Вольные стихи» и гражданская «вольность» в поэзии Пушкина

Все чаще и настойчивее в стихах Пушкина в одном ряду со словами Вакх, Амур, Венера появляется и слово свобода. Причем в устах поэта оно становится многозначным. Свобода — это не только личная независимость, не только дружеская непринужденность, свобода от всяческих стеснений и предрассудков, но и свободный образ мыслей — «вольнолюбие», и гражданская «вольность», и свобода народа — порабощенного крестьянства. Так, послание Пушкина «Им» (1819) — одному из его друзей этого времени, члену «Зеленой лампы» В. В. Знгельгардту, которого он называет «верным сыном» Вакха и свободы, заканчивается строками:

С тобою пить мы будем снова, Открытым сердцем говоря Насчет глупца, вельможи злого, Насчет холопа записного, Насчет небесного царя, А иногда насчет земного. Слово свобода оказывается здесь как бы на стыке двух, обычно резко противостоящих и прямо противопоставлявшихся друг другу (в особенности в литературе классицизма) тематических рядов: темы частной и общественной, личных наслаждений и гражданской оппозиционности. И такое сочетание не было поэтической прихотью Пушкина, а являлось реальной и характерной чертой времени — периода, когда на шумных сборищах дворянских «либералистов» тосты «в честь Вакха, Муз и красоты» и чтение стихов перемежались вольнолюбивыми разговорами, а подчас и высказыванием смелых революционных проектов. Примерно такой характер носили и заседания «Зеленой лампы», и «сходки» в домах у будущих декабристов, со многими из которых Пушкин в эту пору близко сошелся. Сам поэт ярко обрисовал впоследствии атмосферу таких вольнолюбивых «сходок» «за чашею вина» в одной из строф десятой главы «Евгения Онегина»:

  • Друг Марса, Вакха и Венеры,
  • Тут Лунин дерзко предлагал
  • Свои решительные меры
  • И вдохновенно бормотал.
  • Читал свои Ноэли Пушкин,
  • Меланхолический Якушкин,
  • Казалось, молча обнажал
  • Цареубийственный кинжал.
  • Одну Россию в мире видя,
  • Преследуя свой идеал,
  • Хромой Тургенев им внимал
  • И, плети рабства ненавидя,
  • Предвидел в сей толпе дворян
  • Освободителей крестьян.

В тайное общество, о существовании которого Пушкин догадывался, он не был принят. По свидетельству Пущина, дружески расположенного к Пушкину, «подвижность пылкого его нрава, сближение с людьми ненадежными» «пугали» членов тайного общества. Пушкин, по словам Пущина, «кружился в большом свете», но он же и настойчиво рвался из этого круга. Задыхаясь в атмосфере придворного и светского ханжества, мракобесия, самодурства, низкопоклонства, лести, карьеризма, поэт страстно искал людей высокой гражданской настроенности:

  • . в отечестве моем
  • Где верный ум, где гений мы найдем?
  • Где гражданин с душою благородной,
  • Возвышенной и пламенно свободной?

— спрашивал он в стихотворении «Краев чужих неопытный любитель» (1817). Таких людей поэт находил среди деятелей тайного общества. Тем более переживал он недоверие, которое чувствовал с их стороны. «Он затруднял меня спросами и расспросами,- рассказывает Пущин — от которых я, как умел, отделывался, успокаивая его тем, что он лично, без всякого воображаемого им общества, действует, как нельзя лучше, для благой цели». Выйдя из лицея, Пушкин и в самом деле почти сразу же стал энергично и в высшей степени успешно действовать «для благой цели» — горячо пропагандировать в своих стихах идеи декабристов.

Анализ оды «Вольность»

Окончив в 1817г. лицей и зачислившись на службу в Коллегию иностранных дел, Пушкин поселился в Петербурге. После шестилетнего лицейского «заточенья» он активно включается в литературную и общественную жизнь столицы. Он посещает заседания «Арзамаса», членом которого практически становится, вступает в литературно – дружеское объединение «Зеленая лампа». Одно из любимых, и, пожалуй, самых главных его увлечений — театр. Пушкин был признанным ценителем актеров, поклонником актрис: Е.С.Семеновой, А.И.Колосовой, Е.И.Истоминой. В тайное общество, о котором Пушкин догадывался, он не был принят. Его пылкий нрав и сближение «с людьми ненадежными» пугали членов тайного общества. Пушкин находился в большом свете, но он настойчиво рвался оттуда. Александр Сергеевич задыхался в атмосфере придворного ханжества, мракобесия, самодурства, низкопоклонства, лести.
Однако светский шум и театральные увлечения были лишь внешней стороной его бурной и сложной жизни, он ни на минуту не переставал быть поэтом, литератором, тружеником. В 1817 году Пушкин написал многие политические, свободолюбивые стихотворения. Юный поэт вступал в русскую литературу как певец передовых революционно настроенных кругов общества:
Хочу воспеть свободу миру,
На тронах поразить порок.
Пушкин как поэт мыслил глубже многих декабристов, он был их политическим вождем. К этому времени в стране нарастал протест против крепостничества, самодержавного произвола.
Пушкин, испытав влияние ранних декабристских взглядов, проникся ими. В его стихотворениях были черты русского гражданского вольнолюбия – надежда на закон, протест против крепостного рабства:
Увы! Куда ни брошу взор –
Везде бичи, везде железы,
Законов гибельный позор,
Неволи немощные слезы;
Везде неправедная Власть
В сгущенной мгле предрассуждений
Воссела – Рабства грозный Гений
И Славы роковая страсть.
Все чаще в стихах Пушкина проявлялось слово «свобода». Причем в устах поэта это слово становилось многозначным, начинало светиться и отливать различными смыслами. свобода – это не только личная независимость, но и свободный образ жизни – гражданская вольность, свобода порабощенного народа.
Пушкин становился певцом высоких идеалов. Он говорил, что являлся продолжателем идей Радищева. Это действительно так, потому что в своих стихотворениях «Вольность» и «Деревня» поэт поднимает основные темы Радищева – против самодержавия и крепостничества. Но пути у них были разные: Радищев хотел прийти к свободе через народную революцию, а у Пушкина были надежды на закон:
Лишь там над царскою главой
Народов не легло страданье,
Где крепко с Вольностью святой
Законов мощных сочетанье…
Поэт, бурно выступавший за ограничение власти царя законами, не исключал насилия над императорами, если бы они не склонялись перед законом, поэтому некоторые строки оды звучат как призывы:
…Тираны мира! трепещите!
А вы, мужайтесь и внемлите,
Восстаньте падшие рабы!
Но Пушкин все– таки призывал царей:
Склонитесь первые главой
Под сень надежную Закона,
И станут вечной стражей трона
Народов вольность и покой.
В своей оде Пушкин осуждает казнь народом французского короля Людовика XVI:
… О мученик ошибок славных,
За предков в шуме бурь недавних
Сложивший царскую главу.
Восходит к смерти Людовик…
Молчит закон – народ молчит,
Падет преступная секира…
Также осуждает убийство дворянами Павла I, но одновременно выступает за ограничение самодержавия конституцией.
Большой популярностей пользовались острополитические «крылатые словечки», которые Пушкин произносил в театре, в других публичных местах. Именно в них, в этих возникавших эпиграммах, сказывалась настроенность Пушкина и в то же время проявлялось его меткое и беспощадное остроумие – умение в нескольких строках «пригвоздить противника к позорному столбу».
Оду «Вольность» декабристы восприняли горячо, так как видели в ней отражение своих мыслей. Пушкинская поэзия являлась возбудителем революционной энергии, недовольства политикой царского правления.
«Вольные стихи» Пушкина расходились по Петербургу с невероятной скоростью: на сходках молодежи, на заседаниях «Зеленой лампы». Их заучивали, переписывали в альбомы. Такая популярность «вольных стихов» и эпиграмм Пушкина объясняется тем, что он поэтически формулировал мысли, чувства и настроения кругов русского общества. Молодой вольнодумец почти три года, не зная осторожности, сочинял и распространял в Петербурге свои свободолюбивые стихи, не мог не остаться безнаказанным. Пушкин «наводнил Россию возмутительными стихами: вся молодежь наизусть их читает», — злобно говорил Александр I. Император хотел сослать Пушкина в Сибирь или заточить в Соловецкий монастырь. Но за него заступились друзья, и царь смягчил наказание: Пушкина выслали на юг России. 6 мая 1820 года он выехал из Петербурга. Дельвиг и Яковлев проводили его до Царского села. Они расстались, и Пушкин оправился один – в свой долгий и нелегкий путь изгнанника.
«Вольные стихи» Пушкина «Деревня», «К Чаадаеву», «Вольность» начинают в русской литературе поэзию декабристов. Ода «Вольность» отражает наиболее общественно-политические вопросы того времени. Это стихотворение как оружие в борьбе за прогресс, демократию, свободу и счастье человечества.

Художественное мастерство Пушкина в оде «Вольность»

Уже самое название оды указывает, что Пушкин взял за образец одноимённое стихотворение Радищева. В варианте одной строки «Памятника» Пушкин подчёркивает связь своей оды с одой Радищева. Пушкин, как и Радищев, прославляет вольность, политическую свободу. Оба они указывают на исторические примеры торжества вольности (Радищев — на английскую революцию XVII века, Пушкин—на французскую революцию 1789 года). Вслед за Радищевым Пушкин считает, что равный для всех закон — залог обеспечения политической свободы в стране.

Но ода Радищева — призыв к народной революции, к ниспровержению царской власти вообще, а ода Пушкина направлена только против «тиранов», ставящих себя выше закона. Пушкин выражал в своей оде взгляды ранних декабристов, под влиянием которых он находился.

Однако сила пушкинского стиха, художественное мастерство поэта придавали оде более революционное значение. Передовой молодёжью она воспринималась как призыв к революции. Так, например, знаменитый русский хирург Пирогов, вспоминая о днях своей юности, рассказывает следующий факт. Один из его товарищей-студентов, как-то заговорив о политических взглядах Пушкина, отразившихся в оде «Вольность», сказал: «По-нашему не так; революция так революция, как французская,— с гильотиной ‘». Тогда другой гневно воскликнул: «Кто так из вас смеет говорить о Пушкине? Слушайте!» — и прочитал стихи:

Самовластительный злодей!
Тебя, твой трон я ненавижу,
Твою погибель, смерть детей
С жестокой радостию вижу.
Читают на твоём челе
Печать проклятия народы,
Ты ужас мира, стыд природы,
Упрёк ты богу на земле.

Не менее революционно звучали для читателей и заключительные строки второй строфы:
Тираны мира! трепещите!
А вы, мужайтесь и внемлите,
Восстаньте, падшие рабы!

Своё стихотворение Пушкин, по примеру Радищева, облёк в форму оды. Начинается ода с обращения к грозной для царей музе — гордой певице свободы, тут же указывается тема: «Хочу воспеть свободу миру, на тронах поразить порок». Далее следует изложение основного положения: для блага народов необходимо сочетание мощных законов с вольностью святой. Затем это положение иллюстрируется историческими примерами (Людовик XVI, Павел I). Заканчивается ода, как обычно, обращением к царю извлечь урок из сказанного.

Стройность композиции помогает следить за движением мыслей и чувств поэта. В соответствии с содержанием оды находятся и словесные средства его выражения.
Речь поэта, приподнятая, взволнованная, отражает разнообразные его чувства: пламенное желание свободы (I строфа), негодование против тиранов (II строфа), скорбь гражданина при виде царящего беззакония (III строфа) и т. д. Поэт находит точные и вместе с тем образные слова для выражения волнующих его мыслей и чувств. Так, музу политической оды он называет «грозой царей», «свободы гордою певицей», которая «гимны смелые» внушает.

Ода «Вольность» оказала большое революционизирующее влияние на современников Пушкина, она служила декабристам в их революционной агитации.

Однако светский шум и театральные увлечения были лишь внешней стороной его бурной и сложной жизни, он ни на минуту не переставал быть поэтом, литератором, тружеником. В 1817 году Пушкин написал многие политические, свободолюбивые стихотворения. Юный поэт вступал в русскую литературу как певец передовых революционно настроенных кругов общества:

Хочу воспеть свободу миру,
На тронах поразить порок.

Пушкин как поэт мыслил глубже многих декабристов, он был их политическим вождем. К этому времени в стране нарастал протест против крепостничества, самодержавного произвола.

Пушкин, испытав влияние ранних декабристских взглядов, проникся ими. В его стихотворениях были черты русского гражданского вольнолюбия – надежда на закон, протест против крепостного рабства:

Увы! Куда ни брошу взор –
Везде бичи, везде железы,
Законов гибельный позор,
Неволи немощные слезы;
Везде неправедная Власть
В сгущенной мгле предрассуждений
Воссела – Рабства грозный Гений
И Славы роковая страсть.

Все чаще в стихах Пушкина проявлялось слово «свобода». Причем в устах поэта это слово становилось многозначным, начинало светиться и отливать различными смыслами. свобода – это не только личная независимость, но и свободный образ жизни – гражданская вольность, свобода порабощенного народа.

Пушкин становился певцом высоких идеалов. Он говорил, что являлся продолжателем идей Радищева. Это действительно так, потому что в своих стихотворениях «Вольность» и «Деревня» поэт поднимает основные темы Радищева – против самодержавия и крепостничества. Но пути у них были разные: Радищев хотел прийти к свободе через народную революцию, а у Пушкина были надежды на закон:

Лишь там над царскою главой
Народов не легло страданье,
Где крепко с Вольностью святой
Законов мощных сочетанье…

Поэт, бурно выступавший за ограничение власти царя законами, не исключал насилия над императорами, если бы они не склонялись перед законом, поэтому некоторые строки оды звучат как призывы:
…Тираны мира! трепещите!
А вы, мужайтесь и внемлите,
Восстаньте падшие рабы!
Но Пушкин все– таки призывал царей:
Склонитесь первые главой
Под сень надежную Закона,
И станут вечной стражей трона
Народов вольность и покой.

В своей оде Пушкин осуждает казнь народом французского короля Людовика XVI:
… О мученик ошибок славных,
За предков в шуме бурь недавних
Сложивший царскую главу.
Восходит к смерти Людовик…
Молчит закон – народ молчит,
Падет преступная секира…

Также осуждает убийство дворянами Павла I, но одновременно выступает за ограничение самодержавия конституцией. Большой популярностей пользовались острополитические «крылатые словечки», которые Пушкин произносил в театре, в других публичных местах. Именно в них, в этих возникавших эпиграммах, сказывалась настроенность Пушкина и в то же время проявлялось его меткое и беспощадное остроумие – умение в нескольких строках «пригвоздить противника к позорному столбу».

Оду «Вольность» декабристы восприняли горячо, так как видели в ней отражение своих мыслей. Пушкинская поэзия являлась возбудителем революционной энергии, недовольства политикой царского правления. «Вольные стихи» Пушкина расходились по Петербургу с невероятной скоростью: на сходках молодежи, на заседаниях «Зеленой лампы». Их заучивали, переписывали в альбомы. Такая популярность «вольных стихов» и эпиграмм Пушкина объясняется тем, что он поэтически формулировал мысли, чувства и настроения кругов русского общества. Молодой вольнодумец почти три года, не зная осторожности, сочинял и распространял в Петербурге свои свободолюбивые стихи, не мог не остаться безнаказанным. Пушкин «наводнил Россию возмутительными стихами: вся молодежь наизусть их читает», — злобно говорил Александр I. Император хотел сослать Пушкина в Сибирь или заточить в Соловецкий монастырь. Но за него заступились друзья, и царь смягчил наказание: Пушкина выслали на юг России. 6 мая 1820 года он выехал из Петербурга. Дельвиг и Яковлев проводили его до Царского села. Они расстались, и Пушкин оправился один – в свой долгий и нелегкий путь изгнанника.

«Вольные стихи» Пушкина «Деревня», «К Чаадаеву», «Вольность» начинают в русской литературе поэзию декабристов. Ода «Вольность» отражает наиболее общественно-политические вопросы того времени. Это стихотворение как оружие в борьбе за прогресс, демократию, свободу и счастье человечества.

Следующее сочинение из данной рубрики: Что такое станционный смотритель?

Матерные стихи Пушкина

/Внимание! Материал содержит ненормативную лексику./

Масштаб любого гения трудно оценить и современникам, и потомкам. Первым — потому что «большое видится на расстоянии», вторым — потому, что кроме расстояния, восприятию мешает множество чужих суждений и оценок…

Так и с творчеством Пушкина: все знают, что гений, а адекватного восприятия нет. С одной стороны, высокие строки «Избранного», тысячи раз перепечатанные, спетые на разный мотив и заученные наизусть с начальной школы. С другой — сборники матерных стихов все того же Александра Сергеевича Пушкина. Полноте, один ли это поэт?!

Да, один. Единственный и неповторимый, Пушкин А. С. И гений его прежде всего и состоял в глубоком владении русским языком: не надуманным рафинированным языком аристократии, но и не примитивным просторечием. Из сказок няни, из разговоров дворовых мужиков, из самых разных книг, из вольных бесед лицеистов, из общения с самыми образованными людьми своего времени вырастал и выкристаллизовывался Поэт, который впервые заставит «изъясняться по-русски» не только женскую любовь, но и русскую поэзию как таковую.

Это с песнях про райские кущи площадная брань неуместна. А когда спокойно пишешь «про дождь, про лен, про скотный двор», мат оказывается всего лишь частью выразительных средств языка.

Так и вышло у Пушкина. С юношеских пор друзья отмечали его умение вставить в свою речь крепкое словцо. И в стихах Пушкина мат тоже присутствует, как бы ни старалась цензура последовавших веков прикрыть его многочисленными многоточиями. Причем заметим, что речь идет не про сказки или любовные стихи, а про дружеские эпиграммы, или стихи о вольных похождениях в младые годы, или про сатирические произведения, или же мат «точечно» используется в описаниях бытовых сцен и привычек — одним словом, Пушкин владеет матерщиной так же умело и органично, как и всеми прочими средствами русского языка. Стоит ли ставить это ему в вину?

Сегодня трудно сказать, насколько сам поэт был готов к публичному распространению своих матерных стихов. Скорей всего, в большинстве случаев эти строки адресовались в письмах конкретным людям или предназначались для дружеских бесед, а вовсе не для эпатирования широкой публики. И уж совсем неестественно выглядят попытки собрать и опубликовать отдельно только похабные строки Пушкина.

Поэзия гения упряма и не поддается «причесыванию» так же, как и его африканские кудри. Но присутствие мата в стихах не меняет роли Пушкина в истории русской литературы.

Недавно тихим вечерком

Недавно тихим вечерком
Пришел гулять я в рощу нашу
И там у речки под дубком
Увидел спящую Наташу.
Вы знаете, мои друзья,
К Наташе вдруг подкравшись, я
Поцеловал два раза смело,
Спокойно девица моя
Во сне вздохнула, покраснела;
Я дал и третий поцелуй,
Она проснуться не желала,
Тогда я ей засунул х.й —
И тут уже затрепетала.

К кастрату раз пришел скрыпач

К кастрату раз пришел скрыпач,
Он был бедняк, а тот богач.
«Смотри, сказал певец безм.дый, —
Мои алмазы, изумруды —
Я их от скуки разбирал.
А! кстати, брат, — он продолжал, —
Когда тебе бывает скучно,
Ты что творишь, сказать прошу».
В ответ бедняга равнодушно:
— Я? я м.де себе чешу.

Как широко, как глубоко!

Как широко,
Как глубоко!
Нет, бога ради,
Позволь мне сзади.

Хоть тяжело подчас в ней бремя,
Телега на ходу легка;
Ямщик лихой, седое время,
Везет, не слезет с облучка.

С утра садимся мы в телегу;
Мы рады голову сломать
И, презирая лень и негу,
Кричим: пошел! еб.на мать!

Но в полдень нет уж той отваги;
Порастрясло нас; нам страшней
И косогоры и овраги;
Кричим: полегче, дуралей!

Катит по-прежнему телега;
Под вечер мы привыкли к ней
И, дремля, едем до ночлега —
А время гонит лошадей.

Орлов с Истоминой в постели

Орлов с Истоминой в постеле
В убогой наготе лежал.
Не отличился в жарком деле
Непостоянный генерал.
Не думав милого обидеть,
Взяла Лаиса микроскоп
И говорит: «Позволь увидеть,
Чем ты меня, мой милый, *б».

А шутку не могу придумать я другую…

Будь мне наставником в насмешливой науке,
Едва лукавый ум твой поимает звуки,
Он рифму грозную невольно затвердит
И память темное прозванье сохранит.

Блажен Фирсей, рифмач миролюбивый,
Пред знатью покорный, молчаливый,
Как Шаликов, добра хвалитель записной,
Довольный изредка журнальной похвалой,

Невинный фабулист или смиренный лирик.
Но Феб во гневе мне промолвил: будь сатирик.
С тех пор бесплодный жар в груди моей горит,
Браниться жажду я — рука моя свербит.

Клим пошлою меня щекотит остротой.
Кто Фирс? ничтожный шут, красавец молодой,
Жеманный говорун, когда-то бывший в моде,
Толстому тайный друг по греческой методе.
Ну можно ль комара тотчас не раздавить
И в грязь словцом одним глупца не превратить?

А шутку не могу придумать я другую,
Как только отослать Толстого к х*ю.

И в глупом бешенстве кричу я наконец
Хвостову: ты дурак, — а Стурдзе: ты подлец.

Так точно трусивший буян обиняком
Решит в харчевне спор падежным кулаком.

От всенощной вечор идя домой…

От всенощной вечор идя домой,
Антипьевна с Марфушкою бранилась;
Антипьевна отменно горячилась.
«Постой, — кричит, — управлюсь я с тобой;
Ты думаешь, что я уж позабыла
Ту ночь, когда, забравшись в уголок,
Ты с крестником Ванюшкою шалила?
Постой, о всем узнает муженек!»
— Тебе ль грозить! — Марфушка отвечает:
Ванюша — что? Ведь он еще дитя;
А сват Трофим, который у тебя
И день и ночь? Весь город это знает.
Молчи ж, кума: и ты, как я, грешна,
А всякого словами разобидишь;
В чужой пи*де соломинку ты видишь,
А у себя не видишь и бревна.

Сводня грустно за столом…

Сводня грустно за столом
Карты разлагает.
Смотрят барышни кругом,
Сводня им гадает:
«Три девятки, туз червей
И король бубновый —
Спор, досада от речей
И притом обновы…

А по картам — ждать гостей
Надобно сегодня».
Вдруг стучатся у дверей;
Барышни и сводня
Встали, отодвинув стол,
Все толкнули ,
Шепчут: «Катя, кто пришел?
Посмотри хоть в щелку».

Что? Хороший человек…
Сводня с ним знакома,
Он целый век,
Он у них, как дома.
в кухню руки мыть
Кинулись прыжками,
Обуваться, пукли взбить,
Прыскаться духами.

Гостя сводня между тем
Ласково встречает,
Просит лечь его совсем.
Он же вопрошает:
«Что, как торг идет у вас?
Барышей довольно?»
Сводня за щеку взялась
И вздохнула больно:

«Хоть бывало худо мне,
Но такого горя
Не видала и во сне,
Хоть бежать за море.
Верите ль, с Петрова дня
Ровно до субботы
Все девицы у меня
Были без работы.

Четверых гостей, гляжу,
Бог мне посылает.
Я им вывожу,
Каждый выбирает.
Занимаются всю ночь,
Кончили, и что же?
Не платя, пошли все прочь,
Господи мой боже!»

Гость ей: «Право, мне вас жаль.
Здравствуй, друг Анета,
Что за шляпка! что за шаль,
Подойди, Жанета.
А, Луиза, — поцелуй,
Выбрать, так обидишь;
Так на всех и ,
Только вас увидишь».

«Что же, — сводня говорит, —
Хочете ль Жанету?
В деле так у ней горит
Иль возьмете эту?»
Бедной сводне гость в ответ:
«Нет, не беспокойтесь,
Мне охоты что-то нет,
Девушки, не бойтесь».

Он ушел — все стихло вдруг,
Сводня приуныла,
Дремлют девушки вокруг,
Свечка
Сводня карты вновь берет,
Молча вновь гадает,
Но никто, никто нейдет —
Сводня засыпает.

Накажи, святой угодник…

Накажи, святой угодник,
Капитана Борозду,
Разлюбил он, греховодник,
Нашу матушку пи*ду.

Увы! напрасно деве гордой
Я предлагал свою любовь!
Ни наша жизнь, ни наша кровь
Ее души не тронет твердой.
Слезами только буду сыт,
Хоть сердце мне печаль расколет.
Она на щепочку ,
Но и не позволит.

К портрету Каверина

первый вариант (без цензуры)

В нем пунша и войны кипит всегдашний жар,
На Марсовых полях он грозный был рубака,
Друзьям он верный друг, в бордели он ебака,
И всюду он гусар.

В нем пунша и войны кипит всегдашний жар,
На Марсовых полях он грозный был воитель,
Друзьям он верный друг, красавицам мучитель,
И всюду он гусар.

Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Добавить комментарий

;-) :| :x :twisted: :smile: :shock: :sad: :roll: :razz: :oops: :o :mrgreen: :lol: :idea: :grin: :evil: :cry: :cool: :arrow: :???: :?: :!: