она дает лишь «плод годовых трудов» «досужему селянину»; поэт-мыслитель, «оратай жизненного поля», не сбирает никакой жатвы. Жизнь природы, в сущности, минусирована у Баратынского. «Мертвящий душу хлад» настолько жуток и всеобъемлющ, что сковывает ледяным отчаянием и самую природу:

  • Зима идет, и тощая земля
  • В широких лысинах бессилья,
  • И радостно блиставшие поля
  • Златыми класами обилья,
  • Со смертью жизнь, богатство с нищетой, —
  • Все образы годины бывшей
  • Сравняются под снежной пеленой,
  • Однообразно их покрывшей:
  • Перед тобой таков отныне свет,
  • Но в нем тебе грядущей жатвы нет!

Здесь даже «но» последнего стиха, кажется, не возбуждает ощущения контраста между человеком и природой. Удел их одинаков. Судьба поэта, по Баратынскому, — творческое одиночество, герметическая замкнутость в самом себе. Он уверен, что «внутренней своей. Не передашь земному звуку». Не то что читатели не поймут, просто нельзя выразить себя. Выхода нет, и ни гибель, ни возникновение далеких звезд — ничто «не поражает ухо мира». Человек беззащитен перед лицом космоса, и ему лишь остается, «отряхнув видения земли», увидеть невдалеке «цветущий брег за мглою черной». Восприимчивый к поэзии читатель будет поневоле поражен и пафосом творческой свободы у Пушкина, и пафосом одинокого отчаяния у Баратынского. Эти впечатления достигают предельной силы потому, что оба поэта не просто оформляют словами свои мысли, но создают свой мирообраз, возникающий на уровне стилевой структуры каждого стихотворения.

Стиль пушкинской «Осени», как известно, синтетичен и абсолютно соответствует творческому заданию. Не раз отмечался в стихотворении сплав слов высокого лексического ряда, изначально окруженных поэтическим ореолом, со словами-прозаизмами, привносящими из быта в поэзию богатейший спектр непредвидимых ассоциаций. На этой основе создано естественное и свободное, спокойное и патетическое, полное доверия к миру содержание пушкинского стихотворения.

Сложно разветвленная метафорическая система «Осени» Баратынского всегда сохраняет ощущение границы того или иного плана содержания. Там, где у Пушкина все взаимопроницаемо и границы между структурными элементами принципиально размыты, там Баратынский оставляет рядоположность смысловых линий, стараясь не смешивать эмоций. Образы как будто схвачены холодом слишком проясненной мысли, теряющей непосредственную поэтичность. Баратынский как истинный поэт счастливо избегает холодноватого пафоса рассудочности, постигшего даже Тютчева в его славянофильских стихах, но все-таки в нем не хватает внутренней свободы и всеотзывчивости. Он слишком возвышенно-отвлечен от мира, напоминая тип Андрея Болконского у Л. Толстого. Когда, подобно Пушкину, Баратынский в «Осени» смело объединяет слова и выражения самой высокой или трагической патетики с обыденной, прозаической лексикой и фразеологией, он все равно не достигает синтетичности. В сочетаниях типа «завоет роща», «житейские бразды», «ухо мира», «лысины бессилья» и вообще в поэтической системе стихотворения все эти прозаизмы, как справедливо замечено, «теряют свою бытовую окраску, свою обыденность, неизменно воспринимаются читателем в высоком трагическом ключе».

В итоге стилевая структура «Осени» Баратынского оказывается аналитичной и несколько жестковатой, в противоположность структурной эластичности «Осени» Пушкина. Следует заметить также, что структура пушкинской «Осени» открывается по-разному соотносительно со стихотворениями Державина и Баратынского.

Место «Осени» в системе лирики Пушкина определяется прежде всего оригинальным соединением в ней лирического и эпического начал. Это не означает, что стихотворение принадлежит к обычному лирико-эпическому жанру; например, оно похоже на балладу с сюжетом и авторской эмоциональной окраской. Сюжета в общепринятом смысле в «Осени» нет. В ней наличествует эпичность временных и пространственных масштабов и, главное, эпичность внутреннего состояния. Отсюда соприкосновение «Осени» в существенных чертах структуры и жанра не столько с лирикой, сколько с романом в стихах Пушкина. Родство «Онегина» с «Осенью» — не новость в пушкинистике. Его достаточно глубоко охарактеризовал в уже упомянутой здесь статье Н.Л. Степанов. Исследователь отметил и реалистическую насыщенность обоих произведений, и единство в них эпического и лирического начал, и перенос принципов прозы в поэзию, и общность авторской манеры обращения к читателю, и иронию. Особенно важным представляется утверждение Н.Л. Степанова, что, «как и в «Евгении Онегине», Пушкин здесь основывает лирическое повествование на отступлениях от основной темы, на объединении разнородного материала». Однако все эти черты родства «Онегина» и «Осени» зависят от решения самого главного и самого трудного вопроса: какова функция лирического «я» в значимой структуре стихотворения.

Вопрос этот не вполне прояснен. Н.Л. Степанов считает, что «автор здесь не лирический герой, не эмоциональный центр стихотворения, а повествователь, рассказывающий обо всем с эпической обстоятельностью и объективностью»; и далее, уже окончательно: «. поэт не выдвигает свое лирическое «я» на первое место» (8)*. В то же время Д.К. Мотольская и К.И. Соколова, говоря об «Осени», полагают, что «»Я» поэта эстетически господствует во всей структуре стихов». Столь взаимоисключающие суждения по вопросу, который, казалось бы, должен иметь однозначное решение, создают литературоведческий казус и позволяют заново обратиться к материалу. К тому же формы выражения авторского сознания в лирике стали сейчас предметом широкой научной полемики.

В лирическом стихотворении о природе всегда существуют структурные отношения между двумя главными зонами, двумя смысловыми сгущениями — автором (авторским сознанием) и природой. Эти отношения складываются по-разному, и в пушкинской «Осени» таковы, что автор и природа, с одной стороны, являются равноправно суверенными образами-центрами, а с другой — они же взаимоподчиняемы, поскольку находятся во встречном смысловом движении. Нечто подобное происходит и в «Евгении Онегине», где парадоксально соотносятся друг с другом структурные зоны автора и героев. Возникает «расщепленная двойная действительность», в которой автор приравнивается к своим героям как персонаж и в то же время находится в иной, высшей плоскости как создатель героев и романа в целом. В «Осени» автор творит художественный мир, свободно распоряжаясь в нем и окрашивая природу своими субъективными эмоциями. Но «Осень» написана о том, что именно природа в ее неистребимом круговороте творит самого художника и, пользуясь его вдохновением, создает свой удвоенный облик. Личность художника в момент наивысшего творческого выражения уже перестает быть только личностью, но переступает ее границы, замещая собой все сущее: явления природы, время и пространство, леса и моря, корабль, матросов и т. д. Таков автор «Осени».

Анализ стихотворения А. С. Пушкина «Поэт»

Стихотворение «Поэт» было написано в 1827 году, когда Пушкин начал все чаще задумываться о своем предназначении.
Тема поэта и поэзии прошла через все творчество Пушкина. Стихотворение «Поэт» в этом плане не является исключением. В этом стихотворении автор говорит о поэте как о неземном существе, для которого обыденная жизнь среди обычных людей – это оковы, мешающие проснуться его душе.
Проблема взаимоотношений певца чувств и общества очень важна для Пушкина, так как он сам поэт, который хочет донести людям прекрасное, сделать их серую жизнь цветной. Но вместе с тем он понимает, что в суете его талант, его благородная цель может погибнуть как сорванный и брошенный цветок. Именно поэтому первая часть стихотворения написана в таком пессимистическом настроении. Понять все чувства автора читателю помогают эпитеты, яркие и точные, н6есущие огромную эмоционально-смысловую нагрузку. Например, «суетный свет», «хладный сон»,»детей ничтожных». И как противоположны по настроению эпитеты второй части стихотворения: «божественный глагол», «гордая голова», «широкошумные дубровы».
Разделение стихотворения на две части как нельзя лучше показывает изменение чувств лирического героя. Первая часть – это жизнь поэта без вдохновения, под гнетом обыденности до прихода Музы. Автор показывает, что без творчества поэт не может существовать, что он задыхается в серой массе жизненных проблем:
Молчит его святая лира;
Душа вкушает хладный сон,
И меж детей ничтожных мира,
Быть может всех ничтожней он.
А вторая часть – это период сотворения поэтом чего-то нового. И тогда уже ничто в целом мире не может сломить великую силу поэта, его голос проникающий повсюду. Он как бы становится выше всех людей, для него исчезает все вокруг, и он остается один на один со своим творчеством. Это и есть, по мнению Пушкина, истинное счастье поэта.
В первой части стихотворения способ рифмовки — перекрестная; в первом и третьем четверостишиях второй части – кольцевая, а во втором — перекрестная. Мне кажется, что способ рифмовки первой части и второго четверостишия второй части совпадают, потому что в них говориться об одном и том же — о взаимоотношениях поэта и общества.
Но все-таки, как бы ни различны были части стихотворения, в каждой из них Пушкин утверждает идею о том, что поэт – это необычный человек, живущей своей, ни на чью не похожей жизнью и обладающий сложной, но вместе с тем прекрасной судьбой. Недаром Пушкин сравнивает душу поэта с пробудившимся орлом – сильной, гордой и бесконечно свободной птицей…

264157 человек просмотрели эту страницу. Зарегистрируйся или войди и узнай сколько человек из твоей школы уже списали это сочинение.

Рекомендуем эксклюзивные работы по этой теме, которые скачиваются по принципу «одно сочинение в одну школу»:

/ Сочинения / Пушкин А.С. / Разное / Анализ стихотворения А. С. Пушкина «Поэт»

Смотрите также по разным произведениям Пушкина:

«Зимняя дорога» А. Пушкин

Сквозь волнистые туманы
Пробирается луна,
На печальные поляны
Льет печально свет она.

По дороге зимней, скучной
Тройка борзая бежит,
Колокольчик однозвучный
Утомительно гремит.

Что-то слышится родное
В долгих песнях ямщика:
То разгулье удалое,
То сердечная тоска…

Ни огня, ни черной хаты…
Глушь и снег… Навстречу мне
Только версты полосаты
Попадаются одне.

Скучно, грустно… Завтра, Нина,
Завтра, к милой возвратясь,
Я забудусь у камина,
Загляжусь не наглядясь.

Звучно стрелка часовая
Мерный круг свой совершит,
И, докучных удаляя,
Полночь нас не разлучит.

Грустно, Нина: путь мой скучен,
Дремля смолкнул мой ямщик,
Колокольчик однозвучен,
Отуманен лунный лик.

Дата создания: ноябрь—декабрь 1826 г.

Анализ стихотворения Пушкина «Зимняя дорога»

Александр Пушкин является одним из немногих русских поэтов, которому в своих произведениях удавалось мастерски передавать собственные чувства и мысли, проводя удивительно тонкую параллель с окружающей природой. Примером тому может служить стихотворение «Зимняя дорога», написанное в 1826 году и, как считают многие исследователи творчества поэта, посвященное его дальней родственнице – Софии Федоровне Пушкиной.

У этого стихотворения есть довольно печальная предыстория. Мало кому известно, что с Софьей Пушкиной поэта связывали не только родственные узы, но и весьма романтические отношения. Зимой 1826 года он сделал ей предложение, однако получил отказ. Поэтому вполне вероятно, что в стихотворении «Зимняя дорога» таинственная незнакомка Нина, к которой обращается поэт, и является прообразом его возлюбленной. Само же путешествие, описанное в данном произведении – не что иное, как визит Пушкина к его избраннице с целью решить вопрос о бракосочетании.

С первых строк стихотворения «Зимняя дорога» становится ясно, что поэт пребывает отнюдь не в радужном настроении. Жизнь представляется ему унылой и беспросветной, как «печальные поляны», через которые зимней ночью мчится карета, запряженная тройкой лошадей. Мрачность окружающего пейзажа созвучная тем чувствам, которые испытывает Александр Пушкин. Темная ночь, тишина, изредка нарушаемая звоном колокольчика и унылой песне ямщика, отсутствие селений и вечный спутник странствий – полосатые верстовые столбы – все это заставляет поэта впасть в некую меланхолию. Вполне вероятно, что автор заранее предчувствует крах своих матримониальных надежд, однако не хочет себе в этом признаваться. Для него образ возлюбленной является счастливым избавлением от утомительного и скучного путешествия. «Завтра к милой возвратясь, я забудусь у камина» — с надеждой мечтает поэт, рассчитывая на то, что конечная цель с лихвой оправдает длительное ночное путешествие и позволит в полной мере насладиться покоем, уютом и любовью.

В стихотворении «Зимняя дорога» есть и определенный скрытый смысл. Описывая свое путешествие, Александр Пушкин сравнивает его с собственной жизнью, такой же, по его мнению, скучной, унылой и безрадостной. Лишь некоторые события вносят в нее разнообразие наподобие того, как ямщицкие песни, удалые и грустные, врываются в ночную тишину. Однако это – лишь короткие мгновения, которые не способны изменить жизнь в целом, придать ей остроту и полноту ощущений.

Не стоит также забывать, что к 1826 году Пушкин был уже состоявшимся, зрелым поэтом, однако его литературные амбиции не были удовлетворены в полной мере. Он мечтал о громкой славе, а в итоге высшее общество фактически отвернулось от него не только из-за вольнодумства, но и благодаря безудержной любви к азартным играм. Известно, что к этому времени поэт сумел промотать довольно скромное состояние, доставшееся ему в наследство от отца, и рассчитывал поправить свои финансовые дела благодаря браку. Не исключено, что Софья Федоровна все же питала к своему дальнему родственнику теплые и нежные чувства, однако страх окончить свои дни в нищете вынудил девушку и ее семью отклонить предложение поэта.

Вероятно, предстоящее сватовство и ожидание отказа стали причиной столь мрачного расположения духа, в котором Александр Пушкин пребывал во время поездки и создал одно из самых романтичных и печальных стихотворений «Зимняя дорога», наполненных грустью и безысходностью. А также верой в то, что, возможно, ему удастся вырваться из порочного круга и изменить свою жизнь к лучшему.

Эпитеты, метафоры, олицетворения

В тексте имеются такие средства художественной выразительности:

  • олицетворения – «пробирается, льет свет луна», «докучных (надоедливых, лишних) удаляя, полночь …не разлучит», «печальные поляны» — позволяют автору на время долгого скучного пути «сконструировать» собеседника, придать тексту живость и образность;
  • эпитеты – «борзая (резвая) тройка», «разгулье удалое», «сердечная тоска», «версты полосаты», «мерный круг», «лунный лик» — создают уникальную содержательность и ориентируют читателя на особое эмоциональное восприятие;
  • метафоры — «льет свет», «отуманен лик» — живо создают неопределенную атмосферу лунного вечера;
  • многочисленные примеры инверсии – «пробирается луна, льет …свет она», «что-то слышится родное», «версты полосаты», «стрелка часовая», «путь мой скучен», «круг свой», «смолкнул ямщик» — позволяют выстроить рифму и сделать акцент на финальном слове;
  • катахреза (сочетание несовместимых по значению, но образующих смысловое целое слов) «льет печально» подтверждает, что в стихотворении все проникнуто печалью, даже свет;
  • многосоюзия — «то разгулье, то тоска…», «ни огня, ни… хаты» — отражают противоречивое настроение лирического героя, его горячее желание человеческого общения;
  • лексический повтор – «Завтра, Нина, завтра к милой…» — отражает нетерпение поэта;
  • антонимы — «разгулье — тоска»;
  • многочисленные умолчания – «глушь и снег…», «…только версты попадаются…», «Скучно, грустно…» говорят об отчаянии, охватившем одинокого путника, его поиске утешения и сочувствия.
  • оксюморон — «загляжусь не наглядясь» — отражает силу чувства лирического героя.
    Оборот «версты полосаты» обозначает верстовые столбы, которые были выкрашены в полоску, чтобы выделялись среди сугробов.

В тексте имеется примета высокого стиля – слово «лик». Общую тягостную атмосферу создают многочисленные повторы — «на печальные поляны льет печальный свет она», «тоска», «скучно, грустно…», «грустно, … путь мой скучен». Мечты одинокого путника о тепле, уюте, треске камина и приятном обществе обрывает все тот же звон ненавистного колокольчика.

Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Добавить комментарий

;-) :| :x :twisted: :smile: :shock: :sad: :roll: :razz: :oops: :o :mrgreen: :lol: :idea: :grin: :evil: :cry: :cool: :arrow: :???: :?: :!:

Adblock detector