Анализ стихотворения Пушкина «Я памятник воздвиг себе нерукотворный»

За год до смерти, А. С. Пушкин написал одно из удивительнейших стихотворений, в котором он как бы подводит итог своей деятельности, в которой он уже достиг признания миллионов. Это стихотворение называется “Я памятник воздвиг себе нерукотворный”. Такая тематика лирического начала наблюдается у многих выдающихся личностей одной категории.

Например Державин, который в качестве примера использует образцы оды Горация “Памятник”. Но характерной отличительной чертой нашего Евгения Онегина является то, что он не воздвиг себе памятник

Таким образом Пушкин, начиная писать первую строку стихотворения, подчёркивает всенародность своего творчества. Одной единственной поэтической фразой, он бросает вызов самому Александру I, подчёркивая самовластие “Александрийского столпа”.

Таким маленьким, но в то же время таким большим стихотворением, автор описывает бессмертие своему творчеству, говоря что он не умрёт, лишь прах развеется, а лира будет жить. В этих словах проявляется явная закономерность

(И долго буду тем любезен я народу,
Что чувства добрые я лирой пробуждал,
Что в мой жестокой век восславил я Свободу
И милость к падшим призывал.

Исходя из написанного, даже совсем не ведающему о творческой деятельности автора, можно смело предположить, что признание и любовь присвоены прежде всего за доброту его писаний, лира которых вызывает любовь и спокойствие душевного состояния. Также, не менее важным моментом, является совсем не примечательная, но величественная и справедливая строка: “Что в мой жестокий век восславил я свободу”.

Автор подчёркивает, что без рукоприкладства и кровопролития, он бросает вызов крепостничеству и призывает к свободе, несмотря на строжайшие законы того времени, которые могли жестоко покарать. Вот, собственно за это народ, а точнее народы воздвигли памятник нерукотворный, который будет жить доколе мир живёт.

Стихотворение А. С. Пушкина «Я памятник себе воздвиг нерукотворный. » (восприятие, истолкование, оценка).

В своих сочинениях Пушкин постоянно размышлял о предназначении поэта и природе поэтического творения. Через все его творчество прошла мысль о важной роли поэзии в человеческой жизни («К другу стихотворцу», «Разговор книгопродавца с поэтом», «Пророк», «Поэт», «Поэт и толпа», «Поэту»).
Поэзия понималась Пушкиным как главное условие духовного самоутверждения. Творчество великого русского поэта – постоянная работа над собой, недовольство собой, движение вперед. Пушкин считал себя поэтом и видел в этом труде смысл всей своей жизни.
Он был убежден, что поэт, живущий в определенное время, преломляет в своем творчестве качества этого времени. История принадлежит поэту, творец всегда над сегодняшним моментом и объективно видит все происходящее. Пушкин не сомневался в своем даре.

В августе 1836 года он пишет стихотворение, в котором наиболее полно раскрывает свое отношение к роли поэта в истории. Это стихотворение – «Памятник».

Эпиграфом к стихотворению взята строчка из оды Горация «К Мельпомене» — Exegi monumentum («Я воздвиг памятник»). Эта ода была переведена Ломоносовым, ей подражал Державин в своем стихотворении «Памятник». Она же оказала сильное влияние на пушкинское стихотворение.

В основе произведения лежит метафора уподобления поэзии памятнику. Именно эту метафору и заимствовали у Горация Пушкин и Державин. Подводя итог своему творчеству, поэт говорит о том, что его «памятник нерукотворный», его поэзия останется и после его смерти: «к нему не зарастет народная тропа». И творец останется жить в своих творениях:

Нет, весь я не умру – душа в заветной лире

Мой прах переживет и тленья убежит –

И славен буду я, доколь в подлунном мире

Жив будет хоть один пиит.

Пушкин называет свою поэзию «выше…главою непокорной / Александрийского столпа». Александрийский столп – Александровская колонна, памятник Александру I в Петербурге на Дворцовой площади. Известен такой факт из жизни поэта: Пушкин уехал из Петербурга за 5 дней до открытия Александровской колонны, чтоб не присутствовать при церемонии вместе с камер-юнкерами, «моими товарищами». Причина была, конечно, глубже – Пушкин не желал участвовать в прославлении Александра I.
Поэзия, по мнению Александра Сергеевича, более значима, чем любая власть на земле. И все народы «Руси великой» назовут Пушкина свои поэтом. Спустя почти два века после написания этого стихотворения можно с уверенностью сказать, что эта мысль была пророческой.

Четвертая строфа является центральной в смысловом отношении. В ней автор называет самые важные особенности своего творчества. Это своеобразная исповедь поэта о его устремлениях, о задачах, которые он ставил перед своей поэзией:

И долго буду тем любезен я народу,

Что чувства добрые я лирой пробуждал,

Что в мой жестокий век восславил я Свободу

И милость к падшим призывал.

В первоначальной редакции эта строфа читалась так:

И долго буду тем любезен я народу,

Что звуки новые для песен я обрел,

Что вслед Радищеву восславил я Свободу

И милосердие воспел.

Появление Радищева в первом варианте неслучайно. Пушкин имеет право сказать, что он защищал свободу всю свою жизнь, потому что он много пострадал за свою любовь к правде, за смелость говорить о том, о чем говорить было невозможно: об избавлении от тирании царя.

Последняя строфа представляет собой обращение к музе. И в ней повторяется тема, развитая в стихотворении «Пророк», – тема божественного происхождения поэтического дара. Муза должна быть послушна не хвале и клевете, не тщеславию («не требуя венца»), но «веленью божию».

В стихотворении пять строф. Оно написано разностопным пиррихированным ямбом. Рифма перекрестная, с чередованием мужских и женских окончаний.

Лексика произведения преимущественно высокая, книжная («главою», «вознесся», «тленья», «восславил», «падшим», «дикой»), но есть и нейтральная («памятник», «народная», «чувства»).

Метафоры, использованные Пушкиным в стихотворении, чрезвычайно богаты. Именно поэтому они стали общеизвестными ( «памятник нерукотворный», «народная тропа», «тленья убежит», « чувства…лирой пробуждал», «не требуя венца»). Поэт использует также эпитеты («жестокий век», «заветной лире»), перифразы («язык», «подлунном мире»), олицетворения («обиды не страшась», «приемли равнодушно»).

Пушкин предвидел бессмертие своей поэзии. Сегодня нельзя встретить ни одного человека, который бы не знал Пушкина. Это ли не мечта любого поэта: обрести вечную жизнь в сердцах людей?

0 человек просмотрели эту страницу. Зарегистрируйся или войди и узнай сколько человек из твоей школы уже списали это сочинение.

/ Сочинения / Пушкин А.С. / Разное / Стихотворение А. С. Пушкина «Я памятник себе воздвиг нерукотворный. » (восприятие, истолкование, оценка).

Смотрите также по разным произведениям Пушкина:

«Анализ Стихотворения А. С. Пушкина «Я памятник себе воздвиг нерукотворный…»»

Это, пожалуй, одно из самых знаменитых стихотворений Пушкина. Содержание его выражено в простой и доступной форме. Но известно, что простота гениальных произведений искусства часто бывает обманчивой. Увлеченные гармоничностью стихотворной речи, энергией ее ритмов, необыденностью всего ее строя, мы незаметно для самих себя приобщаемся к ее поэтическому содержанию. И вместе с тем обнаруживаем, что оно необычайно сложно; мы снова и снова перечитываем или даже заучиваем наизусть стихи великих поэтов.

И вот, когда мы перечитываем «Памятник», наше внимание прежде всего задерживается на латинских словах эпиграфа: Я памятник себе воздвиг». Во времена Пушкина среди образованных людей это латинское словосочетание было хорошо известно, как ходовая поговорка, потому что им начинается самый, может быть, знаменитый из всех изучавшихся тогда латинских текстов — ода Горация «Памятник». Вероятно, по этой причине Пушкин не называл его имени. Пушкин напомнил читателю древнее сочинение прежде всего потому, что в нем провозглашена мысль о величии подвига

* Создал памятник я, меди нетленнее,
* Пирамидных высот, царственных, выше он

В наше время мысль о том, что наиболее совершенные произведения поэзии переживают время своего создания и что в духовной жизни человечества поэзия имеет неизмеримо большее значение, чем подвиги царей и завоевателей, кажется само собой разумеющейся. При Пушкине было не так. Правящая Россия ценила человеческое достоинство и гражданские заслуги по табели о рангах, а в ней ее создатель— Петр I — чин поэта не предусмотрел. Отношение к Пушкину эта Россия выразила устами министра просвещения С. С. Уварова. Когда он узнал, что в «Литературных прибавлениях» к газете «Русский инвалид» было напечатано краткое извещение о гибели Пушкина, начинавшееся словами: «Солнце нашей поэзии закатилось!», то приказал вызвать редактора газеты в цензурный комитет и сделать ему строгое внушение. «К чему эта публикация о Пушкине? Что это за черная рамка вокруг известия о кончине человека не чиновного, не занимавшего никакого положения на государственной службе… «Солнце поэзии!!» — помилуйте, за что такая честь? «Пушкин скончался… в середине своего великого поприща!» Какое это такое поприще. Разве Пушкин был полководец, военачальник, министр, государственный муж?! Писать стишки не значит еще… проходить великое поприще!»

Свой «Памятник» Пушкин, по-видимому, намеревался опубликовать, и ссылка на Горация в предстоящих цензурных хлопотах могла стать важным доводом. Классическая древность тогда была государственно одобряемой и почитаемой: в основе главных положений официально признанной классицистской эстетики лежала мысль о непререкаемом авторитете античного искусства; даже некоторые государственные установления прямо связывались с традициями Римской империи. Достаточно вспомнить хотя бы то, что титулование русских царей (император, августейшая особа и т. п.) было заимствовано из терминологии императорского Рима, сложившейся как раз в эпоху Горация, которому покровительствовал сам император Август. Не трудно понять, почему в России этот римский поэт был чем-то вроде государственно учрежденной поэтической инстанции. И если русский поэт «прибегал» под защиту Горация, то цензура не могла с этим не считаться. Потому-то и Державин свой «Памятник» начал (первые семь стихов) весьма точным переводом соответствующих строк «Памятника» Горация. Пушкин, разумеется, знал это популярнейшее произведение Державина. И он хотел, чтобы его «Памятник» напомнил читателям «Памятник» Державина. Напомнил и возбудил желание сравнить. Ведь не случайны же эти совпадения:

* в «Памятнике» Державина: «От тлена убежав…»;
* в «Памятнике» Пушкина: «…и тленья убежит…»;
* у Державина: «Слух пройдет обо мне…»;
* у Пушкина: «Слух обо мне пройдет…» (в черновике это полустишие было написано в точности «по Державину»: «Слух пройдет обо мне…»);
* у Державина: «Всяк будет помнить то в народах неие-четных…»;
* у Пушкина: «И назовет меня всяк сущий в ней язык…»; (здесь слово «язык» имеет утраченное в наше время значение— народ).

Державин в конце XVIII века и в первые десятилетия XIX века был государственно признанным классиком, певцом Фелицы (то есть Екатерины II) и «екатерининских орлов», поэтом российской самодержавной государственности. С точки зрения правящих верхов, его литературный авторитет был неколебим; Пушкин не мог не знать, что почтительная ориентация на художественные идеи Державина, на его стиль была в глазах властей и прежде всего цензуры верным признаком благонамеренности.

«Я памятник воздвиг себе нерукотворный» — одна из тайн Пушкина

«Я памятник себе воздвиг нерукотворный…» А.Пушкин

Я памятник себе воздвиг нерукотворный,
К нему не зарастёт народная тропа,
Вознёсся выше он главою непокорной
Александрийского столпа.

Нет, весь я не умру — душа в заветной лире
Мой прах переживёт и тлeнья убежит —
И славен буду я, доколь в подлунном мире
Жив будет хоть один пиит.

Слух обо мне пройдёт по всей Руси великой,
И назовёт меня всяк сущий в ней язык,
И гордый внук славян, и финн, и ныне дикий
Тунгус, и друг степей калмык.

И долго буду тем любезен я народу,
Что чувства добрые я лирой пробуждал,
Что в мой жестокий век восславил я свободу
И милость к падшим призывал.

Веленью бoжию, о муза, будь послушна,
Обиды не страшась, не требуя венца;
Хвалу и клевету приeмли равнодушно
И не оспаривай глупца.

После трагической гибели Александра Сергеевича Пушкина 29 января 1837 года среди его бумаг был обнаружен черновик стихотворения «Я памятник воздвиг себе нерукотворный», датированного 21 августа 1836 года. Оригинал произведения был передан поэту Василию Жуковскому, который внес в стихотворение литературную правку. Впоследствии стихи были включены в посмертный сборник произведений Пушкина, который увидел свет в 1841 году.

Существует ряд предположений, связанных с историей создания этого стихотворения. Исследователи творчества Пушкина утверждают, что произведение «Я памятник себе воздвиг нерукотворный» является подражанием творчеству других поэтов, которых Пушкин попросту перефразировал. К примеру, аналогичные «Памятники» можно найти у Гавриила Державина, Михаила Ломоносова, Александра Востокова и Василия Капниста – блистательных литераторов 17 века. Однако многие пушкинисты склонны считать, что основные идеи для этого стихотворения поэт почерпнул в оде Горация под названием «Exegi monumentum».

Что именно побудило Пушкина создать это произведение? Сегодня об этом можно лишь догадываться. Однако современники поэта довольно прохладно отнеслись к стихотворению, считая, что восхвалять свои литературные таланты, по меньшей мере, некорректно. Почитатели творчества Пушкина, наоборот, увидели в этом произведении гимн современной поэзии и победу духовного над материальным. Однако среди близких друзей Пушкина и вовсе бытовало мнение, что произведение преисполнено иронии и является эпиграммой, которую поэт адресовал самому себе. Тем самым он словно бы хотел подчеркнуть, что его творчество заслуживает гораздо более уважительного отношения соплеменников, которое должно быть подкреплено не только эфемерным восхищением, но и материальными благами.

В пользу «иронической» версии появления данного произведения говорят и заметки мемуариста Петра Вяземского, который поддерживал с Пушкиным дружеские отношения и утверждал, что у слова «нерукотворный» в контексте произведения совершенно иной смысл. В частности, Петр Вяземский неоднократно заявлял, что в стихотворении речь идет вовсе не о литературном и духовном наследии поэта, так как свои стихи «он писал не чем иным, как руками», а об его статусе в современном обществе. Ведь в высших кругах Пушкина недолюбливали, хотя и признавали за ним несомненный литературный талант. Но, в то же время, своим творчеством Пушкин, успевший при жизни получить всенародное признание, не мог заработать себе на жизнь и был вынужден постоянно закладывать имущество, чтобы хоть как-то обеспечить достойный уровень существования своей семьи. Это подтверждает и распоряжение царя Николая I, которое он отдал после смерти Пушкина, обязав из казны оплатить все долги поэта, а также назначить содержание его вдове и детям в размере 10 тысяч рублей.

Кроме этого, существует и «мистическая» версия создания стихотворения «Я памятник себе воздвиг нерукотворный», сторонники которой убеждены, что Пушкин предчувствовал свою гибель. Именно поэтому за полгода до смерти он написал это произведение, которое, если отбросить иронический контекст, можно расценивать, как духовное завещание поэта. Более того, Пушкин знал, что его творчество станет образцом для подражания не только в русской, но и в зарубежной литературе. Существует легенда о том, что гибель на дуэли Пушкину от руки красавца-блондина предсказала гадалка, и поэт знал не только точную дату, но и время своей смерти. Поэтому позаботился о том, чтобы в стихотворной форме подвести итог собственной жизни.

Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Добавить комментарий

;-) :| :x :twisted: :smile: :shock: :sad: :roll: :razz: :oops: :o :mrgreen: :lol: :idea: :grin: :evil: :cry: :cool: :arrow: :???: :?: :!: