Вероника Лосская Марина Цветаева в жизни

нБТЙОБ йЧБОПЧОБ гЧЕФБЕЧБ ТПДЙМБУШ Ч нПУЛЧЕ 8 ПЛФСВТС (26 УЕОФСВТС РП УФБТПНХ УФЙМА) 1892 ЗПДБ. дПЮШ РТПЖЕУУПТБ-ЙУЛХУУФЧПЧЕДБ йЧБОБ чМБДЙНЙТПЧЙЮБ гЧЕФБЕЧБ ( 1847-1913 ), ПУОПЧБФЕМС нПУЛПЧУЛПЗП НХЪЕС ЙЪПВТБЪЙФЕМШОЩИ ЙУЛХУУФЧ ЙНЕОЙ б.у. рХЫЛЙОБ. нБФШ — нБТЙС бМЕЛУБОДТПЧОБ нЕКО ( 1868-1906 ). уЕУФТБ бОБУФБУЙС (бУС) ТПДЙМБУШ Ч 1894 ЗПДХ. уЧПДОЩЕ УЕУФТБ чБМЕТЙС ( 1883-1966 ) Й ВТБФ бОДТЕК ( 1890-1933 ) ПФ РЕТЧПЗП ВТБЛБ ПФГБ.

пУЕОША 1902 ЗПДБ нБТЙС бМЕЛУБОДТПЧОБ ЪБВПМЕМБ ЮБИПФЛПК. уЕНШС ХЕЪЦБЕФ ЪБ ЗТБОЙГХ: йФБМЙС, ыЧЕКГБТЙС, зЕТНБОЙС. ч 1905 ЗПДХ — лТЩН, сМФБ. 5 ЙАМС 1906 ЗПДБ Ч фБТХУЕ нБТЙС бМЕЛУБОДТПЧОБ УЛПОЮБМБУШ.

пУЕОША 1906 ЗПДБ нБТЙОБ РПУФХРБЕФ Ч ЙОФЕТОБФ РТЙ НПУЛПЧУЛПК ЗЙНОБЪЙЙ. ъБ ЧТЕНС ХЮЕВЩ УНЕОСЕФ 3 ЗЙНОБЪЙЙ. ч 1908 ЗПДХ нБТЙОБ ПЛПОЮЙМБ ЗЙНОБЪЙА, МЕФПН 1909 ЗПДБ ЕДЕФ Ч рБТЙЦ, ЗДЕ УМХЫБЕФ МЕЛГЙЙ РП УФБТПЖТБОГХЪУЛПК МЙФЕТБФХТЕ Ч уПТВПООЕ.

ч 1909 ЗПДХ УПУФПСМБУШ РПРЩФЛБ УБНПХВЙКУФЧБ нБТЙОЩ гЧЕФБЕЧПК (УП УМПЧ ЕЕ УЕУФТЩ бОБУФБУЙЙ).

нБТЙОБ гЧЕФБЕЧБ РЕЮБФБМБ УЧПЙ УФЙИЙ У ЫЕУФОБДГБФЙ МЕФ. ч 1910 ЗПДХ ПОБ ЙЪДБЕФ ЪБ УЧПЙ УТЕДУФЧБ Ч ФЙРПЗТБЖЙЙ б.й. нБНПОФПЧБ УВПТОЙЛ УФЙИПЧ «чЕЮЕТОЙК БМШВПН» (500 ЬЛЪЕНРМСТПЧ), РПУЧСЭЕООЩК нБТЙЙ вБЫЛЙТГЕЧПК.

5 НБС 1911 ЗПДБ нБТЙОБ гЧЕФБЕЧБ РП РТЙЗМБЫЕОЙА нБЛУЙНЙМЙБОБ чПМПЫЙОБ ( 1877-1932 ) РТЙЕЪЦБЕФ Ч лТЩН, ЗДЕ ЦЙЧЕФ Х ОЕЗП Ч лПЛФЕВЕМЕ. фБН ПОБ ЪОБЛПНЙФУС У ВХДХЭЙН НХЦЕН, уЕТЗЕЕН сЛПЧМЕЧЙЮЕН ьЖТПОПН. пО Л ФПНХ ЧТЕНЕОЙ УЙТПФБ, УЩО ТЕЧПМАГЙПОЕТПЧ, ОБ ЗПД НПМПЦЕ нБТЙОЩ, ЛБДЕФ пЖЙГЕТУЛПК бЛБДЕНЙЙ. фБН ЦЕ нБТЙОБ гЧЕФБЕЧБ ЪОБЛПНЙФУС Й У бОДТЕЕН вЕМЩН.

27 СОЧБТС 1912 ЗПДБ УПУФПСМБУШ УЧБДШВБ нБТЙОЩ гЧЕФБЕЧПК Й уЕТЗЕС ьЖТПОБ.

ч 1912 ЗПДХ ЧЩИПДЙФ ЧФПТПК УВПТОЙЛ УФЙИПЧ нБТЙОЩ гЧЕФБЕЧПК «чПМЫЕВОЩК ЖПОБТШ», РПУЧСЭЕООЩК НХЦХ, уЕТЗЕА ьЖТПОХ. ч ФПН ЦЕ ЗПДХ РЕЮБФБЕФУС УВПТОЙЛ «йЪ ДЧХИ ЛОЙЗ».

18(5) УЕОФСВТС 1912 ЗПДБ ТПЦДБЕФУС РЕТЧБС ДПЮШ нБТЙОЩ бТЙБДОБ (бМС).

у НБС РП 14 БЧЗХУФБ 1913 ЗПДБ нБТЙОБ гЧЕФБЕЧБ, уЕТЗЕК ьЖТПО Й бМС ЦЙЧХФ Ч лПЛФЕВЕМЕ. 27 ЙАОС нБТЙОБ ЧЩУФХРЙМБ Ч жЕПДПУЙЙ У ЮФЕОЙЕН УЧПЙИ УФЙИПЧ — Ч мБЪПТЕЧУЛПН УЛЧЕТЕ, ОБ ЧЕЮЕТЕ ПЛПОЮЙЧЫЙИ ТЕБМШОПЕ ХЮЙМЙЭЕ.

31 БЧЗХУФБ 1913 ЗПДБ, ЮЕТЕЪ ЗПД У ОЕВПМШЫЙН РПУМЕ ПФЛТЩФЙС НХЪЕС, ХНЙТБЕФ ПФЕГ нБТЙОЩ, йЧБО чМБДЙНЙТПЧЙЮ.

мЕФПН 1915 ЗПДБ нБТЙОБ гЧЕФБЕЧБ У РПЬФЕУУПК уПЖШЕК рБТОПЛ РТЙЕЪЦБАФ Ч лПЛФЕВЕМШ. ч ЙАМЕ ФБН ЦЕ УПУФПСМПУШ ЪОБЛПНУФЧП нБТЙОЩ У пУЙРПН нБОДЕМШЫФБНПН.

ъЙНПК 1915-1916 ЗПДПЧ УПУФПСМБУШ РПЕЪДЛБ Ч рЕФТПЗТБД, ОП ЧУФТЕФЙФШУС У вМПЛПН Й бИНБФПЧПК ОЕ ХДБЕФУС.

ч 1915-1916 ЗПДБИ нБТЙОБ гЧЕФБЕЧБ УПЪДБМБ ЪБНЕЮЕФЕМШОЩЕ УФЙИПФЧПТОЩЕ ГЙЛМЩ: «уФЙИЙ П нПУЛЧЕ», «вЕУУПОЙГБ», «уФЕОШЛБ тБЪЙО», «уФЙИЙ Л вМПЛХ» (ДПРЙУБО Ч 1920-1921 ЗПДБИ), «бИНБФПЧПК».

13 БРТЕМС 1917 ЗПДБ ТПЦДБЕФУС ЧФПТБС ДПЮШ, йТЙОБ.

пУЕОША 1917 ЗПДБ нБТЙОБ У уЕТЗЕЕН ьЖТПОПН ХЕЪЦБАФ Ч лТЩН. 25 ОПСВТС нБТЙОБ ЧПЪЧТБЭБЕФУС Ч нПУЛЧХ ЪБ ДЕФШНЙ, ОП ХЕИБФШ ПВТБФОП ХЦЕ ОЕ НПЦЕФ.

ч 1918 ЗПДХ нБТЙОБ гЧЕФБЕЧБ РЙЫЕФ ГЙЛМ УФЙИПЧ «лПНЕДШСОФ», РШЕУЩ «юЕТЧПОЩК ЧБМЕФ» Й «нЕФЕМШ».

ч СОЧБТЕ 1918 ЗПДБ уЕТЗЕК ьЖТПО ПФВЩЧБЕФ Ч БТНЙА лПТОЙМПЧБ.

ъЙНПК 1918 ЗПДБ УПУФПСМПУШ ЪОБЛПНУФЧП нБТЙОЩ гЧЕФБЕЧПК У чМБДЙНЙТПН нБСЛПЧУЛЙН.

1918 ЗПД — ЪОБЛПНУФЧП нБТЙОЩ гЧЕФБЕЧПК У лПОУФБОФЙОПН вБМШНПОФПН ( 1867-1942 ), РЕТЕТПУЫЕЕ Ч НОПЗПМЕФОАА ДТХЦВХ.

рПМЗПДБ (ЛПОЕГ 1918 — ОБЮБМП 1919 ЗПДБ) нБТЙОБ ТБВПФБЕФ Ч оБТЛПНОБГЕ, РПУМЕ ЮЕЗП ДБЕФ УЕВЕ ПВЕЭБОЙЕ ОЙЛПЗДБ ВПМШЫЕ ОЙЛПНХ ОЕ УМХЦЙФШ.

ч 1919 ЗПДХ нБТЙОБ гЧЕФБЕЧБ РЙЫЕФ ГЙЛМ УФЙИПЧ «уФЙИЙ Л уПОЕЮЛЕ» Й РШЕУЩ «жПТФХОБ», «лБНЕООЩК БОЗЕМ», «рТЙЛМАЮЕОЙЕ», «жЕОЙЛУ».

пУЕОША 1919 ЗПДБ нБТЙОБ ПФДБЕФ ДПЮЕТЕК Ч РПДНПУЛПЧОЩК РТЙАФ Ч лХОГЕЧП, ПФЛХДБ ЧУЛПТЕ ЪБВЙТБЕФ ЪБВПМЕЧЫХА бМА. 15 ЖЕЧТБМС 1920 ЗПДБ йТЙОБ ХНЙТБЕФ Ч РТЙАФЕ ПФ ЙУФПЭЕОЙС Й ФПУЛЙ.

ч 1920 ЗПДХ нБТЙОБ гЧЕФБЕЧБ РЙЫЕФ РПЬНХ «гБТШ-ДЕЧЙГБ».

9 Й 14 НБС 1920 ЗПДБ нБТЙОБ гЧЕФБЕЧБ ЧЙДЙФ вМПЛБ ЧП ЧТЕНС ЕЗП ЧЩУФХРМЕОЙК Ч нПУЛЧЕ.

ч 1921 ЗПДХ ЧЩИПДЙФ УВПТОЙЛ УФЙИПЧ «чЕТУФЩ». нБТЙОБ гЧЕФБЕЧБ РЙЫЕФ РПЬНЩ «оБ ЛТБУОПН ЛПОЕ» (РПУЧСЭЕООХА бООЕ бИНБФПЧПК), «еЗПТХЫЛБ» (РТПДПМЦЕОБ Ч 1928 ЗПДХ, ОЕЪБЛПОЮЕОБ) Й ГЙЛМЩ УФЙИПЧ «хЮЕОЙЛ», «тБЪМХЛБ» Й «вМБЗБС ЧЕУФШ».

14 ЙАМС 1921 ЗПДБ нБТЙОБ РПМХЮБЕФ «ВМБЗХА ЧЕУФШ» — РЕТЧПЕ ЪБ ЮЕФЩТЕ У РПМПЧЙОПК ЗПДБ РЙУШНП ПФ НХЦБ ЙЪ-ЪБ ЗТБОЙГЩ.

ч 1922 ЗПДХ нБТЙОБ гЧЕФБЕЧБ РЙЫЕФ РПЬНХ «нПМПДЕГ» (РПУЧСЭЕООХА вПТЙУХ рБУФЕТОБЛХ) Й ГЙЛМЩ УФЙИПЧ «уХЗТПВЩ» (РПУЧСЭЕО ьТЕОВХТЗХ), Й «дЕТЕЧШС» (РПУЧСЭЕО бООЕ фЕУЛПЧПК).

11 НБС 1922 ЗПДБ нБТЙОБ У ДПЮЕТША бМЕК ХЕЪЦБЕФ Ч ЬНЙЗТБГЙА. 15 НБС 1922 ЗПДБ ПОЙ РТЙЕЪЦБАФ Ч вЕТМЙО.

1 БЧЗХУФБ 1922 ЗПДБ нБТЙОБ гЧЕФБЕЧБ РЕТЕЕЪЦБЕФ Ч рТБЗХ. нЕУФБ ПВЙФБОЙС ФБН: зПТОЙЕ нПЛТПРУЩ, рТБЗБ, йМПЧЙЭЙ, дПМШОЙЕ нПЛТПРУЩ, чЫЕОПТЩ. уЕТЗЕК ьЖТПО РПМХЮБЕФ УФХДЕОЮЕУЛХА УФЙРЕОДЙА, Б нБТЙОБ гЧЕФБЕЧБ — РПНПЭШ ПФ ЮЕЫУЛПЗП РТБЧЙФЕМШУФЧБ Й ЗПОПТБТЩ ПФ ЦХТОБМБ «чПМС тПУУЙЙ».

ч 1922 ЗПДХ УПУФПСМПУШ ЪОБЛПНУФЧП нБТЙОЩ гЧЕФБЕЧПК Й л.в. (лПОУФБОФЙОБ вПМЕУМБЧПЧЙЮБ тПДЪЕЧЙЮБ), ТБЪТЩЧ У ЛПФПТЩН Ч 1923 ЗПДХ РПУМХЦЙМ ПУОПЧПК ДМС ОБРЙУБОЙС «рПЬНЩ ЗПТЩ», «рПЬНЩ ЛПОГБ» Й УФЙИПФЧПТЕОЙС «рПРЩФЛБ ТЕЧОПУФЙ».

ч 1923 ЗПДХ нБТЙОБ гЧЕФБЕЧБ РЙЫЕФ ГЙЛМ УФЙИПЧ «рТПЧПДБ».

ч 1923 ЗПДХ Ч ЙЪДБФЕМШУФЧЕ «зЕМЙЛПО» Ч вЕТМЙОЕ ЧЩИПДЙФ УВПТОЙЛ «тЕНЕУМП».

ч 1924 ЗПДХ нБТЙОБ гЧЕФБЕЧБ РЙЫЕФ РШЕУХ «бТЙБДОБ».

ч 1925 ЗПДХ нБТЙОБ гЧЕФБЕЧБ РЙЫЕФ РПЬНХ «лТЩУПМПЧ».

1 ЖЕЧТБМС 1925 ЗПДБ Х нБТЙОЩ гЧЕФБЕЧПК ТПЦДБЕФУС УЩО зЕПТЗЙК (нХТ).

1 ОПСВТС 1925 ЗПДБ нБТЙОБ гЧЕФБЕЧБ У УЕНШЕК РЕТЕЕЪЦБЕФ Ч рБТЙЦ.

чЕУОБ-ПУЕОШ 1926 ЗПДБ — чЕОДЕС Й вЕМШЧА, ДП ЧЕУОЩ 1932 ЗПДБ — нЕДПО (РТЙЗПТПД рБТЙЦБ), БРТЕМШ 1932-1934 ЗПДЩ — лМБНБТ (ДТХЗПК РТЙЗПТПД), У ПУЕОЙ 1934 РП ПУЕОШ 1938 ЗПДБ — чБОЧ (ФПЦЕ РТЙЗПТПД), УЕОФСВТШ 1938 — МЕФП 1939 ЗПДБ — ПФЕМШ «йООПЧБ» Ч ГЕОФТЕ рБТЙЦБ, ОБ ВХМШЧБТЕ рБУФЕТБ.

рПЕЪДЛЙ: НБТФ 1926 -ЗП Ч мПОДПО, ЛПОЕГ БРТЕМС — ЛПОЕГ УЕОФСВТС 1926 -ЗП Ч уЕО-цЙМШ, МЕФП 1928 -ЗП Ч рПОФБКБЛ, ПЛФСВТШ 1929 -ЗП, НБТФ 1932 -ЗП Й МЕФП 1936 -ЗП Ч вТАУУЕМШ, УЕОФСВТШ 30-ЗП Ч уБЧПКА, МЕФОЙЕ НЕУСГЩ (ОЕ ЕЦЕЗПДОП) ОБ НПТЕ. бЧЗХУФ 1934 -ЗП — ОБ ЖЕТНЕ ПЛПМП ьМБОЛХТБ. мЕФП 1935 -ЗП — ОБ ВЕТЕЗХ уТЕДЙЪЕНОПЗП НПТС, Ч ЗПТПДЛЕ мБ жБЧШЕТ. мЕФП 1936 -ЗП — УОБЮБМБ нПТЕ УЕО мХЬО, БЧЗХУФ Й РПМПЧЙОБ УЕОФСВТС — ыБФП Д’бТУЙО (УФБТЙООЩК ЪБНПЛ ПЛПМП ЗПТПДБ вПОЧЙМШ, Ч уБЧПКЕ). мЕФП 1937 -ЗП — Ч ДЕТЕЧОЕ ОБ ТЕЛЕ цЙТПОДЕ. чЕУОБ 1938 -ЗП — ОБ НПТЕ.

ч 1926 ЗПДХ нБТЙОБ гЧЕФБЕЧБ РЙЫЕФ РПЬНЩ «у НПТС», «рПРЩФЛБ ЛПНОБФЩ», «рПЬНБ МЕУФОЙГЩ».

6 ЖЕЧТБМС 1926 ЗПДБ — МЙФЕТБФХТОЩК ЧЕЮЕТ Ч РБТЙЦУЛПН ЛМХВЕ, ФТЙХНЖ.

чЕУОПК 1926 ЗПДБ рБУФЕТОБЛ ЪБПЮОП ЪОБЛПНЙФ нБТЙОХ гЧЕФБЕЧХ У тБКОЕТПН нБТЙС тЙМШЛЕ ( 1875-1926 ). «тПНБО ФТПЙИ» («рЙУШНБ МЕФБ 1926 ЗПДБ»).

29 ДЕЛБВТС 1926 ЗПДБ — УНЕТФШ тЙМШЛЕ. оБ ОЕЕ РПУМЕДПЧБМ ПФЧЕФ Ч ЧЙДЕ УФЙИПФЧПТЕОЙС «оПЧПЗПДОЕЕ», «рПЬНЩ ЧПЪДХИБ» Й ЬУУЕ «фЧПС УНЕТФШ».

ч ЛПОГЕ 1927 ЗПДБ нБТЙОБ гЧЕФБЕЧБ РЙЫЕФ РШЕУХ «жЕДТБ», ЬУУЕ «рПЬФ П ЛТЙФЙЛЕ», РТЙОСФПЕ Ч ЫФЩЛЙ ТХУУЛПК ЬНЙЗТБГЙЕК.

ч 1928 ЗПДХ ЧЩЫМБ ЛОЙЗБ «рПУМЕ тПУУЙЙ». нБТЙОБ гЧЕФБЕЧБ РЙЫЕФ РПЬНХ «лТБУОЩК ВЩЮПЛ».

1928 ЗПД — гЧЕФБЕЧБ РТЙЧЕФУФЧХЕФ РТЙЕЪД нБСЛПЧУЛПЗП Ч рБТЙЦ, РПУМЕ ЮЕЗП РТПФЙЧ ОЕЕ ЧЩУФХРБЕФ РПЮФЙ ЧУС ТХУУЛБС ЬНЙЗТБГЙС.

ч 1929 ЗПДХ нБТЙОБ гЧЕФБЕЧБ ЪБЛБОЮЙЧБЕФ РПЬНХ «рЕТЕЛПР», РЙЫЕФ ЬУУЕ «оБФБМШС зПОЮБТПЧБ», Ч 1930 ЗПДХ УПЪДБЕФ ТЕЛЧЙЕН ОБ ЛПОЮЙОХ нБСЛПЧУЛПЗП — ГЙЛМ УФЙИПЧ «нБСЛПЧУЛПНХ».

ч 1931 ЗПДХ нБТЙОБ гЧЕФБЕЧБ РЙЫЕФ ГЙЛМ УФЙИПЧ «уФЙИЙ Л рХЫЛЙОХ», ЬУУЕ «йУФПТЙС ПДОПЗП РПУЧСЭЕОЙС».

ч 1931 ЗПДХ уЕТЗЕК ьЖТПО РТПУЙФ УПЧЕФУЛПЗП ЗТБЦДБОУФЧБ, УФБОПЧЙФУС УПЧЕФУЛЙН ТБЪЧЕДЮЙЛПН, БЛФЙЧОЩН ДЕСФЕМЕН «уПАЪБ ЧПЪЧТБЭЕОЙС ОБ ТПДЙОХ».

ч 1932 ЗПДХ нБТЙОБ гЧЕФБЕЧБ РЙЫЕФ ЬУУЕ «рПЬФ Й ЧТЕНС», «ьРПУ Й МЙТЙЛБ Ч УПЧТЕНЕООПК тПУУЙЙ» (П вПТЙУЕ рБУФЕТОБЛЕ Й чМБДЙНЙТЕ нБСЛПЧУЛПН) Й «цЙЧПЕ П ЦЙЧПН (чПМПЫЙО)».

ч 1933 ЗПДХ нБТЙОБ гЧЕФБЕЧБ РЙЫЕФ ГЙЛМ УФЙИПЧ «уФПМ», ЬУУЕ «дЧБ МЕУОЩИ ГБТС», «тПЦДЕОЙЕ НХЪЕС», «пФЛТЩФЙЕ НХЪЕС», «вБЫОС Ч РМАЭЕ», «дПН Х уФБТПЗП рЙНЕОБ», «рПЬФЩ У ЙУФПТЙЕК Й РПЬФЩ ВЕЪ ЙУФПТЙЙ».

ч 1934 ЗПДХ нБТЙОБ гЧЕФБЕЧБ РЙЫЕФ ЬУУЕ «лЙТЙММПЧОЩ», «уФТБИПЧЛБ ЦЙЪОЙ», «нБФШ Й НХЪЩЛБ», «уЛБЪЛБ НБФЕТЙ», «рМЕООЩК ДХИ (НПС ЧУФТЕЮБ У бОДТЕЕН вЕМЩН)».

ч 1935 ЗПДХ нБТЙОБ гЧЕФБЕЧБ РЙЫЕФ ГЙЛМ УФЙИПЧ «оБДЗТПВЙЕ», РПЬНХ «рЕЧЙГБ», ЬУУЕ «юЕТФ».

2 ЖЕЧТБМС 1935 ЗПДБ нБТЙОБ гЧЕФБЕЧБ ДЕМБЕФ ДПЛМБД «нПС ЧУФТЕЮБ У вМПЛПН» (ОЕ УПИТБОЙМУС).

ч ЙАОЕ 1935 ЗПДБ Ч рБТЙЦЕ ОБ РЙУБФЕМШУЛПН УЯЕЪДЕ УПУФПСМБУШ ЧУФТЕЮБ («ОЕЧУФТЕЮБ») нБТЙОЩ гЧЕФБЕЧПК Й вПТЙУБ рБУФЕТОБЛБ.

ч 1936 ЗПДХ нБТЙОБ гЧЕФБЕЧБ РЙЫЕФ ГЙЛМ УФЙИПЧ «уФЙИЙ Л УЙТПФЕ», ЪБЛБОЮЙЧБЕФ РПЬНХ «бЧФПВХУ», РЙЫЕФ ЬУУЕ «ыБТМПФФЕОВХТЗ», «нХОДЙТ», «мБЧТПЧЩК ЧЕОПЛ», «уМПЧП П вБМШНПОФЕ».

ч 1937 ЗПДХ нБТЙОБ гЧЕФБЕЧБ РЙЫЕФ ЬУУЕ «нПК рХЫЛЙО», «рХЫЛЙО Й рХЗБЮЕЧ», «рПЧЕУФШ П уПОЕЮЛЕ».

15 НБТФБ 1937 ЗПДБ ДПЮШ нБТЙОЩ гЧЕФБЕЧПК бТЙБДОБ ЕДЕФ Ч нПУЛЧХ. рПЪЦЕ, ПУЕОША 1937 ЗПДХ уЕТЗЕК ьЖТПО, РПДПЪТЕЧБЕНЩК РБТЙЦУЛПК РПМЙГЙЕК Ч ХВЙКУФЧЕ ВЩЧЫЕЗП УПЧЕФУЛПЗП БЗЕОФБ йЗОБФЙС тЕКУБ, ЧЩОХЦДЕО ХЕИБФШ Ч ууут.

ч 1938-39 ЗПДБИ нБТЙОБ гЧЕФБЕЧБ РЙЫЕФ ГЙЛМ УФЙИПЧ «уФЙИЙ Л юЕИЙЙ».

ч 1939 ЗПДХ БТЕУФПЧБОБ бОБУФБУЙС гЧЕФБЕЧБ, ПФ нБТЙОЩ ЬФП УЛТЩЧБАФ.

12 ЙАОС 1939 ЗПДБ нБТЙОБ гЧЕФБЕЧБ ХЕЪЦБЕФ ЙЪ рБТЙЦБ, 16 ЙАОС ЧЩЕЪЦБЕФ ЙЪ ЖТБОГХЪУЛПЗП РПТФБ зБЧТ, 18 ЙАОС РТЙЕЪЦБЕФ Ч нПУЛЧХ.

дП ПЛФСВТС 1939 ЗПДБ нБТЙОБ гЧЕФБЕЧБ ЦЙЧЕФ ОБ ДБЮЕ Ч вПМЫЕЧП, РПФПН НЕУСГ Ч нПУЛЧЕ, У ДЕЛБВТС 1939 -ЗП ДП 7 ЙАОС 1940 -ЗП — Ч зПМЙГЙОЕ, РПФПН ДП ЬЧБЛХБГЙЙ ОБ ТБЪОЩИ ЛЧБТФЙТБИ Ч нПУЛЧЕ.

ч ОПЮШ У 27-ЗП ОБ 28-Е БЧЗХУФБ 1939 ЗПДБ ВЩМБ БТЕУФПЧБОБ бТЙБДОБ ьЖТПО. пОБ РТПЧЕМБ Ч МБЗЕТСИ Й Ч УУЩМЛБИ Ч ПВЭЕК УМПЦОПУФЙ ОЕРПМОЩИ 17 МЕФ.

оПСВТШ 1939 -ЗП ЗПДБ — БТЕУФ уЕТЗЕС ьЖТПОБ.

ч 1940 ЗПДХ ДМС зПУМЙФЙЪДБФБ ЗПФПЧЙФУС УВПТОЙЛ УФЙИПЧ нБТЙОЩ гЧЕФБЕЧПК. пО ВЩМ «ЪБТХВМЕО» РПУМЕ ЧЩИПДБ ТЕГЕОЪЙЙ лПТОЕМЙС ъЕМЙОУЛПЗП.

ч БРТЕМЕ 1941 ЗПДБ нБТЙОХ гЧЕФБЕЧХ РТЙОСМЙ Ч РТПЖЛПН МЙФЕТБФПТПЧ РТЙ зПУМЙФЙЪДБФЕ.

6-8 ЙАОС 1941 ЗПДБ нБТЙОБ гЧЕФБЕЧБ ЧУФТЕЮБЕФУС Ч нПУЛЧЕ У бООПК бИНБФПЧПК.

8 БЧЗХУФБ 1941 ЗПДБ нБТЙОБ гЧЕФБЕЧБ У УЩОПН нХТПН ХЕЪЦБЕФ ОБ РБТБИПДЕ ЙЪ нПУЛЧЩ Ч ЬЧБЛХБГЙА. 18 БЧЗХУФБ — РТЙЕЪД Ч еМБВХЗХ. 26 БЧЗХУФБ нБТЙОБ гЧЕФБЕЧБ РЙЫЕФ ЪБСЧМЕОЙЕ П РТЙЕНЕ ОБ ТБВПФХ Ч ЛБЮЕУФЧЕ УХДПНПКЛЙ Ч УФПМПЧХА мЙФЖПОДБ. 28 БЧЗХУФБ ЧПЪЧТБЭБЕФУС Ч еМБВХЗХ.

31 БЧЗХУФБ 1941 ЗПДБ нБТЙОБ гЧЕФБЕЧБ РПЧЕУЙМБУШ. фПЮОПЕ НЕУФПРПМПЦЕОЙЕ ЕЕ НПЗЙМЩ ДП УЙИ РПТ ОЕЙЪЧЕУФОП.

уЕТЗЕК ьЖТПО ТБУУФТЕМСО Ч 1941 ЗПДХ.

зЕПТЗЙК ьЖТПО Ч ОБЮБМЕ 1944 ЗПДБ РТЙЪЧБО ОБ ЖТПОФ, РПЗЙВ Ч ВПА РПД ДЕТЕЧОЕК дТХКЛБ вТБУМБЧУЛПЗП ТБКПОБ чЙФЕВУЛПК ПВМБУФЙ.

бТЙБДОБ ьЖТПО ВЩМБ ТЕРТЕУУЙТПЧБОБ, ТЕБВЙМЙФЙТПЧБОБ Ч 1955 ЗПДХ, УЛПОЮБМБУШ Ч фБТХУЕ 27 ЙАОС 1975 ЗПДБ.

Вероника ЛОССКАЯ

ЕЛЕНА ФРОЛОВА И МАРИНА ЦВЕТАЕВА

(предисловие к альбому Елены Фроловой «Elena Frolova chante Marita Tsvetaeva»)

Звучат гитарные аккорды, нащупывается некий ритм, потом этот ритм ломается и чуть позже нам слышится ещё совершенно другой мотив. Мы слышим звуки контрастных регистров, они куда-то торопятся, нами овладевает их яркая чувственность и первое «впечатление от них – оцепенение: каким образом человеческий голос достигает таких далей? И вдруг нас пронизывает глубина человеческой страсти, мы пытаемся осознать: Что она говорит? Что она поёт? » И постепенно начинаешь понимать, что за этими звуками, низкими, высокими, за этими ритмами, неторопливыми или поспешными, даже почти задыхающимися, звучат слова на иностранном языке. Ибо произошло великое слияние: голоса из наших дней, воссозданного техникой и голоса далёкой поэтессы написавшей эти строки.

Голос принадлежит Елене Фроловой, молодой русской певице, путешествующей по российской глубинке, чтобы напитаться в деревне народными звуками, порой старинными и горячо оберегаемыми как дары природы, порой – совсем недавними, навеянными непреходящими чувствами. Её аранжировки всегда удивляют своей оригинальностью: очень широкая тесситура, ритмовые чудачества, богатство подтекстов и ощущение абсолютной новизны в интонациях. Елена Фролова уже выпустила несколько альбомов и черпает вдохновение из литературы и народного творчества. Очевидно, что она обладает настоящим поэтическим чутьём. Это редкое качество, она выбрала трудный жанр

Неизбежно сталкиваются два полемизирующих лагеря. Одни говорят: » Зачем перекладывать на музыку стихи, они уже музыкальны, прекрасны и совершенны? Достаточно их просто прочитать вслух, даже и в пол-голоса, обязательно почувствуешь истинную поэзию, т.к. речь идёт о великом поэте! » А другие думают: » О, всё равно в песне слова не главное, важны мелодия и качество голоса. Взволновать можно и напевая ля-ля-ля, поэзия здесь просто не нужна «. Эти рассуждения рассыпаются когда приходит настоящее чудо, а здесь именно такой случай. Здесь действительно происходит новое знакомство со стихами, ведь Елена Фролова поёт волшебные слова.

Автор этих слов – Марина Цветаева, которую Иосиф Бродский (Нобелевская премия по литературе за 1987 г.) назвал «самым оригинальным и самым великим поэтом ХХ-го века». Во Франции она известна благодаря своим стихам и многочисленным рассказам в прозе. Вы найдёте здесь переводы девятнадцати её стихотворений, которые Елена Фролова выбрала для исполнения. Это результат очарованности и судьбы: певица зачарована поэтессой и взволнована её судьбой.

Марина Цветаева родилась в Москве в 1892 году и принадлежала к дореволюционной русской интеллигенции, но сформировалась самостоятельно и проложила свой путь поэта в стороне от всех литературных течений. После нескольких лет разрухи и гражданской войны вызванных революцией 1917 года она покидает Россию. Первая песня отражает динамизм и неукротимый жизненный порыв, который ей помог выжить. Огонь поэзии сжимает горло, потом отпускает эту женщину. А на рассвете она выкрикивает свои стихи через кремлёвскую стену. Она сперва воспевает свет Луны, потом — пламя Авроры [15], она чествует другую поэтессу – Анну Ахматову [11]. Покидая страну захваченную большевиками, Марина воссоединяется в изгнании со своим мужем, уцелевшим офицером белой армии. Она оставляет в России уже знаменитого поэта и женщину перед которой многие заискивали. Но можем ли мы знать, не переросло бы это восхищение в иных обстоятельствах в соперничество? История развела в разные стороны два великих голоса русской поэзии, превращая жизнь каждой из двух поэтесс в трагическую судьбу.

Для Цветаевой Франция – это Жанна, а Жанна – это костёр [5], огонь для поэтессы – родная стихия. В своём дневнике Марина как-то написала, что огонь, от которого погибла Жанна д’Арк есть самый сладостный удел поэта. И звуки вырываются из горла Елены, как слова вырывались на бумагу из-под пера Марины. Если речь заходит о грешнице Магдалине [1], это чтобы воспеть любовь Христа. Высокие ноты исполнены такой мягкости, что им удаётся органично выразить сверхчеловеческую любовь. Контрасты между высокими и низкими регистрами дают ощущение чего-то сверхестественного, но увязанного скорее с человеческой, чем с божественной ипостасью Христа. Крик в конце каждой фразы всегда неожиданен. В нём сублимация переплетается с любовной негой. Чтобы процитировать один из таких моментов , наиболее удавшихся и чарующих: трава из 4-го стиха развевается под лёгким бризом как голос певицы в этих словах: » мяг – ко. » Цветаева посвящает своё стихотворение Богу [4] и Фролова следует за ней со всей глубиной и величием низких и неторопливых нот. Общий ритм задан мягким речитативом, спокойным и гармоничным. Любовь находит себе выражение в новых акцентах Цветаевой. Она говорит о своём седеющем любимом человеке [8], своём спутнике исполненном мудрости. Проникновенность некоторых модуляций придают словам неожиданные смыслы.

Цветаевой пришлось пережить эти трудные годы во Франции, стране любимой и почитаемой многими русскими и ставшей укрытием в их изгнании. Тесные каморки в не обустроенных тогда пригородах, нищенские доходы. » Я ничего не умею делать, кроме как писать стихи » сказала Цветаева к концу своей жизни. Но кто же в те годы и на чужой земле мог бы прожить, зарабатывая своей поэзией? Цветаева с трудом организовывала публичные чтения, которые давали возможность оплатить жильё или уехать на природу в деревню, в лес, в горы или на море. Там она снимала какую-нибудь лачугу попроще и уединялась там на долгие месяцы со своими детьми, чтобы писать, дышать, принимала друзей, беседовала с ними во время пешеходных прогулок, очень любила ходить пешком. У её мужа не было постоянной работы и, «занимаясь её делами» он приезжал провести с ней часть лета. Сам женский образ, встающий за этими песнями – радостный, мечтательный, влюблённый. Повседневная рутина порой может раздавить женщину, тогда она забывает эти мотивы, их вытесняет горечь. Стихотворение о «скудном труженичестве дней» [6] написано в медленном монотонном ритме. Навязчивый темп песни прекрасно соответствует теме. Шёпот нарастает, разрастается и плач превращается в крик гнева или боли ; затем жалоба слабеет: » Как мне хочется / потихонечку умереть. «. В этой песне, как и в остальных, в которых утверждается простота бытия, ритм упрощён до двух тактов. Но вдруг в конце фразы происходит резкий подъём к рифме или к полустишию на каком-то важном слове. Этот виртуозный подъём звучит как крик боли, безупречно точный и музыкальный, даже в диссонансе.

Диапазон тем Цветаевой настолько же богат, как диапазон музыкальных красок у Фроловой: она погружается в глубину средневековой русской истории, касается доисторической цивилизации скифов, татаро-монгольского нашествия [7-13-14]. Надо напомнить, что в начале своей государственности Россия представляла из себя множество княжеств объединённых вокруг жадных до власти князей. Одним из главных центров на торговом пути между Византией и Скандинавией был Киев. Но кочевые племена, пришедшие с Востока – татары – захватили весь тот регион. Их иго на всей территории России продлилось более двух веков. Киев утратил тогда своё культурное и политическое влияние. В более давние времена в славянских раздольях жили скифы. Цветаева любит воспевать это прошлое. Оно одаривает её мудростью старины, расцвеченными просторами и дикостью нравов, которую она воспроизводит словами тяжёлыми, сырыми, архаичными, иногда выдуманными, чарующими своей мистической глубиной. Там где мысль, нередко колдовская, прослеживается с трудом, ритмы увлекают слушателя за собой. Сбои в ритмах песни это сбои в ритмах жизни.

В 1937 году в Париже разразилось скандальное дело о шпионаже, к которому оказался причастен муж Цветаевой. Новая Россия притягивала его своими политической новизной и могуществом. Он был завербован советскими спецслужбами в середине 30-х годов. В сложившейся ситуации он вынужден был уехать и, два года спустя, Цветаева возвращается к нему в СССР. Родная страна приняла её чудовищным образом: практически вся её семья была сослана в лагеря или расстреляна. Оставшись в Москве одна с сыном-подростком, Цветаева опять бежит, на этот раз от войны в далёкий город в Татарии, где и решается уйти из жизни в августе 1941 г. Покидая Гавр, Цветаева писала в своих стихах, что щедрая Франция вложила в её глаза две жемчужины, чтобы оплакивать свой отъезд, напоминающий бегство Марии Стюарт.

Елена Фролова заканчивает своё чествование поэтессы песнями лёгкими и жизнеутверждающими: о разбитом зеркале [12], осколки которого рассыпаются серебряными монетами, о Благовещении [18]. Цветаева очень любила этот весенний праздник и посвятила ему несколько стихотворений. Она любила чудо Богородицы, счастливый дар женственности и материнства в нём и называла его своим праздником. Гитарный аккомпанемент этой песни необыкновенно мелодичен, голос летит ввысь, ввысь, ввысь к припеву на единственной гласной, чтобы лучше выразить порыв любящего сердца. Цветаева поёт о цветах, о птицах, о весенней свежести ; этот солнечный день стал для неё неразрывно связан с радостью Благой Вести.

Благодаря богатому, «светящемуся» голосу Елены Фроловой, Марина Цветаева с триумфом возвращается во Францию, культуру и красоту которой она любила всегда.

Вероника Константиновна ЛОССКАЯ

Родилась в Париже в семье русских эмигрантов первой волны. Закончила гимназию, затем университет в Сорбонне (Франция) и Оксфорде (Англия) по отделениям русской средневековой, классической литературы и славянской истории. Многие годы посвятила исследованию научной, культурной и общественной жизни русской эмиграции в Париже. Особое место занимают ее труды связанные с жизнью и творчеством А. Ахматовой и М. Цветаевой. Многие работы В. Лосской известны в странах Европы и Америки. В настоящее время преподает в университете в Сорбонне на кафедре славистики.

М., ГУП Редакция журнала «Московский журнал. История государства Российского», 1999.
(«Песни женщин» — первое русское издание бельгийского аналога, вышедшего в 1994 году на французском языке.)

joomla template

Каждый из нас хотя бы раз примерил на себя роль пациента (даже сами медики), но немногие в курсе, что подход «врачу виднее — он же эксперт» в корне устарел. И уж точно нам никто не рассказывал о том, что к визиту в поликлинику или больницу можно и нужно готовиться. Пора признать откровенно: мы не умеем болеть и к своему здоровью относимся довольно пассивно. А тем временем в жизни действуют те же правила, что и в школе: у пациента-отличника гораздо больше возможностей получить квалифицированную медицинскую помощь и расположить к себе даже самого угрюмого из людей в белых халатах. Автор этой книги — медицинский журналист и создатель канала «ШБмнк» — знает точно: если бы болел сам врач, он бы сделал все по-другому. А как именно — она расскажет вам в этой книге. Внимание! Информация, содержащаяся в книге, не может служить заменой консультации врача. Перед совершением любых рекомендуемых действий необходимо проконсультироваться со специалистом.

Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Добавить комментарий

;-) :| :x :twisted: :smile: :shock: :sad: :roll: :razz: :oops: :o :mrgreen: :lol: :idea: :grin: :evil: :cry: :cool: :arrow: :???: :?: :!: