Внучка писательницы и мемуаристки Анастасии Цветаевой побывала в Вологде

«А сегодня над нами колдует Феодосия…» :: начало :: продолжение :: окончание :: список публикаций
Феодосийский музей Марины и Анастасии Цветаевых небольшой, но уютный.

Древняя, многое повидавшая на своём веку, воспетая поэтами Феодосия в разное время гостеприимно принимала людей, оставивших значительный след в истории нашего отечества. Представителей творческой интеллигенции наш город особенно привлекал: многовековая история, приход различных культур, войны, расцветы и падения, многочисленные народы, жившие и трудившиеся здесь бок о бок, необычайно яркий колорит приморского города – всё это не могло остаться незамеченным. Максимилиан Александрович Волошин писал о горячо любимой им земле древней Киммерии (см. №1 на белом поле).

Среди блистательной плеяды людей искусства, посетивших или живших когда-то в Феодосии, особое место занимает имя Марины Ивановны Цветаевой. Долгие годы это имя было под запретом, его было приказано забыть, но не забыли, не вычеркнули из памяти. Переписанные от руки, переданные из уст в уста её поэтические строки продолжали жить, донося звучание туго натянутых струн души поэтессы.Долгие годы память о Цветаевой хранили и феодосийцы. И не только о Марине Ивановне, но и о её сестре, Анастасии Ивановне Цветаевой, писательнице, мемуаристке, женщине удивительной, трагической судьбы. Имена эти тесно связаны с историей нашего древнего города.

Впервые сёстры Цветаевы попали в Крым в 1905 году вместе со своими родителями — отцом, Иваном Владимировичем Цветаевым, профессором Московского университета, директором Румянцевского музея и основателем Музея изящных искусств (ныне музей имени А. С. Пушкина в Москве) и матерью, Марией Александровной, женщиной незаурядной, наделённой умом, большими художественными способностями, прекрасно игравшей на фортепиано. Приехали они после трех лет пребывания за границей из-за болезни Марии Александровны, страдавшей от туберкулеза. Решено было пожить в Ялте, где Мария Александровна продолжит лечение. Покинули Цветаевы Ялту ослепительно ярким летним днём 1906 года. Второй раз Марина Цветаева приехала в Крым в 1909 году на пасхальные каникулы с группой соучениц по гимназии, где училась в то время. До Севастополя из Москвы ехали поездом, в Ялту – морем.

В 1910 году юная Цветаева в Москве на свои деньги издала первый стихотворный сборник «Вечерний альбом». Одним из рецензентов сборника был Максимилиан Волошин. Книга получила его восторженный отзыв. Максимилиан Александрович посвятил Цветаевой прекрасные строки (см. №2 на белом поле).

Марина Цветаева, а вслед за ней и Анастасия получили приглашение приехать в Коктебель. 3 марта 1911 года Цветаева выехала из Москвы в Гурзуф, а 5 мая вечером была в Коктебеле у Максимилиана Александровна Волошина: «…после целого дня певучей арбы по дебрям восточного Крыма я впервые ступила на Коктебельскую землю, перед самым Максиным домом, из которого уже огромными прыжками, по белой внешней лестнице, несся мне навстречу – совершенно новый, неузнаваемый Макс. Макс легенды…». (М. Цветаева «Живое о живом»). Чуть позднее приехала и Анастасия.

Коктебель, его окрестности не привлекают ярким пейзажем южного берега Крыма: нет здесь ни горных вершин, окутанных пеленой сказочных облаков, ни радующих глаз экзотических растений. Летом эта земля сурова, выжжена солнцем, и, тем не менее, в своей суровой простоте прекрасна и удивительна. Восходы и закаты солнца, морской прибой, шумящий в многочисленных живописных бухточках, навсегда привораживают сердца тех, кто хотя бы раз здесь побывал. Поддались волшебному очарованию Коктебеля и сёстры Цветаевы. Марина не раз отравлялась вместе с Волошиным в дивные странствования по коктебельским холмам, навстречу палящим лучам солнца и яростным порывам жаркого ветра: «Сколько раз – он и я – по звенящим от засухи тропкам, или вовсе без тропок, по хребтам в самый полдень, с непокрытыми головами, без палок…в непрерывности беседы и ходьбы – часами – летали – все вверх, все вверх». (М. Цветаева «Живое о живом»).

Каких последов в этой почве нет
Для археолога и нумизмата –
От римских блях и эллинских монет
До пуговицы русского солдата.

К Вам душа так радостно влекома!
О, какая веет благодать
От страниц «Вечернего альбома»!
(Почему «альбом», а не «тетрадь»?)

Ваша книга странно взволновала-
В ней сокрытое обнажено,
В ней страна, где всех путей начало,
И куда возврата не дано.

Экскурсия по залам музея Уголки цветаевского Крыма Гости цветаевского дома
—Феодосия Цветаевых
—Коктебельские вечера
—Гостиная Цветаевых
—Марина Цветаева
—Анастасия Цветаева
— «Я жила на Бульварной» (АЦ)
—Дом-музей М. и А. Цветаевых
—Феодосия Марины Цветаевой
—Крым в судьбе М. Цветаевой
—Максимилиан Волошин
—Василий Дембовецкий
— —Константин Богаевский
—Литературная гостиная
—Гостевая книга музея
Жизнь и творчество сестёр Литературный мир Цветаевых Музей открытых дверей
—Хронология М. Цветаевой
—Хронология А. Цветаевой
—Биография М. Цветаевой
—Биография А. Цветаевой
—Исследования и публикации
—Воспоминания А. Цветаевой
—Документальные фильмы
—Цветаевские фестивали
—Адрес музея и контакты
—Лента новостей музея
—Открытые фонды музея
—Музейная педагогика
—Ссылки на другие музеи

© 2011-2018 KWD (при использовании материалов активная ссылка обязательна)

Музей Марины и Анастасии Цветаевых входит в структуру Государственного бюджетного учреждения Республики Крым «Историко-культурный, мемориальный музей-заповедник «Киммерия М. А. Волошина»

Внучка писательницы и мемуаристки Анастасии Цветаевой побывала в Вологде

Льготы остаются
Павлодарские перевозчики возмущены суммой компенсации за провоз льготников и требуют её увеличить. Владельцы транспортных фирм утверждают, что 343 миллиона тенге, которые акимат Павлодара заложил в этом году, не покрывают их расходов. К тому же с начала года городские автопарки не получили ещё ни одного тенге из бюджета.

Ждём гостей
В Баянаульском районе, как и в Майском, местное руководство намерено активно развивать национальные виды спорта. Этой работой будет заниматься общественное объединение «Бәйгелі Баянауыл», созданное в прошлом году.

Скоро в поле
Полтора месяца остаётся до начала весенних полевых работ в нашей области. Подготовка к новому полеводческому сезону продолжается, нужно успеть доделать многое.

Открыто об экологии
В Павлодаре на территории Казахстанского электролизного завода провели день открытых дверей. Это первое совместное мероприятие с «Ecojer», Казахстанской ассоциацией экологических инициатив. Суть дня открытых дверей состоит в том, чтобы продемонстрировать общественности, к каким мерам прибегают на предприятии для минимизации вреда окружающей среде.

Вот так бабушки!
Этот клуб можно было бы назвать образцом дискриминации. Во-первых, туда принимают только женщин. Во-вторых, очень взрослых женщин, которые перешагнули порог пенсионного возраста. Конечно, это шутка. Так уж случилось, что в Мичуринском сельском округе Павлодарского района именно дамы почтенного возраста – самые непоседливые, самые активные и самые творческие. Они и назвали свою отнюдь не тайную организацию по-современному: «Клуб креативных бабушек». Руководит им Роза Сапаровна Шагирова, она и рассказала, чем занимаются «шебутные» члены этого клуба.

Дар памяти

В Соколе у дома по адресу: ул. Фрунзе, 8 (слева направо): Людмила Кузнецова, Ольга Трухачёва и Елена Титова. Из документов ФСБ теперь известен и номер квартиры, где проживали Цветаевы-Трухачёвы, но пока его специально не называют.

Ольга Трухачёва, внучка Анастасии Цветаевой, посетила Вологду, чтобы в ФСБ познакомиться с делом об аресте своей бабушки.

«Знаю, что без слёз читать эти документы не смогу. » — говорит Ольга Андреевна, бережно поглаживая отпечаток пальца Анастасии Ивановны на протоколе одного из допросов.

Для одних эти бумаги — история страны, для других — история литературы, а для Ольги Андреевны — это пересказ испытаний, выпавших на долю ее любимой бабушки.

В 30-40-е годы махина сталинских репрессий постаралась сделать все возможное, чтобы стереть с лица земли семью Цветаевых. Марина Цветаева — выдающийся поэт Серебряного века. Ее младшая сестра Анастасия — не менее интересный автор, в последнее время филологи всё больше внимания уделяют ее творчеству.

Ольга Трухачёва приходится внучатой племянницей Марине Ивановне и родной внучкой — Анастасии Ивановне. Ольга Андреевна не поэт и не прозаик. Она обладает талантом другого рода — хранить память о своей выдающейся семье.

Вместе краткий миг

Судьба Цветаевых-Трухачёвых самым тесным образом связана с Вологодской областью. В 1947-1949 году семья жила в Соколе. «Премьер» рассказывал об этом в материале «Проза жизни» в номере от 16 сентября 2014 года.

Анастасия Цветаева после своего освобождения из лагеря на Дальнем Востоке приехала в Сокол к сыну — Андрею Борисовичу Трухачёву. Тот тоже успел побывать в лагерях и освободиться. В Соколе он работал инженером. Андрей Трухачёв жил в рабочем поселке Печаткино. Там и воссоединилась семья: Анастасия Ивановна познакомилась со своей невесткой Ниной Андреевной Зелениной. Здесь же писательница впервые стала бабушкой: 29 октября 1947 г. родилась ее внучка Маргарита (старшая сестра Ольги Трухачёвой).

Крёстной девочки стала Ариадна Эфрон, которая приехала в Печаткино навестить родных и привезла сюда часть архива своей матери Марины Цветаевой (машинописные распечатки прозаических и поэтических произведений). В Печаткино Ариадна надеялась получить хоть какую-то работу, но надежды не сбылись, и вскоре она уехала. А в 1949-м Анастасия Цветаева вновь была арестована как «повторница» (то есть как «неблагонадежный» человек, подвергавшийся аресту ранее).

Усилиями вологодского филолога Елены Титовой и сокольчанки Людмилы Кузнецовой осенью этого года удалось найти дом, где проживала семья Трухачёвых-Цветаевых. Когда-то адрес звучал так: первый квартал, дом №17. Сейчас это улица Фрунзе, дом №8.

Чтобы получить документальные свидетельства об этом и сохранить «исторический» дом, Елена Витальевна с разрешения наследников запросила личное дело Анастасии Цветаевой в ФСБ. Ныне документы хранятся в столице, но их доставили сюда из Москвы, причем оказалось, что и самой Ольге Трухачёвой получить к ним доступ в Вологде гораздо легче. «Мы хотели бы поблагодарить всё управление ФСБ за помощь и сотрудничество», — говорит филолог.

В Вологде Ольга Трухачёва работала с архивными документами, а также провела встречу в областной библиотеке. «Ольга говорила в целом о семье, о том, как ранние впечатления сказываются на дальнейшей жизни, определяют поступки; о трудных отношениях и любви, возникающей сразу или прорывающейся в финале, о невзгодах, потерях и умении сохранить свою честность, не изменить себе, не сломаться», — рассказала Елена Витальевна. На встрече прозвучали отрывки из произведений, были продемонстрированы фото, в том числе ранее не публиковавшиеся.

По словам Ольги Андреевны, ее бабушка Анастасия Ивановна была чрезвычайно строгой и требовательной: к примеру, она беседовала с внучками только по-английски или по-французски, ни слова по-русски! Она требовала, чтобы девочки скромно одевались, безупречно себя вели. Сама Анастасия Ивановна придерживалась аскетического образа жизни. Во многих испытаниях она не утратила стойкости духа, способности любить и желания творить.

Ольга Трухачёва побывала и в Соколе в доме на ул. Фрунзе, 8, готовящемся к расселению. Гостям позволили посмотреть комнаты, рассказали о том, кто здесь жил, с кем могли общаться Трухачёвы-Цветаевы. «Ольгу приятно удивило, что нет того злобного настроения, которое нередко возникает у людей, уставших от ожидания нового жилья. «У нас здесь так хорошо было. Если б завод работал как следует, и аллею бы сохранили, и профилакторий». Жильцы много рассказывали о своих родных, показывали документы, даже всплакнули по прошлому», — рассказывает Елена Титова.

При знакомстве с делом Анастасии Цветаевой исследователю удалось раскрыть ряд ранее неизвестных фактов. Оказывается, Анастасия Ивановна бывала в Вологде и ранее: в 1936-м году она приезжала в наш город на запоздалую панихиду по другу — Леониду Федоровичу Шевелеву. Писательница редко посвящала свои тексты кому-либо, и лишь рано погибшему Шевелеву адресовала сразу три произведения — поэму «Ушедшему другу», один стих и новеллу «Родные сени». Филологов чрезвычайно интересовал вопрос: кто же этот Шевелев? Из документов стал известен год его рождения, род занятий «железнодорожный техник» и некоторые другие факты.

Из материалов дела следует, что в Соколе Анастасию Ивановну ограбили на рынке, причем она лишилась самого ценного — справки об освобождении. «Меня очень впечатлило, как Анастасия Ивановна вела себя на допросах: она, что называется, никого не сдавала, хотя на допросах «ломались» даже мужчины», — рассказывает Елена Титова.

Писательницу обвиняли в принадлежности к Ордену розенкрейцеров — религиозно-мистической группе, которую следователи назвали «антисоветской» и «фашистской». Когда просили назвать имена «подельников», Анастасия Ивановна перечисляла фамилии уже умерших людей. Ее также попросили дать характеристики тем или иным знакомым, включая поэта Бориса Пастернака. Анастасия Цветаева назвала его возраст, сказала, что он поэт, и завершила: «Ничего компрометирующего сказать о нем не могу». Так отозвалась она и о многих других людях.

Всю информацию, полученную из документов, филологи теперь используют для изучения творческого наследия Цветаевых.

Судьба поэтов. Сохраним ли «вологодский след» сестер Цветаевых?

Гости из прошлого

— Елена, когда и как вы узнали, что семья Цветаевых связана с Вологодчиной?

— Это было в конце восьмидесятых. В журнале «Юность» в новелле «Родные сени», написанной сестрой Марины Цветаевой Анастасией, речь шла о Леониде Федоровиче Шевелеве, погибшем в Вожеге, упоминались его вологодские родственники.

А затем в книге воспоминаний Анастасии Цветаевой «Моя Сибирь» наткнулась на фразу о вологодском враче Евгении Васильевне Александрович, которой Анастасия Ивановна из Пихтовки Новосибирской области посылала телеграмму с просьбой подтвердить диагноз. И в хронологическом обзоре жизни писательницы говорится, что в Соколе Вологодской области она находилась с осени 1947 года по 17 марта 1949 года.

Последние три года темой пребывания на вологодской земле Цветаевых-Трухачевых я занимаюсь довольно серьезно: работаю в архивах, выезжаю в Сокол, изучаю районную газету тех лет в надежде найти новые следы, ниточки, свидетельства. Например, 2-3 года назад в Интернете я вышла на письма, отправленные Анастасией Ивановной сыну из лагеря. Там есть фраза о том, что ей непременно нужно побывать в Вологде у одной баптистки, приведен адрес — улица Большая Кирилловская, 17. Раньше это был двухэтажный деревянный дом, примерно там, где ныне находится городской Дом культуры, сейчас это улица Ленина.

— Расскажите, как Анастасия Цветаева, прозаик, поэт, мемуарист, сестра Марины Цветаевой, дочь основателя Музея изящных искусств в Москве, попала на Вологодчину?

— После 10 лет ГУЛАГа она в 1947 году прибыла в Сокол, где на строительстве завода работал ее сын Андрей Трухачев. Освободившись в начале сентября, некоторое время не могла выехать — не было денег. В Буе ее встретил сын. Так она попала в Печаткино, микрорайон Сокола. 29 октября того же года у Анастасии Ивановны родилась внучка Маргарита. Литературной работой она, возможно, активно не занималась – печи, огороды, занятия с внуком, заботы о маленькой Рите. Здесь Анастасия прожила до следующего своего ареста.

— Сын Анастасии тоже жил на Вологодчине.

— Андрей Борисович Трухачев был одаренным человеком, хорошо рисовал. Когда речь зашла о выборе жизненного пути, он решил, что профессия художника не кормит, и стал архитектором. До Печаткино он тоже успел побывать в лагерях. В Соколе работал инженером, строил спиртовой цех Сухонского целлюлозного завода. Находился в Вологодской области с 1943 по 1949 годы. Его женой стала Нина Андреевна Зеленина (Шарыпова), родители которой жили в деревне Чернево, недалеко от Великого Устюга. После ареста матери Андрей с семьей уехал в Туринск. Но там его вновь арестовали. К счастью, первое дело его было потеряно, и это спасло от расстрела.

Снова арест

— И Печаткино в Соколе стало, к сожалению, тем местом, где Анастасию арестовали повторно?

— Пришли неожиданно трое, в том числе женщина, говорили в основном про сына, про его работу. Когда спросили: «Где ваша комната?» — Анастасия Ивановна все поняла. Они с сыном собирались в заводской клуб, в кино на «Музыкальную историю». Он задержался, и когда с порога, не видя гостей, попросил мать поторопиться, услышал ее ответ: «У нас тут своя музыкальная история».

Всего в Соколе сестра Марины Цветаевой пробыла 18 месяцев. Зачистки шли по всей стране, в эти годы арестовывали повторно. В принципе, следователь даже не придумал нового обвинения: ей вменялась антисоветская деятельность.

— Сюда же приезжала дочь Марины Ивановны — Ариадна Эфрон.

— Да, сын жены Андрея Трухачева (мальчику тогда было 10 лет) помнит, что бабушка Анастасия Ивановна и незнакомая женщина с большими серыми глазами разговаривали на иностранном языке. Речь могла, наверное, идти о гибели Марины и судьбе ее архива.

Когда Ариадна приезжала, точно установить пока не удалось. Есть версия, что она приехала той же осенью, что и Анастасия. Потому что крестной Маргариты была записана именно она. Но была ли она в это время в Соколе, приезжала ли еще — пока вопрос открытый. Кстати, в хрониках помечено, что Ариадна привезла в Печаткино машинописные копии рукописей матери. Скорее всего, именно она привезла и главы лагерного романа Анастасии Цветаевой «Amor».

Вот эта улица, вот этот дом.

— Через ваши руки проходит множество документов. Какие их них самые ценные?

— Конечно, если найдутся рукописи Марины или Анастасии Цветаевых, дочери Марины Ариадны Эфрон, это будет удача. Но любое свидетельство — фотография, письмо, документ — не менее важны: они помогают восстановить картину жизни, творчества. Из архивов ФСБ удалось получить оба дела Анастасии Цветаевой: московское 1937 года и то, которое заведено на Вологодчине. Благодаря последнему установлен тот факт, что Анастасия около месяца после ареста провела в Вологде, в пересыльной тюрьме. Здание находиось возле Духова монастыря, сейчас рядом установлен памятный знак жертвам репрессий. Оба дела читала в Вологде и Ольга Андреевна Трухачева, младшая внучка А.И. Цветаевой.

А еще нам удалось установить улицу, дом, квартиру в котором жили Цветаевы-Трухачевы. Вопреки ожиданиям – дом сохранился!

— Как был найден дом и что с ним сейчас?

— С помощью сокольчанки Людмилы Кузнецовой удалось определить примерный адрес и расспросить старожилов. Это нынешняя улица Фрунзе, дом №8. А в январе 2015 года, когда в вологодское УФСБ пришли уголовные дела, мы узнали и номер квартиры. Но на доме висит табличка «В декабре 2015 года ваш дом будет расселен», а значит, его могут снести.

Сейчас много говорят о культурном туризме внутри страны, области. Уверена, это может быть прекрасный, востребованный туристический маршрут. Дом находится всего в 40 км от Вологды. Кроме документов, которые готова передать Ольга Трухачева, краеведческий музей мог бы разместить там и другие свои экспозиций.

— Могли ли Цветаевы после войны остаться жить на Вологодчине?

— История не терпит сослагательного наклонения, но… Если бы Анастасия и Ариадна нашли работу в Соколе или в Вологде, если бы Марина не погибла в Елабуге, такое могло бы случиться.

Досье

Елена Титова – родилась в 1968 г., живет в Вологде, доцент кафедры литературы Вологодского государственного университета. В 1997 году защитила кандидатскую диссертацию на тему «Жанровая типология поэм М.И.Цветаевой». Исследователь «вологодских штрихов» в судьбах Цветаевых. Участник международных научных конференций, автор статей, посвященных творчеству Марины Цветаевой.

Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Добавить комментарий

;-) :| :x :twisted: :smile: :shock: :sad: :roll: :razz: :oops: :o :mrgreen: :lol: :idea: :grin: :evil: :cry: :cool: :arrow: :???: :?: :!: