Ворон и Лисица — басня Эзопа

Ворон унес кусок мяса и уселся на дереве. Лисица увидела, и захотелось ей получить это мясо. Стала она перед вороном и принялась его расхваливать: уж и велик он, и красив, и мог бы получше других стать царем над птицами, да и стал бы, конечно, будь у него еще и голос. Ворону и захотелось показать ей, что есть у него голос; выпустил он мясо и закаркал громким голосом. А лисица подбежала, ухватила мясо и говорит:

«Эх, ворон, кабы у тебя еще и ум был в голове, — ничего бы тебе больше не требовалось, чтоб царствовать».

Басня уместна против человека неразумного.

Мораль басни «Ворон и Лисица»

В образах животных Эзоп высмеивал многие качества людей, любящих получать в свою честь дифирамбы и всякую похвалу. Так и в морали басни Ворона и лисица сокрыт огромный кладезь будущим поколениям: не нужно прислушиваться к лживым речам, хотя они и приятны уху, нужно принимать мудрые решения. Если бы ворон просто вспорхнул и улетел, то он бы наполнил свою брюхо, а так из-за своей наивности и некой глупости остался с пустым животом.

И, конечно же, не стоит забывать и о другом персонаже Лисе, людей такого типа нам нужно избегать, потому что они всегда будут желать получить от нас все возможное и могут даже навредить.

Если вы попали в жизни в похожую ситуацию, то хороший способ – это бежать от таких «знакомых» и держать в руках то, что принадлежит вам. Это будет и смелым, и одновременно мудрым решением.

Басня Крылова Ворона и лисица

Хитрая лиса преподает урок вороне, которой бог послал кусочек сыра, но она не смогла его удержать по своей глупости. Басня Крылова Ворона и лисица словно говорит: верь своим глазам, а не ушам.

Басня Ворона и лисица читать

Уж сколько раз твердили миру,
Что лесть гнусна, вредна; но только все не впрок,
И в сердце льстец всегда отыщет уголок.
Вороне где-то бог послал кусочек сыру;
На ель Ворона взгромоздясь,
Позавтракать было совсем уж собралась,
Да позадумалась, а сыр во рту держала.
На ту беду, Лиса близехонько бежала;
Вдруг сырный дух Лису остановил:
Лисица видит сыр, —
Лисицу сыр пленил,
Плутовка к дереву на цыпочках подходит;
Вертит хвостом, с Вороны глаз не сводит
И говорит так сладко, чуть дыша:
«Голубушка, как хороша!
Ну что за шейка, что за глазки!
Рассказывать, так, право, сказки!
Какие перышки! какой носок!
И, верно, ангельский быть должен голосок!
Спой, светик, не стыдись!
Что ежели, сестрица,
При красоте такой и петь ты мастерица,
Ведь ты б у нас была царь-птица!»
Вещуньина с похвал вскружилась голова,
От радости в зобу дыханье сперло, —
И на приветливы Лисицыны слова
Ворона каркнула во все воронье горло:
Сыр выпал — с ним была плутовка такова.

Мораль басни Ворона и лисица

Уж сколько раз твердили миру,
Что лесть гнусна, вредна; но только все не впрок,
И в сердце льстец всегда отыщет уголок.

Басня Ворона и лисица — анализ

Ребята, лисичка в басне льстивая и очень хитрая, но совсем не плохая, простой её также не назовешь. Сообразительности и находчивости ей не занимать. А вот ворона наоборот была немного глупа, что поверила в уговоры лисы и каркнула во всё свое горло, ведь петь то на самом деле не умела и ангельским голоском похвастаться не могла, но как же ей приятно было слушать хвальбу лисы. Упустила свой кусочек сыру, а лиса и была такова. Интересно, а на чьей стороне находитесь вы?

Основное противоречие в басне Ворона и лисица заложено в нестыковке текста и морали. Мораль утверждает, что льстить – это плохо, но лиса, которая себя именно так и ведет – оказывается победительницей! Текст басни демонстрирует как игриво и остроумно ведет себя лиса, а далеко не осуждает её поведение. В чем же секрет? А тайны никакой на самом деле нет, просто в каждом возрасте и положении, человек по-разному относится к лести и льстецам, иной раз кому-то поведение лисы покажется – идеалом, а в другой раз – некрасивым поступком. Единственное, что остается неизменным – это глупость одураченной вороны – уж тут всё без изменений.

Жанр басни. «Ворона и Лисица»

Средняя общеобразовательная школа № 17 с углублённым изучением отдельных предметов

Жанр басни. «Ворона и лисица»

Сравнительный анализ басни Эзопа и

Цели урока: продолжить обучение вдумчивому чтению с элементами лингвистического анализа текста; продемонстрировать сложность и неоднозначность жанра басни и роль морали в ней; дать образец выразительного чтения басни, тренироваться в сопоставительном анализе.

Оборудование: компьютер, проектор, карточки с неполным текстом басни, карточки с заданиями для групповой работы, на книжной полке выставка книг Крылова, портрет баснописца, иллюстрации к басне «Ворона и Лисица»

2. Вступительное слово учителя. Постановка цели урока с опорой на опыт учащихся.

— Ребята, с баснями вы уже знакомились в начальной школе. Не страшно! Потому что возможность каждый день открывать что-то новое в уже знакомом – самое удивительное, что у нас есть. И нужно без устали этой возможностью пользоваться. Вот и сегодня я предлагаю вам, продолжая разговор о творчестве , ещё раз познакомиться с его, пожалуй, самой известной басней, перечитать её и попытаться открыть что-то новое в содержании басни и художественных законах этого жанра вообще.

— Считается, что первым сочинителем басен был Эзоп, живший в Древней Греции в VI веке до нашей эры. (Слайд №1)

Известным баснописцем был Жан де Лафонтен, французский поэт, живший в XVII веке. (Слайд №2)

— Написать басню — очень нелегкое дело. Многие русские писатели брались за этот жанр, но прославился лишь один. Догадались кто?

3. Слово о Крылове. (Слайды №3-5)

Родился в 1769 году в Москве. Учился молодой Крылов мало и бессистемно. Ему шел десятый год, когда умер отец, Андрей Прохорович, бывший в тот момент мелким чиновником в Твери. Андрей Крылов «наукам не учился», но очень любил читать и привил свою любовь сыну. Он сам выучил мальчика чтению и письму и оставил ему в наследство сундук книг. Дальнейшее образование Крылов получил благодаря покровительству писателя Николая Александровича Львова, прочитавшего стихи юного поэта. В юности много жил в доме у Львова, учился вместе с его детьми, и просто слушал разговоры литераторов и художников, приходивших в гости. Недостатки отрывочного образования сказывались впоследствии — так, Крылов всегда был слаб в орфографии, но известно, что с годами приобрел достаточно прочные знания и широкий кругозор, научился играть на скрипке и говорить по-итальянски.

Был записан на службу в нижний земский суд, хотя, очевидно, это была простая формальность — в присутствие Крылов не ходил или почти не ходил и денег не получал. В четырнадцатилетнем возрасте попал в Петербург, куда мать отправилась хлопотать о пенсии. Затем перевелся на службу в Петербургскую казенную палату. Однако дела служебные его не слишком интересовали. На первом месте среди увлечений Крылова были литературные занятия и посещение театра. Эти пристрастия не изменились и после того, как в семнадцать лет он лишился матери, и на его плечи легли заботы о младшем брате. В 80-е годы много писал для театра.

Басни начал писать в 1805 году, перевёл две басни французского баснописца Лафонтена. Так Крылов нашёл своё призвание. Сам поэт не сразу это понял. В 1806 году он напечатал только три басни, после чего вновь вернулся к драматургии.

В 1808 году им было издано уже 17 басен, среди которых и знаменитая «Слон и моська».

В 1809 году был опубликован первый сборник, сразу же сделавший его автора по-настоящему знаменитым. Всего до конца жизни он написал более 200 басен, которые были объединены в девять книг. Работал он до последних дней — последнее прижизненное издание басен друзья и знакомые писателя получили в 1844 году вместе с извещением о смерти их автора.

Сравнительный анализ басни Эзопа и

3. Работа с текстом.

Сегодня мы будем работать с басней «Ворона и Лисица» и басней Эзопа «Ворон и Лисица»

Каждому из вас, наверное, приходилось слышать: «соловья баснями не кормят», «хватит басни рассказывать». Легко догадаться, какой смысл у слова «басня»: пустой рассказ, ложь, враки. Но это только одно значение слова.

Есть и другое значение, литературное. Басня – один из малых эпических жанров. Эпический, потому что басня – это всегда рассказ, повествование. Малый – потому что рассказ этот совсем небольшой, почти как анекдот.

Прочитаем басню Эзопа.

( Читает подготовленный ученик)

— Вам эта басня не показалась знакомой?

— Почему подумали именно о басне «Ворона и Лисица»?

— Чем эта басня похожа на рассказ? Чем она похожа на сказку?

— И все-таки басня — это не рассказ, не сказка, не анекдот. А что тогда?

Какова задача басни? ( На ярком живом примере научить какому-то важному жизненному правилу.)

Басня не только поучает, она высмеивает. Поэтому басня не только эпический, но и сатирический жанр. Она показывает недостатки людей, смеётся над ними.

— У вас на партах лежат листы с текстом басни, прочитайте, её, пожалуйста, про себя. (Самостоятельное чтение басни без морали.)

В процессе работы мы должны с вами ответить на вопрос: «Почему Ворона каркнула?»

— Назовите героев басни. Давайте понаблюдаем за ними. Для этого разобьёмся на группы, и каждая группа выполнит небольшое задание. (Дети быстро разбиваются на группы, состав которых заранее определён учителем, рассаживаются по местам и получают задания на карточках. Время работы в группе — 5-7 минут).

— Давайте послушаем 1 группу и познакомимся с результатами их труда.

1. Всем известно слово проворонить. Что оно обозначает?

Проворонить – значит _________________________________________.

2. Человека, который что-то «проворонил» часто в народе называют вороной. Как ещё можно назвать такого человека? _______________

3. Сравните свои догадки с мнением , автора «Толкового словаря живого великорусского языка».

Ворона – нерасторопный человек, вялый, разиня, рохля, зевака (переносное значение).

4. Познакомьтесь с пословицами. Какие черты вороны народ подметил в пословицах?

Ворона за море летала, да вороной и вернулась.

Пугана ворона и куста боится.

Не летать вороне в высокие хоромы.

Перечитайте первые строки.

— Всего лишь четыре строчки! Как вы думаете, почему Крылову было так дорого слово «взгромоздясь»?

(Выступление 2 групы. Слайд с изображением вороны.)

На ель Ворона взгромоздясь,

Позавтракать было совсем уж собралась…

1. Выпишите из словаря синонимов слова, близкие по значению к глаголу взгромоздиться. ____________________________________________

2. Подумайте, чем значение выписанных вами слов отличается от значения слова взлететь? ___________________________________

3. Какой можно представить Ворону, опираясь на звуковой строй слова взгромоздясь?____________________________________________

Получается, как у Успенского: «На ель она взлетела, а, может, не взлетела, а, может быть, на пальму с разбегу взобралась».

Попробуем обобщить, какой же мы видим Ворону в басне Крылова?

(Совместными усилиями составляем список эпитетов и строим схему, где записываем: тяжёлая, крупная, неуклюжая, громкоголосая. )

— Согласитесь, характеристика Вороны была бы неполной без той оценки, которую даёт нашей героине Лисица.

Ребята из 3 группы выразительно нам прочитают необходимый фрагмент из басни и прокомментируют его.

— Голубушка, как хороша!

Ну что за шейка, что за глазки!

Рассказывать, так, право, сказки!

Какие пёрушки! Какой носок!

И, верно, ангельский быть должен голосок!

Спой, светик, не стыдись! Что, ежели, сестрица,

При красоте такой и петь ты мастерица, —

Ведь ты б у нас была царь-птица!

1.Выпишите слова, которыми Лисица характеризует Ворону. ______________________________________________

2. Как речь Лисицы характеризует саму Лисицу?

Дополним схему (записываем слова: голубушка, светик, петь мастерица, царь-птица).

-Как же так? Почему характеристика Вороны столь противоречива? (Лисица притворяется, насмехается, издевается над Вороной).

— Насмешка, притворство в литературе получило название иронии. Ирония рождается от столкновения противоположных точек зрения, как молния рождается от удара грозовых туч (в схеме появляется изображение молнии с надписью – ирония, в тетради записывается новое понятие).

— Вернёмся к 3 группе (слайд с изображением лисы).

Речь Лисицы характеризует не только Ворону, но и саму Лисицу. Какой мы её представляем?

— Вы отметили неоднократно повторяющийся в речи Лисицы звук /с/, в старину было принято к обычным словам добавлять обращение сударь, сударыня, впоследствии эти слова упростились, и остался только звук /с/: «Будьте добры-с, извольте-с. Подобной манерой речи отличались либо люди зависимые, заискивающие, либо лукавые, стремящиеся к личной выгоде, в русском языке даже слово новое появилось – обсударить, т. е. обмануть. Подобная манера речи свойственна и лисе Крылова: она кажущейся ласковостью речи заманивает Ворону в ловушку и добивается своей цели.

— Образ Лисы прочно укрепился в народном сознании по сказкам и пословицам. Вспомним, какие ассоциации вызывает у русских людей рыжая плутовка?

(Выступление 4 группы.)

Русский народ образовал множество слов и выражений от слова лиса.

Прочитайте их и объясните, что они значат?

Он облисит кого угодно — _______________________________________

Налисил и напел сладко — _______________________________________

Лису петь — ___________________________________________________

Проверьте себя. Переносное значение слова лисица объясняет так:

Лисица — хвастуха, лукавый, хитрый человек, пролаз, проныра, корыстный льстец.

— Сформулируем черты Лисицы ещё раз и запишем их в схему. (Слева появляется запись: плутовка, проныра, льстец.)

— Ребята, Лисица у нас хитрая, льстивая. Но так ли здесь всё просто? Знаете ли вы, что есть свидетельства современника о том, что Иван Андреевич Крылов сравнивал себя самого с этой Лисицей? В то время жил плохой стихотворец, граф Хвостов, человек богатый и недалёкий. Крылов рассказывал, посмеиваясь, что иной раз покорно слушает стихи Хвостова, похваливает их, а потом одалживает у разомлевшего графа деньги взаймы. Значит, Лисица не так плоха или не так проста? Какие ещё черты можно у неё обнаружить? (В схеме заполняется правый столбик: хитроумная, сообразительная, находчивая.)

— Но и это ещё не всё. В результате уговоров Лисы «Ворона каркнула во всё воронье горло».

— Что значит во все горло? (Громко кричать, орать, слишком громко петь.)

— А что Ворона слишком громко пела? («Кар-кар».)

— Автор дважды использует однокоренные слова ворона и воронье, акцентируя внимание читателей на невозможности вороньего пения.

— Где же ангельский голосок?

Издевательство Лисицы достигло предела, Ворона решила продемонстрировать своё уменье:

«Сыр выпал – с ним была плутовка такова».

Значит, Лиса ещё и победительница? (Дополняем схему словом победительница.)

— После того, как мы проанализировали основные образы в басне, самое время определиться с читательскими симпатиями. На чьей стороне в противостоянии Вороны и Лисицы вы? Почему? (Большинство оказывается на стороне Лисицы.)

— Давайте откроем учебник и прочитаем басню ещё раз, красиво, выразительно.

Такой ли текст вам был предложен в начале урока? В чём отличие?

(В первоначальном варианте не было морали, с которой начинается басня.)

— Против кого направлена мораль басни? (Лесть гнусна, вредна, поступки льстеца – лисы гнусны, вредны.)

— Как же так? Наши читательские симпатии на стороне Лисы, мы её даже назвали победительницей в поединке за сыр, а автор прямо говорит, что Лиса – обманщица..

( Ворону «обсударили», обманули – и виной тому её собственная глупость.)

В начале своей басни сочинитель объявляет Лисицыны деяния гнусными и вредными, после же смеётся более над Вороною, нежели над Лисицею.

4. Сравнительный анализ басен.

Сравним басню Крылова с басней Эзопа. А для этого ответим на вопросы.

— Что общего у этих басен?

— Чем они различаются?

— Сразу видно, что басня Эзопа прозаическая и короткая. Басня Крылова — стихотворная и более длинная. Почему она длиннее? Другой сюжет? Другие герои? Нет. В чём же дело? (Крылов даёт характеристики героев)

— Где стоит поучительная часть?

— Трудный вопрос. Сравните поучительные части. Одинаков ли смысл басен у Эзопа и Крылова?

5. Заключительное слово учителя:

В баснях Крылова воедино слились речь поэтическая и разговорная, в них– отражение мудрости народа, его житейской философии. Я не ошибусь, если скажу, что имя в России знает и стар и млад, что несомненно, говорит о том, что крыловские моськи, волки, мартышки, лисицы, свиньи живут среди нас, а это значит, что басни великого баснописца не потеряли своей актуальности и сегодня.

6. Домашнее задание: Выучить басню наизусть. Нарисовать иллюстрацию. Прочитать статью учебника «Басня как эпический жанр»

Ворон и лисица крылов мораль басни

ПОСЛЕДНИЙ РУССКИЙ БАСНОПИСЕЦ

Из материалов конференции, посвященной И.А. Крылову (1-2 ноября 1994 года)

Исключительное место И.А. Крылова в историческом движении русской литературы определяется тем, что он — а это доступно лишь некоторым великим писателям — исчерпал предельные возможности литературного жанра в их полифонии. Писатель такого типа, как Крылов, столь же традиционен, как и непредсказуем. Он классик — и в смысле сохранения литературных заветов, и в смысле создания непревзойденного по сию пору образца, а потому его традиции не ограничиваются одним жанром, а оплодотворяют едва ли не все жанры национальной литературы. В.Г. Белинский считал, что в основании новой русской литературы лежат «Горе от ума» и «Евгений Онегин». При всей высокой оценке критиком крыловских басен, он все же не решился сказать то же и о них. Возможно, здесь сыграла роль репутация «дедушки Крылова» — благостная, с одной стороны, и анекдотическая — с другой, репутация, которую во многом творил сам поэт и которая живет по законам легенды по сей день. Деятельный свой ум Крылов прикрывал в быту маской ленивца. Но достаточно прочесть одну за другой его басни о фортуне и ленивце, чтобы понять, насколько иначе он мыслил.

Классическая басня вырастает на мощной многовековой культурной почве, храня в своей генетической памяти опыт поистине всего человечества. Так, крыловская басня «Ворона и Лисица», традиционно открывавшая весь его басенный свод, сюжетно восходит к басне Эзопа «Ворон и лиса». Но непосредственно Крылов ориентируется уже на басни Лафонтена и Сумарокова на тот же сюжет. У Эзопа ворон держит в клюве кусок мяса (что правдоподобнее), у француза Лафонтена — сыр. Любопытно, что последний учитывает обработку басенного сюжета в опытах византийского писателя Игнатия Диакона (VIII-IX вв.):

Ел ворон сыр; лиса хитрить пустилася:
«Будь голос у тебя — ты стал великим бы!»
Закаркал глупый, сыр из клюва выронив;
А та: «Есть голос у тебя, да мозгу нет». *

* Классическая басня. М., 1981. С. 91 (далее ссылки на это издание приводятся в тексте). О том, что Лафонтену были знакомы басни Игнатия Диакона свидетельствует басня французского баснописца «Пастух и Лев. — Лев и охотник», где, в частности, упоминается «один грек, заостривший до предела этот изящный лаконизм. Каждый сказ он вмещает в четыре строчки» (с. 119). Понятно, почему из басни византийского писателя исчезло мясо: в рационе простого византийца его не было. «Утром подавали вареную пищу. два или три блюда, обычно из рыбы, сыра, бобов и капусты, приправленных оливковым маслом, вечером ограничивались хлебом, к которому добавляли овощи или фрукты» ( Каждан А.П. Византийская культура. (Х-XII век). М., 1968.С. 11)

Крылов, как видим, учитывает все оптимальные находки. отложившиеся в многочисленных обработках традиционного сюжета, вплоть до отдельных удачных выражений. Ср. у Сумарокова: «Какие ноженьки, какой носок. «, а также в анонимной басне «Ворона и Соловей»: ворона «запела, или, лучше сказать, закаркала во все горло». * Впрочем, уже в своей шутотрагедии «Подщипа» («Трумф») Крылов воспроизводил механизм сладкой лести в речи Цыганки, обращенной к самодовольному Трумфу:

* Московский журнал. 1791. Ч. 3, кн. 1. С. 197-198 .

. Подумай сам ладненько:
Ну где есть личико другое так беленько,
Где букли толще есть, где гуще есть усы,
И у кого коса длинней твоей косы?
Где есть такой носок, глазок, роток, бородка
И журавлиная степенная походка?
Ну есть ли девушка иль мужняя жена,
Чтоб, на тебя взглянув, не ахнула она?

И здесь, как и в крыловской басне, нет, по сути дела, ни одного слова лжи, разве что подсюсюкивание ( «носок, глазок, роток, бородка» ) и точный расчет на убежденность глупца в своих самоочевидных достоинствах.

Как правило, басенный рассказ у Крылова к тому же в каждом сюжетном повороте освещается мудростью народной — пословицами, растворенными в подтексте. Приведем лишь некоторые из них, как бы аукающие крыловскому тексту: «Бог-то Бог, да и сам не будь плох»; «На что вороне большие разговоры, знай ворона свое «кра»»; «Лисье племя только льстит да манит»; «Где лисий хвост, где волчий рот»; «Лестью и душу вынимают»; «Лесть словно зубами съест»; «Каркала вещунья на свою голову».

Потому-то сказочный сюжет и оборачивается обычно у Крылова былью. Ведь не только ворона в просторечии разиня и воровка, но и лиса — лукавый, хитрый человек, пролаз, проныра, корыстный льстец.

И так вплоть до отдельных деталей рассказа. В докрыловской традиции, например, казалось несущественным, на дерево какой породы уселась ворона со своей добычей (только у Сумарокова сказано конкретно: «на дуб села» ). У Крылова же — ель; возможно, это подсказано известным русским обычаем вывешивать на кабаке еловую ветку, что обусловило фразеологическую синонимичность: ель — кабак ; ср.: «идти под елку» (в кабак); «елка (кабак) чище метлы подметает».

Тем самым басня Крылова теряет четкость дидактической ориентации, вроде бы прямо сформулированной в преамбуле басенного рассказа ( «Уж сколько раз твердили миру. » и пр.). Она разоблачает лесть, но не представляет в сюжете положительного героя. Так, по сути дела, и должно быть, ибо лесть подобна взятке, где наказуем должен быть и взяткодатель и взяточник. И порок этот — не только бытовой, но и социальный. Уж нам ли этого не знать, помнящим верховных правителей нескольких последних десятилетий.

Вот это-то и создает, как неоднократно отмечалось в педагогической литературе (как правило, с недоумением), неприспособленность крыловской басни для целей детского воспитания. Используя оасню в качестве нравственной прописи, педагог нередко не находил отклика в наивном восприятии, реагирующем на басенный рассказ не умозрительно (как должно), а эмоционально и по сути более точно.

Так же дети обычно жалеют Стрекозу, прослушав басню «Стрекоза и Муравей», должную доказать, по мысли воспитателя, что бездельничать аморально.

Заметим, что у Эзопа праздный жук не наказывается, его лишь упрекает труженик-муравей — и вполне справедливо:

«В летнюю пору гулял муравей по пашне и собирал по зернышку пшеницу и ячмень, чтобы запастись кормом на зиму. Увидел его жук и посочувствовал, что ему приходится так трудиться даже в такое время года, когда все остальные животные отдыхают от тягот и предаются праздности. Промолчал тогда муравей. » (с. 5).

«Подойди к муравью, ленивец, посмотри на действия его и будь мудрым.

. он заготовляет летом хлеб свой, собирает во время жатвы пищу свою.

. человек лукавый, человек нечестивый ходит с лживыми устами, мигает глазами своими, говорит ногами своими, дает знаки пальцами своими.

. Зато внезапно придет погибель его, вдруг будет разбит — без исцеленья».

Ригористическая жестокость такого приговора смущала русских баснописцев. В басне Хемницера «стрекоза» Муравей хотя и произносит бездельнице приговор ( «Пропела? Хорошо! поди ж теперь свищи» ), —

Но это только в поученье
Ей Муравей сказал,
А сам на прокормленье
Из жалости ей хлеба дал.

В басне Муравьева «Стрекоза» сюжет усложняется: Стрекоза попадает на прокорм вместе с кузнечиками и оправдывается:

«Лишь то во весь мой век утеха мне и труд,
Что с былия на стебль неслась и восхищалась:
Увы! почто даешь ты мне толь строгий суд?»
— Не обвиняй меня, — мужик рек на прощенье, —
Зачем в сообществе была ты таковом?
Отсюда мораль:
О души, коих есть невинность украшенье!
Бегите общества с злодеем и врагом.

В басне Озерова «Кузнечик» (то же в басне Нелединского-Мелецкого «Стрекоза», прямо полемичной по отношению к крыловской интерпретации традиционного сюжета) в противовес Эзопу и Соломону рассказ однозначно направлен против Муравья:

Но Муравей довольно всем знаком
Великий скопидом.
Ни зернышка он даром не погубит,
Охотник собирать, а раздавать не любит.
«Да как же запастись ты в лето не успел?»
— Спросил Кузнечика капиталист нечивый.
. . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . .
«Так ты, голубчик, пел, пляши же голубца!»

В басне Крылова все сложнее. Крыловский Муравей не скопидом, не » нечивый капиталист» — он работник. И мораль, выраженная его жестоким приговором ( «Ты все пела? это дело: Так поди же попляши!» ), — трудовая, крестьянская, многажды проверенная народной практикой: «День (летний) год кормит», «Делу время, а потехе час» и т.п.

Есть, правда, — как это нередко в пословичном фонде, — и заветы, прямо противоположные: «Дело не медведь, в лес не уйдет», «Не хлебом единым жив человек», «Молодо-зелено, погулять велено» и пр. Но в басне Крылова приоритет, несомненно, остается за правдой труженика.

Это жестоко? Но разве представление о том, что народ добр, не грешит прекраснодушием?

Выявляя этот беспощадно пророческий смысл басни, Куприн в рассказе «Попрыгунья-стрекоза» на пороге грозных потрясений русской истории начала XX в. пребывает в русле крыловской морали — трезво умного, а не благостного представления о народе.

Басни Крылова в лучших образцах — это, конечно, «маленькие комедии», где авторская позиция по законам драматургии проявляется не в речах резонерствующего персонажа, а в столкновении разнонаправленных мотивов поведения, из которых истиной в конечной инстанции может не оказаться ни один. Регистр комедийной практики Крылова в его басенном творчестве предельно широк: от фарса до высокой комедии, которая может разрешаться трагическим катарсисом.

Поэтому представление о баснописце как о благостном «дедушке Крылове» изначально неверно. Великолепный истинно русский ум, который отмечали в нем наиболее прозорливые современники, определяет высокое искусство Крылова-баснописца, исчерпавшего жанр классической басни, создавшего шедевры, не сводимые ни к дидактической прописи, ни к отвлеченной притче, ни к исчерпанному раз и навсегда историческому применению. Басня — это и аполог, и притча, и сатира, и сценка, и распространенная пословица. Но она еще и анекдот, вспоминаемый по поводу сиюминутного события.

Чтобы не создалось впечатления, что в данном случае мы искажаем или модернизируем жанр крыловской басни, напомним определения жанра анекдота, сформулированные в ту пору. По Кошанскому, «цель его (анекдота. — С.Ф. ) объяснить характер, показать черту какой-нибудь добродетели (иногда порока), сообщить любопытный случай, происшествие, новость. » * По Никитенко, анекдот — » краткий рассказ какого-нибудь происшествия, замечательного по своей необычности, новости или неожиданности. Главнейшие черты хорошо рассказанного анекдота суть краткость, легкость и искусство сберегать силу или основную идею его к концу и заключить оный чем-нибудь разительным и неожиданным» **.

* Кошанский Н.Ф. Частная риторика. СПб., 1832. С. 65-68.

** Энциклопедический словарь. СПб., 1835. Т. 2. С. 303. См. также: Курганов Е. Литературный анекдот пушкинской эпохи. Хельсинки, 1995. С. 29-33.

* Выготский Л.С. Психология искусства. М., 1965.

Этот тезис проиллюстрируем примерами, взятыми из романа Солженицына «В круге первом». Описывая быт «шарашки», писатель рассказывает забавное поначалу происшествие, закончившееся тоже анекдотически, но отнюдь не весело:

«В прошлый воскресный вечер, веселя публику, Рубин экспромтом сочинил пародию на крыловскую «Ворону и Лисицу», полную лагерных терминов и невозможных для женского уха оборотов, за что его пять раз вызывали на «бис» и качали, а в понедельник вызвал майор Мишин и допрашивал о развращении нравственности; по этому поводу было отобрано несколько свидетельских показаний, а от Рубина — подлинник басни и объяснительная записка» *.

* Солженицын А.И. В круге первом. М., 1990. С. 396.

«Превозмогая боль и дурноту, Рубин так же мерно старался ходить по коридору. Ему припомнилась басня Крылова „Булат». Басня эта на воле проскользнула мимо его внимания, но в тюрьме поразила:

Булатный сабли острый клинок
Заброшен был в железный хлам,
С ним вместе вынесен на рынок
И мужику задаром продан там.

Мужик же булатом драл лыки, щепал лучину. И однажды Еж спросил Булата в избе под лавкой, не стыдно ли ему? И Булат ответил Ежу, как сотни раз отвечал себе Рубин:

Нет, стыдно-то не мне, а стыдно лишь тому,
Кто не умел понять, к чему я годен. » *

Нельзя не отметить, что в эпоху гласности, когда политический анекдот исчезает за ненадобностью, так как общественная жизнь приучила к обнаженной анекдотичности повседневных ситуаций, басни Крылова то и дело приходят на ум. И это, конечно, тоже не случайно. Продолжая мощную литературную традицию, баснописец Крылов был писателем нового времени. Сатира его, как правило, социальна, а сам поэт предстает проницательным психологом, воспроизводя склад ума и чувств всех российских социальных групп и слоев, более стойкий, нежели политическая система. В этом отношении он прямой предшественник Салтыкова-Щедрина.

Упомянем в этой связи издание басен Крылова (СПб., 1864) с иллюстрациями академика Трутовского, в которых выявлен — только на первый взгляд неожиданный — актуальный смысл нестареющих анекдотов, прямо аукнувшийся в эпоху великих реформ Александра II. Было бы любопытно повторить подобное издание сейчас, сопроводив его, возможно даже, фотографиями, — особенно такие басни, как «Синица», «Лягушки, просящие царя», «Ручей», «Раздел» и т.д. и т.п. — вплоть до последней крыловской басни «Вельможа».

Опубликовано в сб. «XVIII век» (вып. 20). СПб, Изд «Наука», 1996 г.

Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Добавить комментарий

;-) :| :x :twisted: :smile: :shock: :sad: :roll: :razz: :oops: :o :mrgreen: :lol: :idea: :grin: :evil: :cry: :cool: :arrow: :???: :?: :!: