Встреча», анализ стихотворения Цветаевой

Почему людям по-разному отмерен жизненный срок? Почему кто-то коптит небо целый век, а кто-то, словно вспышка на небосклоне, проживает короткую, но яркую жизнь? Именно эта мысль приходит в голову при воспоминании о Марии Башкирцевой, 23-летней художнице XIX века, чья судьба вызывает недоумение.

Как могло случиться, что красавица, с детства купавшаяся в роскоши, проводившая детские годы на Лазурном берегу: в Ментоне, Париже, Ницце – ушла из жизни, не дожив до 24 лет? Маша умерла в столь юном возрасте от чахотки, которая была настоящим бичом в конце XIX столетия. С детства проводя много времени среди врачей, девушка, чувствуя свою обреченность, отказалась от обыденной жизни, посвятив себя искусству. Она вела дневник, рисовала изумительные картины, обладала тончайшим музыкальным слухом. Оставила в наследство более 150 картин и многотомный дневник, которым зачитывались ее современники и поклонники, среди которых был и молодой французский писатель Ги де Мопассан.

Что же привлекло к ее судьбе русскую поэтессу Марину Цветаеву? Мари Башкирцева умерла за 8 лет до рождения Марины. Но именно ей посвящает 17-летняя Цветаева в своем первом поэтическом сборнике «Вечерний альбом» стихотворение «Встреча», анализ которого и будет здесь представлен.

Атмосфера вечера, давшая название сборнику, ощущается уже в первой строке: «Вечерний дым над городом возник». Начинающая поэтесса не могла не испытывать влияние своих старших «коллег по цеху». Ведь блоковская «Незнакомка» поразила сердца и умы многих любителей поэзии начала ХХ века. Наверняка, Цветаева не была исключением, ведь в дальнейшем она даже написала свое посвящение Александру Блоку.

Образы, возникающие в стихотворении «Встреча», словно бы рождаются из тумана, как это происходит в «Незнакомке». Появляющийся из ниоткуда «полудетский лик», причем «прозрачней анемоны» — цветка, по-другому называющегося ветреницей. Все призрачно, неопределенно, туманно, как у Блока. Даже вагоны, как в его «Железной дороге», «куда-то вдаль покорно шли». Но на этом сходство заканчивается.

Данное стихотворение, несмотря на заявленный жанр посвящения, по форме является сонетом. «Встреча», как и все русские сонеты, написана пятистопным ямбом. При этом композиция сонета предполагает сюжетно-эмоциональный перелом, который приходится обычно на вторую часть стиха. У Цветаевой этот перелом происходит уже в середине второго четверостишия. После упоминания увиденного «полудетского лика» поэтесса переходит к его описанию, причем его детали обрывочны, что характерно для стиля Цветаевой: «на веках тень», кудри, лежавшие «подобием короны». И совсем неожиданно описание состояния самой лирической героини: «Я сдержала крик».

Героиня словно прозревает в «этот краткий миг»: она узнает девушку «у темного окна». Та – «виденье рая в сутолке вокзальной». Как характерны здесь любимые поэтессой тире, с помощью которых она с особой экспрессией выделяет это приложение. Ей приходится даже исказить слово «сутолока», обозначающее толчею, давку, чтобы не нарушить размер и форму сонета, ведь никакое другое слово не подходит.

Оказывается, героиня встречалась с этой девушкой не раз в «долинах сна». Значит, на самом деле это всего лишь видение, сон, призрак, фантом. Но та внутренняя связь, которая возникла между девушкой и лирической героиней, не обрывается. И теперь героиню терзают вопросы: «Но почему она была печальной? Чего искал прозрачный силуэт?» Она даже мучается предположением: «Быть может ей – и в небе счастья нет. »

Возвращаясь к жанру посвящения, можно предположить, что жизнь Марии Башкирцевой действительно потрясла 17-летнюю Марину Цветаеву. Возможно, она почувствовала какую-то связь с ее судьбой, ведь известен факт, что юная Аня Горенко (будущая Анна Ахматова!), находясь в Царском Селе, просто физически ощущала присутствие Пушкина, который обучался здесь на сто лет раньше.

Марина ЦветаеваВстреча с Пушкиным

Марина Цветаева и Сергей Эфрон вместе дочерью Алей (Ариадной), которая родилась 5 сентября 1912 года, приехали в Коктебель к М. А. Волошину. Их поселили «в отдельном домике в двух комнатах». За время, проведенное в Крыму, Марина Цветаева пишет ряд стихотворений, в которых отразились ее впечатления и переживания, волновавшие ее в то время: Идешь, на меня похожий…», «Моим стихам», «Солнцем жилки налиты…», «Вы, идущие мимо меня», «Идите же!» и другие.

Моим стихам, написанным так рано,
Что и не знала я, что я – поэт
Сорвавшимся, как брызги из фонтана,
Как искры из ракет.
Ворвавшимся, как маленькие черти,
В святилище, где сон и фимиам,
Моим стихам о юности и смерти
— Нечитанным стихам!
Разбросанным в пыли по магазинам
(Где их никто не брал и не берет!)
Моим стихам, как драгоценным винам,
Настанет свой черед.

Маринино семейное счастье в тот год тоже выразило себя в стихах, посвященных дочери и мужу. Портретно звучат строки:

. Так Вы лежали в брызгах пены,
Рассеянно остановив

На светло-золотистых дынях
Аквамарин и хризопраз
Сине-зелёных, серо-синих.
Всегда полузакрытых глаз…

А за спиной была пустыня
И где-то станция Джанкой…
И тихо золотилась дыня
Под вашей длинною рукой.
Так драгоценный и спокойный,
Лежите, взглядом не даря,
Но взгляните – и вспыхнут войны,
И горы двинутся в моря.

И новые зажгутся луны,
И лягут яростные львы –
По наклоненью вашей юной
Великолепной головы.

Художница М. Нахман, отдыхавшая тогда у М. А. Волошина пишет портрет Марины Цветаевой.

4 августа 1913 года Марина Цветаева уезжает в Москву, чтобы сдать или продать дом на Полянке. Здоровье Сергея Эфрона ухудшилось, он уезжает В Ялту, в санаторий. Маленькая Аля осталась в Коктебеле на попечении няни Груши и сестёр Веры и Лили Эфрон.

В 28 августа 1913 года у Ивана Владимировича Цветаева, отца Марины и Анастасии, профессора Московского университета, директора Румянцевского музея и основателя Музея изящных искусств в Москве (ныне Музей изобразительных искусств им. А.С.Пушкина) произошел инфаркт в имении знакомых под Подольском. Через два дня – 30 августа Иван Владимирович скончался. После похорон отца Марина Цветаева возвращается в Крым. Сначала приезжает в Севастополь, оттуда – в Ялту к мужу. В Ялте 1 октября написаны стихотворения «Встреча с Пушкиным», «Байрону».

Из письма Марины Цветаевой
Е.Я. и В.Я. Эфрон
Коктебель, 28-го апреля 1913 г.

Милые Лиля и Вера!

Коктебель странно — пуст: никого, кроме Пра и Макса. Дни серые, холодные и дождливые, с внезапными озерами синего неба. Мы живем в отдельном домике, в двух сообщающихся комнатах. Алина – в одно окно (в ней я жила месяц), наша – в два, с видом на горы и на Максину башню – великолепную! С Максом мы оба в неестественных, натянутых отношениях, не о чем говорить и надо быть милым. Он чем-то как будто смущен, — вообще наше en trois невозможно. Разговоры смущенные, вялые, все все время начеку.

Может быть, это оттого, что он не знает, как относиться к Сереже. Оба почти не говорят серьезно.

Ничего не произошло, и вряд ли произойдет, но все это давит. Пра необычайно мила, мне хотелось бы сказать – человечна. Мы долго сидим с ней, я сопровождаю ее в ее хозяйственных путешествиях. Вместе поджариваем на керосинке разные вещи и выдираем на грядках гадкую траву.

Она рассказывает о своей молодости, за окнами темнеет – синяя, синяя темнота — мы идем домой, Сережа отгоняя, я подманивая… собак. Их здесь очень много: 5 живут на наших террасах, Сережа швыряет в них камнями, я – хлебом. Вчера Макс рисовал Сережин портрет, — вышел негр с 1/2 носа (Макс нашел, что у всех Эфронов должен быть такой нос).

11 час., я кончаю. Сейчас отходит почта. Всего лучшего. МЭ

Экскурсия по залам музея Уголки цветаевского Крыма Гости цветаевского дома
—Феодосия Цветаевых
—Коктебельские вечера
—Гостиная Цветаевых
—Марина Цветаева
—Анастасия Цветаева
— «Я жила на Бульварной» (АЦ)
—Дом-музей М. и А. Цветаевых
—Феодосия Марины Цветаевой
—Крым в судьбе М. Цветаевой
—Максимилиан Волошин
—Василий Дембовецкий
— —Константин Богаевский
—Литературная гостиная
—Гостевая книга музея
Жизнь и творчество сестёр Литературный мир Цветаевых Музей открытых дверей
—Хронология М. Цветаевой
—Хронология А. Цветаевой
—Биография М. Цветаевой
—Биография А. Цветаевой
—Исследования и публикации
—Воспоминания А. Цветаевой
—Документальные фильмы
—Цветаевские фестивали
—Адрес музея и контакты
—Лента новостей музея
—Открытые фонды музея
—Музейная педагогика
—Ссылки на другие музеи

© 2011-2018 KWD (при использовании материалов активная ссылка обязательна)

Музей Марины и Анастасии Цветаевых входит в структуру Государственного бюджетного учреждения Республики Крым «Историко-культурный, мемориальный музей-заповедник «Киммерия М. А. Волошина»

Мой Пушкин

Наверное, у каждого человека в мире есть своя тайна — живительный источник силы, откуда он черпает уверен­ность и спокойствие, радость и восхищение или печаль и грусть. Для меня этим источником является Александр Сергеевич Пушкин. Я помню, как в детстве перед сном мама тихо читала мне чудесные волшебные сказки, волну­ющие чувства и воображение. А потом томик стихов ве­ликого поэта на долгие годы стал моей настольной кни­гой.

Кто, как не Пушкин, заронил в нас зерно любви к род­ной природе, заставил посмотреть на мир внимательнее, доверительнее. Простые и понятные стихи великого мас­тера слова проникают в наши сердца, и вот уже осень — любимое время года поэта — раскрывает перед нами таин­ственные уголки своего золотисто-праздничного дворца:

При кажущейся простоте пушкинский слог полон гар­монии и глубокого смысла. Удивительное чувствование прекрасного Пушкин облекает в сочные и яркие образы, проникновенные и точные слова, которые делают нас ду­шевно богаче и нравственно чище.

Творчество Александра Сергеевича наполнено, дышит любовью: к женщине, друзьям, родине. Эта любовь бывает светлой и печальной, трогательной и неистовой, жертвен­ной и торжественной, но всегда — всепроникающей, всепо­беждающей.

Будучи еще совсем юным, гениальный поэт сумел очис­тить слово «любовь» от налета обыденности, затертости, мелкости и возвысить его до вершин, доступных лишь его священному дару, и нам, помогая приподняться над рути­ной будничных забот. Жертвенная, бескорыстная, святая любовь — умение отдавать, ничего не требуя взамен.

Любовь к друзьям, союз с которыми для Пушкина был «как душа, неразделим и вечен», наполняет его поэзию осо­бым смыслом. Сам верный и преданный друг, он, как ник­то другой, умел поддержать товарищей в трудную минуту, утешить их, порадовать и даже спасти — когда словом, когда делом.

Мне кажется, нет возраста, которому волшебный, бли­стающий, загадочный, прекрасный и неповторимый мир поэзии А. С. Пушкина был бы недоступен. Каждый найдет в нем что-то для себя: сказки, поэмы, советы, дружеские шутки, погружение в историю. Великого поэта всегда интересовали жизнь его современников и предков, человеческие судьбы, поэтому его творчество столь пси­хологично. Материал с сайта //iEssay.ru

Множество испытаний в жизни выпало А. С. Пушки­ну, но даже в трагические минуты он не впадал в отчаяние, поскольку его огромное чуткое сердце всегда было раскры­то для любви. Он верил в человека и доверял жизни, по­этому и поэзия его полна света, добра, красоты. Как писал Белинский: «Самая грусть его, несмотря на ее глубину, как-то необыкновенно светла и прозрачна, она умиряет муки души и целит раны сердца. Общий колорит поэзии Пуш­кина и в особенности лирической — внутренняя красота человека и лелеющая душу гуманность. В этом отноше­нии, читая его творения, можно превосходным образом воспитать в себе человека».

Стихи о Пушкине, Пушкину » Марина Цветаева

Бич жандармов, бог студентов,
Желчь мужей, услада жён,
Пушкин — в роли монумента?
Гостя каменного? — он,

Скалозубый, нагловзорый
Пушкин — в роли Командора?

Критик — но́я, нытик — вторя:
«Где же пушкинское (взрыд)
Чувство меры?» Чувство — моря
Позабыли — о гранит

Бьющегося? Тот, солёный
Пушкин — в роли лексикона?

Две ноги свои — погреться —
Вытянувший 1 , и на стол
Вспрыгнувший при Самодержце 2
Африканский самовол —

Наших прадедов умора —
Пушкин — в роли гувернёра?

Чёрного не перекрасить
В белого — неисправим!
Недурён российский классик,
Небо Африки — своим

Звавший, невское — проклятым! 3
— Пушкин — в роли русопята?

Ох, брадатые авгуры!
Задал, задал бы вам бал
Тот, кто царскую цензуру
Только с дурой рифмовал, 4

А «Европы Вестник» — с… 5
Пушкин — в роли гробокопа?

К пушкинскому юбилею
Тоже речь произнесём:
Всех румяней и смуглее 6
До сих пор на свете всём,

Всех живучей и живее!
Пушкин — в роли мавзолея?

То-то к пушкинским избушкам
Лепитесь, что сами — хлам!
Как из душа! Как из пушки —
Пушкиным — по соловьям

Сло́ва, сокола́м полёта!
— Пушкин — в роли пулемёта!

Уши лопнули от вопля:
«Перед Пушкиным во фрунт!»
А куда девали пёкло
Губ, куда девали — бунт

Пушкинский? уст окаянство?
Пушкин — в меру пушкиньянца!

Томики поставив в шкафчик —
Посмешаете ж его,
Беженство своё смешавши
С белым бешенством его!

Белокровье мозга, морга
Синь 7 — с оскалом негра, горло
Кажущим…

Поскакал бы, Всадник Медный,
Он со всех копыт — назад.
Трусоват был Ваня бедный, 8
Ну, а он — не трусоват.

Сей, глядевший во все страны —
В роли собственной Татьяны?

Что́ вы делаете, карлы,
Этот — голубей олив 9 —
Самый вольный, самый крайний
Лоб — навеки заклеймив

Низостию двуединой
Золота и середины?

«Пушкин — тога, Пушкин — схима,
Пушкин — мера, Пушкин — грань…»
Пушкин, Пушкин, Пушкин — имя
Благородное — как брань

— Пушкин? Очень испугали!

25 июня 1931

Примечания

1 Две ноги свои — погреться —
Вытянувший…
— Во время аудиенции 8 сентября 1826 года, данной Николаем I Пушкину, вернувшемуся из ссылки в Михайловском, поэт «обратился спиною к камину и говорил с государем, обогревая себе ноги» («Пушкин в жизни», вып. II. С. 55).

2 На стол
вспрыгнувший при Самодержце…
— Во время той же аудиенции Пушкин, «незаметно для самого себя, припёрся к столу, который был позади него, и почти сел на этот стол. Государь быстро отвернулся от Пушкина и потом говорил: «С поэтом нельзя быть милостивым!»» (там же).

3 Небо Африки своим
Звавший, невское — проклятым!
— В «Евгении Онегине»: «Под небом Африки моей»; в письме к П. А. Вяземскому из Михайловского от 27 мая 1826 года Пушкин говорит о «проклятой Руси», где он вынужден сидеть «на привязи», так как царь не разрешает ему заграничных путешествий.

4 Царскую цензуру
Только с дурой рифмовал
— в сказке «Царь Никита и сорок его дочерей».

5 А «Европы Вестник» — с… — в эпиграмме, раньше ошибочно приписывавшейся Пушкину (опубликовано в «Полном собрании сочинений Пушкина», т. 1. М., 1919. С. 384).

6 Всех румяней и смуглее — изменённая строка из «Сказки о мёртвой царевне и о семи богатырях».

7 Беженство… белокровье мозга, морга
Синь…
— Речь идёт о белоэмигрантских «пушкиноведах».

8 Трусоват был Ваня бедный… — из стихотворения Пушкина «Вурдалак».

Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Добавить комментарий

;-) :| :x :twisted: :smile: :shock: :sad: :roll: :razz: :oops: :o :mrgreen: :lol: :idea: :grin: :evil: :cry: :cool: :arrow: :???: :?: :!: