Историзм в — Капитанской дочке — Александра Пушкина

Роман «Капитанская дочка» – «прощальное» произведение А.С. Пушкина, он вырастал из его трудов по истории России. Работая над историческим романом, писатель опирался на опыт английского романиста Вальтера Скотта и первых русских исторических романистов (М. Н. Загоскина, И.И. Лажечникова). Но широта проблематики, затронутой в «Капитанской дочке» не позволяет этому произведению называться чисто историческим. Пугачевский бунт – это лишь материал для сочинения. Здесь есть и семейная хроника Гриневых, и биография самого

«Капитанская дочка» имеет заметное отклонение от принципов жанра исторического романа. Историческая проза вообще представляет собой сочинения историков (или просто людей, увлекающихся историей), ставивших своей задачей не только установление, осмысление фактов прошлого, но и яркое, живое их изображение. Этот жанр предполагает рассказ об эпохе или каком-то

Роман охватывает гораздо больший период, чем восстание Пугачева. Это становится ясно из разговоров персонажей, в которых мы встречаем множество упоминаний о событиях других времен: от Смутного времени (Гришка Отрепьев) до «кроткого царствования» Александра I.

В романе одинаково важны и тесно переплетены история государства и история жизни человека. Рассказ Петра Гринева о своей жизни как бы подтверждает подлинность и объективность его свидетельств об историческом событии. И его точка зрения господствует в романе, все события даны его глазами. Однако при внимательном прочтении мы обнаруживаем и другие мнения, хотя и не столь явно выраженные. Так, например, центральная историческая фигура – Емельян Пугачев. Его характеристика дается двумя разными группами: бунтовщиками (т.е. народом) и дворянами. В романе мы видим столкновение этих двух лагерей, столкновение их мнений, образов жизни, мировоззрений. И выразителем взглядов бунтовщиков по большей части является именно Пугачев; из его уст мы слышим эту известную сказку про орла и ворона, как нельзя лучше выражающую стиль жизни и самого Пугачева, и его приспешников. Кстати, эта сказка, на наш взгляд, является, помимо композиционного компонента, еще и своеобразной стилизацией Пушкина под классическую историческую прозу. Так, известно, что для подобной литературы эпохи Средневековья была характерна нерасчлененность с фольклором, т.е. в ней присутствовало множество сказаний, преданий, сказок.

Таким образом, возвращаясь к теме, становится очевидным, что Пушкин затронул вопрос, в некоторой степени философский, – о том, на каком принципе должно основываться государство. Так что можно говорить о противопоставлении не дворян и крестьян, а шире – власти и народа. А не это ли является центральной темой произведений на историческую тему со времен зарождения этого жанра в античный период и до современных сочинений?

Народ для Пушкина – это и Пугачев с его сподвижниками, «господами енералами», и изуродованный башкирец, и капитан Миронов, и Маша, и Савельич, и многие другие. Все они разные: кто-то стремится к мирной семейной жизни, а кто-то с кровавым оружием в руках всеми силами добивается своей не очень понятной цели. Различаются они и своим отношением к власти, символами которой в романе являются Екатерина I и Пугачев. Те, кто следовал за Пугачевым, видели в нем «народного царя», воплощающего их мечту о сильной, мудрой и справедливой власти; другие же видели разбойника и душегуба, оставаясь верными Екатерине. Но и те, и другие стремились к одному – к милосердной и гуманной власти. Можно было бы считать за основу закон, но он не может полностью удовлетворить обе стороны (и дворян, и крестьян), кто-то будет обязательно недоволен. Если же найти в своем роде среднее арифметическое в применении закона к противоборствующим сторонам, то недовольными останутся обе.

По Пушкину, история – некая сила, действующая независимо от людей, неподвластная им и даже иногда враждебная им. Для обитателей Белогорской крепости и Гринева она оказалась именно враждебной, она разрушила их мирный быт, подвергла суровым испытаниям, которые для кого-то обернулись гибелью (капитан Миронов, Василиса Егоровна). История, эта стихия, проверяла на прочность волю, мужество, верность долгу и чести. Однако для двух влюбленных, которые уже не верили в возможность совместного счастья, – Маши Мироновой и Петра Гринева – она стала той силой, которая свела их снова вместе. Таким образом, Пушкин показал тесное сплетение индивидуального, частной жизни с общим историческим процессом, что, как мы понимаем, является неотъемлемой частью нашего реального бытия.

То есть Пушкин видел в истории две стороны – темную и светлую, гуманную и бесчеловечно-жестокую. Именно исторические испытания выявляют скрытые качества: героизм и стойкость (Гринев) или подлость (Швабрин). Через историю, как через сито, просеиваются герои, и тот, кто честен и милосерден, – выживает и награждается счастьем, а того, кто низок душой, настигает кара.

Стоит, однако, отметить, что Пушкин немаловажную роль в истории отдавал воле случая. Вспомнить хотя бы случайную встречу в буран Гринева с бородатым мужиком, который совершенно неожиданно в дальнейшем будет иметь непосредственное влияние на судьбу молодого человека.

Так понимал Пушкин историю – как столкновение, борьбу враждующих сторон, без них история не существует. Без ложного пафоса можно с уверенностью утверждать, что писатель в полной мере сумел изобразить это в своем романе. Как утверждают исследователи творчества Пушкина, в период написания произведения он был увлечен утопической мечтой об обществе, построенном на принципах гуманности. Эта идея была тогда, что называется, «в моде» и, следовательно, овладела умами многих, таким образом, Пушкину удалось передать настроение, «дух» как того, пугачевского времени, так и своего.

Жанр произведения капитанская дочка пушкина

1836 год. Пушкин заканчивает работу над «Капитанской дочкой», произведением сложным и глубоким, отмеченным исторической правдой, сильным чувством и виртуозным мастерством.
А начиналось все так. Уже с начала 1830-х годов тема крестьянского восстания становится важной для Пушкина. И летом 1833 года он добивается разрешения на длительную поездку по местам пугачевского восстания. Это путешествие длилось четыре месяца. В Оренбургской губернии были еще живы люди, помнившие Емельяна Пугачева. И вот осенью 1833 года поэт возвращается в столицу с «Историей Пугачева». Этот труд был первым научным исследованием «русского бунта», исследованием смелым, необычным для того времени. Пушкин писал в нем, что «весь черный народ был за Пугачева», а «дворянство было открытым образом на стороне правительства», так как цели и интересы их были слишком «противуположны». Поэт не боялся здесь говорить осмысленную им правду. Но Пушкин задумал создать еще одно произведение, посвященное событиям пугачевского восстания.
Исторический процесс представлялся поэту как бесконечная цепь, где звеньями были люди, а начало и конец ее терялись во времени. История по Пушкину – это поток, протекающий через дом человека, через его личную, частную жизнь. Поэт считал, что в истории человек остается благодаря чувству собственного достоинства, доброте, широте и богатству души, а не орденам и царской благосклонности. История для Пушкина – это не научная абстракция, а живая связь живых людей, в лицах, «в колпаке и халате». Эта живая связь означала преемственность поколений, когда каждый последующий уважает и хранит опыт отцов, приумножает духовные ценности предков. Поэтому и общественный прогресс поэт связывал не с техническими открытиями, а с достижениями культуры, с развитием духовного мира человека. Многие из этих мыслей так или иначе претворились в «Капитанской дочке».
Жанр этого произведения до сих пор вызывает споры. Что это? Повесть? Роман? Историческая хроника? Семейные записки? Это не мемуарная литература – она создается только на основе фактического материала. А здесь многое принадлежит художественному вымыслу. По этой же причине нельзя отнести «Капитанскую дочку» и к семейным запискам, хотя написано произведение в форме семейной хроники. Следовательно, это повесть или исторический роман. Современное литературоведение склоняется к первому. Тем не менее повесть эта содержит исторический материал, написана в форме семейных записок и представляет собой мемуары уже стареющего Гринева. Здесь мы видим, как в самом жанре произведения отразилось пушкинское понимание историзма: важные общественные события поэт изображал через судьбы людей.

Жанр произведения капитанская дочка пушкина

Эпистолярный жанр повести А.С.Пушкина «Капитанская дочка»
Письма в пушкинские времена были чуть ли не главным средством коммуникации. С появлением светской литературы эпистолярный жанр обретает новую жизнь, становится художественным средством. Появляются повести и романы в письмах. Это, конечно, было вызвано стремлением подражать французской литературе, в частности Руссо <ведь роман «Юлия, или Новая Элоиза» был написан в виде писем).
Использует этот прием и Пушкин. Причем в его произведениях письмо,- выражение мыслей и чувств на бумаге, становится своеобразной проверкой для героя. «Ум» и «сердце», «чувства» и «разум» обязательно соседствуют в письмах пушкинских героев, что позволяет расценивать их с этих позиций.
Пушкинская «Капитанская дочка», кстати, вся написана в виде большого письма, послания, «записок» — так определяет их сам Пушкин, — написанных Петром Гриневым и адресованных, возможно, внукам.
Но начнем не с этого. Как же влияют письма на развитие действия? Какова их художественная роль в структуре повести? Итак, с одной стороны, жанр исторического повествования определял задачи произведения — полностью раскрыть эпоху, но с другой — само название («Капитанская дочка») обнаруживает еще один план произведения — показать простую человеческую жизнь, понять человека в своем времени, его интимные, духовные и общественные стремления. Причем оба эти плана взаимосвязаны.
Поэтому можно говорить о нескольких пластах в повести: историческом, личном, общественном, психологическом и бытовом. При раскрытии их огромную роль играют письма героев, вносящие живую струю в произведение.
Есть в произведении письма, описывающие исторические события или предвещающие их. Письмо генерала капитану Миронову даже написано подобно исторической записке как на лексическом, так и на стилистическом уровне и является завязкой исторического конфликта. Само письмо построено как целостное произведение, Сначала экспозиция — вводится образ Пугачева, «раскольника», «злодея», «самозванца». Затем идет динамичная картина его действий, созданная с помощью обилия глагольных форм — «собрал», «произвел», «разорил», «учинял». И вывод — приказ отразить, а то и истребить «указанного злодея».
Но это письмо поднимает не только исторические, но и бытовые, и философские вопросы. Так, например, приписка «по секрету» обьпрывается Пушкиным в добром и немного ироничном ключе при описании п опытки Ивана Кузмича скрыть положение дел от Василисы Егоровны. Употребление же единственного числа по отношению всех действий Пугачева как бы создает образ его одиночества. Именно за этим письмом следует вопрос, поставленный Гриневым, который можно расценивать как риторический: «Как ты думаешь, чем это кончится?»
Есть в произведении упоминание и о другом письме с историческим контекстом (воззвание Пугачева). Противопоставление двух этих посланий служит созданию характеристик обоих лагерей. Это начальная точка сравнения их (эта тема будет развита далее при описании двух советов).
Письма Зурина Гриневу, отца Гринева Петруше и Савельичу, оренбургскому генералу раскрывают бытовой и нравственный конфликты. Не’ случайно при прочтении последнего письма генерал постоянно делает поправки от себя, что создает образ единения написанного и действительного, на страницы романа входит мотив правды жизни, что соответствует идеям реалистического произведения.
Письмо Маши является кульминацией как личного, так и психологического конфликтов (полностью раскрываются характеры Маши, Швабрина и Гринева).
Пушкин не ограничивается этими письмами и посланиями. В приписке издателя вкратце дается текст еще одного письма (Екатерины И отцу Гринева). Причем в нем поднимается одна из главных проблем всего произведения — согласие ума и сердца, Царица расточает «похвалы уму и сердцу дочери капитана Миронова».
Итак, письма помогают раскрытию конфликта. Но это не единственная их роль в произведении. Большое значение имеют они и в композиции, повороте сюжета, и в раскрытии характера героя. Каждое письмо опровергает намерение или предположение, сделанное раньше, и совершенно неожиданно направляет события в другое русло.
Рассмотрим их согласно «хронологии» романа. Все «блестящие надежды» Петруши «рушатся», ибо отец его пишет письмо не князю Б., а старинному своему товарищу, что, в общем-то, и является началом всех событий, произошедших с Гриневым-младшим, можно даже сказать, что это и есть завязка всего произведения.
Текст письма появляется на страницах романа позже и вновь рушит все надежды Гринева (эпизод с «ежовыми рукавицами»). Этим постоянным навязыванием воли отца сыну Пушкин поднимает еще один вечный вопрос русской литературы — проблему «отцов» и «детей», «мудрости и неопытности».
Письмо Зурина Гриневу является своеобразной экспозицией характера Петра Андреевича, ибо заставляет его перейти к решительным мерам («сейчас» или «никогда»)! Письма отца Гринева Петру и Савельичу есть развитие любовного и психологического конфликтов, вновь изменяют они привычный ход событий, поворачивают сюжет (открывается невозможность Маши и Гринева быть вместе; раскрываются характеры отца Петра Андреевича, Маши, Петра и Швабрина).
Письмо передает негодование отца. «Сын мой Петр!» — начинается оно, и фраза эта, благодаря восклицательному знаку и всему фонетическому построению, звучит как приговор. И становится ясно, почему Петр Андреевич с первых же строк увидел, что «все дело пошло к черту».
Обращение же к Савельичу еще более сурово. «Стыдно тебе, старый пес!», «пошлю свиней пасти!» — пишет ему отец Гринева. У Но все же Пушкин изображает его и как отца, заботящегося как о физическом («Хорошо ли его залечили?»), так и о духовном («Что из тебя будет?») здоровье сына.
В ответном письме Савельич пытается вернуть все на прежнее место. «Грамота» его имеет кольцевую композицию (повествование начинается и заканчивается пересказом письма оппонента), что, возможно, символизирует попытку помирить отца с сыном и «восстановить» ход событий жизни.
Но приходит еще одно, уже секретное письмо, меняющее не только судьбу Гринева, но и судьбу всех обитателей Белогорской крепости. Потом в крепости появляется уже знакомый по письму «злодей» Пугачев, который грабит и убивает, но по счастливой случайности спасает Гринева.
Преподнесенный «злодею» Савельичем список «разграбленного добра» и последующий «припадок великодушия» вождя бунтовщиков не позволяют расценивать Пугачева лишь как тирана и «кровопийцу».
Отпущенный Пугачевым Гринев приезжает в Оренбург. Но там, среди своих, он не находит поддержки у чиновников. И лишь письмо Маши побуждает его пойти против бездеятельной политики «осторожности» и «благоразумия».
Важна роль этого письма и в раскрытии образа Маши. Смирение пред Богом («Богу было угодно», «молю Бога!») и девичья гордость («легче. умереть, нежели сделаться женою такого человека») сочетаются в ней. Большое значение имеет письмо в развитии сюжета и раскрытии других характеров (благородство Гринева, великодушие Пугачева и подлость Швабрина).
Маша спасена и отправляется вместе с Савельичем к родителям Гринева. И вот. в «самую минуту», когда будущая жизнь стала представляться в какой-то степени улаженной, «неожиданная гроза поразила» Петрушу.
Новым ударом становится секретная бумага, пришедшая Зурину и содержащая предписание об аресте Петра. Можно сказать, что письма в контексте романа и есть сама жизнь, непредсказуемая и изменчивая. Так внезапно меняется и уклад жизни в имении Гриневых после получения письма от князя Б., извещающего об аресте Петра Андреевича.
Кажется, что дело непоправимо, ведь благородство Гринева не позволяет ему вмешивать Машу. Но она пишет прошение Екатерине и отправляется в Петербург, дабы лично вручить его ей.
И совершенно случайно встретившись с царицей, передает ей письмо, что исправляет все положение. Это и есть развязка всей повести, именно на этом заканчиваются записи Гринева.
Подведем итоги. Письма героев не только помогают развитию сюжета, композиции, но и раскрывают характеры героев, их мысли и чувства. Кстати, речь героев индивидуализирована даже в письмах, что создает живую характеристику их образов, помогает лучше понять их действия.

Жанр произведения капитанская дочка пушкина

В основе повести лежат записки пятидесятилетнего дворянина Петра Андреевича Гринёва, написанные им во времена царствования императора Александра и посвященные «пугачёвщине», в которой семнадцатилетний офицер Пётр Гринёв по «странному сцеплению обстоятельств» принял невольное участие.

Петр Андреевич с легкой иронией вспоминает свое детство, детство дворянского недоросля. Его отец Андрей Петрович Гринёв в молодости «служил при графе Минихе и вышел в отставку премьер-майором в 17… году. С тех пор жил в своей симбирской деревне, где и женился на девице Авдотье Васильевне Ю., дочери бедного тамошнего дворянина». В семье Гринёвых было девять человек детей, но все братья и сестры Петруши «умерли во младенчестве». «Матушка была ещё мною брюхата, — вспоминает Гринёв, — как я уже был записан в Семёновский полк сержантом». С пятилетнего возраста за Петрушей присматривает стремянной Савельич, «за трезвое поведение» пожалованный ему в дядьки. «Под его надзором на двенадцатом году выучился я русской грамоте и мог очень здраво судить о свойствах борзого кобеля». Затем появился учитель — француз Бопре, который не понимал «значения этого слова», так как в своём отечестве был парикмахером, а в Пруссии — солдатом. Юный Гринёв и француз Бопре быстро поладили, и, хотя Бопре по контракту обязан был учить Петрушу «по-французски, по-немецки и всем наукам», он предпочёл скоро выучиться у своего ученика «болтать по-русски». Воспитание Гринёва завершается изгнанием Бопре, уличённого в беспутстве, пьянстве и небрежении обязанностями учителя.

До шестнадцати лет Гринёв живёт «недорослем, гоняя голубей и играя в чехарду с дворовыми мальчишками». На семнадцатом году отец решает послать сына на службу, но не в Петербург, а в армию «понюхать пороху» да «потянуть лямку». Он отправляет его в Оренбург, наставляя служить верно «кому присягаешь», и помнить пословицу: «береги платье снову, а честь смолоду». Все «блестящие надежды» молодого Гринёва на весёлую жизнь в Петербурге разрушились, впереди ожидала «скука в стороне глухой и отдалённой».

Подъезжая к Оренбургу, Гринёв и Савельич попали в буран. Случайный человек, повстречавшийся на дороге, выводит заблудившуюся в метели кибитку к умёту. Пока кибитка «тихо подвигалась» к жилью, Петру Андреевичу приснился страшный сон, в котором пятидесятилетний Гринёв усматривает нечто пророческое, связывая его со «странными обстоятельствами» своей дальнейшей жизни. Мужик с чёрной бородою лежит в постели отца Гринёва, а матушка, называя его Андреем Петровичем и «посажённым отцом», хочет, чтобы Петруша «поцеловал у него ручку» и попросил благословения. Мужик машет топором, комната наполняется мёртвыми телами; Гринёв спотыкается о них, скользит в кровавых лужах, но его «страшный мужик» «ласково кличет», приговаривая: «Не бойсь, подойди под моё благословение».

В благодарность за спасение Гринёв отдаёт «вожатому», одетому слишком легко, свой заячий тулуп и подносит стакан вина, за что тот с низким поклоном его благодарит: «Спасибо, ваше благородие! Награди вас Господь за вашу добродетель». Наружность «вожатого» показалась Гринёву «замечательною»: «Он был лет сорока, росту среднего, худощав и широкоплеч. В чёрной бороде его показывалась проседь; живые большие глаза так и бегали. Лицо его имело выражение довольно приятное, но плутовское».

Белогорская крепость, куда из Оренбурга послан служить Гринёв, встречает юношу не грозными бастионами, башнями и валами, а оказывается деревушкой, окружённой деревянным забором. Вместо храброго гарнизона — инвалиды, не знающие, где левая, а где правая сторона, вместо смертоносной артиллерии — старенькая пушка, забитая мусором.

Комендант крепости Иван Кузьмич Миронов — офицер «из солдатских детей», человек необразованный, но честный и добрый. Его жена, Василиса Егоровна, полностью им управляет и на дела службы смотрит как на свои хозяйственные. Вскоре Гринёв становится для Мироновых «родным», да и сам он «незаметным образом […] привязался к доброму семейству». В дочери Мироновых Маше Гринёв «нашёл благоразумную и чувствительную девушку».

Служба не тяготит Гринёва, он увлёкся чтением книг, упражняется в переводах и сочинении стихов. Поначалу он сближается с поручиком Швабриным, единственным в крепости человеком, близким Гринёву по образованию, возрасту и роду занятий. Но вскоре они ссорятся — Швабрин с издёвкой раскритиковал любовную «песенку», написанную Гринёвым, а также позволил себе грязные намёки относительно «нрава и обычая» Маши Мироновой, коей эта песенка была посвящена. Позже, в разговоре с Машей, Гринёв выяснит причины упорного злоречия, которым Швабрин её преследовал: поручик сватался к ней, но получил отказ. «Я не люблю Алексея Иваныча. Он очень мне противен», — признаётся Маша Гринёву. Ссора разрешается поединком и ранением Гринёва.

Маша ухаживает за раненым Гринёвым. Молодые люди признаются друг другу «в сердечной склонности», и Гринёв пишет батюшке письмо, «прося родительского благословения». Но Маша — бесприданница. У Мироновых «всего-то душ одна девка Палашка», в то время как у Гринёвых — триста душ крестьян. Отец запрещает Гринёву жениться и обещает перевести его из Белогорской крепости «куда-нибудь подальше», чтобы «дурь» прошла.

После этого письма для Гринёва жизнь стала несносной, он впадает в мрачную задумчивость, ищет уединения. «Я боялся или сойти с ума, или удариться в распутство». И только «неожиданные происшествия, — пишет Гринёв, — имевшие важное влияние на всю мою жизнь, дали вдруг моей душе сильное и благое потрясение».

В начале октября 1773 г. комендант крепости получает секретное сообщение о донском казаке Емельяне Пугачёве, который, выдавая себя за «покойного императора Петра III», «собрал злодейскую шайку, произвёл возмущение в яицких селениях и уже взял и разорил несколько крепостей». Коменданту предложено «принять надлежащие меры к отражению помянутого злодея и самозванца».

Вскоре уже все заговорили о Пугачёве. В крепости схвачен башкирец с «возмутительными листами». Но допросить его не удалось — у башкирца был вырван язык. Со дня на день жители Белогорской крепости ожидают нападения Пугачёва.

Мятежники появляются неожиданно — Мироновы даже не успели отправить Машу в Оренбург. При первом же приступе крепость взята. Жители встречают пугачёвцев хлебом и солью. Пленных, среди которых был и Гринёв, ведут на площадь присягать Пугачёву. Первым на виселице гибнет комендант, отказавшийся присягнуть «вору и самозванцу». Под ударом сабли падает мёртвой Василиса Егоровна. Смерть на виселице ждёт и Гринёва, но Пугачёв милует его. Чуть позже от Савельича Гринёв узнаёт «причину пощады» — атаман разбойников оказался тем бродягой, который получил от него, Гринёва, заячий тулуп.

Вечером Гринёв приглашён к «великому государю». «Я помиловал тебя за твою добродетель, — говорит Пугачёв Гринёву, — […] Обещаешься ли служить мне с усердием?» Но Гринёв — «природный дворянин» и «присягал государыне императрице». Он даже не может обещать Пугачёву не служить против него. «Голова моя в твоей власти, — говорит он Пугачёву, — отпустишь меня — спасибо, казнишь — Бог тебе судья».

Искренность Гринёва поражает Пугачёва, и тот отпускает офицера «на все четыре стороны». Гринёв решает ехать в Оренбург за помощью — ведь в крепости в сильной горячке осталась Маша, которую попадья выдала за свою племянницу. Особенно его беспокоит, что комендантом крепости назначен Швабрин, присягнувший Пугачёву на верность.

Но в Оренбурге Гринёву в помощи отказано, а через несколько дней войска мятежников окружают город. Потянулись долгие дни осады. Вскоре случаем в руки Гринёва попадает письмо от Маши, из которого он узнаёт, что Швабрин принуждает её выйти за него замуж, угрожая в противном случае выдать её пугачёвцам. Вновь Гринёв обращается за помощью к военному коменданту, и вновь получает отказ.

Гринёв с Савельичем выезжают в Белогорскую крепость, но у Бердской слободы они схвачены мятежниками. И снова провидение сводит Гринёва и Пугачёва, давая офицеру случай исполнить своё намерение: узнав от Гринёва суть дела, по которому тот едет в Белогорскую крепость, Пугачев сам решает освободить сироту и наказать обидчика.

По дороге в крепость между Пугачёвым и Гринёвым происходит доверительный разговор. Пугачёв отчетливо осознает свою обречённость, ожидая предательства прежде всего со стороны своих товарищей, знает он, что и «милости государыни» ему не ждать. Для Пугачёва, как для орла из калмыцкой сказки, которую он с «диким вдохновением» рассказывает Гринёву, «чем триста лет питаться падалью, лучше раз напиться живой кровью; а там что Бог даст!». Гринёв делает из сказки иной нравственный вывод, чем удивляет Пугачёва: «Жить убийством и разбоем значит по мне клевать мертвечину».

В Белогорской крепости Гринёв с помощью Пугачёва освобождает Машу. И хотя взбешённый Швабрин раскрывает перед Пугачёвым обман, тот полон великодушия: «Казнить, так казнить, жаловать, так жаловать: таков мой обычай». Гринёв и Пугачёв расстаются «дружески».

Машу в качестве невесты Гринёв отправляет к своим родителям, а сам по «долгу чести» остаётся в армии. Война «с разбойниками и дикарями» «скучна и мелочна». Наблюдения Гринёва исполнены горечи: «Не приведи Бог видеть русский бунт, бессмысленный и беспощадный».

Окончание военной кампании совпадает с арестом Гринёва. Представ перед судом, он спокоен в своей уверенности, что может оправдаться, но его оговаривает Швабрин, выставляя Гринёва шпионом, отряжённым от Пугачёва в Оренбург. Гринёв осужден, его ждёт позор, ссылка в Сибирь на вечное поселение.

От позора и ссылки Гринёва спасает Маша, которая едет к царице «просить милости». Прогуливаясь по саду Царского Села, Маша повстречала даму средних лет. В этой даме все «невольно привлекало сердце и внушало доверенность» [2] . Узнав, кто такая Маша, она предложила свою помощь, и Маша искренне поведала даме всю историю. Дама оказалась императрицей, которая помиловала Гринёва так же, как Пугачёв в своё время помиловал и Машу, и Гринёва.

Экранизации

Повесть многократно экранизировалась, в том числе за рубежом.

  • Капитанская дочка (фильм, 1928)
  • Капитанская дочка — фильм Владимира Каплуновского (1958, СССР)
  • Капитанская дочка — телеспектакль Павла Резникова (1976, СССР)
  • Volga en flammes (фр.) русск. (1934, Франция, реж. Viktor Tourjansky)
  • Капитанская дочка (итал.) русск. (1947, Италия, реж. Марио Камерини)
  • La Tempesta (итал.) русск. (1958, реж. Alberto Lattuada)
  • Капитанская дочка (1958, СССР, реж. Владимир Каплуновский)
  • Русский бунт (2000, реж. Александр Прошкин)
  • Капитанская дочка (анимационный фильм, 2005), режиссёр Екатерина Михайлова

Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Добавить комментарий

;-) :| :x :twisted: :smile: :shock: :sad: :roll: :razz: :oops: :o :mrgreen: :lol: :idea: :grin: :evil: :cry: :cool: :arrow: :???: :?: :!: