В окопах Сталинграда

Краткое содержание произведений русской и зарубежной литературы

В окопах Сталинграда. Некрасов В.П.

Краткое содержание произведения В окопах Сталинграда. Некрасов В.П.

Произведения русской и зарубежной литературы в кратком изложении

В окопах Сталинграда. Некрасов В.П.

Некрасов В.П., В окопах Сталинграда.
Действие начинается в июле 1942 г. с отступления под Осколом. Немцы подошли к Воронежу, и от только что вырытых оборонительных укреплений полк отходит без единого выстрела, а первый батальон во главе с комбатом Ширяевым остается для прикрытия. В помощь комбату остается и главный герой повествования лейтенант Керженцев. Отлежав положенные два дня, снимается и первый батальон. По дороге они неожиданно встречают связного штаба и друга Керженцева химика Игоря Свидерского с известием о том, что полк разбит, надо менять маршрут и идти на соединение с ним, а немцы всего в десяти километрах. Они идут еще день, пока не располагаются в полуразрушенных сараях. Там и застают их немцы. Батальон занимает оборону. Много потерь. Ширяев с четырнадцатью бойцами уходит, а Керженцев с ординарцем Валерой, Игорь, Седых и связной штаба Лазаренко остаются прикрывать их. Лазаренко убивают, а остальные благополучно покидают сарай и догоняют своих. Это нетрудно, так как по дороге тянутся отступающие в беспорядке части. Они пытаются искать своих: полк, дивизию, армию, но это невозможно. Отступление. Переправа через Дон. Так они доходят до Сталинграда.
В Сталинграде они останавливаются у Марьи Кузьминичны, сестры бывшего Игоревого командира роты в запасном полку, и заживают давно забытой мирной жизнью. Разговоры с хозяйкой и её мужем Николаем Николаевичем, чай с вареньем, прогулки с соседской девушкой Люсей, которая напоминает Юрию Керженцеву о его любимой, тоже Люсе, купание в Волге, библиотека — все это настоящая мирная жизнь. Игорь выдает себя за сапера и вместе с Керженцевым попадает в резерв, в группу особого назначения. Их работа — подготовить к взрыву промышленные объекты города. Но мирная жизнь неожиданно прерывается воздушной тревогой и двухчасовой бомбежкой — немец начал наступление на Сталинград.
Саперов отправляют на тракторный завод под Сталинград. Там идет долгая, кропотливая подготовка завода к взрыву. По нескольку раз в день приходится чинить цепь, порванную при очередном обстреле. В промежутках между дежурствами Игорь ведет споры с Георгием Акимовичем, инженером-электриком ТЭЦ. Георгий Акимович возмущен неумением русских воевать: «Немцы от самого Берлина до Сталинграда на автомашинах доехали, а мы вот в пиджаках и спецовках в окопах лежим с трехлинейкой образца девяносто первого года». Георгий Акимович считает, что спасти русских может только чудо. Керженцев вспоминает недавний разговор солдат о своей земле, «жирной, как масло, о хлебах, с головой закрывающих тебя». Он не знает, как это назвать. Толстой называл это «скрытой теплотой патриотизма». «Возможно, это и есть то чудо, которого так ждет Георгий Акимович, чудо более сильное, чем немецкая организованность и танки с черными крестами».
Город бомбят уже десять дней, наверное, от него уже ничего не осталось, а приказа о взрыве все нет. Так и не дождавшись приказа о взрыве, саперы резервного отправляются на новое назначение — в штаб фронта, в инженерный отдел, на ту сторону Волги. В штабе они получают назначения, и Керженцеву приходится расстаться с Игорем. Его направляют в 184-ю дивизию. Он встречает свой первый батальон и переправляется с ним на тот берег. Берег весь охвачен пламенем.
Батальон сразу же ввязывается в бой. Комбат гибнет, и Керженцев принимает командование батальоном. В его распоряжении четвертая и пятая роты и взвод пеших разведчиков под командованием старшины Чумака. Его позиции — завод «Метиз». Здесь они задерживаются надолго. День начинается с утренней канонады. Потом «сабантуй» или атака. Проходит сентябрь, начинается октябрь.
Батальон перебрасывают на более простреливаемые позиции между «Метизом» и концом оврага на Мамаевом. Командир полка майор Бородин привлекает Керженцева для саперных работ и строительства землянки в помощь своему саперу лейтенанту Лисагору. В батальоне всего тридцать шесть человек вместо положенных четырехсот, и участок, небольшой для нормального батальона, представляет серьезную проблему. Бойцы начинают рыть окопы, саперы устанавливают мины. Но тут же оказывается, что позиции надо менять: на КП приходит полковник, комдив, и приказывает занять сопку, где располагаются пулеметы противника. В помощь дадут разведчиков, а Чуйков обещал «кукурузники». Время перед атакой тянется медленно. Керженцев выставляет с КП пришедших с проверкой политотдельщиков и неожиданно для себя сам отправляется в атаку.
Сопку взяли, и это оказалось не очень сложно: двенадцать из четырнадцати бойцов остались живы. Они сидят в немецком блиндаже с комроты Карнауховым и командиром разведчиков Чумаком, недавним противником Керженцева, и обсуждают бой. Но тут оказывается, что они отрезаны от батальона. Они занимают круговую оборону. Неожиданно в блиндаже появляется ординарец Керженцева Валера, остававшийся на КП, так как за три дня до атаки он подвернул ногу. Он приносит тушенку и записку от старшего адъютанта Харламова: атака должна быть в 4.00.
Атака не удается. Все больше людей умирает — от ран и прямого попадания. Надежды выжить нет, но свои все-таки прорываются к ним. На Керженцева налетает Ширяев, который получил назначение комбата вместо Керженцева. Керженцев сдает батальон и перебирается к Лисагору. Первое время они бездельничают, ходят в гости к Чумаку, Ширяеву, Карнаухову. Впервые за полтора месяца знакомства Керженцев разговаривает о жизни с комроты его бывшего батальона Фарбером. Это тип интеллигента на войне, интеллигента, который не очень хорошо умеет командовать доверенной ему ротой, но чувствует свою ответственность за все, что он не научился делать вовремя.
Девятнадцатого ноября у Керженцева именины. Намечается праздник, но срывается из-за общего наступления по всему фронту. Подготовив КП майору Бородину, Керженцев отпускает саперов с Лисагором на берег, а сам по приказу майора идет в свой бывший батальон. Ширяев придумал, как взять ходы сообщения, и майор согласен с военной хитростью, которая сбережет людей. Но начштаба капитан Абросимов настаивает на атаке «в лоб». Он является на КП Ширяева следом за Керженцевым и отправляет батальон в атаку, не слушая доводов.
Керженцев идет в атаку вместе с солдатами. Они сразу попадают под пули и залегают в воронках. После девяти часов, проведенных в воронке, Керженцеву удается добраться до своих. Батальон потерял двадцать шесть человек, почти половину. Погиб Карнаухов. Раненный, попадает в медсанбат Ширяев. Командование батальоном принимает Фарбер. Он единственный из командиров не принимал участия в атаке. Абросимов оставил его при себе.
На следующий день состоялся суд над Абросимовым. Майор Бородин говорит на суде, что доверял своему начальнику штаба, но тот обманул командира полка, «он превысил власть, а люди погибли». Потом говорят еще несколько человек. Абросимов считает, что был прав, только массированной атакой можно было взять баки. «Комбаты берегут людей, поэтому не любят атак. Баки можно было только атакой взять. И он не виноват, что люди недобросовестно к этому отнеслись, струсили». И тогда поднимается Фарбер. Он не умеет говорить, но он знает, что не струсили те, кто погиб в этой атаке. «Храбрость не в том, чтоб с голой грудью на пулемет идти». Приказ был «не атаковать, а овладеть». Придуманный Ширяевым прием сберег бы людей, а сейчас их нет.
Абросимова разжаловали в штрафной батальон, и он уходит, ни с кем не прощаясь. А за Фарбера Керженцев теперь спокоен. Ночью приходят долгожданные танки. Керженцев пытается наверстать упущенные именины, но опять наступление. Прибегает вырвавшийся из медсанбата Ширяев, теперь начштаба, начинается бой. В этом бою Керженцева ранят, и он попадает в медсанбат. Из медсанбата он возвращается под Сталинград, «домой», встречает Седых, узнает, что Игорь жив, собирается к нему вечером и опять не успевает: их перебрасывают для боев с Северной группировкой. Идет наступление.

В окопах Сталинграда. Некрасов В.П.

Краткое содержание произведений русской и зарубежной литературы, сочинения по литературе, биографии писателей, анализ произведений.

«В окопах Сталинграда»

Действие начинается в июле 1942 г. с отступления под Осколом. Немцы подошли к Воронежу, и от только что вырытых оборонительных укреплений полк отходит без единого выстрела, а первый батальон во главе с комбатом Ширяевым остаётся для прикрытия. В помощь комбату остаётся и главный герой повествования лейтенант Керженцев. Отлежав положенные два дня, снимается и первый батальон. По дороге они неожиданно встречают связного штаба и друга Керженцева химика Игоря Свидерского с известием о том, что полк разбит, надо менять маршрут и идти на соединение с ним, а немцы всего в десяти километрах. Они идут ещё день, пока не располагаются в полуразрушенных сараях. Там и застают их немцы. Батальон занимает оборону. Много потерь. Ширяев с четырнадцатью бойцами уходит, а Керженцев с ординарцем Валегой, Игорь, Седых и связной штаба Лазаренко остаются прикрывать их. Лазаренко убивают, а остальные благополучно покидают сарай и догоняют своих. Это нетрудно, так как по дороге тянутся отступающие в беспорядке части. Они пытаются искать своих: полк, дивизию, армию, но это невозможно. Отступление. Переправа через Дон. Так они доходят до Сталинграда.

В Сталинграде они останавливаются у Марьи Кузьминичны, сестры бывшего Игоревого командира роты в запасном полку, и заживают давно забытой мирной жизнью. Разговоры с хозяйкой и её мужем Николаем Николаевичем, чай с вареньем, прогулки с соседской девушкой Люсей, которая напоминает Юрию Керженцеву о его любимой, тоже Люсе, купание в Волге, библиотека — все это настоящая мирная жизнь. Игорь выдаёт себя за сапёра и вместе с Керженцевым попадает в резерв, в группу особого назначения. Их работа — подготовить к взрыву промышленные объекты города. Но мирная жизнь неожиданно прерывается воздушной тревогой и двухчасовой бомбёжкой — немец начал наступление на Сталинград.

Сапёров отправляют на тракторный завод под Сталинград. Там идёт долгая, кропотливая подготовка завода к взрыву. По нескольку раз в день приходится чинить цепь, порванную при очередном обстреле. В промежутках между дежурствами Игорь ведёт споры с Георгием Акимовичем, инженером-электриком ТЭЦ. Георгий Акимович возмущён неумением русских воевать: «Немцы от самого Берлина до Сталинграда на автомашинах доехали, а мы вот в пиджаках и спецовках в окопах лежим с трёхлинейкой образца девяносто первого года». Георгий Акимович считает, что спасти русских может только чудо. Керженцев вспоминает недавний разговор солдат о своей земле, «жирной, как масло, о хлебах, с головой закрывающих тебя». Он не знает, как это назвать. Толстой называл это «скрытой теплотой патриотизма». «Возможно, это и есть то чудо, которого так ждёт Георгий Акимович, чудо более сильное, чем немецкая организованность и танки с чёрными крестами».

Город бомбят уже десять дней, наверное, от него уже ничего не осталось, а приказа о взрыве все нет. Так и не дождавшись приказа о взрыве, сапёры резервного отправляются на новое назначение — в штаб фронта, в инженерный отдел, на ту сторону Волги. В штабе они получают назначения, и Керженцеву приходится расстаться с Игорем. Его направляют в 184-ю дивизию. Он встречает свой первый батальон и переправляется с ним на тот берег. Берег весь охвачен пламенем.

Батальон сразу же ввязывается в бой. Комбат гибнет, и Керженцев принимает командование батальоном. В его распоряжении четвёртая и пятая роты и взвод пеших разведчиков под командованием старшины Чумака. Его позиции — завод «Метиз». Здесь они задерживаются надолго. День начинается с утренней канонады. Потом «сабантуй» или атака. Проходит сентябрь, начинается октябрь.

Батальон перебрасывают на более простреливаемые позиции между «Метизом» и концом оврага на Мамаевом. Командир полка майор Бородин привлекает Керженцева для сапёрных работ и строительства землянки в помощь своему сапёру лейтенанту Лисагору. В батальоне всего тридцать шесть человек вместо положенных четырёхсот, и участок, небольшой для нормального батальона, представляет серьёзную проблему. Бойцы начинают рыть окопы, сапёры устанавливают мины. Но тут же оказывается, что позиции надо менять: на КП приходит полковник, комдив, и приказывает занять сопку, где располагаются пулемёты противника. В помощь дадут разведчиков, а Чуйков обещал «кукурузники». Время перед атакой тянется медленно. Керженцев выставляет с КП пришедших с проверкой политотдельщиков и неожиданно для себя сам отправляется в атаку.

Сопку взяли, и это оказалось не очень сложно: двенадцать из четырнадцати бойцов остались живы. Они сидят в немецком блиндаже с комроты Карнауховым и командиром разведчиков Чумаком, недавним противником Керженцева, и обсуждают бой. Но тут оказывается, что они отрезаны от батальона. Они занимают круговую оборону. Неожиданно в блиндаже появляется ординарец Керженцева Валега, остававшийся на КП, так как за три дня до атаки он подвернул ногу. Он приносит тушёнку и записку от старшего адъютанта Харламова: атака должна быть в 4.00.

Атака не удаётся. Все больше людей умирает — от ран и прямого попадания. Надежды выжить нет, но свои все-таки прорываются к ним. На Керженцева налетает Ширяев, который получил назначение комбата вместо Керженцева. Керженцев сдаёт батальон и перебирается к Лисагору. Первое время они бездельничают, ходят в гости к Чумаку, Ширяеву, Карнаухову. Впервые за полтора месяца знакомства Керженцев разговаривает о жизни с комроты его бывшего батальона Фарбером. Это тип интеллигента на войне, интеллигента, который не очень хорошо умеет командовать доверенной ему ротой, но чувствует свою ответственность за все, что он не научился делать вовремя.

Девятнадцатого ноября у Керженцева именины. Намечается праздник, но срывается из-за общего наступления по всему фронту. майору Бородину, Керженцев отпускает сапёров с Лисагором на берег, а сам по приказу майора идёт в свой бывший батальон. Ширяев придумал, как взять ходы сообщения, и майор согласен с военной хитростью, которая сбережёт людей. Но начштаба капитан Абросимов настаивает на атаке «в лоб». Он является следом за Керженцевым и отправляет батальон в атаку, не слушая доводов.

Керженцев идёт в атаку вместе с солдатами. Они сразу попадают под пули и залегают в воронках. После девяти часов, проведённых в воронке, Керженцеву удаётся добраться до своих. Батальон потерял двадцать шесть человек, почти половину. Погиб Карнаухов. Раненный, попадает в медсанбат Ширяев. Командование батальоном принимает Фарбер. Он единственный из командиров не принимал участия в атаке. Абросимов оставил его при себе.

На следующий день состоялся суд над Абросимовым. Майор Бородин говорит на суде, что доверял своему начальнику штаба, но тот обманул командира полка, «он превысил власть, а люди погибли». Потом говорят ещё несколько человек. Абросимов считает, что был прав, только массированной атакой можно было взять баки. «Комбаты берегут людей, поэтому не любят атак. Баки можно было только атакой взять. И он не виноват, что люди недобросовестно к этому отнеслись, струсили». И тогда поднимается Фарбер. Он не умеет говорить, но он знает, что не струсили те, кто погиб в этой атаке. «Храбрость не в том, чтоб с голой грудью на пулемёт идти»… Приказ был «не атаковать, а овладеть». Придуманный Ширяевым приём сберёг бы людей, а сейчас их нет…

Абросимова разжаловали в штрафной батальон, и он уходит, ни с кем не прощаясь. А за Фарбера Керженцев теперь спокоен. Ночью приходят долгожданные танки. Керженцев пытается наверстать упущенные именины, но опять наступление. Прибегает вырвавшийся из медсанбата Ширяев, теперь начштаба, начинается бой. В этом бою Керженцева ранят, и он попадает в медсанбат. Из медсанбата он возвращается под Сталинград, «домой», встречает Седых, узнает, что Игорь жив, собирается к нему вечером и опять не успевает: их перебрасывают для боев с Северной группировкой. Идёт наступление.

Все происходит в 1942 году, во время отступления под Осколом, когда русские полка бросают новые окопы и отступают от атаки немцев. Для защиты тыла оставляют первый батальон, которым командовал Ширяев и лейтенант Керженцев, который является главным героем книги. Через два дня и этот батальон уходит, где в пути узнают о своем разбитом полке. Также они встречают немцев, от которых приходиться прятаться в сарае, отстреливаться и нести потери. После чего батальон идет дальше, а Керженцев, Валера, Игорь и Лазаренко остаются прикрывать товарищей. Но им это не удается и, потеряв Лазаренко, бойцы побежали догонять свой батальон. На дороге, среди отступающих, они не могут найти «своих».

После всего они попадают в Сталинград, где на миг забывают о войне. Они остановились в доме у бывшего командира полка Игоря. Сестре полковника представляются саперами и вместе с Керженцевым попадают в группу, в которой подготавливают саперов к подрывам городских промышленных объектов. Тем временем немцы приближаются к Сталинграду и бомбят город. Тогда товарищи отправляются в штаб, который находился на другом берегу Волги. Там Юрий Керженцев вступает в бой со своим первым батальоном, в котором погибает комбат. Юрий берет все командование в свои руки и с бойцами задерживает немцев на долгое время. После всего их перебрасывают в район активных действий, где Керженцев работает вместе с сапером Лисагором, где им не удается вовремя завершить работы. Взяв сопку, ребята оказываются вдалеке от батальона и получают новый приказ об атаке, которая снова не удается. Погибает много бойцов. Оставшиеся ребята уже не верят в спасение, но подкрепление все-таки прорывается и забирает бойцов к Лисагору.

У Керженцева двенадцатого ноября день рождение и вместо празднования, он получил приказ о новом наступлении, в котором погибает много людей. Причиной тому стал неправильный приказ капитана Абросимова, которого позже судят. Его обвиняют о превышении власти, а в свою защиту капитан сваливает всю вину на струсивших солдат. Но Фабер, который принял командование после Абросимова, защищает погибших ребят, рассказав о том, что капитан не прислушался к умным методам Ширяева (ранен в бою). Тогда суд принял решение отправить подсудимого в штрафную роту. А тем временем на помощь солдатом прибыли танки и снова начитается сражение, в котором Керженцев получает ранение. После госпиталя он возвращается обратно под Сталинград, где хочет повидаться со своими боевыми товарищами. Но планы снова меняются, и Керженцев отправляется в очередное наступление.

В окопах Сталинграда

Действие начинается в июле 1942 г. с отступления под Осколом. Немцы подошли к Воронежу, и от только что вырытых оборонительных укреплений полк отходит без единого выстрела, а первый батальон во главе с комбатом Ширяевым остается для прикрытия. В помощь комбату остается и главный герой повествования лейтенант Керженцев. Отлежав положенные два дня, снимается и первый батальон. По дороге они неожиданно встречают связного штаба и друга Керженцева химика Игоря Свидерского с известием о том, что полк разбит, надо менять маршрут и идти на соединение с ним, а немцы всего в десяти километрах. Они идут еще день, пока не располагаются в полуразрушенных сараях. Там и застают их немцы. Батальон занимает оборону. Много потерь. Ширяев с четырнадцатью бойцами уходит, а Керженцев с ординарцем Валегой, Игорь, Седых и связной штаба Лазаренко остаются прикрывать их. Лазаренко убивают, а остальные благополучно покидают сарай и догоняют своих. Это нетрудно, так как по дороге тянутся отступающие в беспорядке части. Они пытаются искать своих: полк, дивизию, армию, но это невозможно. Отступление. Переправа через Дон. Так они доходят до Сталинграда. В Сталинграде они останавливаются у Марьи Кузьминичны, сестры бывшего Игоревого командира роты в запасном полку, и заживают давно забытой мирной жизнью. Разговоры с хозяйкой и её мужем Николаем Николаевичем, чай с вареньем, прогулки с соседской девушкой Люсей, которая напоминает Юрию Керженцеву о его любимой, тоже Люсе, купание в Волге, библиотека — все это настоящая мирная жизнь. Игорь выдает себя за сапера и вместе с Керженцевым попадает в резерв, в группу особого назначения. Их работа — подготовить к взрыву промышленные объекты города. Но мирная жизнь неожиданно прерывается воздушной тревогой и двухчасовой бомбежкой — немец начал наступление на Сталинград. Саперов отправляют на тракторный завод под Сталинград. Там идет долгая, кропотливая подготовка завода к взрыву. По нескольку раз в день приходится чинить цепь, порванную при очередном обстреле. В промежутках между дежурствами Игорь ведет споры с Георгием Акимовичем, инженером-электриком ТЭЦ. Георгий Акимович возмущен неумением русских воевать: «Немцы от самого Берлина до Сталинграда на автомашинах доехали, а мы вот в пиджаках и спецовках в окопах лежим с трехлинейкой образца девяносто первого года». Георгий Акимович считает, что спасти русских может только чудо. Керженцев вспоминает недавний разговор солдат о своей земле, «жирной, как масло, о хлебах, с головой закрывающих тебя». Он не знает, как это назвать. Толстой называл это «скрытой теплотой патриотизма». «Возможно, это и есть то чудо, которого так ждет Георгий Акимович, чудо более сильное, чем немецкая организованность и танки с черными крестами». Город бомбят уже десять дней, наверное, от него уже ничего не осталось, а приказа о взрыве все нет. Так и не дождавшись приказа о взрыве, саперы резервного отправляются на новое назначение — в штаб фронта, в инженерный отдел, на ту сторону Волги. В штабе они получают назначения, и Керженцеву приходится расстаться с Игорем. Его направляют в 184-ю дивизию. Он встречает свой первый батальон и переправляется с ним на тот берег. Берег весь охвачен пламенем. Батальон сразу же ввязывается в бой. Комбат гибнет, и Керженцев принимает командование батальоном. В его распоряжении четвертая и пятая роты и взвод пеших разведчиков под командованием старшины Чумака. Его позиции — завод «Метиз». Здесь они задерживаются надолго. День начинается с утренней канонады. Потом «сабантуй» или атака. Проходит сентябрь, начинается октябрь. Батальон перебрасывают на более простреливаемые позиции между «Метизом» и концом оврага на Мамаевом. Командир полка майор Бородин привлекает Керженцева для саперных работ и строительства землянки в помощь своему саперу лейтенанту Лисагору. В батальоне всего тридцать шесть человек вместо положенных четырехсот, и участок, небольшой для нормального батальона, представляет серьезную проблему. Бойцы начинают рыть окопы, саперы устанавливают мины. Но тут же оказывается, что позиции надо менять: на КП приходит полковник, комдив, и приказывает занять сопку, где располагаются пулеметы противника. В помощь дадут разведчиков, а Чуйков обещал «кукурузники». Время перед атакой тянется медленно. Керженцев выставляет с КП пришедших с проверкой политотдельщиков и неожиданно для себя сам отправляется в атаку. Сопку взяли, и это оказалось не очень сложно: двенадцать из четырнадцати бойцов остались живы. Они сидят в немецком блиндаже с комроты Карнауховым и командиром разведчиков Чумаком, недавним противником Керженцева, и обсуждают бой. Но тут оказывается, что они отрезаны от батальона. Они занимают круговую оборону. Неожиданно в блиндаже появляется ординарец Керженцева Валега, остававшийся на КП, так как за три дня до атаки он подвернул ногу. Он приносит тушенку и записку от старшего адъютанта Харламова: атака должна быть в 4.00. Атака не удается. Все больше людей умирает — от ран и прямого попадания. Надежды выжить нет, но свои все-таки прорываются к ним. На Керженцева налетает Ширяев, который получил назначение комбата вместо Керженцева. Керженцев сдает батальон и перебирается к Лисагору. Первое время они бездельничают, ходят в гости к Чумаку, Ширяеву, Карнаухову. Впервые за полтора месяца знакомства Керженцев разговаривает о жизни с комроты его бывшего батальона Фарбером. Это тип интеллигента на войне, интеллигента, который не очень хорошо умеет командовать доверенной ему ротой, но чувствует свою ответственность за все, что он не научился делать вовремя. Девятнадцатого ноября у Керженцева именины. Намечается праздник, но срывается из-за общего наступления по всему фронту. Подготовив КП майору Бородину, Керженцев отпускает саперов с Лисагором на берег, а сам по приказу майора идет в свой бывший батальон. Ширяев придумал, как взять ходы сообщения, и майор согласен с военной хитростью, которая сбережет людей. Но начштаба капитан Абросимов настаивает на атаке «в лоб». Он является на КП Ширяева следом за Керженцевым и отправляет батальон в атаку, не слушая доводов. Керженцев идет в атаку вместе с солдатами. Они сразу попадают под пули и залегают в воронках. После девяти часов, проведенных в воронке, Керженцеву удается добраться до своих. Батальон потерял двадцать шесть человек, почти половину. Погиб Карнаухов. Раненный, попадает в медсанбат Ширяев. Командование батальоном принимает Фарбер. Он единственный из командиров не принимал участия в атаке. Абросимов оставил его при себе. На следующий день состоялся суд над Абросимовым. Майор Бородин говорит на суде, что доверял своему начальнику штаба, но тот обманул командира полка, «он превысил власть, а люди погибли». Потом говорят еще несколько человек. Абросимов считает, что был прав, только массированной атакой можно было взять баки. «Комбаты берегут людей, поэтому не любят атак. Баки можно было только атакой взять. И он не виноват, что люди недобросовестно к этому отнеслись, струсили». И тогда поднимается Фарбер. Он не умеет говорить, но он знает, что не струсили те, кто погиб в этой атаке. «Храбрость не в том, чтоб с голой грудью на пулемет идти»… Приказ был «не атаковать, а овладеть». Придуманный Ширяевым прием сберег бы людей, а сейчас их нет… Абросимова разжаловали в штрафной батальон, и он уходит, ни с кем не прощаясь. А за Фарбера Керженцев теперь спокоен. Ночью приходят долгожданные танки. Керженцев пытается наверстать упущенные именины, но опять наступление. Прибегает вырвавшийся из медсанбата Ширяев, теперь начштаба, начинается бой. В этом бою Керженцева ранят, и он попадает в медсанбат. Из медсанбата он возвращается под Сталинград, «домой», встречает Седых, узнает, что Игорь жив, собирается к нему вечером и опять не успевает: их перебрасывают для боев с Северной группировкой. Идет наступление.

Примечания

  1. Виктор Некрасов в эфире радио «Свобода», 1976 год
  2. Верный солдат Виктор Некрасов

Ссылки

  • «Солдаты» (англ.) на сайте Internet Movie Database
  • В.Некрасов «В окопах Сталинграда» — библиотека Мошкова
  • Виктор Некрасов.В окопах Сталинграда. — М .: Русская книга, 1995.
Для улучшения этой статьи желательно ? :
  • Найти и оформить в виде сносок ссылки на авторитетные источники, подтверждающие написанное.
  • Добавить иллюстрации.
  • Проставить интервики в рамках проекта Интервики.

Wikimedia Foundation . 2010 .

Смотреть что такое «В окопах Сталинграда» в других словарях:

Бомбардировка Сталинграда — Сталинградская битва Великая Отечественная война, Вторая мировая война Руины Сталинграда 1943 г. Дата … Википедия

Некрасов Виктор Платонович — (1911 1987), русский писатель. В повести «В окопах Сталинграда» (1946; Государственная премия СССР, 1947; фильм «Солдаты», 1957) автобиографический образ рассказчика офицера, правдивая, подчёркнуто прозаичная картина фронтовых будней. Повести… … Энциклопедический словарь

Некрасов, Виктор Платонович — Некрасов Виктор Платонович Дата рождения: 4 (17) июня 1911( … Википедия

Сталинградская битва в массовой культуре — Рисунок К. Латуффа, посвящённый 70 летию Сталинградского сражения Сталинградская битва 1942 1943 годов стала одной из самых … Википедия

Сталинградская битва — Великая Отечественная война, Вторая мировая война … Википедия

Битва за Сталинград — Сталинградская битва Великая Отечественная война, Вторая мировая война Руины Сталинграда 1943 г. Дата … Википедия

Битва под Сталинградом — Сталинградская битва Великая Отечественная война, Вторая мировая война Руины Сталинграда 1943 г. Дата … Википедия

Солдаты (фильм) — У этого термина существуют и другие значения, см. Солдаты. Солдаты Жанр драма военный фильм Режиссёр Александр Иванов … Википедия

Сталинград (фильм, 2013) — Эта статья или раздел содержит информацию об одном или нескольких запланированных или ожидаемых фильмах. Содержание может меняться коренным образом по мере приближения даты выхода фильма и появления новой информации. У этого термина существуют и… … Википедия

СТАЛИНГРАДСКАЯ БИТВА — Одна из решающих битв Великой Отечественной войны*. Продолжалась 200 дней и велась на фронте протяженностью до 850 километров. С 17 июля 1942 г. по 18 ноября 1942 г. носила оборонительный характер, с 19 ноября 1942 г. по 2 февраля 1943 г.… … Лингвострановедческий словарь

Рецензия на повесть Виктора Некрасова «В окопах Сталинграда»

Повесть «В окопах Сталинграда» посвящена героической обороне города в 1942-1943 годах. Это произведение впервые было напечатано в 1946 году в журнале «Знамя». Но сразу же было запрещено, так как в нем показывалось автором «действительное лицо» войны со всеми поражениями и неудачами. Но самое главное заключалось в том, что в этом произведении Виктор Некрасов рассказывал, какой ценой русский народ добился долгожданной Победы!

Эта повесть очень легко читается. Она написана обыденно, простым языком. Но это свойственно автору. Нельзя

Повесть «В окопах Сталинграда» – это фронтовой дневник автора, в котором от начала до конца он описывает тяжелые бои, трудности, с которыми сталкивались солдаты во время войны. Есть еще одна особенность у этого произведения: если внимательно вчитаться, то можно заметить, что оно открыто противостояло законам того времени, когда государством управлял Сталин. В повести нет генералов, нет политработников, нет «руководящей роли партии»,

Командир и его солдаты – это главные герои, все без исключения. Все они разные, но объединены одной целью – защитить Родину! Солдаты, героически оборонявшие Сталинград, не вымышленные люди, а фронтовые товарищи самого автора. Поэтому все произведение пронизано любовью к ним. Создавая образ Керженцева и других героев, Виктор Некрасов пытается рассказать нам, как война изменила судьбы, характеры людей, что такими, какими люди были раньше, до войны, они уже не станут.

Автор с глубочайшим сожалением пишет о гибели родного города, в котором он вырос, который он горячо любил. Виктор Некрасов стремился донести до читателей, что только благодаря патриотизму русского народа была выиграна эта война!

И пусть немецкие войска были больше подготовлены к военным действиям, пусть у них было все необходимое для этого, но Победа осталась за нами! «Мы будем воевать до последнего солдата. Русские всегда так воюют», до окончательной победы. Эта мысль цепочкой проходит через всю повесть и является основной идеей этого произведения. Эта повесть стала бесценным даром, который оставил после себя Виктор Платонович Некрасов. Цель, которую он ставил перед собой – изобразить войну такой, какая она есть, – была выполнена им полностью.

В нашей стране с давних пор не любили тех, кто говорил людям правду. Поэтому судьба его была определена, и ему ничего не оставалось, как уехать за границу, где он мог писать свои произведения и дарить их людям.

Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Добавить комментарий

;-) :| :x :twisted: :smile: :shock: :sad: :roll: :razz: :oops: :o :mrgreen: :lol: :idea: :grin: :evil: :cry: :cool: :arrow: :???: :?: :!:

В окопах Сталинграда

Краткое содержание произведений русской и зарубежной литературы

В окопах Сталинграда. Некрасов В.П.

Краткое содержание произведения В окопах Сталинграда. Некрасов В.П.

Произведения русской и зарубежной литературы в кратком изложении

В окопах Сталинграда. Некрасов В.П.

Некрасов В.П., В окопах Сталинграда.
Действие начинается в июле 1942 г. с отступления под Осколом. Немцы подошли к Воронежу, и от только что вырытых оборонительных укреплений полк отходит без единого выстрела, а первый батальон во главе с комбатом Ширяевым остается для прикрытия. В помощь комбату остается и главный герой повествования лейтенант Керженцев. Отлежав положенные два дня, снимается и первый батальон. По дороге они неожиданно встречают связного штаба и друга Керженцева химика Игоря Свидерского с известием о том, что полк разбит, надо менять маршрут и идти на соединение с ним, а немцы всего в десяти километрах. Они идут еще день, пока не располагаются в полуразрушенных сараях. Там и застают их немцы. Батальон занимает оборону. Много потерь. Ширяев с четырнадцатью бойцами уходит, а Керженцев с ординарцем Валерой, Игорь, Седых и связной штаба Лазаренко остаются прикрывать их. Лазаренко убивают, а остальные благополучно покидают сарай и догоняют своих. Это нетрудно, так как по дороге тянутся отступающие в беспорядке части. Они пытаются искать своих: полк, дивизию, армию, но это невозможно. Отступление. Переправа через Дон. Так они доходят до Сталинграда.
В Сталинграде они останавливаются у Марьи Кузьминичны, сестры бывшего Игоревого командира роты в запасном полку, и заживают давно забытой мирной жизнью. Разговоры с хозяйкой и её мужем Николаем Николаевичем, чай с вареньем, прогулки с соседской девушкой Люсей, которая напоминает Юрию Керженцеву о его любимой, тоже Люсе, купание в Волге, библиотека — все это настоящая мирная жизнь. Игорь выдает себя за сапера и вместе с Керженцевым попадает в резерв, в группу особого назначения. Их работа — подготовить к взрыву промышленные объекты города. Но мирная жизнь неожиданно прерывается воздушной тревогой и двухчасовой бомбежкой — немец начал наступление на Сталинград.
Саперов отправляют на тракторный завод под Сталинград. Там идет долгая, кропотливая подготовка завода к взрыву. По нескольку раз в день приходится чинить цепь, порванную при очередном обстреле. В промежутках между дежурствами Игорь ведет споры с Георгием Акимовичем, инженером-электриком ТЭЦ. Георгий Акимович возмущен неумением русских воевать: «Немцы от самого Берлина до Сталинграда на автомашинах доехали, а мы вот в пиджаках и спецовках в окопах лежим с трехлинейкой образца девяносто первого года». Георгий Акимович считает, что спасти русских может только чудо. Керженцев вспоминает недавний разговор солдат о своей земле, «жирной, как масло, о хлебах, с головой закрывающих тебя». Он не знает, как это назвать. Толстой называл это «скрытой теплотой патриотизма». «Возможно, это и есть то чудо, которого так ждет Георгий Акимович, чудо более сильное, чем немецкая организованность и танки с черными крестами».
Город бомбят уже десять дней, наверное, от него уже ничего не осталось, а приказа о взрыве все нет. Так и не дождавшись приказа о взрыве, саперы резервного отправляются на новое назначение — в штаб фронта, в инженерный отдел, на ту сторону Волги. В штабе они получают назначения, и Керженцеву приходится расстаться с Игорем. Его направляют в 184-ю дивизию. Он встречает свой первый батальон и переправляется с ним на тот берег. Берег весь охвачен пламенем.
Батальон сразу же ввязывается в бой. Комбат гибнет, и Керженцев принимает командование батальоном. В его распоряжении четвертая и пятая роты и взвод пеших разведчиков под командованием старшины Чумака. Его позиции — завод «Метиз». Здесь они задерживаются надолго. День начинается с утренней канонады. Потом «сабантуй» или атака. Проходит сентябрь, начинается октябрь.
Батальон перебрасывают на более простреливаемые позиции между «Метизом» и концом оврага на Мамаевом. Командир полка майор Бородин привлекает Керженцева для саперных работ и строительства землянки в помощь своему саперу лейтенанту Лисагору. В батальоне всего тридцать шесть человек вместо положенных четырехсот, и участок, небольшой для нормального батальона, представляет серьезную проблему. Бойцы начинают рыть окопы, саперы устанавливают мины. Но тут же оказывается, что позиции надо менять: на КП приходит полковник, комдив, и приказывает занять сопку, где располагаются пулеметы противника. В помощь дадут разведчиков, а Чуйков обещал «кукурузники». Время перед атакой тянется медленно. Керженцев выставляет с КП пришедших с проверкой политотдельщиков и неожиданно для себя сам отправляется в атаку.
Сопку взяли, и это оказалось не очень сложно: двенадцать из четырнадцати бойцов остались живы. Они сидят в немецком блиндаже с комроты Карнауховым и командиром разведчиков Чумаком, недавним противником Керженцева, и обсуждают бой. Но тут оказывается, что они отрезаны от батальона. Они занимают круговую оборону. Неожиданно в блиндаже появляется ординарец Керженцева Валера, остававшийся на КП, так как за три дня до атаки он подвернул ногу. Он приносит тушенку и записку от старшего адъютанта Харламова: атака должна быть в 4.00.
Атака не удается. Все больше людей умирает — от ран и прямого попадания. Надежды выжить нет, но свои все-таки прорываются к ним. На Керженцева налетает Ширяев, который получил назначение комбата вместо Керженцева. Керженцев сдает батальон и перебирается к Лисагору. Первое время они бездельничают, ходят в гости к Чумаку, Ширяеву, Карнаухову. Впервые за полтора месяца знакомства Керженцев разговаривает о жизни с комроты его бывшего батальона Фарбером. Это тип интеллигента на войне, интеллигента, который не очень хорошо умеет командовать доверенной ему ротой, но чувствует свою ответственность за все, что он не научился делать вовремя.
Девятнадцатого ноября у Керженцева именины. Намечается праздник, но срывается из-за общего наступления по всему фронту. Подготовив КП майору Бородину, Керженцев отпускает саперов с Лисагором на берег, а сам по приказу майора идет в свой бывший батальон. Ширяев придумал, как взять ходы сообщения, и майор согласен с военной хитростью, которая сбережет людей. Но начштаба капитан Абросимов настаивает на атаке «в лоб». Он является на КП Ширяева следом за Керженцевым и отправляет батальон в атаку, не слушая доводов.
Керженцев идет в атаку вместе с солдатами. Они сразу попадают под пули и залегают в воронках. После девяти часов, проведенных в воронке, Керженцеву удается добраться до своих. Батальон потерял двадцать шесть человек, почти половину. Погиб Карнаухов. Раненный, попадает в медсанбат Ширяев. Командование батальоном принимает Фарбер. Он единственный из командиров не принимал участия в атаке. Абросимов оставил его при себе.
На следующий день состоялся суд над Абросимовым. Майор Бородин говорит на суде, что доверял своему начальнику штаба, но тот обманул командира полка, «он превысил власть, а люди погибли». Потом говорят еще несколько человек. Абросимов считает, что был прав, только массированной атакой можно было взять баки. «Комбаты берегут людей, поэтому не любят атак. Баки можно было только атакой взять. И он не виноват, что люди недобросовестно к этому отнеслись, струсили». И тогда поднимается Фарбер. Он не умеет говорить, но он знает, что не струсили те, кто погиб в этой атаке. «Храбрость не в том, чтоб с голой грудью на пулемет идти». Приказ был «не атаковать, а овладеть». Придуманный Ширяевым прием сберег бы людей, а сейчас их нет.
Абросимова разжаловали в штрафной батальон, и он уходит, ни с кем не прощаясь. А за Фарбера Керженцев теперь спокоен. Ночью приходят долгожданные танки. Керженцев пытается наверстать упущенные именины, но опять наступление. Прибегает вырвавшийся из медсанбата Ширяев, теперь начштаба, начинается бой. В этом бою Керженцева ранят, и он попадает в медсанбат. Из медсанбата он возвращается под Сталинград, «домой», встречает Седых, узнает, что Игорь жив, собирается к нему вечером и опять не успевает: их перебрасывают для боев с Северной группировкой. Идет наступление.

В окопах Сталинграда. Некрасов В.П.

Краткое содержание произведений русской и зарубежной литературы, сочинения по литературе, биографии писателей, анализ произведений.

Виктор Платонович Некрасов и его произведения.

В.П. Некрасов родился 17 июня 1911 года в Киеве на Владимирской улице (в этом районе жила тогда интеллигенция: Врубель, Булгаков) в семье врача. Его родители были дружны с В.И. Лениным и А.В. Луначарским, сестра его матери долгие годы работала с Н.К. Крупской. Несколько лет провел с родными в Париже, вернулся на родину. Учился на архитектурном факультете Киевского инженерно-строительного института. Одновременно окончил театральную студию и в течение четырех лет работал актером и театральным художником в театрах Владивостока, Кирова, Ростова-на-Дону.

Еще совсем недавно окончилась Великая Отечественная махаловка. На столе главного редактора журнала «Знамя» Вишневского лежала рукопись. Ни фамилия ее автора, ни название повести «На краю земли» — ничего не говорили сердцу. Обычно рукописи начинающих читают с предубеждением. Реже — с интересом и надеждой: а вдруг на литературном небосклоне взошла новая звезда? Прочитав рукопись, Вишневский сказал, что тот самый 1946 год пройдет «под знаком повести В. Некрасова». В журнале его повесть переименовали в «Сталинград», а к читателю она пришла под названием «В окопах Сталинграда». В следующем году повесть была удостоена Государственной премии СССР. Некрасов первым честно, без прикрас, рассказал о человеке на войне, первым рассказал о мучительном трудном «врастании» бывших фронтовиков в мирную жизнь (повесть «В родном городе»). В повести «Кира Георгиева» рассказал о сталинских репрессиях. И ломая привычные стереотипы, честно рассказал читателю о жизни людей за рубежом в путевых заметках «Первое знакомство».
Некрасов был человеком мужественным. Вместе с А.Д. Сахаровым во весь звук протестовал против попыток Брежнева реанимировать сталинизм. Вопреки Суслову совместно с украинскими писателями подписал письмо-протест против гонения на украинский язык. И тогда, когда он был молод, и тогда, когда в волосах появилась седина, он не принадлежал ни к каким литературным группам, ведущим междоусобную борьбу за место под солнцем. Он вечно был сам по себе. И поэтому был начальству неудобен. Тому начальству, которое привыкло одаривать указания и управлять. В. Некрасов в своей прозе чурается литературных блесток. Сознательно. Он ищет и находит самые простые слова, которые способны раздаваться звонко и чисто. Истоки прозы В. Некрасова надо выискивать в «Севастопольских рассказах» Л.Н. Толстого. У своего великого предшественника Некрасов учился точности и неброскости, скромности прозы. Свою прозу писал только мягким карандашом, пользуясь резинкой, писал на фанерке, которую, сидя в кресле, держал наклонно. Черновики Некрасова существуют только в единственном экземпляре. Проза Некрасова удивительная. Емкая, звучная, немногословная, чистая. Автор тщательно отбирает только те слова, которые нужны, чтобы передать состояние человека на войне, как, например, в повести «В окопах Сталинграда». В какой-то степени повесть вызывающе политична. Покоряя читателя своей естественностью, простотой и правдивостью, повесть откровенно противостояла нарастающему в то час в нашей литературе потоку беллетристики, получавшей полное одобрение партийных верхов. Хотя повесть «В окопах Сталинграда» и была удостоена Государственной премии СССР, критика стала посматривать на Некрасова с подозрением. А Некрасов продолжал как ни в чем не бывало работать. На тот самый раз над повестью «В одном городе». Он считал своим долгом рассказать правду о том, как люди его поколения возвращались с уже привычной им войны к непривычной мирной жизни.

А к мирной жизни они привыкали трудно. А редакторы требовали победных маршей, жаждали идеальных героев. Ну а демобилизованный офицер Николай Митясов из повести Некрасова «В родном городе» в такие герои не подходит. Язык писателя по-прежнему строг и прост. Его взгляд все так же зорок. Каждая безделица свидетельствует о многом. Некрасов отличается от тех авторов, которые горазды на выдумку. Обычно он писал о том, что сам пережил. Но как же тогда повесть «Кира Георгиевна»? Ведь Некрасов не сидел в сталинских лагерях. Но то, что происходило в этой повести, так волновало автора, что он не мог пройти равнодушно мимо этой тогда ещё «закрытой темы». Эту повесть официальная критика дружно осудила. О своих редких поездках за рубеж Некрасов написал путевые заметки. Рассказал о загранице правду с любовью к чужим людям. Но «оттепель» уже шла на убыль, прочий очерк Некрасова о Соедененные(ых) Штаты(ах) Америки вызвал державный гнев. Положение в литературе круто изменилось к худшему. Печататься было негде. За целое десятилетие Некрасову удалось опубликовать только несколько очерков и издать небольшую книжку «В жизни и письмах», вышедшую мизерным тиражом. А тучи между тем сгущались. Даже колесить по стране становилось все труднее и труднее. Некрасову пришлось принять отчаянное решение — уехать. Эмигрировал он во Францию. Умер Некрасов вдали от Родины 3 сентября 1987 года в Париже.

Некрасов Виктор Платонович

Краткие содержания

(1911-1987)

Виктор Платонович Некрасов был известным прозаиком. Он родился 4 июня в г. Киеве, его отец был врачом. Виктор поступил в среднюю общеобразовательную школу, а после ее окончания сдает документы и поступает в Киевский строительный институт на факультет архитектуры. Учеба не была ему в тягость и в 1936 году он оканчивает институт. Одновременно с архитектурным институтом, он посещает занятия в театральной студии, а также подрабатывает актером и художником в театре; при этом, по долгу своей профессии едет с гастролями в Киев, Киров, Владивосток, Ростов-на-Дону и другие города.

Поворот в судьбе Виктора наметился, когда началась Отечественная война. Во время войны, как свидетельствует биография Некрасова, он добровольно отправляется на фронт, где сам сумел пройти долгий и нелегкий путь от Ростова до Сталинграда. С окончанием войны, Некрасов начинает заниматься, непосредственно, писательской деятельностью — и в 1947 году в известном в то время журнале «Знамя» печатается произведение Некрасова под названием «В окопах Сталинграда», которое после этого было даже удостоено Сталинской премии. Полученные деньги Некрасов отдает на приобретение инвалидных колясок для тех, кто пострадал во время военных действий.

Но не всегда у Некрасова все было гладко на писательском поприще. Так, в 1954 году он пишет повесть, под названием «В родном городе», которая была воспринята в штыки и раскритикована партийными деятелями. «Перепало» даже главному редактору «Знамя», который согласился напечатать эту повесть,- его просто-напросто уволили.

1959 год ознаменовался выходом повести Некрасова под названием «Кира Георгиевна», после которой автор выступает в «Литературной газете», где говорит о необходимости установить памятник в честь советских людей, расстрелянных в 1941 году в Бабьем Яре. Сначала его осудили за якобы «массовые сионистские сборища», однако, прошло немного времени, и памятник все же был установлен.

В 1960-х годах Виктор Некрасов отправился в Италию, Францию, Соединенные Штаты Америки, посмотрел на жизнь людей в этих странах, а по возвращении написал серию очерков «Первое знакомство», «По обе стороны океана» и «Месяц во Франции».

Если говорить о творчестве Некрасова в целом, то можно сказать, что он был человеком честным, открытым и прямолинейным, порой, даже слишком прямолинейным. К примеру, Никита Хрущев как-то раз обвинил Некрасова в «низкопоклонническом отношении к Западу»; и после этих слов Хрущева в доме Некрасова был проведен обыск, и оттуда были изъяты все принадлежащие ему журналы, газеты и другие печатные материалы. В 1974 году Некрасов эмигрировал во Францию, а позже в Париже вышли в свет его «Сталинград» (1981), «Как я стал Шевалье» (1984) и другие.

Виктор Некрасов скончался в сентябре 1987 года в Париже.

Биография Виктора Некрасова

Некрасов Виктор Платонович (4.06.1911, Киев- 3.09.1987, Париж), прозаик. Родился в семье врача. В 1936 г. окончил архитектурный факультет Киевского строительного и нституга , в 1937 г. — театральную студию. Работал актером и театральным художником. Во время Великой Отечественной войны сражался на фронте, в т. ч. под Сталинградом. Личные впечатления легли в основу повести «В окопах Сталинграда. (1946), которая считается одним из лучших и наиболее правдивых произведений о войне. Некрасов изобразил в ней военные будни, «окопную правду», по определению критики тех лет. В других произведениях Некрасов поднимал сложные проблемы, относился к тем писателям, которые становятся совестью нации. Повесть «В родном городе» (1955) посвящена возвращению фронтовиков к мирной жизни. Его герои сталкиваются с трудностями и недоверием как на работе, так и в семейной жизни. Еще более опасную тему затронул Некрасов в повести. «Кира Георгиевна» (1961). В ней он пишет о человеке, который 20 лет незаслуженно просидел в лагере. Оживленную дискуссию в СССР вызвали зарубежные очерки Некрасова о поездке в США «По обе стороны океана» (1962). Некрасов попытался объективно передать то, что увидел, за что подвергся резкой критике, в т. ч. Н. Хрущева. Либеральные суждения Некрасова о литературе, кино, живописи и архитектуре привели Некрасова к конфликтам с цензурой и исключению из КПСС. В 1974 г. писатель бьш вынужден эмигрировать. Поселился в Париже. В 1975-1982 был заместителем главного редактора журнала «Континент». В эмиграции опубликовал «Записки зеваки» (1975), «Взгляд и нечто» (1977), «По обе стороны стены» (1978), «Саперлипопет, или Если бы да кабы, да во рту росли грибы» (1983), «Маленькая печальная повесть» (1986). В этих книгах в свободном стиле он излагает свои новые впечатления и размышления о Западе, перемежая их воспоминаниями, а также критическими. суждениями о самом себе и о советской политике. Его творчество обладает большим значением достоверного свидетельства эпохи.

Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Добавить комментарий

;-) :| :x :twisted: :smile: :shock: :sad: :roll: :razz: :oops: :o :mrgreen: :lol: :idea: :grin: :evil: :cry: :cool: :arrow: :???: :?: :!: