Анализ части — Последыш — (по поэме Некрасова — Кому на Руси жить хорошо — )

Поэма «Кому на Руси жить хорошо» – не просто поиски счастья среди всех классов послереформенной России, это трагическая песнь всего народного класса, общей тяжелой, горестной доле всего русского народа. Данное произведение можно по праву назвать вехой творчества Некрасова, его дань всему русскому народу.

«Последыш» описывает жизнь старого помещика и его освободившихся крестьян после отмены крепостного права.

В одной из частей всенародной поэмы Н.А.Некрасов подробно рассматривает все последствия реформы 1861 года (отмена крепостного

Этого своего рода насмешка, сатира, полная сарказма.

Здесь он не только насмехается над помещиками, но и несколько укоризненно обрисовывает поведение самих крестьян.

Отношения классов, довольно странные, не крепостные и не рабские, однако же и не свободные, они больше похожи на «полукрепостнические».

Безропотные крестьяне подчиняются старому, одряхлевшему, почти выжившему из ума князю Утятину, выполняя роль всё тех же послушных рабов, какими были раньше.

Казалось бы, крестьяне просто как

«Эх, Влас Ильич! где враки-то?

Не в их руках мы, что ль. »

Тут уж как говорится: «…привычка над крестьянином сильна.»

Иногда игра затягивается, превращаясь уже не в комедию, а какое-то подобие трагической драмы, крестьяне издеваются над собственным достоинством, и чем больше они якобы «играют», тем только больше унижают себя, нежели своего бывшего господина. Они уже не столько унижают глупого барина, сколько издеваются над самими собой, в явной степени до конца не осознавая ещё в полной мере этого.

Чего добиваются этим народ? Неужто счастье их в подданичестве глупому старому помещику, в боязни чего-то нового, светлого? Или же иные причины скрываются в их холопской «игре»?

Влас некрасов читать краткое содержание

В армяке с открытым воротом,
С обнаженной головой,
Медленно проходит городом
Дядя Влас — старик седой.

На груди икона медная:
Просит он на божий храм,-
Весь в веригах, обувь бедная,
На щеке глубокий шрам;

Да с железным наконешником
Палка длинная в руке.
Говорят, великим грешником
Был он прежде. В мужике

Бога не было; побоями
В гроб жену свою вогнал;
Промышляющих разбоями,
Конокрадов укрывал;

У всего соседства бедного
Скупит хлеб, а в черный год
Не поверит гроша медного,
Втрое с нищего сдерет!

Брал с родного, брал с убогого,
Слыл кащеем-мужиком;
Нрава был крутого, строгого.
Наконец и грянул гром!

Власу худо; кличет знахаря —
Да поможешь ли тому,
Кто снимал рубашку с пахаря,
Крал у нищего суму?

Только пуще всё неможется.
Год прошел — а Влас лежит,
И построить церковь божится,
Если смерти избежит.

Говорят, ему видение
Всё мерещилось в бреду:
Видел света преставление,
Видел грешников в аду;

Мучат бесы их проворные,
Жалит ведьма-егоза.
Ефиопы — видом черные
И как углие глаза,

Крокодилы, змии, скорпии
Припекают, режут, жгут.
Воют грешники в прискорбии,
Цепи ржавые грызут.

Гром глушит их вечным грохотом,
Удушает лютый смрад,
И кружит над ними с хохотом
Черный тигр-шестокрылат.

Те на длинный шест нанизаны,
Те горячий лижут пол.
Там, на хартиях написаны,
Влас грехи свои прочел.

Влас увидел тьму кромешную
И последний дал обет.
Внял господь — и душу грешную
Воротил на вольный свет.

Роздал Влас свое имение,
Сам остался бос и гол
И сбирать на построение
Храма божьего пошел.

С той поры мужик скитается
Вот уж скоро тридцать лет,
Подаянием питается —
Строго держит свой обет.

Сила вся души великая
В дело божие ушла,
Словно сроду жадность дикая
Непричастна ей была.

Полон скорбью неутешною,
Смуглолиц, высок и прям,
Ходит он стопой неспешною
По селеньям, городам.

Нет ему пути далекого:
Был у матушки Москвы,
И у Каспия широкого,
И у царственной Невы.

Ходит с образом и с книгою,
Сам с собой всё говорит
И железною веригою
Тихо на ходу звенит.

Ходит в зимушку студеную,
Ходит в летние жары,
Вызывая Русь крещеную
На посильные дары,-

И дают, дают прохожие.
Так из лепты трудовой
Вырастают храмы божии
По лицу земли родной.

Николай Некрасов: Влас.
«Стихи о любви и стихи про любовь» — Любовная лирика русских поэтов & Антология русский поэзии. © Copyright Пётр Соловьёв

Стихотворение
ВЛАС
Некрасов Н.А.

слушать стихотворение

читать стихотворение

В армяке с открытым воротом,
С обнаженной головой,
Медленно проходит городом
Дядя Влас — старик седой.

На груди икона медная:
Просит он на божий храм, —
Весь в веригах, обувь бедная,
На щеке глубокий шрам;

Да с железным наконешником
Палка длинная в руке…
Говорят, великим грешником
Был он прежде. В мужике

Бога не было: побоями
В гроб жену свою вогнал;
Промышляющих разбоями,
Конокрадов укрывал;

У всего соседства бедного
Скупит хлеб, а в черный год
Не поверит гроша медного,
Втрое с нищего сдерет!

Брал с родного, брал с убогого,
Слыл кащеем-мужиком;
Нрава был крутого, строгого…
Наконец и грянул гром!

Власу худо; кличет знахаря —
Да поможешь ли тому,
Кто снимал рубашку с пахаря,
Крал у нищего суму?

Только пуще всё неможется.
Год прошел — а Влас лежит,
И построить церковь божится,
Если смерти избежит.

Говорят, ему видение
Всё мерещилось в бреду:
Видел света преставление,
Видел грешников в аду,

Мучат бесы их проворные,
Жалит ведьма-егоза.
Ефиопы — видом черные
И как углие глаза,

Крокодилы, змии, скорпии
Припекают, режут, жгут..
Воют грешники в прискорбии,
Цепи ржавые грызут.

Гром глушит их вечным грохотом,
Удушает лютый смрад,
И кружит над ними с хохотом
Черный тигр шестокрылат.

Те на длинный шест нанизаны,
Те горячий лижут пол…
Там, на хартиях написаны,
Влас грехи свои прочел…

Влас увидел тьму кромешную
И последний дал обет…
Внял господь — и душу грешную
Воротил на вольный свет.

Роздал Влас свое имение,
Сам остался бос и гол
И сбирать на построение
Храма божьего пошел.

С той поры мужик скитается
Вот уж скоро тридцать лет,
Подаянием питается —
Строго держит свой обет.

Сила вся души великая
В дело божие ушла,
Словно сроду жадность дикая
Непричастна ей была…

Полон скорбью неутешною,
Смуглолиц, высок и прям,
Ходит он стопой неспешною
По селеньям, городам.

Нет ему пути далекого:
Был у матушки Москвы,
И у Каспия широкого,
И у царственной Невы.

Ходит с образом и с книгою,
Сам с собой всё говорит
И железною веригою
Тихо на ходу звенит.

Ходит в зимушку студеную,
Ходит в летние жары,
Вызывая Русь крещеную
На посильные дары; —

И дают, дают прохожие…
Так из лепты трудовой
Вырастают храмы божии
По лицу земли родной…

Фольклорная основа поэмы Н. А. Некрасова «Кому на Руси жить хорошо»

Поэма «Кому на Руси существовать хорошо» была задумана автором как эпохальное произведение, благодаря которому читатель смог бы познакомиться с обстановкой в послереформенной РФ, бытом и нравами различных слоев общества, подобно тому, как несколькими десятилетиями ранее другой русский писатель, Н. В. Гоголь, задумывал «Мертвые души». Однако Н. А. Некрасов (как и Гоголь) так и не окончил свое произведение, и оно предстало перед читателем в виде отрывочных глав. Но более того незаконченная поэма дает довольно полную и объективную картину положения крестьян, того, чем они жили и во что верили после отмены крепостного права. Это было бы невозможно показать без использования фольклорного материала: старинных обычаев, суеверий, песен, пословиц, поговорок, прибауток, примет, обрядов и т. д. Вся поэма Некрасова создавалась на основе этого живого фольклорного материала.

Начиная читать поэму, мы сразу же вспоминаем такой знакомый нам с детства сказочный зачин: «в некотором царстве, в некотором государстве» или «жили-были». Автор, так же как и автор народных сказок, не дает нам точной информации о том, когда происходят события:
В каком году — рассчитывай,

В какой земле — угадывай.

С первых же строк Некрасов употребляет устойчивые эпитеты, характерные для русских народных сказок: солнце красное, путь-дороженька, красна девица; зверей и птиц автор также наделяет свойствами и чертами сказочных зверей и птиц: заяц робкий, лисица хитрая, ворон — птица умная и т. п. И уж совсем сказочным атрибутом является скатерть-самобранка, подаренная мужикам говорящей пташкой-пеночкой.

Часто в былинах и сказках используются повторяющиеся словосочетания, присказки, рефрены. Есть такой рефрен и в поэме Некрасова:

. Кому живется весело,

Вольготно на Руси?

Этот рефрен ещё и ещё раз подчеркивает главную тему всего произведения: поиски счастливого на Руси.

Важной частью фольклорной основы поэмы «Кому на Руси существовать хорошо» является упоминание суеверий, примет, забытых в данный момент, но бережно собранных писателем и включенных в поэму. Например, несмотря на то что двадцатый век на носу, крестьяне по-прежнему сваливают то, что они заблудились, на лешего:

Ну леший, шутку славную

Над нами подшутил!

Никак ведь мы без малого

Верст тридцать отошли.

Односельчане Матрены Тимофеевны (гл. «Крестьянка») причину неурожая видят в том, что она

Надела в рождество.

Но и сама героиня верит в приметы и по одной из них «в рот яблока до Спаса не берет», чтобы не получилось так, что Бог в наказание не даст на том свете ее умершему младенцу Демушке яблочками поиграть.

Вообще вся глава «Крестьянка» написана на основе песен, многие из которых пленяют нас своей мелодичностью и душевностью:

Многие пословицы и загадки прекрасно гармонируют с основным сюжетом поэмы и вставляются в поэму почти без изменений: «хвали_ траву в стогу, а барина- в гробу», «летит- молчит, лежит- молчит, когда умрет, тогда ревет», «не лает, не кусается, а не пускает в дом», «рассыпался горох на семьдесят дорог» и т. д. Речь многих персонажей поэмы пестрит народной мудростью: она ярка, афористична; многие выражения напоминают пословицы. Например: «И рад бы в рай, да дверь-то где?» Способность «вставить слово меткое» в речь свидетельствует о творческой одаренности русского крестьянина. Савелий Корчагин, Матрена Тимофеевна, Влас Ильич, семеро мужиков изображаются в эпопее не только как знатоки фольклора, но и как участники создания новых вариантов традиционных текстов. Наибольшей творческой одаренностью обладает Матрена Тимофеевна. Именно в главе о тяжелой доле крепостной крестьянки сконцентрирован огромный фольклорный материал. Исследователями установлено, что три четверти текста главы «До замужества», приблизительно половины главы «Песни» и более половины главы «Трудный год» имеют установленные фольклорные источники, а прототипом самой героини является известная в ту пору олонецкая вопленица Ирина Федосова. Матрена Тимофеевна, подобно Ирине Федосовой, не только хранит в своей памяти фольклор, но и обновляет его. Песни, плачи, легенды, пословицы, поговорки введены в рассказ героини не ради орнаментального украшения. В них возникает образ «многострадальной матери всевыносящего русского племени». Этот образ создан гением самого народа, он существует в фольклоре независимо от Матрены Тимофеевны, но в эпопее он показан через видение героини. Обобщенный фольклорный образ возникает рядом с индивидуальным образом «счастливицы». Эти два образа сливаются приятель с другом, образуют художественное единство индивидуального и эпопейного.

В главе «Пир на весь мир» Некрасов также показывает творческую активность русского народа. В этой главе изображена последняя массовая сцена поэмы. Народ в этой сцене проявляет наибольшую активность — справляет поминки со Последышу. Духовная, творческая активность вахлаков находит свое выражение в отношении к фольклору, в обновлении известных фольклорных произведений, в создании новых. Вахлаки сообща поют народные песни: «Барщинную», «Голодную», слушают рассказ «Про холопа примерного — Якова верного», легенду «О двух великих грешниках», песню солдата Овсянникова. Фольклор в этом месте применяется как выражение развивающегося народного самосознания. И эта творческая активность, духовная мощь свидетельствуют о том, что «еще пределы русскому народу не поставлены».

Итак, разнообразный фольклорный материал в поэме интересен не только как сюжетообразующий компонент, но и как выражение народной психологии, народного миропонимания.

Вряд ли быть может представить это произведение отдельно от фольклорной основы, а если и быть может, то вряд ли это будет по-настоящему некрасовская поэма, которая, несмотря на свою отрывочность, производит ощущение произведения, созданного мастером не только русского литературного языка, но и разговорного, просторечного, народного слова. Поставив поставленная проблема описать все слои общества РФ, Некрасов добился ее лишь частично, но эта часть претендует на звание главной. Николай Алексеевич сумел виртуозно описать быт и нравы основного класса Российской империи середины XIX века, использовав богатейший фольклорный материал.

Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Добавить комментарий

;-) :| :x :twisted: :smile: :shock: :sad: :roll: :razz: :oops: :o :mrgreen: :lol: :idea: :grin: :evil: :cry: :cool: :arrow: :???: :?: :!: