Реферат на тему: Тайны и загадки личности Гоголя

Реферат на тему: Тайны и загадки личности Гоголя

Раздел: Литература, Лингвистика ВСЕ РАЗДЕЛЫ

Н.В.Гоголь-«Самый необычный поэт и прозаик каких только рождала Россия. И эта необычность, загадочность наиболее всего интересна мне. «Дорого русскому сердцу имя Гоголя. Никто лучше его не понимал всех оттенков русской жизни и русского характера, никто так поразительно верно не изображал русского общества.» Эти слова Писарева особенно точно передают значение Гоголя как великого национального и народного русского писателя. Чернышевский называл Гоголя «отцом русской прозаической литературы, Пушкина же – отцом русской поэзии. Произведения Гоголя сохранили свою жизненную и художественную ценность и в наше время. Гоголь разоблачил и осмеял безобразный, отвратительный мир эгоизма и собственничества. Вера в Россию – по Гоголю – это и есть вера в Бога. Это экзистенция самого Гоголя, его видение жизни, его восприятие. Сегодня Гоголя все чаще называют мистиком, а не сатириком, как прежде.«Комическое отделено у Гоголя от космического одной свистящей буквой «с».» В.Набоков Гоголь был не просто религиозным человеком, он был мифологически суеверен, т.е. суеверие приобретало вполне реальные очертания, диктовало свою волю и свои нормы поведения, которым он неукоснительно следовал, и которые всецело подчиняли себе все окружающее. Смех, плач, дорога, смерть, огонь (сожжение рукописей и даже печатных произведений), порожденные какой- то болезненной страстью, таинственным образом влияли на судьбу Гоголя. Процесс писания становился смыслом бытия, это был его духовный скит и судьба. Несмотря на многочисленные исследовательские прочтения, Гоголь и как художник, и как личность по-прежнему окутан тайной, созданию которой, впрочем, в наибольшей мере, способствовал он сам (многочисленные сомнительные даты под собственными сочинениями, апокрифические письма родным и друзьям, истории из уст Гоголя о дружбе с Пушкиным и общении на «дружеской ноте» с петербургским литературным окружением, анекдот о прыскающих в руках типографских наборщиках, легенда о «Прощальной повести» и многие др. сюжеты, творимые Гоголем как реальность, и в реальность которых он сам – прежде всего – верил. Столкнувшись с профанической действительностью, особенно в 40-е годы, Гоголь пережил трагическое разочарование. Он шел к осмыслению Бога как единоначалия, начальной неделимой целостности всего, которую он уже инерционно творил, вступая в свой завершающий, эсхатологический этап. Потрясает своими наблюдениями лекция Набокова «О жизни и молодости Н.В.Гоголя.» Набоков убедителен. Он действительно раскрывает загадку личности Гоголя: Гоголь умер в Москве в четверг около восьми часов утра, 4 марта 1852 г. Он не дожил 43 лет. Крайне физическое истощение в результате голодовки (которую он объявил в припадке черной меланхолии, желая побороть Дьявола) вызвало острейшую анемию мозга (вместе, по-видимому, с гастроэнтеритом), а лечение, которому его подвергли – мощные слабительные и кровопускания, — ускорило смертельный исход: организм был без того подорван малярией и недоеданием. Парочка чертовски энергичных врачей, которые прилежно лечили его, словно он был просто помешанным, пыталися добиться перелома в душевной болезни пациента, не заботясь о том, чтобы укрепить его ослабленный организм.

Он так ясно осознавал, какой у нее дурной литературный вкус, и так негодовал на то, что она преувеличивает его творческие возможности, что, став писателем, никогда не посвящал ее в свои литературные замыслы, хотя в прошлом просил у нее сведений об украинских обычаях и именах. Он редко с ней виделся в те годы, когда мужал его гений. В его письмах неприятно сквозит холодное презрение к ее умственным способностям, доверчивости, неумению вести хозяйство в имении, хотя в угоду самодовольному полурелигиозному укладу он постоянно подчеркивал свою сыновью преданность и покорность – во всяком случае пока был молод, — облекая это в на редкость сентиментальные и высокопарные выражения. Читать переписку Гоголя – унылое занятие. Трудно сказать, как он провел те два месяца за границей (в Любеке, Травемюнде и Гамбурге). Один из биографов утверждает, будто он в то лето вовсе и не ездил за границу, а оставался в Петербурге (так же, как несколько лет спустя Гоголь обманывал мать, думавшую, что ее сын в Триесте, хотя он уже вернулся в Москву). В письмах Гоголь как-то странно, будто сон, описывает виды Любека. Интересно заметить, что его описание курантов на любекском соборе легло в основу кошмара, который мать увидела шеть лет спустя; несчастья, которые, как она воображала, стряслись с Николаем, перемешались у нее в сознании с фигурами на курантах, и, быть может, этот сон, пророчивший страдания сына в годы его религиозной мании, был не так уж лишен смысла. Гоголь так же внезапно вернулся в Петербург, как оттуда уехал. В его перелетах с место на место было что-то от летучей мыши. Ведь только тень Гоголя жила подлинной жизнью – жизнью его книг, а в них он был подлинным актером. Стал бы он хорошим актером? От ненависти к канцелярской работе он подумывал пойти на сцену, но испугался экзамена или провалился на нем. Это было его последней попыткой уклониться от государственной службы .» « Опасность превратиться в лежащий камень Гоголю не угрожала: несколько летних сезонов он беспрерывно ездил с вод на воды. Болезнь его была трудноизлечимой, потому что казалась малопонятной и переменчивой: приступы меланхолии, когда ум его был помрачен невыразимыми предчувствиями и ничто, кроме внезапного переезда, не могло принести облегчения, чередовались с припадками телесного недомогания и ознобами; сколько он не кутался, у него стыли ноги, а помогала от этого только быстрая ходьба – и чем дольше, тем лучше. Парадокс заключается в том, что поддержать в себе творческий порыв он мог лишь постоянным движением – а оно физически мешало ему писать. Проповеднический период начался у Гоголя с последних поправок, которые он внес в «Мертвые души», с этих странных намеков на величественный апофеоз в будущем.В многочисленных письмах, которые он пишет из-за границы, фразы звучат все пышнее, в каком-то особом библейском тоне. « горе кому бы то ни было, не слушающему моего слова, — пишет он. Главное, к чему он призывает помещиков в своих письмах – вернуться к исполнению прямых обязанностей, и свои поучения излагает в пророческих тонах, повелевая отказаться от всех мирских благ.

В поэме «Ганц Кюхельгартен» рассказывается о несколько байроническом немецком студенте; она полна причудливых образов, навеянных прилежным чтеннием кладбищенских немецких повестей: Подымается протяжно В белом саване мертвец, Кости пыльные он важно Отирает, молодец! Эти неуместные восклицания объясняются тем, что природная украинская жизнерадостность Гоголя явно взяла верх над немецкой романтикой. Больше ничего о поэме не скажешь: не считая этого обаятельного покойника, она – полнейшая, беспросветная неудача. Написанная в 1827 г., поэма была опубликована в 1829-м. Гоголь, которого многие современники обвиняли в том, что он любит напускать на себя таинственность, в данном случае может быть оправдан – он не зря пугливо выглядывал из-за нелепо придуманного псевдонима В.Алов, ожидая, что же теперь будет. А было гробовое молчание, за которым последовала короткая, но убийственная отповедь в «Московском телеграфе». Гоголь со своим верным слугой кинулись в книжные лавки, скупили все экземпляры «Ганца» и сожгли их. И вот литературная карьера Гоголя началась так же, как и окончилась лет двадцать спустя, — аутодафе, причем в обоих случаях ему помогал покорный и ничего не разумеющий крепостной. Что еще восхищало его в Петербурге? Многочисленные вывески. А что еще? То, что прохожие сами с собой разговаривают и непременно жестикулируют на ходу. Петербургские вывески конца 20-х были нарисованы и многократно воспроизведены самим Гоголем в его письме, чтобы показать матери, а может быть и собственному воображению, символический образ «столицы» в противовес «провинциальным городам», которые мать знала (где вывески были ничуть не менее выразительными: те же синие сапоги; крест-накрест положенные штуки сукна; золотые крендели и другие еще более изысканные эмблемы, которые описаны Гоголем в начале «Мертвых душ»). Символизм Гоголя имел физиологический оттенок, в данном случае зрительный. Бормотание прохожих тоже было символом, в данном случае слуховым, которым он хотел передать воспаленное одиночество бедняка в благополучной толпе. Гоголь, Гоголь и больше никто, разговаривал с собой на ходу, но этому монологу вторили на разные голоса призрачные детища его воображения. Пропущенный сквозь восприятие Гоголя, Петербург приобрел ту странность, которую приписывали ему почти столетие; он утратил ее, перестав быть столицей империи. Главный город России был выстроен гениальным деспотом на болоте и костях рабов, гниющих в этом болоте; тут-то и корень его странности и его изначальный порок. Нева, затопляющая город – это уже нечто вроде мифологического возмездия (как описал Пушкин); болотные духи постоянно пытаются вернуть то, что им принадлежит; видение их схватки с медным царем свело с ума первого из «маленьких людей» русской литературы, героя «Медного всадника». Пушкин чувствовал какой-то изъян в Петербурге; приметил бледно-зеленый отсвет его неба и таинственную мощь медного царя, вздернувшего коня на зябком фоне пустынных проспектов и площадей. Но странность этого города была по- настоящему понята и передана, когда по Невскому проспекту прошел такой человек, как Гоголь. Рассказ, озаглавленный именем проспекта, выявил эту причудливость с такой незабываемой силой, что и стихи Блока, и роман Белого «Петербург», написанные на заре нашего века, кажется, лишь полнее открывают город Гоголя, а не создают какой-то новый его образ.

Марк Аврутин Загадка Сталина На свете существует множество неразгаданных тайн. Среди них, возможно, загадка личности Сталина не самая интересная. Тем не менее, миллионы людей по-прежнему поклоняются Сталину, о его жизни, деятельности продолжают выходить новые книги, исследования. Из тех авторов, которые писали о Сталине, многие соглашались писать под диктовку Кремля. Один ныне популярный писатель (В. Суворов), обобщив их мнение, написал: «…выдержка, феномен памяти, способность к анализу и обобщениям, которую не смог превзойти ни один из его современников, сила воли, которая явно не знала пределов и, главное — умение кратко, понятно, чётко и для всех ясно выразить свою мысль». Далее Суворов сообщает, что в 1927 году было совершено на Сталина неудачное покушение (наверное, потому, что им же самим оно и было организовано). Благодаря тому, что Сталин остался жив и все его выдающиеся способности не пострадали, в России победило «самое мягкое направление социализма» (?!), отчего не только россиянам, но и всему миру крупно повезло

Please verify you are a human

Access to this page has been denied because we believe you are using automation tools to browse the website.

This may happen as a result of the following:

  • Javascript is disabled or blocked by an extension (ad blockers for example)
  • Your browser does not support cookies

Please make sure that Javascript and cookies are enabled on your browser and that you are not blocking them from loading.

Reference ID: #d8861270-59fb-11ea-bbba-45899fa97d3f

Загадка Гомера

Усім нам притаманний інтерес до важливих подій минулого, нас захоплюють героїчні постаті давніх часів, ми співчуваємо їм, вболіваємо за них, обурюємось через несправедливість. Події ж Троянської війни, відображені в античній літературі так званого троянського циклу — захоплюючі сторінки історії людства. Не дивно, що стільки живописців та письменників звертались до цієї теми. Але, напевно, найперше , безумовно, найкраще завоювання Трої зобразив старо давній поет Гомер у своїх творах «Іліада» та «Одіссея».

Постать Гомера оповита багатьма міфами, яких, мабуть, не менше, ніж міфів про його героїв. Багато хто стверджував, що Гомера не існувало, а «Іліада» й «Одіссея» — щось на зразок народного епосу або створені іншим, невідомим автором. Деякі твори живопису зображують Гомера сліпим, але більшість істориків сходяться на тому, що сліпий співець не міг би настільки яскраво зобразити світ, природу, людей (адже образи, створені Гомером, дуже детальні!). Тривалий час вважали, то в основі поем Гомера — суцільна вигадка. І тільки 1870 року було доведено існування Трої, коли археолог Генріх Шліман знайшов руїни цього стародавнього величного міста. Тоді було доведено й те, що поеми Гомера не є суцільним вимислом, а поєднують свідчення про реальні історичні події із художніми елементами.

Традиційно терміном «загадка Гомера» або «гомерівське питання» називають проблему існування цього генія стародавньої літератури. Але я ризикну використати цей термін в іншому аспекті. Бо для мене загадка Гомера в іншому: як він створив такі величні, монументальні твори? Що в його поемах торкає нас, сучасних читачів, відділених від нього десятками віків? Оце справжня загадка!

У поемах Гомера діють і люди, і боги. Але читача це навіть не дивує: настільки живі ці образи, настільки впевнено й захоплююче вводить нас автор у світ давніх греків, ми відчуваємо себе свідками подій, нам зрозумілий їхній побут, цілі, спосіб мислення та світосприйняття. Ахілл та Гектор — справжні герої, безстрашні, мужні, віддані кожен своїй ідеї. Не тільки мужності вчить нас Іліада, ми звертаємо не меншу увагу на своєрідний «кодекс честі» давніх воїнів, їхню великодушність, моральні принципи. Час від часу ми переносимось на Олімп — і дізнаємось про життя грецьких богів. Вони діють поруч із людьми, спрямовують їхні долі, живуть і відчувають так само, як і люди. Читаючи «Іліаду», а й грецьку міфологію, я помітив, що боги, згідно з уявленнями лавніх греків, дуже схожі на людей, вони також мають свої недоліки, в їхньому житті є радощі і біди, вони так само закохуються, страждають, сваряться.

Поеми Гомера не обмежуються описом історичних подій, автор створює панорамну картину тогочасного життя. Ми спостерігаємо за почуттями героїв: серце стискається, коли читаєш сцену прощання Гектора з Андромахою. Хоча дієслово «читаєш» тут недоречне, бо ми забуваємо про власне «читання» вже з перших сторінок творів: ми пливемо на кораблі, беремо участь у битві, розмірковуємо над долею, визначеною богами. Усі епізоди «Іліади» та «Одіссеї» ми не «читаємо», а скоріше «бачимо», — настільки майстерно написані ці твори, настільки магічний вплив мають на нас рядки античного автора.

Ані образи героїв «Іліади», ані образ Одіссея не видається нам образом «звичайного героя», тобто характеризуючи їх, ми не можемо обмежитись словами «мужній, хоробрий»: ці люди багатогранні, їхні характери складні, непрості їхні почуття і долі. Одіссея навіть сам автор називає хитрим і розумним. Понад усе оспівує Одіссей рідну землю, поема оповідає нам про його повернення на Ітаку, яке тривало аж двадцять років. Але Одіссей будь-що хоче повернутись до дружини Пенелопи, побачити сина Телемаха. Пенелопа постає перед нами самовід-иапою дружиною, розумною, вірною і величною, вона є втіленням справжнього кохання, певним ідеалом жінки, позачасовим та вічним.

В одному з епізодів «Одіссеї» головний герой відмовляється від безсмертя, ілпропонованого йому німфою Каліпсо. Рідна земля, дружина дорожчі Одіссеє-іч за безсмертя. Але, сам того не знаючи, Одіссей таки здобув безсмертя, увіко-нгіений у поемі Гомера, як і інші гомерівські герої.

Чи вдалося мені розгадати загадку Гомера? Мабуть, ні. Яскраві образи, май-і іерне володіння словом, захоплюючий сюжет, але це не все. Є якась магія у Ного творах, щось справді незбагненне. Твори Гомера вічні, вони належать до найбільших шедеврів світової літератури. Щоб висловити усю велич гомерівських творів, мені знадобиться талант володіння словом, не менший від Гомерового, тож насолоджуймося його епосом, не намагаючись відгадати загадку по-суті їх автора.

Рефераты по литературе

«Мертвые души» Н.В. Гоголя

1) Две России в поэме

2) Души мертвые и живые

«Какой огромный, какой оригинальный сюжет! Какая разнообразная куча! Вся Русь явится в нем» — писал Н.В. Гоголь В.А. Жуковскому в начале работы над поэмой. Так сам Гоголь определил объем своего произведения — вся Русь. И автор смог раскрыть во всем объеме как негативные, так и позитивные стороны жизни России эпохи крепостного права. Замысел Гоголя был грандиозен: подобно Данте, изобразить путь Чичикова сначала в «аду» — I том «Мертвых душ», затем «в чистилище» — II том «Мертвых душ» и «в раю» — III том. Но эта идея так и не была воплощена в жизнь до конца. До читателя в полном объеме дошел только I том, в котором Гоголь показывает все минусы русской жизни.

Первая часть представляет галерею собирательных образов современных автору помещиков. Это и есть «мертвые души» поэмы. Гоголь знакомит читателя с ними в порядке возрастающей моральной деградации. Первым перед нами предстает Манилов — мечтательный и обходительный человек с приятными чертами лица. Но таким он кажется только на первый взгляд. Пообщавшись с ним немного, вы воскликнете: «Черт знает, что такое!». Его мечтательность — это паразитизм, безволие, праздность.

Другой тип русского помещика Гоголь представляет нам в Коробочке. Хозяйственная, хлебосольная, гостеприимная, она вдруг становится «дубинноголовой» в сцене продажи мертвых душ, боясь продешевить. Это тип человека себе на уме.

Третьим перед читателем предстает Ноздрев. Здесь Гоголь показал иную форму разложения дворянства. Автор открывает нам две сущности Ноздрева: сначала он кажется прямым и нескрытным человеком. Но потом приходится убеждаться, что общительность Ноздрева — безразличное панибратство с каждый встречным и поперечным, его энергия — пустая растрата сил в кутежах и дебошах, его живость — это неспособность сосредоточиться на каком-нибудь серьезном предмете или деле. Главная его слабость, по словам самого писателя, — «нагадить ближнему, иногда вовсе без всякой причины».

Четвертый помещик — Собакевич, который напоминает читателю Коробочку. Он, как и она, накопитель. Только в отличие от Коробочки это расчетливый и хитрый скряга. Ему удается обвести вокруг пальца самого Чичикова! Собакевич груб, циничен, неотесан; недаром он сравнивается с животным (медведем). Этим сравнением Гоголь подчеркивает степень одичания человека, степень омертвения его души.

Завершает эту галерею «мертвых душ» «прореха на человечестве» Плюшкин. Это вечный в классической литературе образ скупого. Плюшкин — крайняя степень экономического, социального и морального распада человеческой личности. Плюшкин являет собой апогей папаши Гранде, Гобсека и Скупого рыцаря.

Такова Русь! Таковы помещики — мертвые души. К галерее помещиков, которые являются по существу «мертвыми душами», примыкают и губернские чиновники. Кого же можно назвать душами живыми в поэме, да и есть ли они? Я думаю, Гоголь не собирался противопоставлять жизни чиновников и помещиков жизнь крестьянства. Гоголевские крестьяне тоже далеко не идеальны. Кучер Селифан — не дурак выпить. Лакей Петрушка спит не раздеваясь и «носит всегда с собой какой-то особенный запах». Но именно для крестьян у Гоголя находятся ласковые слова и теплая интонация, когда он говорит, например, о Петре Неумывай-Корыто, Иване Колесо, Степане Пробке, оборотистом мужике Еремее Сорокоплехине. Все это люди, о судьбе которых автор задумался и задался вопросом: «Что вы, сердечные мои, поделывали на веку своем? Как перебивались?». Но все-таки есть на Руси хоть что-то светлое, не поддающееся гниению ни при каких условиях, есть люди, составляющие «соль земли». Есть и сам Гоголь, этот гений сатиры и певец красоты Руси? Есть! Должно быть! Гоголь верит в это, и поэтому в конце поэмы появляется художественный образ Руси-тройки, устремившейся в будущее без ноздревых и плюшкиных. Мчится вперед птица-тройка. «Русь, куда ж несешься ты? Дай ответ. Не дает ответа».

Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Добавить комментарий

;-) :| :x :twisted: :smile: :shock: :sad: :roll: :razz: :oops: :o :mrgreen: :lol: :idea: :grin: :evil: :cry: :cool: :arrow: :???: :?: :!: