Загадка Гоголя

Родился Николай Гоголь 1 апреля (по новому стилю) 1809 году в украинском селе Великие Сорочинцы Полтавской области. Умер 4 марта 1852 года в Москве.

В 18 лет Гоголь окончил Неженскую гимназию высших наук, после чего переехал жить в Петербург. Талант Николая Гоголя проявился в молодые годы. В 21-22 года он выпустил сборник повестей «Вечера на хуторе близь Диканьки». Через три года, в 1835 году Гоголь написал сборник повестей «Миргород», в который входили повесть «Тарас Бульба» и «Вий», и сборник «Арабески». В 1836 году он написал повесть «Нос» и комедию «Ревизор», которую поставили в театре, на премьере присутствовал царь.

В 1842 году Гоголь выпустил повесть «Шинель» и роман «Мертвые души». Все эти произведения хорошо воспринимались современниками Гоголя. Только роман «Мертвые души» подвергся цензуре, но царь Николай І снял запрет и разрешил печатать. Так как являлся поклонником творчества Гоголя.

В 1847 году Николай Гоголь издает необычный труд «Выбранные места из переписки с друзьями», которые вызывает в высшем обществе взрыв негодования. В 36 лет Гоголю пришлось выдержать настолько резкую критику, что не каждый человек в зрелом возрасте может выдержать.

Самым яростным критиком выступил Белинский, который писал, что Гоголь – «это Талейран, кардинал Фош, который всю жизнь обманывал Бога, а при смерти надул сатану». «Страшно подумать о Гоголе: ведь во всем, что ни писал, — одна натура, как в животном. Невежество абсолютное. Что наблевал о Париже-то». Кроме того, Белинский написал «Письмо к Гоголю», в котором называет его сумасшедшим – «…ваша книга есть плод умственного расстройства…, …вы написали эту книгу, с целью попасть в наставники к сыну Наследника».

После критики началась нескончаемая травля писателя, под влиянием которой он пытался доказать свою правоту. В результате Гоголь начал писать второй том «Мертвых душ», надеясь в нем привести нужные аргументы. Но его начала подкашивать необычная болезнь, в результате которой он часто погружался в состояние меланхолии.

Современники говорят, что последние год-полтора жизни Гоголя мучил страх смерти. Этот страх возрос, когда 26 января 1852 года умерла Екатерина Хомякова, сестра поэта Н. М. Языкова, с которой Гоголь дружил. Умерла она от брюшного тифа, будучи при этом беременной. Доктор А. Т. Тарасенков говорит, что «смерть ее не столько поразила мужа и родных, как поразила Гоголя. Он, может быть, впервые здесь видел смерть лицом к лицу. ».

Смерть Гоголя случилась в восемь часов утра 21 февраля 1852 года. Врач Е. Ф. Вагнер писала в тот же день зятю (М. П. Погодину): «. Николай Васильевич скончался, был все без памяти, немного бредил, по-видимому, он не страдал, ночь всю был тих, только дышал тяжело; к утру дыхание сделалось реже и реже, и он как будто уснул. ».

Спустя полвека доктор Н. Н. Баженов заявил, что причиной смерти Гоголя было неправильное лечение. «В течение последних 15-20 лет жизни,— утверждал Баженов,— он страдал тою формою душевной болезни, которая в нашей науке носит название периодического психоза, в форме так называемой периодической меланхолии. По всей вероятности, общее питание и силы были надорваны перенесенной им в Италии (едва ли не осенью 1845 г.) малярией. Он скончался в течение приступа периодической меланхолии от истощения и острого малокровия мозга, обусловленного как самою формою болезни,— сопровождавшим ее голоданием и связанным с нею быстрым упадком питания и сил,— так и неправильным, ослабляющим лечением, в особенности кровопусканием».

Грубой прозе медицинских заключений противостоит психологический портрет умирающего Гоголя, созданный критиком И. Золотусским.

«На похороны (Е. Хомяковой) он не явился, сославшись на болезнь и недомогание нервов. Он сам отслужил по покойной панихиду в церкви и поставил свечу. При этом он помянул, как бы прощаясь с ними, всех близких его сердцу, всех отошедших из тех, кого любил. «Она как будто в благодарность привела их всех ко мне, — сказал он Аксаковым, — мне стало легче». И, немного задумавшись, добавил: «Страшна минута смерти». — «Почему же страшна? — спросили его, — только бы быть уверенным в милости Божией к страждущему человеку, и тогда отрадно думать о смерти». Он ответил: «Но об этом надобно спросить тех, кто перешел через эту минуту».

За десять дней до смерти Гоголь, находясь в мучительном душевном кризисе, сжег рукопись второго тома романа «Мертвые души» и ряд других бумаг.
«Надобно уж умирать, — сказал он после того Хомякову, — я уже готов и умру. ».

Он уже почти ничего не принимал из рук стоявшего бессменно у его изголовья мальчика-слуги Семена (после сожжения Гоголь перебрался на кровать и более не вставал), только теплое красное вино, разбавленное водой.

Обеспокоенный хозяин дома созвал консилиум, все имевшиеся тогда в Москве известные врачи собрались у постели Гоголя. Он лежал, отвернувшись к стене, в халате и сапогах и смотрел на прислоненную к стене икону Божией Матери. Он хотел умереть тихо, спокойно. Ясное сознание, что он умирает, было написано на его лице. Голоса, которые он слышал перед тем, как сжечь второй том, были голосами оттуда — такие же голоса слышал его отец незадолго до смерти. В этом смысле он был в отца. Он верил, что должен умереть, и этой веры было достаточно, чтоб без какой-либо опасной болезни свести его в могилу.

А врачи, не понимая причины его болезни и ища ее в теле, старались лечить тело. При этом они насиловали его тело, обижая душу этим насилием, этим вмешательством в таинство ухода. То был уход, а не самоубийство, уход сознательный, бесповоротный. Жить, чтобы просто жить, чтоб тянуть дни и ожидать старости, он не мог. Жить и не писать (а писать он был более не в силах), жить и стоять на месте значило для него при жизни стать мертвецом.

Муки Гоголя перед смертью были муками человека, которого не понимали, которого вновь окружали удивленные люди, считавшие, что он сошел с ума, что он голодом себя морит, что он чуть ли не задумал покончить с собой. Они не могли поверить в то, что дух настолько руководил им, что его распоряжения было достаточно, чтоб тело беспрекословно подчинилось.

Врачи терялись в догадках о диагнозе, одни говорили, что у него воспаление в кишечнике, третьи — что тиф, четвертые называли это нервической горячкой, пятые не скрывали своего подозрения в помешательстве. Собственно, и обращались с ним уже не как с Гоголем, а как с сумасшедшим, и это было естественным завершением того непонимания, которое началось еще со времен «Ревизора». Врачи представляли в данном случае толпу, публику, которая не со зла все это делала, но от трагического расхождения между собой и поэтом, который умирал в ясном уме и твердой памяти.

В начале 1852 года Гоголь писал Вяземскому: «…надо оставить завещанье после себя потомству, которое так же должно быть нам родное и близкое нашему сердцу, как дети близки сердцу отца (иначе разорвана связь между настоящим и будущим). »

Он думал об этой связи, и смерть его — странная, загадочная смерть — была этой связью, ибо Гоголь в ней довел свое искание до конца. Если ранее винили его в лицемерии, в ханжестве, называли Тартюфом, то тут уже никакого лицемерия не было. Возвышение Гоголя было подтверждено этим последним его поступком на земле».

Гоголя похоронили на погосте Данилова монастыря, но в 1931 году прах писателя перенесли на Новодевичье кладбище. Перезахоронение породило легенду, что Гоголь умер дважды, и второй раз воистину ужасно — под землей, в темноте и тесноте гроба. Так как при эксгумации обнаружили, что обшивка гроба изнутри была вся изорвана! Это значит, что, возможно, похоронили Гоголя живым — в состоянии летаргического сна. Именно этого боялся он всю жизнь и не раз предупреждал о том, чтобы его не хоронили поспешно, пока не убедятся в подлинности его смерти! Увы!Предупреждение не помогло.

Мистический сон характерен тем, что в нем процесс мышления человека вовлекается в поиск ответа на вопрос, возникший в его душе. При этом человек четко осознает, что в этом поиске участвует не его тело, а больше его сознание. Поэтому в мистическом сне вначале показывается скрытая сторона жизни человека – жизнь его собственной души, ее желания и проблемы. Затем возникает загадка и поиск, который не может остановиться если не получен ответ.

Таким образом, во время мистического сна в мозгу человека возникает цепная реакция, происходит постоянное стремление разгадать загадку и получить ответ на возникший вопрос. Но где же ищет ответ сознание человека.

Процесс мышления при помощи логики анализирует все знания полученные человеком, а чувства анализируют все переживания. Порой этого не достаточно, и человек проснувшись, чувствует острую потребность найти ее в жизни при помощи размышлений. Если человек находит ответ, то может, не дожидаясь ночи, видеть белые сны, в которые внедряет свою догадку. Во сне эта догадка принимается сознанием души и проверяется ее правильность.

Если эта догадка помогла найти ответ на вопрос души, то сон завершается, если нет, то сон продолжается. В случае, когда сон и, особенно белый сон, заполоняет или вытесняет саму жизнь человека, то о таком человеке говорят, что он сошел с ума. Поэтому в древности, когда верили в душу, существовали особые люди – повелители снов, способные подсказывать людям выход из мистических снов. Возможно, поэтому в Древнем Египте было мало египтян, сошедших с ума.

Рассматривая первые произведения Николая Гоголя, я пришла к выводу, что они написаны при помощи мистических снов. Во время таких снов он видел ту невидимую сторону явлений, которую нельзя просто описать в устном народном рассказе. Например, в рассказе «Вечер накануне Ивана Купала» Николай Гоголь так подробно описывает, как цветет папоротник, что происходит во время этого необычного явления. В результате создается впечатление, что он сам там присутствовал. А рассказ «Майская ночь» даже передает то, что ответ на загадку получен героем рассказа во сне – Левко во сне увидел ведьму.

Самым мистическим рассказом Гоголя, на мой взгляд, является «Страшная месть», некоторые эпизоды которого никак не могли существовать в народном эпосе и даже представлении. Например, сцена, в которой колдун вызывает душу, описана так, как можно было ее увидена только во сне. В реальной жизни это сделать невозможно, так как такой сильный колдун, какой описан автором, услышал бы и увидел бы присутствие человека. Пан Данило смог это увидеть только во сне, точно также как это увидел сам Гоголь. Также можно рассматривать и рассказ «Вий».

При анализе первых рассказов Николая Гоголя можно сказать, что они написаны по украинским народным рассказам. Автор только досмотрел в своих мистических снах невидимые тайные явления. И так как в этих рассказах существовал логический конец, то мистические сны Гоголя спокойно завершились, и он не почувствовал никакой опасности. Поэтому не стал докапываться, почему именно ему сняться такие сны, где причина, в чем она состоит.

Когда Гоголь начал писать о реальной жизни, то ее проблемы произвели большое впечатление на его сознание и вызвали мистические сны. Такой поворот событий представлял собой большую опасность, так как рассуждения о проблемах жизни заводили мистический сон в бесконечный поиск ответа.

В перерывах между снами Гоголь фактически не жил полнокровной жизнью, а продолжал искать ответы, поставленные его душой.
Подтверждением этого служит его книга, которая вызвала бурю негодования в обществе. В ней Гоголь анализирует государственный строй России и ряда стран Европы, дает свое виденье решений проблем.

Но критика его работы заставляет его усомниться в том, что ответ найденный им правильный. После чего он испытывает сильное разочарование, теряет уверенность в себе и начинает новый поиск. Но в этом поиске совершенства общества принимает участие сам Бог. Поэтому человек не может найти окончательный ответ на этот вопрос.

Гороскоп Николая Гоголя указывает на большую тайну его души и необычную его миссию, которые он не смог разгадать и ему не дали этого сделать, похоронив раньше времени. По гороскопу Гоголь должен был через два дня или три месяца проснуться от летаргического сна, который является самым продолжительным мистическим сном. В этом сне он должен был разгадать свое призвание и предназначение, найти ответы на такие глобальные цели, какие он себе поставил.

Реферат на тему: Тайны и загадки личности Гоголя

Раздел: Литература, Лингвистика ВСЕ РАЗДЕЛЫ

Н.В.Гоголь-«Самый необычный поэт и прозаик каких только рождала Россия. И эта необычность, загадочность наиболее всего интересна мне. «Дорого русскому сердцу имя Гоголя. Никто лучше его не понимал всех оттенков русской жизни и русского характера, никто так поразительно верно не изображал русского общества.» Эти слова Писарева особенно точно передают значение Гоголя как великого национального и народного русского писателя. Чернышевский называл Гоголя «отцом русской прозаической литературы, Пушкина же – отцом русской поэзии. Произведения Гоголя сохранили свою жизненную и художественную ценность и в наше время. Гоголь разоблачил и осмеял безобразный, отвратительный мир эгоизма и собственничества. Вера в Россию – по Гоголю – это и есть вера в Бога. Это экзистенция самого Гоголя, его видение жизни, его восприятие. Сегодня Гоголя все чаще называют мистиком, а не сатириком, как прежде.«Комическое отделено у Гоголя от космического одной свистящей буквой «с».» В.Набоков Гоголь был не просто религиозным человеком, он был мифологически суеверен, т.е. суеверие приобретало вполне реальные очертания, диктовало свою волю и свои нормы поведения, которым он неукоснительно следовал, и которые всецело подчиняли себе все окружающее. Смех, плач, дорога, смерть, огонь (сожжение рукописей и даже печатных произведений), порожденные какой- то болезненной страстью, таинственным образом влияли на судьбу Гоголя. Процесс писания становился смыслом бытия, это был его духовный скит и судьба. Несмотря на многочисленные исследовательские прочтения, Гоголь и как художник, и как личность по-прежнему окутан тайной, созданию которой, впрочем, в наибольшей мере, способствовал он сам (многочисленные сомнительные даты под собственными сочинениями, апокрифические письма родным и друзьям, истории из уст Гоголя о дружбе с Пушкиным и общении на «дружеской ноте» с петербургским литературным окружением, анекдот о прыскающих в руках типографских наборщиках, легенда о «Прощальной повести» и многие др. сюжеты, творимые Гоголем как реальность, и в реальность которых он сам – прежде всего – верил. Столкнувшись с профанической действительностью, особенно в 40-е годы, Гоголь пережил трагическое разочарование. Он шел к осмыслению Бога как единоначалия, начальной неделимой целостности всего, которую он уже инерционно творил, вступая в свой завершающий, эсхатологический этап. Потрясает своими наблюдениями лекция Набокова «О жизни и молодости Н.В.Гоголя.» Набоков убедителен. Он действительно раскрывает загадку личности Гоголя: Гоголь умер в Москве в четверг около восьми часов утра, 4 марта 1852 г. Он не дожил 43 лет. Крайне физическое истощение в результате голодовки (которую он объявил в припадке черной меланхолии, желая побороть Дьявола) вызвало острейшую анемию мозга (вместе, по-видимому, с гастроэнтеритом), а лечение, которому его подвергли – мощные слабительные и кровопускания, — ускорило смертельный исход: организм был без того подорван малярией и недоеданием. Парочка чертовски энергичных врачей, которые прилежно лечили его, словно он был просто помешанным, пыталися добиться перелома в душевной болезни пациента, не заботясь о том, чтобы укрепить его ослабленный организм.

Он так ясно осознавал, какой у нее дурной литературный вкус, и так негодовал на то, что она преувеличивает его творческие возможности, что, став писателем, никогда не посвящал ее в свои литературные замыслы, хотя в прошлом просил у нее сведений об украинских обычаях и именах. Он редко с ней виделся в те годы, когда мужал его гений. В его письмах неприятно сквозит холодное презрение к ее умственным способностям, доверчивости, неумению вести хозяйство в имении, хотя в угоду самодовольному полурелигиозному укладу он постоянно подчеркивал свою сыновью преданность и покорность – во всяком случае пока был молод, — облекая это в на редкость сентиментальные и высокопарные выражения. Читать переписку Гоголя – унылое занятие. Трудно сказать, как он провел те два месяца за границей (в Любеке, Травемюнде и Гамбурге). Один из биографов утверждает, будто он в то лето вовсе и не ездил за границу, а оставался в Петербурге (так же, как несколько лет спустя Гоголь обманывал мать, думавшую, что ее сын в Триесте, хотя он уже вернулся в Москву). В письмах Гоголь как-то странно, будто сон, описывает виды Любека. Интересно заметить, что его описание курантов на любекском соборе легло в основу кошмара, который мать увидела шеть лет спустя; несчастья, которые, как она воображала, стряслись с Николаем, перемешались у нее в сознании с фигурами на курантах, и, быть может, этот сон, пророчивший страдания сына в годы его религиозной мании, был не так уж лишен смысла. Гоголь так же внезапно вернулся в Петербург, как оттуда уехал. В его перелетах с место на место было что-то от летучей мыши. Ведь только тень Гоголя жила подлинной жизнью – жизнью его книг, а в них он был подлинным актером. Стал бы он хорошим актером? От ненависти к канцелярской работе он подумывал пойти на сцену, но испугался экзамена или провалился на нем. Это было его последней попыткой уклониться от государственной службы .» « Опасность превратиться в лежащий камень Гоголю не угрожала: несколько летних сезонов он беспрерывно ездил с вод на воды. Болезнь его была трудноизлечимой, потому что казалась малопонятной и переменчивой: приступы меланхолии, когда ум его был помрачен невыразимыми предчувствиями и ничто, кроме внезапного переезда, не могло принести облегчения, чередовались с припадками телесного недомогания и ознобами; сколько он не кутался, у него стыли ноги, а помогала от этого только быстрая ходьба – и чем дольше, тем лучше. Парадокс заключается в том, что поддержать в себе творческий порыв он мог лишь постоянным движением – а оно физически мешало ему писать. Проповеднический период начался у Гоголя с последних поправок, которые он внес в «Мертвые души», с этих странных намеков на величественный апофеоз в будущем.В многочисленных письмах, которые он пишет из-за границы, фразы звучат все пышнее, в каком-то особом библейском тоне. « горе кому бы то ни было, не слушающему моего слова, — пишет он. Главное, к чему он призывает помещиков в своих письмах – вернуться к исполнению прямых обязанностей, и свои поучения излагает в пророческих тонах, повелевая отказаться от всех мирских благ.

В поэме «Ганц Кюхельгартен» рассказывается о несколько байроническом немецком студенте; она полна причудливых образов, навеянных прилежным чтеннием кладбищенских немецких повестей: Подымается протяжно В белом саване мертвец, Кости пыльные он важно Отирает, молодец! Эти неуместные восклицания объясняются тем, что природная украинская жизнерадостность Гоголя явно взяла верх над немецкой романтикой. Больше ничего о поэме не скажешь: не считая этого обаятельного покойника, она – полнейшая, беспросветная неудача. Написанная в 1827 г., поэма была опубликована в 1829-м. Гоголь, которого многие современники обвиняли в том, что он любит напускать на себя таинственность, в данном случае может быть оправдан – он не зря пугливо выглядывал из-за нелепо придуманного псевдонима В.Алов, ожидая, что же теперь будет. А было гробовое молчание, за которым последовала короткая, но убийственная отповедь в «Московском телеграфе». Гоголь со своим верным слугой кинулись в книжные лавки, скупили все экземпляры «Ганца» и сожгли их. И вот литературная карьера Гоголя началась так же, как и окончилась лет двадцать спустя, — аутодафе, причем в обоих случаях ему помогал покорный и ничего не разумеющий крепостной. Что еще восхищало его в Петербурге? Многочисленные вывески. А что еще? То, что прохожие сами с собой разговаривают и непременно жестикулируют на ходу. Петербургские вывески конца 20-х были нарисованы и многократно воспроизведены самим Гоголем в его письме, чтобы показать матери, а может быть и собственному воображению, символический образ «столицы» в противовес «провинциальным городам», которые мать знала (где вывески были ничуть не менее выразительными: те же синие сапоги; крест-накрест положенные штуки сукна; золотые крендели и другие еще более изысканные эмблемы, которые описаны Гоголем в начале «Мертвых душ»). Символизм Гоголя имел физиологический оттенок, в данном случае зрительный. Бормотание прохожих тоже было символом, в данном случае слуховым, которым он хотел передать воспаленное одиночество бедняка в благополучной толпе. Гоголь, Гоголь и больше никто, разговаривал с собой на ходу, но этому монологу вторили на разные голоса призрачные детища его воображения. Пропущенный сквозь восприятие Гоголя, Петербург приобрел ту странность, которую приписывали ему почти столетие; он утратил ее, перестав быть столицей империи. Главный город России был выстроен гениальным деспотом на болоте и костях рабов, гниющих в этом болоте; тут-то и корень его странности и его изначальный порок. Нева, затопляющая город – это уже нечто вроде мифологического возмездия (как описал Пушкин); болотные духи постоянно пытаются вернуть то, что им принадлежит; видение их схватки с медным царем свело с ума первого из «маленьких людей» русской литературы, героя «Медного всадника». Пушкин чувствовал какой-то изъян в Петербурге; приметил бледно-зеленый отсвет его неба и таинственную мощь медного царя, вздернувшего коня на зябком фоне пустынных проспектов и площадей. Но странность этого города была по- настоящему понята и передана, когда по Невскому проспекту прошел такой человек, как Гоголь. Рассказ, озаглавленный именем проспекта, выявил эту причудливость с такой незабываемой силой, что и стихи Блока, и роман Белого «Петербург», написанные на заре нашего века, кажется, лишь полнее открывают город Гоголя, а не создают какой-то новый его образ.

Марк Аврутин Загадка Сталина На свете существует множество неразгаданных тайн. Среди них, возможно, загадка личности Сталина не самая интересная. Тем не менее, миллионы людей по-прежнему поклоняются Сталину, о его жизни, деятельности продолжают выходить новые книги, исследования. Из тех авторов, которые писали о Сталине, многие соглашались писать под диктовку Кремля. Один ныне популярный писатель (В. Суворов), обобщив их мнение, написал: «…выдержка, феномен памяти, способность к анализу и обобщениям, которую не смог превзойти ни один из его современников, сила воли, которая явно не знала пределов и, главное — умение кратко, понятно, чётко и для всех ясно выразить свою мысль». Далее Суворов сообщает, что в 1927 году было совершено на Сталина неудачное покушение (наверное, потому, что им же самим оно и было организовано). Благодаря тому, что Сталин остался жив и все его выдающиеся способности не пострадали, в России победило «самое мягкое направление социализма» (?!), отчего не только россиянам, но и всему миру крупно повезло

Загадка болезни и смерти Гоголя

«Я почитаюсь загадкою для всех, никто не разгадает меня совершенно» — Н.В.Гоголь

Тайна жизни и смерти Гоголя вызывает многочисленные споры литературоведов, историков, психологов, врачей и ученых. Со временем, подобно многим своим персонажем, он и сам стал полуфантастической фигурой.

Еще ребенком, маленький Гоголь слушал рассказы бабушки о лестнице, по которой души людей поднимаются в небо. Этот образ глубоко отложился в памяти мальчика, Гоголь пронес его через всю свою жизнь. Лестницы разного рода то и дело встречаются нам на страницах гоголевских произведений. Да и последними словами писателя, по словам очевидцев, был крик «Лестницу, поскорее давай лестницу!»

Гоголь был сладкоежкой. Мог, например, без посторонней помощи съесть в один присест банку варенья, гору пряников и выпить целый самовар чаю… «В карманах брюк у него всегда был запас конфет и пряников, он жевал, не переставая, даже в классах во время занятий. Забирался куда-нибудь в угол, подальше от всех, и там уже поедал свое лакомство», — описывает Гоголя его товарищ по гимназии. Эта страсть к сладкому сохранилась до конца дней. В карманах Гоголя всегда можно было отыскать уйму всяких сладостей: карамелек, крендельков, сухариков, недоеденных пирожков, кусочков сахара…

Еще оной из любопытных особенностей была страсть к катанию хлебных шариков. Поэт и переводчик Николай Берг вспоминал: «Гоголь либо ходил по комнате, из угла в угол, либо сидел и писал, катая шарики из белого хлеба, про которые говорил друзьям, что они помогают разрешению самых сложных и трудных задач. Когда он скучал за обедом, то опять же катал шарики и незаметно подбрасывал их в квас или суп рядом сидящих… Один друг собрал этих шариков целые вороха и хранит благоговейно…»

Первым произведением, превратившимся в пепел, была поэма в духе немецкой романтической школы «Ганс Кюхельгартен». Псевдоним В.Алов спас имя Гоголя от обрушившейся критики, но сам автор воспринял провал очень тяжело: скупил в магазинах все нераспроданные экземпляры книги и сжег их. Писатель до конца своей жизни так никому и не признался, что Алов — это его псевдоним.

В ночь на 12 февраля 1852 года произошло событие, обстоятельства которого до сих пор остаются загадкой для биографов. Николай Гоголь молился до трех часов, после чего взял портфель, извлек из него несколько бумаг, а остальное велел бросить в огонь. Перекрестившись, он вернулся в постель и неудержимо заплакал. Считается, что в ту ночь он сжег именно второй том «Мертвых душ». Однако позже рукопись второго тома нашли среди его книг. А то, что было сожжено в камине, до сих пор неясно.

Аскетичный образ жизни, который вел Гоголь, и чрезмерная религиозность писателя давали повод возникновению множества небылиц. Современников писателя удивляло и пугало подобное поведение. Из вещей он имел при себе всего пару сменного белья и все это хранил в одном чемоданчике… Довольно нелюдимый, он редко допускал до себя общество незнакомых женщин, и всю жизнь прожил девственником. Подобная обособленность породила расхожий миф о гомосексуальных наклонностях писателя. Подобное предположение выдвинул американский славист, историк русской литературы профессор Семён Карлинский, заявивший в своей работе «Сексуальный лабиринт Николая Гоголя» об «угнетённой гомосексуальности» писателя, предполагающей «подавление эмоционального влечения к представителям своего пола» и «отвращение к физическому или эмоциональному контакту с женщинами».

По мнению литературоведа И.П. Золотусского, Гоголь был неравнодушен к женщинам, в том числе к А.М. Вильегорской, которой в 1840 году сделал предложение, но получил отказ. Представителям психоаналитического метода возражал и Владимир Набоков. В своём эссе «Николай Гоголь» он писал: «Обострённое ощущение носа в конце концов вылилось в рассказ „Нос“ — поистине гимн этому органу. Фрейдист мог бы утверждать, что в вывернутом наизнанку мире Гоголя человеческие существа поставлены вверх ногами и поэтому роль носа, очевидно, выполняет другой орган, и наоборот», но «лучше начисто забыть о всякой фрейдистской ерунде» и мн. др.

Николай Васильевич Гоголь умер 21 февраля 1852 года. А 24 февраля 1852 года он был предан земле на кладбище у Данилова монастыря. Согласно завещанию, памятника ему не ставили — над могилой возвышалась Голгофа. Но спустя 79 лет прах писателя был извлечен из могилы: советским правительством Данилов монастырь был преобразован в колонию для малолетних преступников, а некрополь подлежал ликвидации. Лишь несколько захоронений решено было перенести на старое кладбище Новодевичьего монастыря. Среди этих «счастливчиков» наряду с Языковым, Аксаковыми и Хомяковыми был и Гоголь… На перезахоронении присутствовал весь цвет советской интеллигенции. Среди них был и писатель В. Лидин. Именно ему Гоголь обязан возникновению многочисленных легенд о себе.

Один из мифов касался летаргического сна писателя. По словам Лидина, когда гроб извлекли из-под земли и вскрыли, то присутствующих охватило недоумение. В гробу лежал скелет с повернутым набок черепом. Объяснения этому никто не находил. Вспомнились рассказы о том, что Гоголь боялся быть погребенным заживо в состоянии летаргического сна и за семь лет до кончины завещал: «Тела моего не погребать до тех пор, пока не покажутся явные признаки разложения. Упоминаю об этом потому, что уже во время самой болезни находили на меня минуты жизненного онемения, сердце и пульс переставали биться». Увиденное повергло присутствующих в шок. Неужели Гоголю пришлось пережить ужас подобной смерти?

Стоит заметить, что в дальнейшем эта история была подвержена критике. Скульптор Н. Рамазанов, снимавший посмертную маску Гоголя, вспоминал: «Я не вдруг решился снять маску, но приготовленный гроб… наконец, беспрестанно прибывавшая толпа желавших проститься с дорогим покойником заставили меня и моего старика, указавшего на следы разрушения, поспешить…» Нашлось свое объяснение и повороту черепа: первыми подгнили у гроба боковые доски, крышка под тяжестью грунта опускается, давит на голову мертвеца, и та поворачивается набок на так называемом «атлантовом» позвонке.

Однако этим эпизодом буйная фантазия Лидина не ограничилась. Последовал более страшный рассказ – оказывается, при вскрытии гроба у скелета вовсе не оказалось черепа. Куда же он мог деться? Эта новая выдумка Лидина породила и новые гипотезы. Вспомнили, что в 1908 году при установке на могиле тяжелого камня пришлось для укрепления основания возвести над гробом кирпичный склеп. Предположили, что именно тогда и могли похитить череп писателя. Было высказана догадка, что его выкрали по просьбе фанатика русского театра, купца Алексея Александровича Бахрушина. Поговаривали, что у него уже был череп великого русского актера Щепкина…

Голова Гоголя и поезд-призрак

Рассказывают, что голова Гоголя была украшена Бахрушиным лавровым венцом из серебра и помещена в застекленный палисандровый футляр, обшитый изнутри черным сафьяном. Согласно этой же легенде, внучатый племянник Николая Васильевича Гоголя — Яновский, лейтенант российского императорского флота, узнав об этом, пригрозил Бахрушину и отнял голову. Якобы, молодой офицер хотел отвезти череп в Италию (в страну, которую Гоголь считал своей второй родиной), но эта миссию не мог выполнить сам и поручил ее одному итальянскому капитану. Так голова писателя оказалась в Италии. Но это не конец этой невероятной истории. Младший брат капитана, студент Римского университета, отправился с компанией друзей в увеселительную железнодорожную поездку; решив подшутить над своими друзьями, открыв коробку с черепом в туннеле под Ла-Маншем. Говорят, в момент, когда крышка была открыта – поезд пропал… Легенда гласит, что поезд – призрак исчез не навсегда. Якобы, его иногда видят то где-то в Италии…то в Запорожье…

Смерть Гоголя, породившая множество загадок

Тайна смерти Гоголя до сих пор не дает покоя как огромному количеству ученых и исследователей, так и простым людям, среди которых – даже те, кто далек от мира литературы. Наверное, именно такая всеобщая заинтересованность и повсеместное обсуждение с множеством самых разных предположений и послужили тому, что вокруг смерти писателя возникло столько легенд.

Несколько фактов из биографии Гоголя

Николай Васильевич прожил короткую жизнь. Родился он в 1809 году в Полтавской губернии. Смерть Гоголя пришлась на 21 февраля 1852 года. Похоронен он был в Москве, на кладбище, расположенном на территории Данилова монастыря.

Он учился в престижной гимназии (Нежино), однако там, как он считал вместе со своими друзьями, ученики получали недостаточно знаний. Поэтому будущий писатель тщательно занимался самообразованием. Одновременно с этим, Николай Васильевич уже тогда пробовал себя в писательской деятельности, правда, работал в основном в стихотворной форме. Гоголь проявлял интерес и к театру, особенно его привлекали комические произведения: уже в школьные годы он обладал непревзойденным чувством юмора.

Как утверждают специалисты, вопреки сложившемуся мнению, у Гоголя не было шизофрении. Однако он страдал маниакально-депрессивным психозом. Болезнь эта проявляла себя по-разному, но самое сильное ее проявление состояло в том, что Гоголь панически боялся, что его похоронят заживо. Он даже в кровать не ложился: ночи и часы дневного отдыха проводил в креслах. Этот факт оброс огромным количеством домыслов, из-за чего в головах многих сложилось мнение, что все именно так и произошло: писатель, мол, уснул летаргическим сном, и его похоронили. Но это вовсе не так. Официальной версией уже долгое время является то, что смерть Гоголя имела место быть еще до его погребения.

В 1931 году было решено раскопать могилу, дабы опровергнуть распространившиеся тогда слухи. Однако на поверхность опять всплыла ложная информация. Говорили, что тело Гоголя находилось в неестественной позе, а внутренняя обшивка гроба была исцарапана ногтями. Тот же, кто способен хоть немного проанализировать ситуацию, конечно, усомнится в этом. Дело в том, что за 80 лет гроб вместе с телом если и не полностью разложился в земле, то уж точно не сохранил бы никаких следов и царапин.

Загадкой является и непосредство смерть Гоголя. Последние несколько недель жизни писатель чувствовал себя очень плохо. Ни один врач тогда не мог объяснить, в чем же причина быстрого увядания. Из-за чрезмерной религиозности, особенно обострившейся в последние годы жизни, в 1852 году Гоголь начал пост на 10 дней раньше положенного срока. При этом он свел потребление пищи и воды к абсолютному минимуму, доведя себя тем самым до полного изнеможения. Не влияли на Гоголя даже уговоры друзей, умолявших его вернуться к нормальному образу жизни.

Даже спустя столько лет Гоголь, смерть которого для многих стала настоящим потрясением, остается одним из самых читаемых писателей не только на постсоветском пространстве, но и во всем мире.

Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Добавить комментарий

;-) :| :x :twisted: :smile: :shock: :sad: :roll: :razz: :oops: :o :mrgreen: :lol: :idea: :grin: :evil: :cry: :cool: :arrow: :???: :?: :!:

Adblock detector