Вечер марина цветаева

Краткая хроника жизни и творчества М. И. Цветаевой

Первое полное издание поэмы М. Цветаевой «Молодец» на французском языке
с иллюстрациями Н. Гончаровой.
Москва, Эллис Лак 2000, 2005

1930

Начало года. Работа над «Поэмой о Царской семье».

Март. Работа над переводом поэмы «Молодец» на французский, точнее — написание поэмы заново. Иллюстрации сделала Н. С. Гончарова. Поэма, за исключением первой главы, не увидела света.

26 и 29 апреля. Марина Цветаева приняла участие в «Вечере романтики» и в «Собеседовании русских зарубежных писателей с их французскими собратьями». Август. Написала реквием Владимиру Маяковскому из семи стихотворений.

1931

28 февраля. Письмо Игорю Северянину после его вечера в Париже 27 февраля (не отослала). Апрель — май. Написан очерк об О. Мандельштаме «История одного посвящения».

Июнь. Сергей Эфрон, исподволь начавший помогать Советской России, подал прошение о советском гражданстве. Июнь — июль. Работа над циклом «Стихи к Пушкину».

Осень. Работа над трактатом о творчестве «Искусство при свете совести». 19 декабря. Состоялся литературный вечер Марины Цветаевой, не принесший материального «дохода».

1932

27 января. Прочитала на вечере доклад «Поэт и время». 26 мая. Прочитала доклад «Искусство при свете совести». Сентябрь. Работа над очерком «Живое о живом», посвященным памяти М. А. Волошина.

13 октября. Чтение очерка о М. Волошине на литературном вечере. 17 — 18 октября. Написан стихотворный цикл «Ici-haut» («Здесь, в поднебесье»), посвященный памяти М. Волошина.

Ноябрь — декабрь. Написан по-французски лирико-философский трактат «Письмо к амазонке» (окончательный беловик не сохранился), обращенный к писательнице Натали Клиффорд Барни. При жизни Марины Цветаевой напечатан не был.

Декабрь. Написана небольшая статья «О новой русской детской книге». Завершена статья «Эпос и лирика современной России (о В. Маяковском и Б. Пастернаке).

Годы жизни Марины Цветаевой

1892 — 1893 — 1894 — 1895
1896 — 1897 — 1898 — 1899
1900 — 1901 — 1902 — 1903
1904 — 1905 — 1906 — 1907
1908 — 1909 — 1910 — 1911
1912 — 1913 — 1914 — 1915
1916 — 1917 — 1918 — 1919
1920 — 1921 — 1922 — 1923
1924 — 1925 — 1926 — 1927
1928 — 1929 — 1930 — 1931
1932 — 1933 — 1934 — 1935
1936 — 1937 — 1938 — 1939
1940 — 1941

Годы жизни Марины Цветаевой

Ici — haut (отрывок)

Товарищи, как нравится
Вам в проходном дворе
Всеравенства — перст главенства:
— Заройте на горе!

В век распевай, как хочется
Нам — либо упраздним,
В век скопищ — одиночества
— «Хочу лежать один» —
Вздох.

Экскурсия по залам музея Уголки цветаевского Крыма Гости цветаевского дома
—Феодосия Цветаевых
—Коктебельские вечера
—Гостиная Цветаевых
—Марина Цветаева
—Анастасия Цветаева
— «Я жила на Бульварной» (АЦ)
—Дом-музей М. и А. Цветаевых
—Феодосия Марины Цветаевой
—Крым в судьбе М. Цветаевой
—Максимилиан Волошин
—Василий Дембовецкий
— —Константин Богаевский
—Литературная гостиная
—Гостевая книга музея
Жизнь и творчество сестёр Литературный мир Цветаевых Музей открытых дверей
—Хронология М. Цветаевой
—Хронология А. Цветаевой
—Биография М. Цветаевой
—Биография А. Цветаевой
—Исследования и публикации
—Воспоминания А. Цветаевой
—Документальные фильмы
—Цветаевские фестивали
—Адрес музея и контакты
—Лента новостей музея
—Открытые фонды музея
—Музейная педагогика
—Ссылки на другие музеи

© 2011-2018 KWD (при использовании материалов активная ссылка обязательна)

Музей Марины и Анастасии Цветаевых входит в структуру Государственного бюджетного учреждения Республики Крым «Историко-культурный, мемориальный музей-заповедник «Киммерия М. А. Волошина»

Героиня творчества. Вечер о Марине Цветаевой

«Марина Цветаева была героиней творчества, — именно так о ней вспоминают современники. И это произвело на меня огромное впечатление! В тяжёлые голодные годы гражданской войны, когда муж Цветаевой воевал в Добровольческой армии, она, ничего не зная о его судьбе, оставшись одна с двумя маленькими дочерьми, не пала духом, а продолжала писать стихи», — так начала вступительную речь Юлия Маринина на литературном собрании ОЛРС. 26 февраля в гостеприимном, наполненном аурой вдохновения и творчества зале клуба-ресторана ЦДЛ состоялось традиционное чаепитие Общества любителей русской словесности. Поэты и писатели собрались, чтобы вспомнить Марину Цветаеву — одну из самых талантливых и уникальных русских поэтесс, осмыслить её судьбу и прикоснуться к её творчеству. «Философ Фёдор Степун описал в книге воспоминаний, как однажды они с Мариной Цветаевой шли по Тверскому бульвару. Она говорила об ужасах своей нищей, неустроенной жизни. Причём шла она босиком, одетая в затрёпанное платье. И, несмотря на голод и ужас, она верила в то, что вокруг царствует дух поэзии, вспоминала Пушкина и говорила, что с Пушкиным ей ничего не страшно, — рассказывала Юлия Маринина. — И даже зимой, живя в ужасных бытовых условиях, Цветаева работала – писала стихи ночи напролёт. «Мне никогда не приходилось искать стихов. Стихи сами ищут меня», — такую заметку однажды оставила Марина Ивановна в своей записной книжке. Состояние творчества всегда было для неё чувством наваждения, наитием, парением духа. «Поэзия – это вознесение!». Марина Цветаева предпочитала высоту глубине. «Я думаю, что преобладает та точка зрения, как будто Марина Цветаева поэт не для всех, очень элитарный поэт, — сказал член Союза писателей России Сергей Князев, — Возможно, это от того, что у неё очень своеобразный темперамент. Мне больше по душе её ранние стихи, в которых меньше страстности, и где она более естественна». «Однако, стоит заметить, что Марина Ивановна различала эгоизм и эгоцентризм, — добавила Юлия Маринина. — Она считала, что эгоизм – это сосредоточенность на своих физических потребностях или недомоганиях, а духовного эгоизма не бывает. Другое дело – эгоцентризм – вместительность эго. «Все лирические поэты и философы,- считала Цветаева, – самые отрешённые и не-себялюбивые люди в мире, просто они в свою душевную боль включают ещё и чужую». Она символически сравнивала себя с морем, в которое впадают реки человеческих душ, и она их все несёт в себе и с собой». «Марина Цветаева вдохновляет меня в творчестве, помогает писать более искренно, — поддержала разговор одна из участниц собрания молодая поэтесса Ума, — писать то, о чём, быть может, я не всегда могу сказать в обществе, где меня очень редко поймут. Марина Цветаева, может быть, где-то слишком мрачная, где-то неимоверно страстная для людей, которые привыкли думать «по-нормальному», «по-обыденному», так, как все. Я благодарна Богу, что такая поэтесса жила на свете!» Также Ю. Маринина кратко напомнила собравшимся об основных событиях и творческих вехах в жизни Марины Ивановны. Цветаева вышла замуж совсем юной. Она любила создавать легенды, она творила мифы, «везде и во всём искала полноты чувств». К примеру, история её знакомства с будущим мужем — Сергеем Эфроном — возвышена и романтична. Они встретились на пустынном пляже. Марина собирала камушки, Сергей стал помогать. И тогда она загадала, что если он найдёт и подарит ей сердолик, она выйдет за него замуж. Так и случилось. В повести «Детство», которую написал С. Эфрон, он изобразил свою жену семнадцатилетней волшебницей Марой — вечным ребенком в душе. Она пересоздаёт мир с помощью своей фантазии и жалеет всех мальчиков и девочек, которые, повзрослев, поймут, «что вода в колодцах всегда только вода», а не путь в сказочную страну. Первый сборник своих стихотворений Цветаева опубликовала в 1910 году, когда ей было восемнадцать лет, и сделала это почти тайно, не рассказав никому из родственников и знакомых. Она пошла в типографию Мамонтова и заплатила за публикацию 500 экземпляров книги, которую назвала «Вечерний альбом». Распространением книги она специально заниматься не стала, лишь отправила несколько экземпляров В. Брюсову и М. Волошину. Это был довольно смелый поступок, когда юная и почти ещё не известная поэтесса сама отдаёт свою книгу на рецензирование признанным мэтрам словесности. И в ответ Цветаева получила только добрые и заинтересованные отклики. Во время гражданской войны муж Цветаевой воевал на стороне белогвардейцев. Они с Мариной Ивановной не виделись 5 лет. В её дневнике от 1917-го года есть запись: «Если Бог сделает это чудо — оставит Вас в живых, я буду ходить за Вами, как собака». И когда через 21 год, уже в иммиграции С. Эфрон изменит свои взгляды, встанет на сторону Советского правительства, будет работать на ГПУ, окажется замешанным в убийстве Советского разведчика-невозвращенца Игнатия Рейса и сбежит в СССР от преследования французской полиции, Цветаева вспомнит обещание, данное мужу, и напишет о своём возвращении на родину: «Вот и пойду, как собака». А пока в 1922 году Цветаева уезжает к мужу в Чехию, затем через несколько лет они перебираются во Францию. В жизни везде и во всём она искала только полноту чувств и дарила людям свою душу. «У меня к людям бывает или равнодушие – прохожу мимо, или встречаюсь по делу; или роман: с мужчинами, с женщинами, с вещами», — писала Цветаева. Один из самых ярких и проникновенных эпистолярных романов был у М. Цветаевой с Б. Пастернаком. Он прислал ей книгу своих стихов «Сестра моя – жизнь». И Цветаева откликнулась статьёй «Световой ливень», в которой восхищается и внутренней, и внешней сущностью Пастернака: «Пастернак — большой поэт. Он сейчас больше всех: большинство из сущих были, некоторые есть, он один будет. Внешнее осуществление Пастернака прекрасно: что-то в лице зараз и от араба, и от его коня: настороженность, вслушивание, — и вот-вот. Полнейшая готовность к бегу. — Громадная, тоже конская, дикая и робкая роскось глаз». Она превозносила его, выдумывала, сочиняла, как, впрочем, поступала и с другими людьми, которых любила. Переписка поэтов длилась 13 лет. Каждое их письмо – это, прежде всего, талантливый, проникновенный прозаический текст. А когда они встретились, то из этой встречи ничего не вышло. Как вспоминает дочь Цветаевой Ариадна Эфрон, «из разновремённо предполагавшихся встреч не состоялась ни одна. Встретились негаданно и неудачно в июне 1935 года, когда Пастернак приехал в Париж на международный конгресс защиты культуры от фашизма. Его отчуждённость и околдованность не ею потрясли и глубоко ранили её». Он был в депрессии, вызванной событиями и переменами в личной жизни. После встречи с Пастернаком, вспоминал писатель М. Л. Слоним, она сказала: «Это была невстреча». И повторила последнюю строфу своих стихов к Блоку:
«Но моя река – да с твоей рекой,
Но моя рука – да с твоей рукой
не сойдутся…».

После этого Пастернак и Цветаева виделись достаточно часто, общались, но «Световой ливень» закончился, и, по словам её дочери, «с заоблачностью их дружбы было покончено» тоже. Цветаева разделяла любовь: на любовь Евы – плотскую, чувственную и любовь Психеи – возвышенное слияние душ.

Глубже проникнуть в мысли и чувства поэта, понять мотивы её поступков участникам встречи помогла актриса и доцент кафедры сценической речи ГИТИСа Вера Смоляницкая. Она представила фрагменты из спектакля «Пошли мне сад», созданного по стихотворениям, дневникам, письмам и прозе М.Цветаевой: «Моя надоба от человека — любовь. Моя любовь! И если возможно такое чудо — его любовь. Но это как чудо в чудном чудесном порядке чуда. Моя надоба от другого — его надоба во мне, моя нужность и, если можно, необходимость ему! Поймите меня раз навсегда и всю! Моя возможность любить — в мою меру, то есть без меры! Ведь что со мной делают? Зовут читать стихи, не понимая, что каждая моя строка – любовь! Что если бы я всю жизнь вот так стояла и читала стихи, никаких стихов бы не было. Какие хорошие стихи! Ах, не стихи хорошие… Всё дело в том, чтобы мы любили, чтобы у нас билось сердце! Хотя бы разбивалось вдребезги! Я всегда разбивалась вдребезги. И все мои стихи – те самые серебряные, сердечные дребезги!

Жив, а не умер демон во мне!
В теле как в трюме,
В себе как в тюрьме…»

Лёгкая и трепетная игра Веры, её эмоциональность и тонкое чувствование всех оттенков души своей героини были с восторгом приняты слушателями. Глубоко тронутая выступлением Веры и звучанием поэзии Цветаевой, одна из участниц вечера поэтесса Юлия Морозова сравнила стихи Марины Ивановны с музыкой. «Когда их читаешь, кажется, что слова льются, как мелодия Шопена и Рахманинова. «. Юлию поддержала поэтесса и руководитель детской литературной студии Инна Еремеева. Она отметила, что из-за пылкости и перепадов настроения Цветаевские стихи кажутся ей созвучными с композициями Скрябина. «Я хочу сказать, что Цветаеву я люблю всю! – добавила Инна. — Ранние стихи, поздние стихи! Страстность Цветаевой заключается просто в её особенно обнажённых нервах. Я прочитаю стихотворение из первого сборника Марины Цветаевой «Вечерний альбом», которое, на мой взгляд, очень точно рисует образ поэтессы. Стихотворение называется «В сумерках»:
Сумерки. Медленно в воду вошла
Девочка цвета луны.
Тихо. Не мучат уснувшей волны
Мерные всплески весла.
Вся — как наяда. Глаза зелены,
Стеблем меж вод расцвела. »

«Сегодня говорили о Марине, как о душе, говорили, как о женщине, о её таланте поэта, безмерном таланте, перешагнувшем через века. Но стоит ещё сказать о той мере, которой она заплатила, чтобы оказаться в вечности и в наших воспоминаниях. И эта мера, конечно, безмерное одиночество, — продолжила тему поэт, дипломированный специалист по филологии, секретарь Союза литераторов Удмуртии Елена Лабынцева, — Одиночество, которое, наверно, есть составляющая каждого великого поэта. Одиночество, до которого нужно дойти, потеряв всех: мужа, детей, любимых, перешагивая через потерю Отечества, не ощущая себя ни в единой стихии: ни в огне, ни в воде! И всё пена, и всё бренность, всё уходит, остаётся только она вот на этих ступенях. Она как поэт!» Известный писатель и переводчик Вячеслав Куприянов отметил, что равными себе по поэтическому дарованию Марина считала Бориса Пастернака и Райнера Марию Рильке. Вячеслав давно изучает творчество этого австрийского поэта-символиста. Он прочёл несколько своих переводов стихотворений Рильке из сборника «Часослов» и также, по просьбам слушателей, элегию, которую Рильке посвятил Марине Цветаевой:

«О растворенье в мирах, Марина, падучие звезды!
Мы ничего не умножим, куда б ни упали, какой бы
новой звездой! В мирозданье давно уж подсчитан итог.
Но и уменьшить не может уход наш священную цифру:
вспыхни, пади, — все равно ты вернешься в начало начал».

Наследие Марины Цветаевой огромно и разнообразно: стихотворения, статьи, эссе, переводы, письма, драматические поэмы. Её творчество вдохновляет многих авторов на создание собственных произведений. Поэт, член Союза писателей России, председатель регионального общественного Фонда содействия развитию современной поэзии «Светоч» Лариса Кузьминская представила коллективный сборник современных поэтов «Посвящение Марине Цветаевой». Издателем сборника выступила сама Лариса. И вот как она это объяснила: «Марина Цветаева очень близка мне по энергетике. Я не только поэт, но и астролог. Я пыталась анализировать её гороскоп, чтобы разгадать тайну её судьбы, потому что творчество её я люблю безумно, каждое её слово находит во мне отклик. Она интересна мне и как личность. И я увидела: в её гороскопе планеты выстроились таким образом, что образовали некую формулу склонности к суициду. И в итоге ситуация, которая сложилась вокруг Цветаевой к концу её жизни, стала пиковой ситуацией, подтолкнувшей поэтессу к трагическому решению. Безусловно, здесь имело влияние тонкое, поэтическое восприятие Цветаевой мира и её ранимость. Ведь поэты живут по своим внутренним законам».
«Я считаю, что очень важно её представление о человеке, равном Богу, о человеке, который позволяет себе разговаривать с гением, — заметила Елена Лабынцева, — такие стихи достигают в её творчестве состояния молитвы, а, может быть, абсолютного поэтического экстаза, который невозможно объяснить с обыденной точки зрения – это всё дорого стоит. И это стоит огромной боли, которую она испытала и которую, наверно, не каждой женщине под силу пережить. Первое знакомство моё с Мариной произошло через детские голоса, я услышала, как школьники читали её стихи. А после было знакомство с тем роковым домом в Елабуге. Я только постояла возле него, но не вошла. А рядом там есть музей, где находятся её предметы: это и листочки с её записями, и та сковородка, на которой поджарил рыбу сын Цветаевой Георгий, потому что он вернулся тогда с рыбалки. И это очень символично, что он съел рыбу, а не посмотрел на мать, которая ушла в мир вечности. И та девочка Ирина, её дочь, которая умерла маленькой, и не увидела свет в глазах матери… Вся эта боль перехлестнула меня именно в Елабуге. И, наверно, не могло быть иначе. И я взяла цветочек с её могилы и приехала с ним домой».
Трагическая судьба Марины Цветаевой не оставляет равнодушным никого, кто соприкасается с творчеством этой великой поэтессы. Участники собрания ОЛРС размышляли и беседовали о ней, читали её лирику и прозу, а также делились своими произведениями в чём-либо созвучными творчеству Марины Ивановны. Поэты Евгений Попов и Сергей Оболенский исполнили песни и романсы под гитару. Литературный вечер получился душевным и трогательным.
Грамота ОЛРС за «Силу и богатство поэтического воображения» была вручена поэту Сергею Князеву.
Первый приз литературной лотереи букинистический сборник «Пушкинский календарь», изданный в 1937 году к столетию со дня гибели поэта, достался Вере Смоляницкой. Обладательницей второго приза букинистического издания сочинений И.С. Тургенева 1898 года стала Лариса Кузьминская.

Вечер памяти Марины Цветаевой (ЦДРИ)

Мари́на Ива́новна Цвета́ева (дореф. Цвѣтаева; 26 сентября (8 октября) 1892, Москва, Российская империя — 31 августа 1941, Елабуга, СССР) — русская поэтесса, прозаик, переводчик, один из крупнейших русских поэтов XX века.

Детство и юность
Марина Цветаева родилась 26 сентября (8 октября) 1892 года в Москве. Её отец, Иван Владимирович, — профессор Московского университета, известный филолог и искусствовед; стал в дальнейшем директором Румянцевского музея и основателем Музея изящных искусств. Мать, Мария Мейн (по происхождению — из обрусевшей польско-немецкой семьи), была пианисткой, ученицей Антона Рубинштейна. Бабушка М. И. Цветаевой по материнской линии — полька Мария Лукинична Бернацкая.
Марина начала писать стихи — не только на русском, но и на французском и немецком языках — ещё в шестилетнем возрасте. Огромное влияние на Марину, на формирование её характера оказывала мать. Она мечтала видеть дочь музыкантом.
После смерти матери от чахотки в 1906 году Марина с сестрой Анастасией остались на попечении отца.
Детские годы Цветаевой прошли в Москве и в Тарусе. Из-за болезни матери подолгу жила в Италии, Швейцарии и Германии. Начальное образование получила в Москве, в частной женской гимназии М. Т. Брюхоненко[1]; продолжила его в пансионах Лозанны (Швейцария) и Фрайбурга (Германия). В шестнадцать лет предприняла поездку в Париж, чтобы прослушать в Сорбонне краткий курс лекций о старофранцузской литературе.
[править]Начало творческой деятельности

Паспарту Марина Цветаева с автографом. Фото ок. 1917 года
В 1910 году Марина опубликовала (в типографии А. А. Левенсона) на свои собственные деньги первый сборник стихов — «Вечерний альбом». (Сборник посвящён памяти Марии Башкирцевой, что подчёркивает его «дневниковую» направленность). Её творчество привлекло к себе внимание знаменитых поэтов — Валерия Брюсова, Максимилиана Волошина и Николая Гумилёва. В этот же год Цветаева написала свою первую критическую статью «Волшебство в стихах Брюсова». За «Вечерним альбомом» двумя годами позже последовал второй сборник — «Волшебный фонарь».
Начало творческой деятельности Цветаевой связано с кругом московских символистов. После знакомства с Брюсовым и поэтом Эллисом (настоящее имя Лев Кобылинский) Цветаева участвует в деятельности кружков и студий при издательстве «Мусагет».
На раннее творчество Цветаевой значительное влияние оказали Николай Некрасов, Валерий Брюсов и Максимилиан Волошин (поэтесса гостила в доме Волошина в Коктебеле в 1911, 1913, 1915 и 1917 годах).

Марина Цветаева жила здесь в 1911—1912 годах. Москва, Сивцев Вражек, 19
В 1911 году Цветаева познакомилась со своим будущим мужем Сергеем Эфроном; в январе 1912 — вышла за него замуж. В этом же году у Марины и Сергея родилась дочь Ариадна (Аля).
В 1913 году выходит третий сборник — «Из двух книг».
Летом 1916 года Цветаева приехала в город Александров, где жила ее сестра Анастасия Цветаева с гражданским мужем Маврикием Минцем и сыном Андреем. В Александрове Цветаевой был написан цикл стихотворений («К Ахматовой», «Стихи о Москве» и др. стихотворения), а ее пребывание в городе литературоведы позднее назвали «Александровским летом Марины Цветаевой».
[править]Отношения с Софией Парнок
В 1914 г. Марина познакомилась с поэтессой и переводчицей Софией Парнок; их отношения продолжались до 1916 года. Цветаева посвятила Парнок цикл стихов «Подруга». Цветаева и Парнок расстались в 1916 году; Марина вернулась к мужу Сергею Эфрону. Отношения с Парнок Цветаева охарактеризовала как «первую катастрофу в своей жизни». В 1921 году Цветаева, подводя итог, пишет:
Любить только женщин (женщине) или только мужчин (мужчине), заведомо исключая обычное обратное — какая жуть! А только женщин (мужчине) или только мужчин (женщине), заведомо исключая необычное родное — какая скука!

Гражданская война (1917—1922)

Марина Цветаева «Царь-Девица». Обложка Д. Митрохина. 1922
В 1917 году Цветаева родила дочь Ирину, которая умерла от голода в приюте в возрасте 3-х лет.
Годы Гражданской войны оказались для Цветаевой очень тяжелыми. Сергей Эфрон служил в рядах Белой армии. Марина жила в Москве, в Борисоглебском переулке. В эти годы появился цикл стихов «Лебединый стан», проникнутый сочувствием к белому движению.
В 1918—1919 годах Цветаева пишет романтические пьесы; созданы поэмы «Егорушка», «Царь-девица», «На красном коне».
В апреле 1920 года Цветаева познакомилась с князем Сергеем Волконским.

Эмиграция (1922—1939)
В мае 1922 года Цветаевой с дочерью Ариадной разрешили уехать за границу — к мужу, который, пережив разгром Деникина, будучи белым офицером, теперь стал студентом Пражского университета. Сначала Цветаева с дочерью недолго жила в Берлине, затем три года в предместьях Праги. В Чехии написаны знаменитые «Поэма Горы» и «Поэма Конца», посвященные Константину Родзевичу. В 1925 году после рождения сына Георгия семья перебралась в Париж. В Париже на Цветаеву сильно воздействовала атмосфера, сложившаяся вокруг неё из-за деятельности мужа. Эфрона обвиняли в том, что он был завербован НКВД и участвовал в заговоре против Льва Седова, сына Троцкого.
В мае 1926 года с подачи Бориса Пастернака Цветаева начала переписываться с австрийским поэтом Райнером Мария Рильке, жившим тогда в Швейцарии. Эта переписка обрывается в конце того же года со смертью Рильке.

Марина Цветаева в 1924-м году
В течение всего времени, проведённого в эмиграции, не прекращалась переписка Цветаевой с Борисом Пастернаком.
Большинство из созданного Цветаевой в эмиграции осталось неопубликованным. В 1928 в Париже выходит последний прижизненный сборник поэтессы — «После России», включивший в себя стихотворения 1922—1925 годов. Позднее Цветаева пишет об этом так: «Моя неудача в эмиграции — в том, что я не эмигрант, что я по духу, то есть по воздуху и по размаху — там, туда, оттуда…»[2]
В 1930 году написан поэтический цикл «Маяковскому» (на смерть Владимира Маяковского), чьё самоубийство потрясло Цветаеву.
В отличие от стихов, не получивших в эмигрантской среде признания, успехом пользовалась её проза, занявшая основное место в её творчестве 1930-х годов («Эмиграция делает меня прозаиком…»). В это время изданы «Мой Пушкин» (1937), «Мать и музыка» (1935), «Дом у Старого Пимена» (1934), «Повесть о Сонечке» (1938), воспоминания о Максимилиане Волошине («Живое о живом», 1933), Михаиле Кузмине («Нездешний вечер», 1936), Андрее Белом («Пленный дух», 1934) и др.
С 1930-х годов Цветаева с семьёй жила практически в нищете. Финансово ей немного помогала Саломея Андроникова.
Никто не может вообразить бедности, в которой мы живём. Мой единственный доход — от того, что я пишу. Мой муж болен и не может работать. Моя дочь зарабатывает гроши, вышивая шляпки. У меня есть сын, ему восемь лет. Мы вчетвером живём на эти деньги. Другими словами, мы медленно умираем от голода.
— Из воспоминаний Марины Цветаевой
15 марта 1937 г. выехала в Москву Ариадна, первой из семьи получив возможность вернуться на родину.[3] 10 октября того же года из Франции бежал Эфрон, оказавшись замешанным в заказном политическом убийстве[4].
[править]Возвращение в СССР (1939—1941)
В 1939 году Цветаева вернулась в СССР вслед за мужем и дочерью. По приезде жила на даче НКВД в Болшево (ныне Музей-квартира М. И. Цветаевой в Болшево), соседями были чета Клепининых. 27 августа была арестована дочь Ариадна, 10 октября — Эфрон. В августе 1941 года Сергей Яковлевич был расстрелян; Ариадна после пятнадцати лет репрессий реабилитирована в 1955 году.
В этот период Цветаева практически не писала стихов, занимаясь переводами.
Война застала Цветаеву за переводами Федерико Гарсиа Лорки. Работа была прервана. Восьмого августа Цветаева с сыном уехала на пароходе в эвакуацию; восемнадцатого прибыла вместе с несколькими писателями в городок Елабугу на Каме. В Чистополе, где в основном находились эвакуированные литераторы, Цветаева получила согласие на прописку и оставила заявление: «В совет Литфонда. Прошу принять меня на работу в качестве посудомойки в открывающуюся столовую Литфонда. 26 августа 1941 года». 28 августа она вернулась в Елабугу с намерением перебраться в Чистополь.
Самоубийство и тайна могилы
31 августа 1941 года покончила жизнь самоубийством (повесилась) в доме, куда вместе с сыном была определена на постой. Оставила три предсмертные записки: тем, кто будет её хоронить («эвакуированным», Асеевым и сыну)[5]. Оригинал записки «эвакуированным» не сохранился (был изъят в качестве вещественного доказательства милицией и утерян), её текст известен по списку, который разрешили сделать Георгию Эфрону.
Записка сыну:
Мурлыга! Прости меня, но дальше было бы хуже. Я тяжело больна, это уже не я. Люблю тебя безумно. Пойми, что я больше не могла жить. Передай папе и Але — если увидишь — что любила их до последней минуты и объясни, что попала в тупик.
Записка Асеевым:
Дорогой Николай Николаевич! Дорогие сестры Синяковы! Умоляю вас взять Мура к себе в Чистополь — просто взять его в сыновья — и чтобы он учился. Я для него больше ничего не могу и только его гублю. У меня в сумке 450 р. и если постараться распродать все мои вещи. В сундучке несколько рукописных книжек стихов и пачка с оттисками прозы. Поручаю их Вам. Берегите моего дорогого Мура, он очень хрупкого здоровья. Любите как сына — заслуживает. А меня — простите. Не вынесла. МЦ. Не оставляйте его никогда. Была бы безумно счастлива, если бы жил у вас. Уедете — увезите с собой. Не бросайте!
Записка «эвакуированным»:
Дорогие товарищи! Не оставьте Мура. Умоляю того из вас, кто сможет, отвезти его в Чистополь к Н. Н. Асееву. Пароходы — страшные, умоляю не отправлять его одного. Помогите ему с багажом — сложить и довезти. В Чистополе надеюсь на распродажу моих вещей. Я хочу, чтобы Мур жил и учился. Со мной он пропадет. Адр. Асеева на конверте. Не похороните живой! Хорошенько проверьте.
Марина Цветаева похоронена 2 сентября 1941 года на Петропавловском кладбище в г. Елабуге. Точное расположение её могилы неизвестно. На южной стороне кладбища, у каменной стены, где находится её затерявшееся последнее пристанище, в 1960 году сестра поэтессы, Анастасия Цветаева, «между четырёх безвестных могил 1941 года» установила крест с надписью «В этой стороне кладбища похоронена Марина Ивановна Цветаева» [6]. В 1970 году на этом месте было сооружено гранитное надгробие.[7] Позднее, будучи уже в возрасте за 90, Анастасия Цветаева стала утверждать, что могила находится на точном месте захоронения сестры и все сомнения являются всего лишь домыслами.[8] С начала 2000-х годов место расположения гранитного надгробия, обрамлённое плиткой и висячими цепями, по решению Союза писателей Татарстана именуется «официальной могилой М. И. Цветаевой». В экспозиции Мемориального комплекса М.И.Цветаевой в Елабуге демонстрируется также карта мемориального участка Петропавловского кладбища с указанием двух «версионных» могил Цветаевой — по так называемым «чурбановской» версии и «матвеевской» версии. Среди литературоведов и краеведов единой доказательной точки зрения по этому вопросу до сих пор нет.[9]

[править]Кенотаф Цветаевой в Тарусе

Кенотаф Марины Цветаевой
В эмиграции она написала в рассказе «Хлыстовки»: «Я бы хотела лежать на тарусском хлыстовском кладбище, под кустом бузины, в одной из тех могил с серебряным голубем, где растет самая красная и крупная в наших местах земляника. Но если это несбыточно, если не только мне там не лежать, но и кладбища того уж нет, я бы хотела, чтобы на одном из тех холмов, которыми Кирилловны шли к нам в Песочное, а мы к ним в Тарусу, поставили, с тарусской каменоломни, камень: „Здесь хотела бы лежать Марина Цветаева“». Также она говорила: «Здесь, во Франции, и тени моей не останется. Таруса, Коктебель, да чешские деревни — вот места души моей».
На высоком берегу Оки, в её любимом городе Таруса согласно воле Цветаевой установлен камень (тарусский доломит) с надписью «Здесь хотела бы лежать Марина Цветаева». В первый раз камень был поставлен усилиями Семена Островского в 1962, но затем памятник был убран «во избежание»[10], и позже в более спокойные времена восстановлен.
[править]Отпевание Цветаевой

Дом М. Цветаевой. Борисоглебский пер., Москва.
Хотя отпевание самоубийц в русском православии запрещено, в 1990 году патриарх Алексий II дал благословение на отпевание Цветаевой. Основанием послужило прошение к патриарху группы верующих, включая сестру Анастасию Цветаеву и диакона Андрея Кураева.
Отпевание состоялась в день пятидесятилетия кончины Марины Цветаевой в московском храме Вознесения Господня у Никитских ворот.[11]
[править]Документальные фильмы
Существуют документальные фильмы:
Марины Голдовской 1989 года «Мне девяносто лет, ещё легка походка…» об Анастасии Цветаевой и её воспоминаниях о Марине Цветаевой.
Андрея Осипова «Страсти по Марине» 2004 года, получивший приз «Золотой Витязь», премию «Ника» за лучший документальный фильм 2004 года.
Александры Свининой «Парижская элегия: Марина Цветаева» 2009 года.
Исторические хроники 1972. Цветаева

Художественные фильмы
«Очарование зла» (2005 год). Режиссер М.Козаков. Фильм повествует о жизни русской эмиграции в Париже в начале 30-х годов ХХ века. В киноленте затронута жизнь Марины Цветаевой в Париже, показано сотрудничество Сергея Эфрона с органами ОГПУ и его бегство в СССР.

Музеи Марины Цветаевой

В Борисоглебском пер. Москвы 26 декабря 2007 года открыт бронзовый памятник Марине Цветаевой. Авторы — скульптор Нина Матвеева, архитекторы С. Бурицкий и А. Дубовский

Борис Мессерер: Памятник Марине Цветаевой в Тарусе
Музей Цветаевых в Тарусе, на берегу Оки установлен памятник Марине Цветаевой, автор которого Борис Мессерер
Музей Марины Цветаевой в Москве
Музей-квартира М. И. Цветаевой в Болшеве в Королёве
Тарусский музей семьи Цветаевых
Дом-музей семьи Цветаевых в Иванове, с. Ново-Талицы
Александровский литературно-художественный музей Марины и Анастасии Цветаевых в г. Александров Владимирской области.
Литературно-художественный музей М. Цветаевой в Башкортостане, с. Усень-Ивановское
Мемориальный комплекс Марины Цветаевой в Елабуге.
Музей Марины и Анастасии Цветаевых г. Феодосия (АР Крым, Украина)

Вечер марина цветаева

Государственное бюджетное учреждение культуры города Москвы «Дом-музей Марины Цветаевой»

121069, г. Москва,
Борисоглебский пер., д. 6, стр. 1

8 (905) 584 84 90 (организация экскурсий)
8 (495) 695-35-43 (организация мероприятий)

График работы Дома-музея Марины Цветаевой

Вторник, среда, пятница, суббота, воскресенье – 12.00–19.00

Выходной день – понедельник

Касса прекращает свою работу за 20 мин. до закрытия музея

Санитарный день – последняя пятница месяца

Каждое третье воскресенье месяца вход в музей бесплатный

Стоимость билета
Взрослый: 300 р.
Льготный: 150 р.

Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Добавить комментарий

;-) :| :x :twisted: :smile: :shock: :sad: :roll: :razz: :oops: :o :mrgreen: :lol: :idea: :grin: :evil: :cry: :cool: :arrow: :???: :?: :!:

Adblock detector