ЧЕХОВ АНТОН ПАВЛОВИЧ — ЦИТАТЫ, ВЫСКАЗЫВАНИЯ И АФОРИЗМЫ

Антон Павлович Чехов (17 января 1860, Таганрог, Екатеринославская губерния — 2 июля 1904, Баденвайлер) — выдающийся русский писатель, общепризнанный классик мировой литературы. По профессии врач. Почётный академик Императорской Академии наук по Разряду изящной словесности. Один из самых известных драматургов мира. Его произведения переведены на более, чем 100 языков. Его пьесы, в особенности «Чайка», «Три сестры» и «Вишнёвый сад», на протяжении более ста лет ставятся во многих театрах мира. За 26 лет творчества Чехов создал около 900 различных произведений (коротких юмористических рассказов, серьёзных повестей, пьес), многие из которых стали классикой мировой литературы. Особенное внимание обратили на себя «Степь», «Скучная история», «Дуэль», «Палата № 6», «Рассказ неизвестного человека», «Мужики», «Человек в футляре», «В овраге», «Детвора», «Драма на охоте»; из пьес: «Иванов», «Чайка», «Дядя Ваня», «Три сестры», «Вишнёвый сад».

Афоризмы, высказывания, цитаты Великих людей

Записи с меткой «А. П. Чехов»

А. П. Чехов

Антон Павлович Чехов. Годы жизни (17 января 1860 — 2 июля 1904). Русский писатель, драматург, по профессии был врачом.

Музыка, книги пробуждали в юном А. П. Чехове стремление к творчеству. Большую роль в этом сыграл таганрогский театр, основанный в 1827 году. Впервые в театре Антон побывал в 13 лет, посмотрел оперетту Жака Оффенбаха «Прекрасная Елена» и вскоре стал страстным поклонником театра.

Чехов-гимназист издавал юмористические журналы, придумывал подписи к рисункам, писал юмористические рассказы, сценки. Первая драма «Безотцовщина» была написана 18-летним Чеховым в период учёбы в гимназии. Гимназический период Чехова был важным периодом созревания и формирования его личности, развития её духовных основ. Гимназические годы дали Чехову огромный материал для писательской работы.

Высказывания о чехове и его творчестве

ЧЕХОВ Антон Павлович
17(29) января 1860, Таганрог — 2(15) июля 1904, Баденвейлер, Южная Германия;
похоронен в Москве на Новодевичьем кладбище
Биография

Семья, учеба

Антоша Чехонте Родился в многодетной семье купца третьей гильдии, владельца бакалейной лавки; учился в классической гимназии, одновременно помогая отцу в торговле. К гимназическим годам относятся первые литературные опыты Чехова — водевили, сцены, очерки, анекдоты и т.п. Некоторые из них он посылает в редакции столичных юмористических журналов.
После поступления на медицинский факультет Московского университета (1879) литературный труд становится для Чехова основным источником заработка: с этого времени его “юмористические мелочи” регулярно публикуются на страницах массовых иллюстрированных журналов под разнообразными псевдонимами (Антоша Чехонте, Человек без селезенки и др.)

После окончания университета (1884) Чехов, работая уездным врачом, продолжает “многописание”: основным жанром в его творчестве этого периода является традиционный для массовой периодики короткий рассказ — сценка, этюд, набросок, — основой сюжета которого служит забавное или нелепое происшествие, любопытный или смешной случай из жизни. Рассеянные по периодике, написанные в рамках определенного объема и к установленному сроку, призведения этого времени составили сборники “Пестрые рассказы” (1886) и “Невинные речи” (1887).

Вхождение в “большую” литературу

Художественные открытия Чехова Новый этап в творческой
биографии Чехова — “вхождение в литературу” — связан с началом его регулярного сотрудничества в газете А. С. Суворина “Новое время” (с 1886) , где произведения Чехова впервые появились под его настоящим именем, и выходом сборника “В сумерках” (1887) , выделенного критикой из общего потока массовой беллетристики (признавалась несомненная талантливость писателя, его способность немногими штрихами рисовать картины природы и человеческие типы, создавать поэтическое настроение) . В том же 1887 пьесой “Иванов” (поставлена на сцене театра Корша) Чехов подвел итог своим ранним драматургическим поискам, начатым еще в гимназические годы, и одновременно заложил основу поэтики нового драматического искусства.
Внимание критики, читательские симпатии и, главное, поддержка со стороны ведущих литераторов
(Д. В. Григоровича, А. Н. Плещеева, В. Г. Короленко) были расценены Чеховым как приглашение к
профессиональной литературной деятельности, что потребовало от него пересмотра собственного
отношения к литературным занятиям как способу заработка или веселой забаве. В повести “Степь” ,
опубликованной в 1888 в журнале “Северный вестник” , обозначились главные художественные открытия Чехова: отсутствие традиционного для русской литературы героя, выражающего авторскую мировоззренческую позицию; воссоздание окружающего мира, преломленного эмоциональным человеческим восприятием; передача душевного состояния персонажей через “случайные” реплики и жесты.

Поездка на Сахалин

В 1890 Чехов прерывает успешно начатую литературную работу и отправляется в длительное путешествие через Сибирь на остров Сахалин для “изучения быта каторжников и ссыльных” . Творческим итогом путешествия становится книга “Остров Сахалин” (1895) , написанная в жанре “путевых записок” ; в ее основу легли не только личные впечатления от многочисленных встреч, но и собранные им на острове статистические данные.

Литературная репутация

В первой половине 1890-х гг. Чехов становится одним из самых читаемых
писателей России — его произведения регулярно появляются в журналах “Северный вестник” и “Русская мысль” (с 1892) , газетах “Новое время” (до 1893) и “Русские ведомости” ; выходят отдельные издания и сборники (“Рассказы” , 1888; “Хмурые люди” , 1890; «Повести и рассказы” , 1894) , которые постоянно переиздаются, вызывая широкий резонанс в литературных кругах. Не отрицая растущий талант Чехова, критика оказывается по большей части неспособной принять особенности его “объективной” (как он сам характеризовал ее) художественной манеры, обвиняет писателя в равнодушии к социальным проблемам, в отсутствии прямых авторских оценок и мировоззрения в целом, в том, что он пишет “с холодной кровью” , в излишнем “фотографизме” и т.д. ; в высказываниях героев усматривает позицию писателя: так, слова старого профессора об отсутствии у него “общей идеи” (повесть “Скучная история” , 1889) воспринимались как авторское признание и проецировались на все творчество Чехова. Исключение составила повесть “Палата N6” (1892) , за которой было признано бесспорное общественное значение. В целом же за Чеховым
закрепилась репутация писателя, чуждающегося социальных проблем, — бытописателя и мастера тонкого психологического анализа.

Проблематика рассказов

В многочисленных рассказах этого времени Чехов обращается к
исследованию души современного человека, испытывающего влияние разнообразных социальных, научных и философских идей: пессимизма (“Огни” , 1888) , социального дарвинизма (“Дуэль” , 1891), радикального народничества (“Рассказ неизвестного человека” , 1893) ; решает волновавшие общество вопросы семейных отношений (“Три года” , “Супруга” , “Ариадна” , все 1895) , аномальных явлений психики (“Черный монах” , 1894) и др.

Основой сюжетов становится не столкновение человека с грубой социальной средой, но внутренний конфликт его духовного мира: герои Чехова — “хмурые” , скучные, живущие “в сумерках” люди, оказываются жизненно несостоятельными в силу собственной неспособности к творческой реализации, неумения преодолевать душевное отчуждение от других людей; их несчастья не имеют фатальной предопределенности и не обусловлены исторически — они страдают по причине собственных житейских ошибок, дурных поступков, нравственной и умственной апатии.

Последний период творчества

В конце 1890-х — начале 1900-х гг. Чехов — признанный и популярный мастер: журналы ищут его участия, появление новых произведений расценивается критикой как событие литературной жизни, споры вокруг них перерастают в общественно-политические дискуссии — о будущем русской деревни, о роли интеллигенции в обществе и т.д. В его творчестве возникают новые темы. Верный принципам “художественной объективности” , Чехов создает мрачные картины оторванного от культуры крестьянского быта (“Моя жизнь” , 1896; “Мужики” , 1897; “В овраге” , 1900).

Тема нравственной деградации и духовной опустошенности русской интеллигенции, ее неспособности к социальному и личному жизнеустройству поднимается в рассказе “Дом с мезонином” (1896) , “маленькой трилогии” “Человек в футляре” , “Крыжовник” , “О любви” (1898) . В то же время многие герои его последних произведений все сильнее испытывают “тоску по идеалу” , переживают стремление к новой, лучшей жизни (“По делам службы”, 1898; “Архиерей” , 1902; “Невеста” , 1903).

Чуждый моральному учительству, религиозной проповеди и социальному утопизму, Чехов не прописывает рецептов нравственного совершенствования, общественного переустройства или духовного преображения, но в томлениях и муках своих героев, в их неудовлетворенности бессмысленностью своего существования видит доказательства принципиальной возможности для человека устроить свою жизнь правдиво, достойно и радостно.

Значение творчества

Художественные открытия Чехова оказали огромное влияние на литературу и театр 20 века. Его драматические произведения, переведенные на множество языков, стали неотъемлемой частью мирового театрального репертуара.

Сочинения:
Полное собрание сочинений и писем: В 30 т. Т. 1-18. Сочинения. Т. 1-12. Письма. М., 1974-1983.

Список литературы:
1) Громов М. П. Чехов. — М., 1993 г.
2) Скафтымов А. П. Нравственные искания русских писателей. — М., 1972 г.
3) Чехов в воспоминаниях современников. — М., 1960 г.
4) Чехов М. П. Вокруг Чехова. — М., 1985 г.
5) Чудаков А. П. Мир Чехова: возникновение и утверждение. — М., 1986г.

А.П. Чехов: взгляд со стороны, анекдоты, высказывания. Вып. 16

Ворчалка № 562 от 10.04.2010 г.

“Молодой Чехов весел, беззаботен и, пожалуй, даже похож на порхающую птичку. но с 1888-1889 годов, когда ему было 28-29 лет, появились две вещи: “Скучная история” и “Иванов”. ”Мы никогда не узнаем, что произошло с Чеховым за то время, которое протекло между окончанием “Степи” (1888 г.) и появлением первой драмы “Иванов” и “Скучной истории. Иванов сравнивает себя с надорвавшимся рабочим”.

“Шестов думает, что Чехов тоже надорвался и

“не от тяжёлой большой работы, не великий, непосильный подвиг сломил его, а так пустой незначительный случай сломил его. и нет прежнего Чехова, весёлого и радостного, а есть угрюмый, хмурый человек”.

“Чехов был певцом безнадёжности. Упорно, уныло, однообразно в течение всей почти 25-летней литературной деятельности только одно и делал: теми или иными способами убивал человеческие надежды. В этом, на мой взгляд, сущность его Творчества”.

“. то, что делал Чехов, на обыкновенном языке называется преступлением и подлежит суровейшей каре. Но как казнить талантливого человека? Даже у Михайловского. не поднялась рука на Чехова. Он предостерегал читателя, указывая на “недобрые огоньки”, но дальше он не шёл: огромный талант Чехова подкупил риторически строгого критика”.

“Молодое поколение ценило в Чехове талант, огромный талант, и ясно было, что оно от него не отречется . и Чехов стал одним из любимейших русских писателей».

“Посмотрите его за работой. Он постоянно точно в засаде сидит, высматривает и подстерегает человеческие надежды. Искусство, наука, любовь, вдохновение, идеалы, будущее, переберите все слова, и они мгновенно блёкнут, вянут и умирают. И сам Чехов на наших глазах блёкнул, вянул и умирал — не умирало в нем только его удивительное искусство. Более того, в этом искусстве он постоянно совершенствовался и дошёл до виртуозности, до которой не доходил никто из его соперников в европейской литературе”.

“Чехов был кладокопателем, волхвом, кудесником, заклинателем. Этим объясняется его исключительное пристрастие к смерти, разложению, гниению, к безнадёжности”.

“Единственная философия, с которой серьёзно считался и потому серьёзно боролся Чехов — был позитивистический материализм”.

“Настоящий, единственный герой Чехова — безнадёжный человек”.
“У него нет ничего, он всё должен создать сам. И вот “творчество из ничего”.

“В “Смысле творчества” я уже выразил основную для меня мысль, что творчество есть творчество из ничего, т. е. из свободы. Критики приписывали мне нелепую мысль, что творчество человека не нуждается в материи, в материалах мира. Творческий акт нуждается в материи, он не может обойтись без мировой реальности, он совершается не в пустоте, не в безвоздушном пространстве. Но творческий акт человека не может целиком определяться материалом, который даёт мир, в нём есть новизна, не детерминированная извне миром. Это и есть тот элемент свободы, который привходит во всякий подлинный творческий акт. В этом тайна творчества. В этом смысле творчество есть творчество из ничего. Это лишь значит, что оно не определяется целиком из мира, оно есть также эманация свободы, не определяемой ничем извне. Без этого творчество было бы лишь перераспределением элементов данного мира, и возникновение новизны было бы призрачным”.

“У Толстого, тоже не очень ценившего философские системы, нет такого резко выраженного отвращения к идеям, мировоззрениям, как у Чехова. «

“Под конец он совершенно эмансипируется от всякого рода идей и даже теряет представление о связи жизненных событий. В этом самая значительная и оригинальная черта его творчества”.

“не логическое развитие страстей, а голый демонстративно ничем не прикрытый случай”.

“читая драму, кажется, что перед тобой номер газеты с бесконечным рядом “faits divers” [заголовков], . во всём и везде царит самодержавный случай, на этот раз дерзко бросающий вызов всем мировоззрениям. В этом наибольшая оригинальность Чехова, источник его мучительнейших переживаний”.

“у Чехова был момент, когда он решился во что бы то ни стало покинуть занятую им позицию и вернуться назад. Плодом такого решения была “Палата № 6”.

”Чехов хотел уступить и уступил. Он почувствовал невыносимость безнадежности, невозможность творчества из ничего”.

“Чехова у нас просто не дочитали до конца”.

“О Чехове без преувеличения можно сказать, что он — один из самых свободных художников в русской литературе. А по значению поставленных им вопросов, по его проникновению в глубину русской души с её мучительными поисками высшего смысла жизни и высшей правды, Чехов превосходит и гениального бытописателя русских типов Гончарова”.

“Мировоззрение Чехова-человека, близко связывало его с его эпохой, с торжествовавшим тогда рационализмом и позитивизмом. Но он не принял их до конца, не мог на них успокоиться”.

“Чехов и своей личностью, и духовным состоянием своих героев из среды русской интеллигенции уже знаменует кризис русского рационализма, как господствующего направления, ещё довольно задолго до того момента, когда этот кризис наступил для значительного большинства уже с несомненной очевидностью. Чехов сумел ощутить его первые трещины. Есть все основания думать, что он носил их в самом себе, но появились они в нём, надо предполагать, со стороны его творческой интуиции. Иногда прорывалась она наружу и в его откровенных беседах”.

“. не только нашей молодёжи, но и нам самим сейчас трудно представить, до какой степени русский писатель времён Чехова был стеснен и подавлен нашим интеллигентным обществом, которое навязывало ему свои вкусы, оценки, свои злобы дня. И чем талантливее был автор, тем настойчивее всё это ему навязывалось, тем решительнее от него требовали, чтобы он эти определенные лозунги провозглашал. ”

“Чехов, внимательно читаемый теперь после кровавой русской катастрофы, не только не кажется изжитым до конца, но становится гораздо ближе, во многом понятнее и неизмеримо значительнее, чем прежде”.

“никогда ни в чём он не скрывал того, что человеческая скорбь ему всегда была несравненно дороже, важнее, интереснее “гражданской скорби”.

“В то время как крикливо прославленный современник Чехова, Максим Горький, победно восклицал:

“Человек — это звучит трагически. Это звучит страшно и жалостно до слёз”.

“ Жизнь всякого человека, не утонувшего в пошлом самодовольстве, трагична. Достаточно заглянуть в любую душу, чтобы проникнуться острой жалостью к ней. Чтобы чувствовать трагедию, совершенно не нужно создавать трагических героев в духе Шекспира, ибо человеческая жизнь сама по себе уже есть трагедия, и одиночество человеческой души трагично”.

“Его талант в самом большом и серьёзном не вызывал энтузиазма у читателей, потому что Чехов по своему мироощущению оказывался стоящим одиноко в современной толпе”.

“главное невидимо действующее лицо в чеховских пьесах, как и во многих других его произведениях, — беспощадно уходящее время”.

“Чехов подводит человеческую мысль и человеческое сердце к тоскливой мысли о неразрешимом. Для него проблема неразрешимого гораздо важнее всего остального на свете — важнее “прогресса”, “блага человеческого и всех достижений”.

Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Добавить комментарий

;-) :| :x :twisted: :smile: :shock: :sad: :roll: :razz: :oops: :o :mrgreen: :lol: :idea: :grin: :evil: :cry: :cool: :arrow: :???: :?: :!: