Вечные темы» в творчестве русских писателей 19 века

Русская классическая литература 19 века – это литература «вечных тем». Русские писатели стремились ответить на сложные вопросы бытия: о смысле жизни, о счастье, о Родине, о природе человека, о законах жизни и Вселенной, о Боге… Но, как люди с активной жизненной и общественной позицией, русские классики не могли стоять в стороне от актуальных проблем своего времени. В связи с этим «вечные темы» в русской литературе выражались, как мне кажется, через поиск «героя времени».
Так, «Горе от ума» А.С. Грибоедова отражает извечную проблему «отцов» и «детей». Александр Андреевич Чацкий протестует против старых порядков, укоренившихся в российском дворянстве. Герой комедии борется за «новые» законы: свободу, ум, культуру, патриотизм.
Прибыв в дом Фамусова, Чацкий мечтает о дочери этого богатого барина — Софье. Но здесь героя поджидают лишь разочарования и удары. Во-первых, выясняется, что дочь Фамусова любит другого. Во-вторых, что люди в доме этого барина – чужие для героя. Он не может согласиться с их взглядами на жизнь.
Положение Чацкого в комедии незавидно. Его борьба трудна и упорна, но победа нового, по мнению Грибоедова, неминуема. Слова Чацкого разнесутся, будут повторяться всюду и произведут свою бурю. Они уже имеют огромное значение среди «новых», прогрессивных людей. Таким образом, писатель решает вопрос «отцов» и «детей» в пользу детей.
Другой русский писатель, творивший во второй половине 19 века – И.С. Тургенев – также затрагивал этот вечный вопрос. Его роман «Отцы и дети» несколько по-другому решает проблему взаимоотношений поколений. С точки зрения Тургенева, только преемственность поколений, преемственность культуры, традиций и взглядов, разумное сочетание старого и нового, может привести к позитивному развитию.
На примере главного героя – Евгения Васильевича Базарова – писатель показывает, что одно лишь отрицание, без желания построить что-то новое, приводит лишь к разрушению и смерти. Это неплодотворный путь. А отрицание своей человеческой природы – это вообще абсурд. Базаров, мнящий себя сверхчеловеком и презирающий «благородные бредни» о любви, чувствах, вдруг влюбляется. Для него это становится настоящим испытанием, которое герой, увы, не выдерживает; в финале романа он умирает. Тем самым Тургенев показывает и несостоятельность нигилистической теории Базарова, и еще раз подчеркивает необходимость преемственности поколений, ценность культуры предков, необходимость гармонии и постепенности во всем.
Роман А.С. Пушкина «Евгений Онегин» также затрагивает многие «вечные темы»: любви, счастья, свободы выбора, смысла жизни, роли нравственных ценностей в жизни человека.
Почти с самого начала романа Пушкин показывает «поверхностность» своего героя. Онегин – поклонник моды, делает и читает только то, чем можно блеснуть в высшем свете. Герой рано научился лицемерить, притворяться, обманывать, чтобы добиться своей цели. Но душа его всегда при этом оставалась пуста, потому что натура Онегина гораздо глубже, интереснее, богаче, чем того требовал свет.
Начинаются поиски смысла жизни, которые дали свой результат лишь после страшной трагедии – убийства Онегиным на дуэли молодого поэта Ленского. Это событие перевернуло все в душе героя, и началось его нравственное перерождение. О том, что герой изменился, свидетельствует восьмая глава романа. Онегин стал независим от мнения света, он превратился в самостоятельную сильную личность, способную жить так, как хочется ему, а не высшему свету Петербурга, способную любить и страдать.
В лице же Татьяны Лариной Пушкин показывает нам образец нравственной чистоты, благородства, искренности, непосредственности, независимости, способности на сильные чувства.
Если в финале «Евгения Онегина» есть надежда на счастье героя, то основной персонаж романа М.Ю. Лермонтова «Герой нашего времени» не находит своего места, счастья в этой жизни.
Печорин разочарован в современном ему мире и в своем поколении: «Мы неспособны более к великим жертвам ни для блага человечества, ни даже для собственного нашего счастья». Такие мысли приводят Григория Александровича к скуке, равнодушию и даже отчаянию. Именно состояние апатии и хандры делают Печорина одиноким. От этого чувства ему некуда скрыться, оно полностью поглощает героя.
Печорин потерял веру в человека, в его значимость в этом мире. Неизбежная скука порождает в герое неверие в любовь и дружбу. Эти чувства, возможно, и появлялись в определенный момент его жизни, но все же не приносили Печорину счастья. Этот человек чувствует себя «лишним» в своем обществе, вообще, «лишним» в жизни. В итоге Печорин погибает. Лермонтов показывает нам, что в мире дисгармонии нет места человеку, который всей своей душой, хоть и неосознанно, стремится к гармонии.
Стремление к гармонии с собой и миром отличает и еще одного героя русской литературы 19 века – Родиона Раскольникова. В поисках этой гармонии он проводит над собой эксперимент – преступает нравственный закон, убивая старуху-процентщицу и ее сестру.
Ошибка главного героя заключается в том, что причину зла он видит в самой природе человека, а закон, дающий право сильным мира сего творить зло, считает извечным. Вместо того чтобы бороться против безнравственного строя и его законов, Раскольников следует им.
За нарушение нравственного закона внутри себя герой несет неизбежное наказание. Оно заключается, прежде всего, в муках его собственной совести. Постепенно Родион приходит к пониманию своей страшной ошибки, к осознанию и раскаянию. Но окончательное преображение героя происходит тоже за рамками романа.
В поисках себя, своего пути, гармонии находятся и герои эпопеи Толстого «Война и мир». Так, Пьер Безухов, преодолев процесс мучительных разочарований и ошибок, в итоге находит смысл жизни.
Герой всеми силами стремится к свету, к правде. Именно это случайно приводит его в масонскую ложу. Кроме того, деятельность Пьера обращается к крестьянам: он предполагает завести для них больницы, школы. Но самый важный этап жизни героя начинается с вторжением войск Наполеона. Пьер не мог оставаться в стороне, когда его отечеству грозила такая страшная опасность. Именно здесь, на войне, Пьер сближается с простым народом, осознает его мудрость, ценность его образа жизни, его философии.
Знакомство с Платоном Каратаевым во французском плену помогло ему глубже проникнуть в мировоззрение патриархального крестьянства. Пьер осознал главное: человеку не так уж много надо для счастья. Причина страданий и мучений человеческого духа чаще всего кроется в стяжательстве, непомерном корыстолюбии.
Таким образом, всю русскую литературу 19 века можно назвать литературой поиска Героя. Писатели стремились увидеть в нем человека, способного служить отчизне, приносить ей пользу своими делами и мыслями, а также просто способного быть счастливым и гармоничным, развиваться и идти вперед.
В процессе поиска «героя времени» русские писатели стремились решить «вечные вопросы» бытия: смысла жизни, природы человека, законов Вселенной, существования Бога и так далее. Каждый из классиков по-своему решает эти проблемы. Но неизменным в целом для русской классической литературы остается постоянное стремление найти ответы на основополагающие вопросы, без решения которых невозможно существование ни одного человека.

0 человек просмотрели эту страницу. Зарегистрируйся или войди и узнай сколько человек из твоей школы уже списали это сочинение.

/ Сочинения / Разное / 19 век / «Вечные темы» в творчестве русских писателей 19 века.

Смотрите также по произведению «19 век»:

Вечные темы в творчестве русских писателей 19 века

:: Тема любви в русской литературе XX века ::

Тема любви – вечная, как само чувство, ее породившее, одухотворяла искусство всех времен и народов. Но в каждую эпоху выражала какие-то особые нравственно-эстетические ценности. В русской литературе XX в. эта тема приобрела новое звучание, поскольку проникновение в диссонансы человеческой души вызвало мечту о ее полной «переплавке». Вполне можно утверждать, что целостную концепцию жизни художники во многом определяли через постижение сущности любви.

К истолкованию этого дара как могучей, преобразующей силы сначала пришла философская мысль. Соловьев выделил «половую любовь» — между мужчиной и женщиной – среди других видов этого чувства (братского, родительски-сыновнего и пр.) и развенчал взгляд на нее некоторых создателей классической философии, в частности А.Шопенгауэра. Неприятие вызвало признание «половой любви» «за средство родового инстинкта, или за орудие размножения», равно и за «обольщение, употребляемое природой или мировой волей для достижения ее особых целей». Для Соловьева чисто плотское влечение (данность реального существования) ничего общего не имело с любовью. Но он не отрицал, напротив, всемерно укрупнял значение телесной страсти. Именно ее горение дает «высший расцвет» индивидуальности. Более того, «половая любовь» спасает людей от одиночества и эгоизма: она важна «как перенесение всего нашего жизненного интереса из себя в другое», как «действительное и неразрывное соединение двух жизней в одну». Но и такими достижениями не ограничил Соловьев открывшихся перед страстно любящей личностью возможностей. Тяготение к идеальному образу приводит к творчеству – к преобразованию «по этому истинному образцу не соответствующей ему действительности». Не принимая христианского призыва к аскетизму, подавлению якобы греховной плоти, философ поклонялся созидательному началу любви: «Ложная духовность есть отрицание плоти, истинная духовность есть ее перерождение, спасение, воскресение». Раскрыл Соловьев и венец этих метаморфоз: «… путь высшей любви, совершенно соединяющей мужское с женским, духовное с телесным, есть соединение или взаимодействие божеского с человеческим…».

Некоторые религиозные мыслители младшего поколения (В.Розанов, Н.Бердяев, Л.Карсавин) по-своему развивали положение труда Соловьева «Смысл любви»; другие (С.Булгаков, С.Франк) не соглашались с признанием в «половой любви» высшего типа человеческого чувства. Но все видели в нем источник духовного обновления.

Н.Бердяев убежденно писал: «Эрос, о котором так таинственно учил Христос, которым хотел соединить людей в Боге, — не родовая любовь, а личная и соборная, не природная любовь, а сверх-природная, не дробящая индивидуальность во времени, а утверждающая ее в вечности». С.Франк, указывая на «трагическую иллюзорность эротической любви» (разновидности ложного идолопоклонства), не сомневался в том, что «любовь есть вообще драгоценное благо, счастье и утешение человеческой жизни – более того, единственная подлинная ее основа.

В словесном искусстве были прямые последователи гуманистической философии В.Соловьева – символисты; группа А.Белого так и называла себя – «соловьевцами». Помимо непосредственного влияния, создатели поэзии и прозы неоднородной эстетической направленности самостоятельно, следуя логике своего жизненного и литературного опыта, пришли к раскрытию даже тягостных испытаний несчастной любви как величайшего стимула человеческого преображения. Поэтому любовные муки по-разному сближались с муками творчества, чаще – художественного.

Измена женщины воспринимается лирическим героем Н.Гумилева (сборник «Жемчуга») утратой самой дорогой способности души – «уменья летать». Однако в страданиях рождается страстное желание «заворожить садов мучительную даль», в смерти найти «острова совершенного счастья». Безответная любовь (сборник «Костер») все-таки влечет «сердце к высоте», «рассыпая звезды и цветы». А в радостном сближении с любимой обретается новая прекрасная страна мечты (сборник «Огненный столп»):

Там, где все сверканье, все движенье,
Пенье все, — мы там с тобой живем;
Здесь же только наше отраженье
Полонил гниющий водоем.

А.Ахматова восприняла свои горькие разочарования, потери источником вдохновения: «легче стало без любви» — «одной надеждой меньше стало, / Одною песней больше будет». Из пепла сожженного чувства возрождается, как птица Феникс, самоотреченная тяга к поэзии:

Тяжела ты, любовная память!
Мне в дыму твоем петь и гореть,
А другим – это только пламя,
Чтоб остывшую душу греть.

Интимные переживания донесены всюду, нередко средствами конкретных, «вещных» деталей. Тем не менее, образ идеала оттеснен воплощение того или иного смысла любви: торжества мечты, взлета духа, победы певческого дара… Высокое чувство становится исходом самосознании личности, раздумий о сущности бытия.

В прозе А.Куприна, И.Бунина, других крупных художников эпохи своеобразно выразилось сходное устремление. Писателей привлекала не столько история отношений любящей пары или развитие ее психологического поединка, сколько влияние пережитого на постижение героем себя и всего мира. Либо на первый план повествования выдвигалось авторское осмысление тех же процессов. Потому событийная канва была предельно упрощена, а внимание сосредоточено на мгновениях прозрения, поворотных внутренних состояниях персонажа.

Сочинение «Вечные темы» в творчестве русских писателей 19 века

Я думаю, что настоящая литература призвана раскрывать человеку глаза на мир, на окружающую действительность, на самого себя. Только привнеся в мироосознание что-то новое, писатель может заслужить себе место на литературном Олимпе. Размышлениями на вечные темы особенно богата, на мой взгляд, литература 19 века.
Мне очень нравится творчество А. П. Чехова. Это замечательный психолог, мастер художественной детали! Вдумчивый читатель может очень многое почерпнуть из его творчества. Особенно для меня ценны рассказы Чехова. Удивительно, как в таком маленьком по объему произведении он может и раскрыть такие глубокие вопросы, как смысл жизни, подлинная ценность человеческой жизни, человек и общество, причины деградации личности. Последняя тема особенно ярко раскрывается в его рассказе «Ионыч».
Дмитрий Ионыч Старцев – молодой земский врач, работающий неподалеку от города С. У него много работы, он искренне радуется смене обстановки, когда ему удается выбраться в город. В работе и в отдыхе Дмитрий Ионыч проявляет энтузиазм. Ему хочется стать хорошим, достойным врачом, обрести личное счастье, жениться. Очень быстро происходит его знакомство с самой интересной семьей в городе – с семьей Туркиных.
Весь город С. считает Туркиных самыми образованными, талантливыми, необычными людьми в городе. В их доме постоянно ведутся приемы, они радушны с гостями, с удовольствием демонстрируют им свои таланты. Хозяин дома, Иван Петрович, знает множество анекдотов, часто устраивает любительские спектакли и сам в них с удовольствием участвует. Его жена, Вера Иосифовна – писательница, любящая читать свои романы гостям. Дочь, Екатерина Ивановна, играет на рояле для гостей, мечтает уехать в Москву учиться в консерватории. Даже щекастый Пава, юный слуга Туркиных, обладает своим талантом «изображать», то есть говорить высокопарные фразы с трагическим выражением лица.
Но все это лишь оболочка. Несколькими чертами Чехов показывает нам подлинное лицо этой семьи. Это добрые, беззлобные люди, но все их таланты фальшивы. Шутки Ивана Петровича на самом деле пошлы и бездарны, романы Веры Иосифовны скучны, бесталанны, игра Котика на рояле сравнивается с тем, как «с высокой горы сыплются камни».
Но Дмитрий Ионыч пока еще этого не видит. Он, конечно, подозревает, что игра Котика на рояле не так хороша, как все делают вид, но в целом он очарован этим семейством, безумно рад знакомству с ними. Ему нравится Екатерина Ивановна, а потом, после частых встреч с ней, он влюбляется в эту девушку. Можно сказать, что весь рассказ построен вокруг двух признаний в любви, вокруг двух встреч героев, между которыми проходит несколько лет.
Старцев не встречает в душе Котика ответа своим чувствам. Она еще совсем ребенок, не понимает жизни, не умеет ценить любовь, преданность. Екатерина Ивановна мнит себя великой пианисткой, считает, что не может жить без музыки, поэтому замужество – это не для нее.
Детскость Котика мы видим во всем: ее смешит фамилия писателя Писемского, по-детски глупо она назначает Старцеву свидание ночью на кладбище. Екатерина Ивановна отказывает молодому человеку в ответ на его предложение руки и сердца, но… Нельзя сказать, что Старцев сильно расстроился из-за этого отказа. И мы начинаем понимать, что на самом-то деле этот герой не вполне похож на влюбленного всей душой человека. Он не мучился бессонницей от любви, не искал каждую минуту встречи со своей возлюбленной. Все происходит у него как-то серо и буднично. Даже получив записку Котика о ночном свидании, Старцев колеблется, ехать ли ему туда. Он понимает, что Котик дурачится, что «не к лицу» солидному человеку делать глупости, «таскаться по кладбищам», боится общественного мнения. А когда все-таки приезжает на свидание и не встречает там своей возлюбленной, садится в коляску с мыслями: «Ох, не надо бы полнеть!» В момент сватовства Старцев рассеянно думает о приданном, а после отказа Екатерины Ивановны он срывает с себя жесткий галстук и «вздыхает всей грудью». Очень похоже на вздох облегчения. Конечно, у героя есть негативные эмоции по поводу отказа. Автор пишет, что «дня три у него дело валилось из рук, он не ел, не спал, но, когда до него дошел слух, что Екатерина Ивановна уехала в Москву поступать в консерваторию, он успокоился и зажил по-прежнему».
Затем, с третьей главы мы начинаем наблюдать очень быструю деградацию главного героя. Он перестал подпускать к себе какие-то чувства, эмоции. С этого момента его начинают волновать только деньги и процесс питания. Старцев начинает неотвратимо превращаться в Ионыча. Уже через четыре года после события со сватовством герой «пополнел, раздобрел и неохотно ходил пешком, так как страдал одышкой». Конечно, часть вины этой деградации можно отдать и окружению героя.

Вечные темы в творчестве русских писателей 19 века

Тема любви в творчестве поэтов XIX — XX веков.

А ктуальность темы любви в творчестве поэтов XIX века обусловлена тем, что вечные темы природы и любви приближаются к русской жизни, к русской природе, связываются с психологическим, духовным миром русского человека определенной поры. Поэзия — это стихотворная ритмическая речь. Прозой изъясняется любой и каждый — на языке поэзии общаются избранные. Древние считали, что поэты разговаривают с богами…

Русский романтизм принято делить на несколько периодов: начальный (1801-1815), зрелый (1815-1825) и период последекабристского развития. Поэзия этого периода вряд ли может сравниться с великолепной реалистической прозой, однако, безусловно, заслуживают упоминания поистине мастерские, исполненные реализма произведения. Вместе с тем в лирике наблюдаются процессы, приближающиеся по сложности психологизма, по организации лирических сюжетов к роману. Особенно ясно это проявилось в любовных стихотворных циклах.

Биографии Тютчева и Фета во многом сходны — оба они пережили смерть любимой женщины, и безмерная тоска по утерянному давала пищу для создания прекрасных любовных стихотворений.

Заря русского романтизма связана с именами Жуковского и Батюшкова. В стихах обоих поэтов еще ощущается властное влияние прошлого — эпохи сентиментализма, но если Жуковский еще глубоко укоренен в ней, то Батюшков гораздо ближе к новым веяниям.

В центре эстетических споров, острой литературной борьбы середины века снова оказалось имя Пушкина. Пушкин оставил богатое наследие, и борьба за право наследования носила живой и злободневный характер.

Поэты почти все хотели наследовать Пушкину. Некрасов и Фет отчетливо противопоставляют себя некоей традиции, хотя и разным началам в ней. Оба, — и Некрасов и Фет, воспользовались рядом пушкинских образов.

Белинский постоянно упоминает Батюшкова в ряду крупнейших явлений допушкинской культуры, ставя его обычно рядом с Жуковским (хотя часто и противопоставляя их).

Тема любви является одной из составляющих теории чистого искусства, наиболее широко в русской литературе отраженной в стихах Фета и Тютчева. Эта вечная тема поэзии тем не менее нашла здесь свое новое преломление и зазвучала несколько по-новому. Салтыков-Щедрин в 70-е годы XIX столетия писал, что теперь никто не отважится уже воспевать соловьев и розы. Для Фета тема любви, напротив, явилась основополагающей всего его творчества до конца жизни.

Языков шел в поэзии своим путем. Языковская лирика не меркнет рядом с лирикой его великих современников — Пушкина, Боратынского, Тютчева — и доселе живет полнокровной жизнью. Его творчество исключительно высоко оценили Пушкин, Гоголь, Боратынский и крупнейший русский критик той эпохи Иван Киреевский.

Русская поэзия XIX в. пережила в своем развитии по крайней мере три подлинных подъема. Первый, условно говоря, падает на начало века и осенен именем Пушкина. Другой давно признанный поэтический взлет приходится на рубеж двух столетий — девятнадцатого и двадцатого — и связан прежде всего с творчеством Александра Блока, Наконец, третья, по выражению современного исследователя, «поэтическая эпоха» — это середина позапрошлого века.

В свое время поэт Бальмонт сказал, что русская поэзия XIX в. знает семь великих имен: Пушкина, Лермонтова, Кольцова, Баратынского, Некрасова, Фета и Тютчева. Нетрудно видеть, что первые четыре поэта (и отчасти Тютчев) творили до 40-х гг. Нетрудно видеть и другое: расцвет поэзии Некрасова, Фета, Тютчева приходится именно на середину века. Но и в 40-е гг. в русской поэзии имеют место также значимые и принципиально важные явления. Достаточно сказать, что в середине 40-х гг. в общем складывается оригинальное творчество Некрасова, в 40-е гг. начинает Фет. И все же в это десятилетие в целом поэзия отходит на второй план.

Вместе с тем, все это было предощущением нового подъема поэзии, признаки которого обнаруживаются уже с начала 50-х гг. и который к середине 50-х гг. обретает необычайную стремительность. Поэзия снова получает права гражданства па страницах журналов, становится полнокровной и самостоятельной участницей литературного процесса, предметом критического анализа и теоретических споров.

Прежде всего это относится к сборнику Некрасова 1856 г. Можно назвать еще и книги Фета, Никитина, Огарева, Полонского, А. Майкова и др.

К началу 60-х гг. поэзия в целом снова вступает в полосу определенного спада, и чем дальше, тем больше. Многие поэты просто умолкают на долгие годы. Особенно характерно, может быть, почти полное молчание такого «чистого» поэта, «чистого» лирика, как Фет.

XIX в. завершился своего рода прощальным расцветом предреволюционной культуры, причем реалистическая традиция отвергалась, и в поэзии, прозе, критике и драме открывались новые горизонты.

Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Добавить комментарий

;-) :| :x :twisted: :smile: :shock: :sad: :roll: :razz: :oops: :o :mrgreen: :lol: :idea: :grin: :evil: :cry: :cool: :arrow: :???: :?: :!: