Вклад Дениса Фонвизина в развитие русского литературного языка

Одним из писателей, которые сыграли значительную роль в развитии русского литературного языка на новом этапе, был Денис Иванович Фонвизин. Во второй половине XVIII в. пышное многословие, риторическая торжественность, метафорическая отвлеченность и обязательная украшенность постепенно уступали место краткости, простоте, точности.

В языке его прозы широко используется народно-разговорная лексика и фразеология; в качестве строительного материала предложений выступают различные несвободные и полусвободные разговорные словосочетания

Им разрабатывались языковые приемы отражения действительности в ее самых разнообразных проявлениях; намечались принципы построения языковых структур, характеризующих “образ рассказчика”. Наметились и получили первоначальное развитие многие важные свойства и тенденции, которые нашли свое дальнейшее развитие и получили полное завершение в пушкинской реформе русского литературного языка.

Фонвизин был первым из русских писателей, который понял, описав сложные взаимоотношения и сильные чувства людей просто, но точно, можно достичь большего эффекта, чем с помощью тех или иных словесных ухищрений. Нельзя не отметить заслуг Фонвизина в разработке приемов реалистического изображения сложных человеческих чувств и жизненных конфликтов.

В комедии “Недоросль” использованы инверсии: “раба гнусных страстей его”; риторические вопросы и восклицания: “как ей учить их благонравию?”; усложненный синтаксис: обилие придаточных предложений, распространенных определений, причастных и деепричастных оборотов и других характерный средств книжной речи.

Использует слова эмоционально-оценочного значения: душевный, сердечный, развращенный тиран. Фонвизин избегает натуралистических крайностей низкого стиля, которых не могли преодолеть многие современные выдающиеся комедиографы. Он отказывается от грубых, нелитературных речевых средств. При этом постоянно сохраняет и в лексике, и в синтаксисе черты разговорности. Об использовании приемов реалистической типизации свидетельствуют и колоритные речевые характеристики, созданные путем привлечения слов и выражений, употреблявшихся в военном быту; и архаическая лексика, цитаты из духовных книг; и ломанная русская лексика.

Между тем язык комедий Фонвизина, несмотря на свое совершенство, все же не выходил за рамки традиций классицизма и не представлял собой принципиально нового этапа в развитии русского литературного языка. В комедиях Фонвизина сохранялось четкое разграничение языка отрицательных и положительных персонажей. И если в построении языковых характеристик отрицательных персонажей на традиционной основе использования просторечия писатель достигал большой живости и выразительности, то языковые характеристики положительных персонажей оставались бледными, холодно-риторичными, оторванными от живой стихии разговорного языка.

В отличие от языка комедии язык прозы Фонвизина представляет собой значительный шаг вперед в развитии русского литературного языка, здесь укрепляются и получают дальнейшее развитие тенденции, наметившиеся в прозе Новикова. Произведением, ознаменовавшим решительный переход от традиций классицизма к новым принципам построения языка прозы в творчестве Фонвизина, явились знаменитые “Письма из Франции”.

В “Письмах из Франции” Довольно богато представлена народно-разговорная лексика и фразеология, особенно те ее группы и категории, которые лишены резкой экспрессивности и в большей или меньшей степени близки к “нейтральному” лексико-фразеологическому слою: “С приезда моего сюда я ног не слышу…”; “Мы изрядно поживаем”; “Куда не поди, везде полнешенько”.

Есть также слова и выражения, отличные от приведенных выше, они наделены той специфической экспрессивностью, которая позволяет квалифицировать их как просторечные: “Оба сии местечка я даром не возьму”; “При въезде в город сшибла нас мерзкая вонь”.

Наблюдения над народно-разговорной лексикой и фразеологией в “Письмах из Франции” дают возможность сделать три основных вывода. Во-первых, эта лексика и фразеология, особенно в той ее части, которая ближе к “нейтральному” лексико-фразеологическому слою, чем к просторечию, свободно и довольно широко используются в письмах. Во-вторых, употребление народно-разговорной лексики и фразеологии отличается поразительной для того времени тщательностью отбора. Еще более важно и показательно то, что подавляющее большинство использованных Фонвизиным в “Письмах из Франции” просторечных слов и выражений нашло себе постоянное место в литературном языке, и с тем или иным специальным стилистическим “заданием”, а нередко и просто наряду с “нейтральным” лексико-фразеологическим материалом эти выражения широко использовались в литературе более позднего времени. В-третьих, тщательный отбор народно-разговорной лексики и фразеологии теснейшим образом связан с изменением, преобразованием стилистических функций этого лексико-фразеологического слоя в литературном языке.

Стилистически противоположный народно-разговорному лексико-фразеологический слой — “славянизмы” — отличается теми же главными чертами употребления. Во-первых, они также используются в письмах, во-вторых, они подвергнуты довольно строгому отбору, в-третьих, их роль в языке “Писем из Франции” далеко не полностью совпадает с той ролью, которая отводилась им теорией трех стилей. Отбор проявился в том, что в “Письмах из Франции” мы не найдем “славянизмов” архаических, “обветшалых”. Славянизмы, вопреки теории трех стилей, довольно свободно сочетаются с “нейтральными” и разговорными элементами, утрачивают в значительной степени свою “высокую” окраску, “нейтрализуются” и выступают уже не как специфическая примета “высокого стиля”, а просто как элементы книжного, литературного языка. Приведем примеры: “каково мне было слышать ее восклицания”; “жена его такая алчная к деньгам…”; “корчем, возмущающих человеческое обоняние нестерпимым образом”.

Народно-разговорные слова и выражения свободно сочетаются не только со “славянизмами”, но и с “европеизмами” и “метафизической” лексикой и фразеологией: “здесь за все про все аплодируют”; “Словом, война хотя формально и не объявлена, но сего объявления с часу на час ожидают”. Выработанные в “Письмах из Франции” черты литературного языка получили дальнейшее развитие в художественной, научной, публицистической и мемуарной прозе Фонвизина. Но два момента все же заслуживают внимания. Во-первых, следует подчеркнуть синтаксическое совершенство прозы Фонвизина. У Фонвизина мы находим не отдельные удачно построенные фразы, а обширные контексты, отличающиеся разнообразием, гибкостью, стройностью, логической последовательностью и ясностью синтаксических конструкций. Во-вторых, в художественной прозе Фонвизина получает дальнейшее развитие прием повествования от лица рассказчика, прием создания языковых структур, служащих средством раскрытия образа. Анализ различных произведений Д. И. Фонвизина позволяют говорить о, безусловно, важной роли его в становлении и усовершенствовании русского литературного языка.

Вклад аткая аджаматова в развитие кумыкской литературы акгезова Г. К

Название Вклад аткая аджаматова в развитие кумыкской литературы акгезова Г. К
Дата публикации 18.06.2014
Размер 42.8 Kb.
Тип Документы

literature-edu.ru > Литература > Документы

ВКЛАД АТКАЯ АДЖАМАТОВА В РАЗВИТИЕ КУМЫКСКОЙ ЛИТЕРАТУРЫ
Акгезова Г. К.

«Дагестанский государственный педагогический университет»,

филиал в г. Хасавюрте, Дагестан, guljan-777-78@mail.ru

Аткай (Аджаматов Аткай Акимович) – кумыкский поэт, прозаик, драматург и переводчик.

Первые публикации А. Аткая появились в 1927 году на стра­ницах областной газеты «Елдаш» («Товарищ»). В 1931 году в Даггизе вышел отдельной книжкой его рассказ на родном язы­ке «Из тесных гор на простор равнин», в 1932 году очерк «Доб­ровольность — основа победы», в 1933 году «Стихи большевист­ского сева», а в 1934 году «Огонь по чужой собственности» и книга стихов «Атака по невежеству». В последующие годы в дагестанских издательствах вышли его книги на родном и русском языках: «Простые слова», «Гнездо орла», «В кумыкской степи», «Моя звезда», «Рабият», «Чудотворные руки», «О луне и чабане», «Тамада», «Белый голубь», «Танец узоров», «Триста гор» и другие.

Перу А. Аджаматова принадлежат широко известные поэ­мы «Огонь по частной собственности», «На аульской свадьбе», «Кызыл-Яр», «Оленьи рога», «Сатав и Рашия», «Айдемир» и другие.

Проявил себя А. Аджаматов и как драматург. Им написаны пьесы «Стальной капкан», «Ансар», «Невесты», «Мост друж­бы», «Сотав и Рашия», поставленные на сцене Кумыкского му­зыкально-драматического театра им. А.-П. Салаватова, а пьеса «Птица Гуглухай» поставлена на сцене Дагестанского театра кукол.

Значительное место в творчестве Аткая занимает и перевод­ческая деятельность. Им переведены на кумыкский язык произ­ведения А. С. Пушкина, М. Ю. Лермонтова, Л. Н. Толстого, А. П. Чехова, М. Горького, А. Островского и стихи дагестан­ских поэтов.

Аткай известен читателям и как фольклорист и составитель поэтических сборников кумыкских поэтов «На фронт, товари­щи, на фронт», изданном в 1942 году, и «Вперед, товарищи, впе­ред», вышедшем в 1944 году. Им подготовлен к изданию один из разделов сборника «Сокровищница песен кумыков», издан­ного в 1959 году.

Аткай — народный поэт Дагестана, лауреат республикан­ской ДАССР премии им. С. Стальского 1971 года (за книгу «Танец узоров»). За заслуги в развитии дагестанской советской литературы он награжден орденом Знак Почета, Почетной грамотой Президиума Верховного Совета ДАССР.

Не обошел стороной Аткай и детскую литературу. Кроме того, что некоторые произведения писателя вошли в круг детского чтения, он пишет сказки и для самых маленьких. За основу своих сказок он берет как модель средства выразительности фольклорных традиций.

Дагестанский поэт Аткай прислал в 1952 году С. Я. Маршаку свою сказку «Белый голубь». Приблизительно в том же году С. Я. Маршак осуществил вольный перевод около двух третей сказки на русский язык. Обстоятельства помешали ему закончить работу, и начатая рукопись была обнаружена при разборке его архива. По просьбе Аткая сын С. Маршака, И. С. Маршак перевел оставшуюся часть сказки. Сказка «Белый голубь» написана на традициях народной литературы, которые проявляются как в сюжете (добро побеждает зло), так и в образах персонажей (добрая, многодетная женщина Нана и бездетная, жадная, злая Джоган). Образы этих двух женщин противопоставлены друг другу. Автор лаконично, но мастерски умело даёт характеристику персонажам.

Между гор в конце села

В сакле женщина жила.

Полон дом детей растила,

Воду людям разносила.

У ручья жила она.

Звали женщину Нана.

У нее была соседка,

Скопидомка, домоседка,
Ненавидела детей,

Не любила голубей,

Ни минуты не молчала,

Только знала, что ворчала

На своих односельчан.

Звали женщину Джоган.

В сказке раскрыта вечная тема добра и зла, и красной нитью проходит идея, что каждый человек получает по заслугам, т.е. за добрые дела – добро, за злые – зло. Пожелание автора, которое отразилось в следующих строках:

«Пусть растут цветы и дети,

Пусть не будет войн на свете.

Мир народам! Диги-дон!»

вложено в звон часов. В данном переложении есть метафоричность, проявляющаяся во введении в текст часов, в звоне которых выражается желание автора. Часы – время – мир – мир во все времена – мир на все времена.

Сказка увлекательна комическим сюжетом. Злая Джоган получила по заслугам.

Тут старуха по злобе

Как ударит по губе.

Осы жалить стали сразу.

Бьет Джоган себя по глазу,

По спине и по груди.

Жалят, жгут и там и тут.

До сих пор бежит старуха,

Отбиваясь, что есть духа.

Обежала целый свет —

Ей нигде покоя нет.

Аткай Аджаматов один из первых кумыкских писателей, который сумел столь важные и сложные понятия и темы живым, ясным и доступным языком донести до сознания маленького читателя. В этом убеждаемся, прочитав сказку – пьесу «Птица Гуглухай», в котором автор через типичные образы лесных животных показывает такие человеческие пороки как хитрость, трусость, льстивость, раболепство, глупость. Пьеса написана для театра кукол.

Как известно детскому возрасту близки образы животных, через их поведения дети воспринимают все стороны нравственного воспитания, необходимым звеном которого является моральное просвещение. Целью такого воспитания является сообщение ребенку совокупность знаний о моральных принципах и нормах общества, которыми он должен овладеть. Осознание и переживание моральных принципов и норм прямо связано с осознанием образцов нравственного поведения и способствует формированию моральных оценок поступков. И в этом, как мы видим, преуспел Аткай.

1. Абдуллатипов А-К.Ю. Литература правды жизни. Мах-а: Дагиздат, 1984.

2. Акавов З.Н. Проблема национального и общечеловеческого в кумыкской литературе народов Дагестана, изд. 2, Мах-а, 1993г.

3. Акбиев С. Связь времён и дружба литератур. Мах-а: Дагиздат, 1985.

4. Аминов М-З. Тенденции развития дагестанского стихосложения, изд.II, Мах-а, Дагиздат, 1994.

История русского литературного языка

Праславянский язык, его языковые ответвления. Обpaзoвaниe южнoгo и ceвepнoгo нapeчий pyccкoгo языкa, их основные диaлeктные явлeния. Создание Kиpиллом и Meфoдием cтapocлaвянcкого языка. История русского национального языка, вклад Пушкина в его развитие.

Подобные документы

Процесс образования национального литературного языка. Роль А.С. Пушкина в становлении русского литературного языка, влияние поэзии на его развитие. Возникновение «нового слога», неисчерпаемое богатство идиом и русизмов в произведениях А.С. Пушкина.

презентация, добавлен 26.09.2014

История и основные причины образования и распада древнерусского языка, его лексические и грамматические особенности. Место и оценка значимости русского языка в ряду других языков. Возникновение письменного языка у восточных славян, его течения и стили.

курсовая работа, добавлен 15.07.2009

Языковые нормы — явление историческое, изменение которого обусловлено постоянным развитием языка. Определение и виды литературных норм. Процесс формирования норм русского литературного языка. Вклад Н.М. Карамзина и А.С. Пушкина в его становление.

дипломная работа, добавлен 15.02.2008

Наследие прошлого в языке пушкинских произведений. Стилистические задачи языка. Завершение закрепления русского народно-разговорного языка в литературе. Простонародность и фольклор в сказках Пушкина. Глагольная стихия пушкинской прозы и поэзии.

реферат, добавлен 06.11.2012

Русский язык в современном обществе. Происхождение и развитие русского языка. Отличительные особенности русского языка. Упорядочение языковых явлений в единый свод правил. Главные проблемы функционирования русского языка и поддержки русской культуры.

реферат, добавлен 09.04.2015

Изучение особенностей литературного языка, история его становления и развития, роль в жизни общества. Использование русского языка в устной и письменной речи. Выработка литературно-языковых норм. Оценка влияния эмоций и чувств читающего на речь и письмо.

реферат, добавлен 05.12.2013

Причины и основные направления реформирования русского языка. Анализ и ключевые моменты основных реформ русского языка, оказавших влияние на современную речь и орфографию. Определение перспективы дальнейшего развития русского разговорного языка.

курсовая работа, добавлен 19.03.2015

История появления русского языка. Специфические черты кириллицы. Стадии формирования алфавита в процессе становления русской нации. Общие черты, характерные для языка массовой коммуникации в современном обществе РФ. Проблема варваризации русского языка.

реферат, добавлен 30.01.2012

Словообразовательная система русского языка XX столетия. Современное словопроизводство (конец ХХ века). Словарный состав русского литературного языка. Интенсивное образование новых слов. Изменения в семантической структуре слов.

реферат, добавлен 18.11.2006

Порядок утверждения норм современного русского литературного языка при его использовании в качестве государственного языка Российской Федерации. Употребление слов «паразитов». Нарушение норм языка как вполне нормальное явление для любого языка.

Язык художественной прозы Пушкина

Язык художественной прозы Пушкина

Выполнила Антипина Анна Андреевна, ученица 11-Б класса

Муниципальное общеобразовательное учреждение «Средняя общеобразовательная школа №4» Миасского городского округа 2010

Введение. Пушкинский период в истории русского литературного языка

Русский литературный язык допушкинской поры, несмотря на высокие достижения, нуждался в коренной реформе.

Неразрешенными оставались проблемы развития литературного языка на народной основе, роли и места в системе литературного языка народно-поэтических элементов, просторечия, церковнославянизмов, иноязычных слов, проблемы соотношения книжной и разговорной стихий, формирования стилей.

Творчество писателей второй половины XVIII и начала XIX века уже не умещается в формальные рамки теории трех стилей. Русский литературный язык нуждался в гениальном преобразователе широкого демократического размаха и всеобъемлющего художественного диапазона.

Тема языка художественной прозы Пушкина достаточно хорошо исследована, изучен литературный язык Пушкина, проанализированы его прозаические произведения.

Цель работы: проанализировать особенности языка художественной прозы А.С. Пушкина.

Оценить значение и вклад Пушкина в развитие русского литературного языка.

Выявить характерные особенности пушкинской прозы.

Взгляды Пушкина на литературный язык и пути его дальнейшего развития

Пушкин с благоговением относился к русскому языку, он считал его неисчерпаемо богатым, открывающим неограниченные возможности его художественного использования. Свое революционно-патриотическое понимание достоинств русского языка Пушкин выразил в одной из своих заметок 1823 г.: «Только революционная голова. может любить Россию — так, как писатель только может любить ее язык. Все должно творить в этой России и в этом русском языке» (5, с. 74). В другой заметке 1876 года Пушкин с горечью отметил: «Прекрасный наш язык, под пером писателей неученых и неискусных, быстро клонится к падению. Слова искажаются. Грамматика колеблется» (5, с. 77).

Главной теоретической проблемой Пушкина, которую он рассматривал с большим вниманием, была проблема народности литературного языка.

В своих заметках Пушкин указывает на народный язык как на основной источник литературного языка: «Есть у нас свой язык; смелее! — обычаи, история, песни, сказки — и проч.». Он призывает писателей в своих рассуждениях вслушаться в простонародное наречье: «Вы в нем можете научиться многому».

Пушкин осуждает отдаленность литературного языка от народного: «В зрелой словесности приходит время, когда умы, наскуча однообразными произведениями искусства, ограниченным кругом языка условленного, избранного, обращаются к свежим вымыслам народным и к странному просторечию, сначала презренному» (Из чернового наброска «О поэтическом слоге», 1828 г.).

В отличие от таких деятелей прошлого, как Тредиаковский и Сумароков, и таких своих современников, как Карамзин, выдвигавших положение о сближении литературного языка с разговорным (имеется в виду разговорный язык образованного дворянства, узкого, ограниченного круга людей), Пушкин выдвигает и утверждает положение о сближении литературного языка с народным языком в самом широком смысле этого слова, положение о народной основе литературного языка. Пушкин обращает внимание на необходимость изучения народного языка и речи: «Разговорный язык простого народа (не читающего иностранных книг и, слава богу, не выражающего, как мы, своих мыслей на французском языке) достоин также глубочайших исследований. Альфиери изучал итальянский язык на флорентийском базаре: не худо нам иногда прислушиваться к московским просвирням. Они говорят удивительно чистым и правильным языком» («Опровержение на критики», 1830 г.).

Пушкин проявлял живой интерес к народному языку. Он путешествовал, беседовал с гуслярами и крестьянами, увлеченно слушал сказки своей няни, записывал легенды, пословицы, поговорки, выражения. Обосновывая необходимость сближения литературного языка с народным, Пушкин понимал, что литературный язык не должен представлять собой простую обработку народного языка, не должен отвергать всего, что было накоплено в процессе развития литературного языка. Пушкин пишет: «Может ли письменный язык быть совершенно подобным разговорному? Нет, так же, как разговорный язык никогда не может быть совершенно подобным письменному. Чем богаче язык выражениями и оборотами, тем лучше для искусного писателя. Письменный язык оживляется поминутно выражениями, рождающимися в разговоре, но не должен отрекаться от приобретенного им в течение веков. Писать единственно языком разговорным — значит не знать языка» (5, с. 77).

Отстаивая народность литературного языка, Пушкин боролся как против карамзинского «нового слога», так и против «славянщизны» Шишкова и его сторонников.

Так же, как и утверждение о народной основе литературного языка, критические замечания в адрес карамзинского и шишковского направлений появляются уже в самых ранних высказываниях Пушкина и затем развиваются и углубляются. Пушкин иронизировал над французоманией дворянства, критиковал салонный жаргон писателей. Поэт пишет в 1823 г. в письме к П. А. Вяземскому: «Я не люблю видеть в первобытном нашем языке следы европейского жеманства и французской утонченности. Грубость и простота более ему пристали».

В письме к брату Пушкин осуждает его: «Как тебе не стыдно, мой милый, писать полурусское, полуфранцузское письмо, ты не московская кузина».

Как отмечает П. Д. Филкова, пушкинский принцип народности смыкается и перекрещивается с другим важнейшим принципом поэта в области литературного языка – принципом историзма (4, с. 106).

Пушкин отрицает консервативную концепцию Шишкова, который считал, что не существовало различий между церковно-славянским и литературным русским языком, а были только два разных «слога» — «высокий» и «простонародный».

Позднее, в 1833—1834 гг., в статье «Путешествие из Москвы в Петербург» Пушкин теоретически обобщает и четко формулирует свое понимание роли церковно-славянского языка: «Давно ли стали мы писать языком общепонятным? Убедились ли мы, что славенский язык не есть язык русский и что мы не может смешивать их своенравно, что если многие слова, многие обороты счастливо могут быть заимствованы из церковных книг, то из сего еще не следует, чтобы мы могли писать да лобжет мя лобзанием вместо цалуй меня. Знаю, что Ломоносов того не думал и что он предлагал изучение славенского языка как необходимое средство к основательному знанию языка русского. Знаю, что «Рассуждение о старом и новом слоге» так же походит на «Слово и пользе книг церковных в российском языке», как псалом Шатрова на «Размышление о величестве божием». Но тем не менее должно укорить Ломоносова в заблуждениях его последователей».

Пушкин ясно разграничивал «славенский» и русский языки, отрицает «славенский» язык как основу русского литературного языка, но в то же время учитывал его значение и возможность использования «славянизмов» в определенных стилистических целях.

Принципам народности и историзма, определявшим общие требования к литературному языку и направление его развития, необходимо были найти свое конкретное воплощение в литературно-языковой практике. Это конкретное воплощение общих общественно-исторических принципов подхода к литературному языку могло происходить только на основе соответствующих им эстетических принципов. Эти принципы также были выработаны Пушкиным.

В 1827 г. в «Отрывках из писем, мыслях и замечаниях» Пушкин определил сущность главного эстетического критерия, с которым писатель должен подходить к языку: «Истинный вкус состоит не в безотчетном отвержении такого-то слова, такого-то оборота, но в чувстве соразмерности и сообразности».

В 1828 г. в одном из черновых вариантов статьи «О поэтическом слоге» четко формулируется другое, тесно связанное с первым, эстетическое требование Пушкина к литературному языку: «Прелесть нагой простоты так еще для нас непонятна, что даже и в прозе мы гоняемся за обветшалыми украшениями; поэзию же, освобожденную от условных украшений стихотворства мы еще не понимаем. Мы не только еще не подумали приблизить поэтический слог к благородной простоте, но и прозе стараемся придать напыщенность».

В 1830 г. в «Опровержении на критики», отвечая на упреки в «простонародности», Пушкин пишет: «. никогда не пожертвую искренностию и точностию выражения провинциальной чопорности и боязни казаться простонародным, славянофилом и т.п.».

Три приведенных выше цитаты наиболее конкретно и достаточно полно раскрывают эстетические принципы подхода Пушкина к литературному языку.

Народность и историзм, находящие свое конкретное воплощение в языке на основе «чувства соразмерности и сообразности», «благородной простоты и искренности и точности выражения», — таковы главнейшие принципы Пушкина, определяющие его взгляды на направления развития русского литературного языка и задачи писателя в литературно-языковом творчестве. Эти принципы полностью соответствовали как объективным закономерностям развития русского литературного языка, так и основным положениям развиваемого Пушкиным нового литературного направления — реализма (4, с. 111).

Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Добавить комментарий

;-) :| :x :twisted: :smile: :shock: :sad: :roll: :razz: :oops: :o :mrgreen: :lol: :idea: :grin: :evil: :cry: :cool: :arrow: :???: :?: :!: