Всеволод некрасов стихи

В соответствии с желанием автора в состав настоящей публикации включены только тексты, ранее напечатанные в бумажных изданиях (подробнее см. указатель). В некоторых случаях, однако, по настоянию составителя текст выправлен по имеющимся в его архиве авторским машинописям. Поскольку принцип построения публикации — тематический, несколько стихотворений составитель включил сразу в два раздела. Названия разделов условны и даны составителем, за исключением раздела «Стихи о всякой любой погоде».
NB! Использование моноширинного шрифта вызвано необходимостью сохранить нюансы авторской стихотворной графики.

Всеволод некрасов стихи

Всеволод НЕКРАСОВ

ЭЛЕКТРИЧЕСТВО С ГАЗИРОВАННОЙ ВОДОЙ

Повторяйте быстро слово «банка»- и у вас получится «кабан». Это звуки выстраиваются в другом порядке, и возникают новые слова. Точно так же «нити-нити-нити» превращаются в «не тяните».
Поэт Всеволод Некрасов играет звуками, тонко чувствует их переливы. И стихи у него выходят не совсем обычными. Это – «Звуковые» стихи. Читать их нужно нараспев и по многу раз, вслушиваясь в игру звуков. Тогда окажется, что слова «солнце» и «сон» очень похожи друг на друга. А может, так оно и есть? В мире вообще все связано между собой. Незримыми нитями. Всюду нити, нити, нити… Читайте же скорее! Не тяните.

СТИХИ ПРО КАКИЕ-НИБУДЬ НИТИ

Нить и нить,
И нать, и нить,
И нити, нити, нити, нити,
нити-нити-нити-нити-
Нити-нити
Не тяните.

СТИХИ ПРО СОН И СОЛНЦЕ

Сон, сон…
Солнце, солнце…

Сон-солнце,
Солнце, сон,

А солнце – не сон,
А солнце –
Солнце.

СТИХИ ПРОСТО ПРО ВОЗДУХ

Чуть,
Почти –
Дальше все…
Дальше нету ничего,
Кроме свету птичьего:
Стать
И
Полететь –
Просто так
Поглядеть.

Море и море.
Море.
И мы тоже,
Мы тоже;
Капля в море,
И мы тоже
Вроде
Капли в море.

И опять
Тут как тут.
Видишь –
Собрались
Тучи-то;
Кучи туч
Серых и сырых.

Сколько ж их тут штук,
Душ,
Что ж тут они ждут –

Нет –
Чего-то они ждут,
Глядя на ночь.

СТИХИ ПРО МЕСЯЦ

Светит месяц.
Месяц светит,
Месяц
Светит,
Светит,
Светит…

Высоко висит.
Висит,

И совсем-совсем
Не весит.

Утром у нас
Чай с солнцем,
На ночь –
Молоко с луной.
А в городе электричество
С газированной водой.

Осень.
Перекресток просек.
И уселся посередке
Не то пес,
Не то кот.
И сидит,
И не идет.

СТИХИ ПРО ВСЕ

Это что? это что?
Это всё? это всё?

Всё и больше ничего?
Всё и больше ничего.

И всё очень хорошо,
И всё очень хорошо.
Всё.

СТИХИ ПРО ВСЯКУЮ, ЛЮБУЮ ПОГОДУ

Тут и ель,
И сосна,
И береза сама.
Тут и куст,
Тут и лес,
Тут и хвоя и лист,
Тут и зим,
Там и лет,
И – чудак человек –
И чего только нет…
А чего
Только
Нет
Нету тут
Чинары
Если тут
Чего нет,
Значит и не надо.

Трамвай, 1990, №7.

Всеволод некрасов стихи

Стихи Всеволода Николаевича Некрасова Кролик впервые прочел в начале 80-х. И ничего не понял. «Разве стихи такие бывают?!» – помнится, подумал он. И сам себе ответил: «Нет, братец Кролик, не бывают!»
Но вскоре Кролик услышал, как Некрасов читает свои тексты, и убедился, что вот именно бывают, очень даже хорошо бывают. Просто он, Кролик, привык что рифма всегда находится в конце строки и выглядит как-нибудь так: вниз–карниз, неба–хлеба, вечность–быстротечность. А у Некрасова рифма может стоять в середине слова, как-нибудь так:

        Что-то я так хочу
        В Ленинград

      Так хочу в Ленинград
      Только я так хочу

      И обратно

Вот «в Ленинград и обратно» – это как раз такая рифма: рифмуются «рад» и «рат». Да еще буква «н» принимает какое-то непонятное участие. А если еще точнее сказать, то со словом «обратно» рифмуется не один «Ленинград», а все три «Ленинграда».
Вот. А еще Кролик считал, что стихи бывают или в виде ямбов, или в виде хореев: «Тар а тар а . Тара тата-ра. Тара тара тирьям-пампам…» , или «Тары, бары, растабары. Тары, бары, та-ра-ра» . Он знал, также, что случаются верлибры – просто такая проза, но с короткими строками, которую выдают за стихи. А у Некрасова оказалось и не то, и не сё, к чему Кролик был совсем не готов.
Но когда услышал, как Всеволод Николаевич читает, бормочет, едва ли не напевает свои стихи (хотя он вовсе не напевает, скорее ворчит), сразу оказался готов. И теперь слышит рифму и чувствует особую разговорную ритмику в стихах Некрасова, даже не слушая стихи ушами, а просто читая глазами.
Конечно, к ритмам и рифмам дело не сводится, но, поняв эти два компонента, в остальном Кролик разобрался уже сам, без всякой дополнительной подсказки.
Кролик назвал этот эффект «голосовым ключом». И теперь он полагает, что к каждому хорошему изданию хорошего поэта должен прилагаться «голосовой ключ», как к программе распознавания речи. Всякий читатель поэзии – и есть программа распознавания поэтической речи: его надо обучить слышать именно этого уникального автора, а не общепонятную жвачку, и тогда он будет слышать его везде и всегда – в стихах подражателей, в разговоре дворника с почтальоншей, в дурацком объявлении на станции Малаховка.
Правда, некоторым авторам не поможет никакой голосовой ключ. Зато другим голосовой ключ просто необходим: не один только Кролик (давно уже так не думающий) полагает, что «вечность–быстротечность» – это и есть настоящая поэзия.
Поэтому Кролик обязуется собирался выставить голосовой ключ ко всем представленным у него авторам. И такая работа уже ведется.
Как приведется, так и разместится! Не ведется работа, ай-ай. Не сдеражл Кролик слова. Как-то оно не сложилося.

    У Кролика есть стихи Всеволода Некрасова:
    – «Стихи за десять лет» (1959-1969, с позднейшими добавлениями)
    – книга «Стихи из журнала» (опубликовано в 1989)
    – книга «Справка» (1991)
    – стихи из книги Всеволода Николаевича Некрасова «Пакет» (1996)
    – текст «Возникновение, становление и развитие» (10.01.2000)
    – стихи из книги, которая так и не вышла в издательстве «НЛО» (4.06.2000): 12345678
    – текст «Правила исключения» с предисловием автора (2.01.2001)
    – стихи 1999-2000 (05.01.2001): 123456
    – стихи 2001: 1 (28.03.2001) 234 (26.11.2001)
    – стихи 2002: 1 (1.08.2002)
    – Одно стихотворение: 1 (21.11.2002)
    – «Рабочий момент» (cтихи 2003-2006 годов)
    – стихи 2007–2009 годов (посмертная публикация)

– голосовой ключ: ранние стихи Всеволода Некрасова в mp3.
А вот фотография Некрасова того же примерно времени, когда писались эти стихи. Или даже более раньшего времени (все Кролики так говорят!)&nbsp– 60-го года прошлого столетия (снимал Константин Доррендорф).

У Кролика есть также статьи Всеволода Некрасова:
– Артефакт и факт-арт (29.01.2003)
– Из кристалла (29.01.2003)
– (Об Инфанте) (29.01.2003)
– «Серебряный» век в двадцатом (10.09.2001)
– «Постмодерн» и третья реальность (10.09.2001)
– На «Смерть Автора» (10.09.2001)
– «Юбилейное, или Беседа Е. Н. Пенской с В. Н. Некрасовым об Н.И.Касаткине и на некоторые связанные с ним темы». (25.06.2001)
– Анкета об авангарде (2.02.2001)
– Две полемические статьи Вс. Некрасова с пояснениями Кролика

Стихи Вс.Некрасова о Пскове: цвет, звук, пространство

В стихотворном наследии В.Н.Некрасова немалое место занимают стихи о различных землях (городах, странах) или с упоминанием оных: о Ленинграде, Праге (Чехии), Кавказе, Риге, Пскове, Ростове и др. Эти стихи, как правило, публикуются рядом, и было бы целесообразно назвать их, в русле академического литературоведения, несобранными циклами (в редких случаях автор их все-таки собирал, самый известный пример здесь — «Ленинградские стихи»). С учетом своеобразия поэтики Некрасова, в этих стихах выделяются традиционные циклообразующие элементы, заданные единством предмета описания: например, повторяются мотивы, слова-образы или звукосочетания. В результате создается лирический образ пространства, рождающийся из его непосредственного восприятия, что определяет лирическую субъективность, соответствующую основному поэтическому принципу, декларированному автором: «живу — вижу».

Одним из таких циклов стали стихи о Пскове, который Некрасов посещал в 1966-1969 гг. Сохранившиеся в личном архиве материалы свидетельствуют о том, что впечатление от города было сильным; в последнем издании (Стихи 1956-1983 гг. Вологда, 2012) опубликовано 6 стихотворений о Пскове, неопубликованных — и набросков, и стихотворений — больше. Развиваются, за немногими исключениями, в основном некоторые определенные мотивы, поэтому можно говорить о доминантах образа Пскова в поэтическом сознании Некрасова. В аспекте описания места ключевым в обсуждаемом цикле видится стихотворение «Из берез из черемух», поскольку оно состоит из описательных фрагментов, называющих реалии. Интересно оценить их отбор при создании образа города.
Первые две строки с названиями деревьев и цветообозначениями заставляют обратиться к дендрологической составляющей городского облика Пскова и к его общей цветовой палитре.
То, что Некрасов говорит именно о березах и черемухах, на первый взгляд, неожиданно. Наиболее привычны глазу в Пскове, вообще-то, прекрасные тополя, которыми обсажен главный проспект. Однако березы, не случайно ставшие советским символом русскости, в городе весьма симптоматично локализованы: они часты во дворах и около храмов; в частности, к березовой роще примыкает самый знаменитый в городе Мирожский монастырь (XII в.),

березы обрамляют церкви Николы со Усохи,

Пророка Илии и ряд других. Таким образом, береза объединяет локусы, связанные с областью частного, домашнего, — и со сферой сакрального. По другим стихам Некрасова можно судить о связи березы в его сознании с образом небес и света, участвующим в формировании пространственной и символической вертикали. («Относительно небес — / Свод небес / Совсем белес // Что касается берёз — / Ствол березы / Весь белёс…» и др.) Обе ассоциации активны в формировании представлений о Пскове: связанность берез и церквей в реальном ландшафте города находит отражение и в тексте через слово «дух».
Черемухи же в Пскове встречаются едва ли чаще, чем рябины, клены или ясени и, в отличие от берез, нигде не сгущены, а равномерно разбросаны по улицам и берегам рек. По случайности дендрологической картины черемуха и береза есть на улице Воеводы Шуйского (в шестидесятых — улица Карла Либкнехта), где расположено общежитие бывшего пединститута

, в котором жила Мария Титовна Ефимова. Судя по переписке, у нее в гостях Всеволод Николаевич с Анной Ивановной бывали, причем в мае, когда черемуха цветет. Представляется, что черемуха оказалась нужна в силу очевидной ассоциации с белым весенним цветением и, что особенно важно, с композиционным, так сказать, распределением белого и зеленого цветов: черемуха прекрасно дополняет березу (белая снаружи, зеленая внутри черемуха и белый ствол, обрамленный зеленью, у березы). Это цветовое впечатление представляется особенно значимым по отношению к Пскову из-за следующего обстоятельства.

Для цветового восприятия Пскова наиболее существенен белый цвет многочисленных храмов и сохранившихся гражданских построек XVII века (Поганкины палаты, Солодежня, Палаты Меньшиковых, дом Печенко и другие), традиционно побеленных.

Они достаточно резко выделяются среди не выраженных в цветовом отношении блочных и серо-кирпичных хрущевских домов, а также среди послевоенных построек, регулярно окрашиваемых в неопределенно желтый (привет Гоголю) и неявно розовый цвета, с постоянно выцветающей побелкой. Этот неопределенный бледноватый фон подчеркивает совершенно определенную белизну исторических зданий, что, учитывая их частотность, действительно, оставляет впечатление распространенности в городе белого; этот цвет запоминается и, бросаясь в глаза, структурирует городское пространство. Представляется, что именно эта черта городского облика заставила поэта выделить белый цвет во второй строке и повторить цветообозначение в предпоследней.
Что касается второго названного цвета, зеленого, Некрасов не менее точен в его выборе: Псков воспринимается зеленым городом. В его обжитом центре в 1960 е–1970 е годы располагались (и по сей день есть) довольно крупный для маленького города Летний сад и Детский парк; практически все улицы города обсажены деревьями (широкие улицы даже в 2 ряда), как и единственная доступная тогда для прогулки набережная. Менее цивилизованные районы за историческим центром представляли собой частный сектор с непременными садами. Берега обеих рек, не предназначенные для прогулки, — это разнообразные заросли, затрудняющие доступ к воде. Таким образом, Псков был (и остается) городом, что называется, «зеленым»; в нем не только дворы, но и «улица», «внешнее» пространство практически везде обрамлено древесными посадками. Учитывая активность зеленых насаждений и зарослей, а также приземистость храмов из-за обширного за 4 — 5 веков культурного слоя (от 1 до 3 метров), псковские церкви обычно выглядывают из зелени.

Разбросанные довольно хаотично при современной застройке и в целом хорошо сохранившиеся, они неожиданно для некоренного жителя появляются перед глазами, проступая сквозь зелень кустов и древесных крон.
Таким образом, первые строки, при всей скупости лексических средств, намечают чрезвычайно точный целостный образ города, увиденного гуляющим по нему человеком. Белый и зеленый — определяющие цвета, отзывающиеся и в названных породах деревьев.
Вторая строфа определена также визуальными впечатлениями, фактически связанными, скорей всего, с белыми ночами. Петербуржец не обратит внимания, а москвич непременно отметит бледный ночной свет весеннего Пскова (см. «темнота / наша / эх / и где же она»). Город расположен на относительно плоском месте, он в целом невысокий (постройки соизмеримы по высоте с человеческим ростом (3 5 этажей)). Напомню, что высота зданий и ширина улиц — главный фактор восприятия городского пространства. Псков, в соответствии с ними, кажется просторным и пронизанным неярким естественным светом. Резкого черного в нем вообще нет: ни в ландшафте, ни в строительных материалах, ни в известковых почвах. Эта световая особенность выражена в стихотворении оксюморонным сближением лексем «ночью белых» и парадоксальным обозначением времени и цвета через отрицание: «… не ночью / Не черных». Мягкая освещенность акцентирует отсутствие традиционно страшного, что и замечено поэтом, определившим самобытность уютного и обжитого города, в котором не страшно и светло: «Душа / Дух». Последнее слово подразумевает не названные храмы, составляющие особенность Пскова; их скрытое присутствие в тексте передает органику архитектурного облика города: церкви, соборы и остатки монастырей естественно и привольно живут по всему городу, среди разных по времени и величине зданий. Они — везде, поэтому определяют дух города. Называние их в силу многочисленности и достаточной однотипности для непрофессионального взгляда — во-первых, утяжелило бы текст, а во-вторых, это был бы культурный штамп, которого явно избегает Некрасов, стремясь к выражению совершенно непосредственного и общего впечатления; в данном случае через свет и цвет. Подтверждается это и следующим фактом: в набросках есть стихотворение с упоминанием собора:

собор — всему голова

светлая ты голова

Однако если свет и облака (как и особенность звукового облика слова «Псков», о чем ниже) — константы создаваемого в цикле образа, они упоминаются и в других стихах, то собор больше нигде. Рискну предположить, что причиной отброшенности данного фрагмента стала банальность этой псковской реалии: Троицкий собор — самая выдающаяся достопримечательность города; он стоит на высоком берегу Великой и виден за несколько километров при подъезде к городу с любой стороны. По всем правилам градостроительства это самая высокая точка, сакральный центр, это уникальное место в городе. Но стихам Некрасова, запечатлевающим мгновенное восприятие, не свойственна архитектурная точность, в силу именно броскости и единичности. Разумеется, будучи знакомым с вузовскими преподавателями и неоднократно посещая Псков, он не мог не знать исторической конкретики псковских памятников. Однако упоминаемые в стихах реалии, вплоть до названия улиц, не входящих в обычные туристские маршруты, а намечающие пути произвольной прогулки, — результат сугубо индивидуального, личного впечатления. Ни одного исторического памятника, обязательно упоминаемого в путеводителях и на экскурсиях, в стихах нет.
Более привлекательной и значимой оказалась другая историческая и архитектурная особенность Пскова — сохранившиеся остатки крепостных стен, во время посещения города поэтом еще нигде, даже в Кремле, не отреставрированных.

Протяженность стен (9,5 км) впечатляет любого гостя города, это есть и у Некрасова:

Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Добавить комментарий

;-) :| :x :twisted: :smile: :shock: :sad: :roll: :razz: :oops: :o :mrgreen: :lol: :idea: :grin: :evil: :cry: :cool: :arrow: :???: :?: :!:

Adblock detector