В эмиграции марина цветаева часто вспоминала

« Неумолимая машина рока добралась и до меня»
начало::02::03::04::окончание::список публикаций
к 86-ой годовщине со дня рождения Георгия Эфрона

Лето 40-го года 15-летний Георгий Эфрон мечтал провести в Коктебеле, куда на летний отдых ездила Мирель. О своем желании Георгий пишет в дневнике от 9 марта 1940 года: «Если бы я поехал летом в Коктебель, там всегда летом живет Мирель, и тогда бы там была бы, может быть, мне веселая компания, да к тому же Мирель могла бы мне помочь писать маслом (приятное с полезным)» Но в действительности ожидания Георгия не оправдались. Из-за перенесенного воспаления легких врач запретил ему купание и поездку в Коктебель. Георгий так и не увидел волошинскую Киммерию, которую так любила его мать. Сама же Цветаева в этот период часто вспоминала Коктебель, небывалую легкость, беззаботность, безоблачность тех лет.

В 1940 году в беседе с Марией Белкиной Марина Цветаева говорила, что единственным местом, где она чувствовала себя своей, был Коктебель, дом Волошина. А затем везде и всюду она была чужой! И в страшной Москве двадцатых годов, из которой она уехала, и в эмиграции, и в СССР. Только в Коктебеле душа поэта могла найти долгожданный покой и счастье. Ариадна Эфрон, которой посчастливилось в детстве побывать в Коктебеле, писала: «Крым не меньше, чем Таруса, вторая колыбель маминого творчества, и, пожалуй, последнее ее счастье. Больше никогда и нигде не видела я ее счастливой, свободной и беззаботной. Тот Крым она искала везде и всюду – всю жизнь».

О дальнейших мытарствах семьи Цветаевых мы узнаем из письма Георгия Ариадне от 13.04.1941 г.: «После Голицыно мы жили в университете у одного профессора в квартире (ул. Герцена), жили у Лили – я поступил в 167-ю школу; потом нашли эту комнату на бульваре – я перешел в 326-ю школу; потом эту школу перевели в 335-ю школу, потом меня перевели в первую смену. Уф!» Медицинские новости

В Москве жизнь относительно стабилизировалась: комната на Покровском бульваре, школа, где у него появились приятели и знакомые девушки. «В школе ко мне относятся очень хорошо – я играю видную роль в классе, – сообщает он сестре. – Имею успех у местных кокеток и с успехом острю. Состою членом МОПР’а» (Международной организации помощи борцам революции).

Свой жизненный путь Георгий вначале хотел связать с живописью, но затем «окончательно охладел к призванию художника». Мальчик усиленно занимался изучением истории литературы и критики. Мечтал стать критиком, после школы и армии пойти в Институт философии, литературы, истории.

Однако отношения с матерью были неоднозначными. Многие обвиняли Мура в грубости, жесткости. Цветаевой и Георгию действительно было нелегко друг с другом, ведь мальчик был копией матери. Как любой подросток, он стремился к самостоятельности, независимости. В Москве у него появились новые интересы, девушка. Георгия обижала преувеличенная опека, но освободиться от нее было невозможно.

Цветаева жаловалась на сына Ариадне: «никуда со мной ходить не хочет – никогда, а если когда и идет – в гости, то силком, как волк на аркане». Как сама Цветаева в этом возрасте, сын пытался оградить свой мир, а она давила на него, не допускала даже мысли о самостоятельности; ее пугало, что он отдалится от нее. Отсюда у Мура – противостояние, стремление вырваться, резкость, временами доходившая до грубости, внешняя угрюмость.

Вероятно, ближе всего к правде видела Мура предвоенных месяцев приятельница Цветаевой Татьяна Николаевна Кванина: «Ему было, конечно, предельно трудно в этот период. Все новое: страна, уклад жизни, школа, товарищи. Все надо было узнавать вновь, надо было найти свое место. А тут еще переходный возраст: повышенная раздражительность, нетерпимость к советам (не дай Бог, приказаниям!), болезненное отстаивание своей самостоятельности и прочее, и прочее. ».

Татьяна Николаевна замечала, что «срывы» Мура были тяжелы и ему самому. Однажды, когда мать пыталась поправить ему кашне, «он резко отвел руку Марины Ивановны и резко сказал: «Не троньте меня!» Но тут же посмотрел на мать, потом на меня, и такое горестное, несчастное лицо у него было, что хотелось броситься с утешением не к Марине Ивановне, а к нему, к Муру».

Георгий Эфрон. Париж. 1930- е годы

«Я вспоминаю Марину Ивановну в дни эвакуации из Москвы, ее предсмертные дни в Татарии. Она совсем потеряла голову, совсем потеряла волю; она была одно страдание. Я тогда совсем не понимал ее и злился на нее за такое внезапное превращение… Но как я ее понимаю теперь!

Теперь я могу легко проследить возникновение и развитие внутренней мотивировки каждого ее слова, каждого поступка, включая самоубийство. Она тоже не видела будущего и тяготилась настоящим, и пойми, пойми, как давило ее прошлое, как гудело оно, как говорило!

Я уверен, что все последнее время существования М. И. было полно картинами и видениями этого прошлого; разлад все усиливался; она понимала, что прошлое затоптано и его не вернуть, а веры в будущее, которая облегчила бы ей жизнь и оправдала испытания и несчастья, у нее не было».

Из письма Г. С. Эфрона к С. Д. Гуревичу от 8 января 1943 года из Ташкента.

Экскурсия по залам музея Уголки цветаевского Крыма Гости цветаевского дома
—Феодосия Цветаевых
—Коктебельские вечера
—Гостиная Цветаевых
—Марина Цветаева
—Анастасия Цветаева
— «Я жила на Бульварной» (АЦ)
—Дом-музей М. и А. Цветаевых
—Феодосия Марины Цветаевой
—Крым в судьбе М. Цветаевой
—Максимилиан Волошин
—Василий Дембовецкий
— —Константин Богаевский
—Литературная гостиная
—Гостевая книга музея
Жизнь и творчество сестёр Литературный мир Цветаевых Музей открытых дверей
—Хронология М. Цветаевой
—Хронология А. Цветаевой
—Биография М. Цветаевой
—Биография А. Цветаевой
—Исследования и публикации
—Воспоминания А. Цветаевой
—Документальные фильмы
—Цветаевские фестивали
—Адрес музея и контакты
—Лента новостей музея
—Открытые фонды музея
—Музейная педагогика
—Ссылки на другие музеи

© 2011-2018 KWD (при использовании материалов активная ссылка обязательна)

Музей Марины и Анастасии Цветаевых входит в структуру Государственного бюджетного учреждения Республики Крым «Историко-культурный, мемориальный музей-заповедник «Киммерия М. А. Волошина»

“Москва! Какой огромный странноприимный дом. ” — по творчеству М. Цветаевой

Родившись и проведя ребячество в Москве и тихой подмосковной Тарусе, Марина Ивановна Цветаева на всю жизнь сохранила признательность и теплоту к родным местам. Как бы ни было тяжело и скорбно в отдельные годы жизни, она постоянно с любовью вспоминала уютную профессорскую квартиру, бурные пассажи матери на рояле, безмятежное и счастливое ребячество, и в памяти всплывал родной город.

Облака — кругом, Купола — кругом.

Надо всей Москвой — Сколько хватит рук! —

Возношу тебя, бремя лучшее,

Деревцо мое Невесомое!

Где бы ни жила Цветаева потом, она не могла позабыть Россию, свой родной город, ставший для нее путеводной звездой, в который в конце концов надеялась вернуться.

Из рук моих — нерукотворный град

Прими, мой странный, мой прекрасный брат.

По церковке — все сорок сороков

И реющих над ними голубков.

Надо было обладать мужеством и огромной волей, чтобы, оказавшись в эмиграции, заброшенной и позабытой, сохранять в душе теплое чувство к родине, не озлобиться, не проклясть всех. У Цветаевой хватило сил остаться самой собой, не переносить обиды, несправедливо нанесенные людьми, на родной город, казалось, отторгнувший ее. Марина Ивановна понимала, что «людишки творят ее судьбу», а любовь к России и к Москве — вечна, переживет десятилетия, когда восторжествует справедливость.

Настанет день, — печальный, говорят! —

Отцарствуют, отплачут, отгорят, —

Остужены чужими пятаками, —

Мои глаза, подвижные, как пламя.

И — двойника нащупавший двойник —

Сквозь легкое лицо проступит — лик.

О, наконец тебя я удостоюсь,

Благообразия прекрасный пояс!

Горечью веет от этих строк, оказавшихся пророческими. Поэт часто может предвидеть события и свою судьбу. И как бы ни была решительна и смела Марина Ивановна, тяготы жизни, разлука с родиной настраивали ее на печальный лад. Она всей душой стремилась в Россию, никогда не считала себя эмигранткой (выехала из России за мужем — белым офицером), не писала хулу о советской стране, занималась творчеством. И стихи о России и Москве поддерживали дух автора, заставляли сохранять ту линию, которую Марина Ивановна выбрала изначально: никакой злобы против страны, взрастившей ее. Цветаева не приняла революцию. Всяческие перемены и кровавые распри были чужды ей. Но шли годы, и пристальнее она вглядывалась в далекую и желанную родину, радовалась ее успехам. Никакие красоты мира не могли сменить Марине Ивановне Россию, она была и осталась истинной патриоткой.

«Нежнее нежного» О. Мандельштам

«Нежнее нежного» Осип Мандельштам

Нежнее нежного
Лицо твое,
Белее белого
Твоя рука,
От мира целого
Ты далека,
И все твое —
От неизбежного.

От неизбежного
Твоя печаль,
И пальцы рук
Неостывающих,
И тихий звук
Неунывающих
Речей,
И даль
Твоих очей.

Анализ стихотворения Мандельштама «Нежнее нежного»

Летом 1915 года Осип Мандельштам познакомился в Коктебеле с Мариной Цветаевой. Это событие стало поворотным в жизни, поэта, так как он влюбился, как мальчишка. К тому времени Цветаева уже была замужем за Сергеем Эфронтом и воспитывала дочь. Однако это не помешало ей ответит взаимностью.

Роман двух знаковых представителей русской литературы длился недолго и был, по воспоминаниям Цветаевой, платоническим. В 1916 году Мандельштам приехал в Москву и встретился с поэтессой. Они целыми днями бродили по городу, и Цветаева знакомила своего друга с достопримечательностями. Однако Осип Мандельштам смотрел не на Кремль и московские соборы, а на возлюбленную, что вызывало у Цветаевой улыбку и желание постоянно подшучивать над поэтом.

Именно после одной из таких прогулок Мандельштам написал стихотворение «Нежнее нежного», которое посвятил Цветаевой. Оно совершенно не похоже на другие произведения этого автора и построено на повторении однокоренных слов, которые призваны усилить эффект от общего впечатления и наиболее полно подчеркнуть достоинства той, которая удостоилась чести быть воспетой в стихах. «Нежнее нежного лицо твое», — вот первый штрих к поэтическому портрету Марины Цветаевой, который, как позже признавалась поэтесса, не совсем соответствовал действительности. Однако дальше Мандельштам раскрывает черты характера своей избранницы, рассказывая о том, что она совершенно не похожа на других женщин. Автор, обращаясь к Цветаевой, отмечает, что «от мира целого ты далеко, и все твое – от неизбежного».

Эта фраза оказалась весьма пророческой. Первая ее часть намекает на то, что в это время Марина Цветаева причисляя себя к футуристкам, поэтому ее стихи действительно были очень далеки от реальности. Она часто мысленно устремлялась в будущее и разыгрывала самые различные сценки из собственной жизни. К примеру, в этот период она написала стихотворение, которое заканчивалось строкой, ставшей впоследствии реальностью – «Моим стихам, как драгоценным винам, наступит свой черед».

Что касается второй части фразы в стихотворении Осипа Мандельштама «Нежнее нежного», то автор словно бы заглянул в будущее и вынес оттуда четкое убеждение, что судьба Цветаевой уже предрешена, и изменить ее невозможно. Развивая эту мысль, поэт отмечает, что «от неизбежного твоя печаль» и «тихий звук неунывающих речей». Трактовать эти строчки можно по-разному. Однако известно, что Марина Цветаева очень болезненно переживала смерть матери. Плюс ко всему, в 1916 году она рассталась со своей лучшей подругой Софьей Парнок, к которой испытывала очень нежные и отнюдь не только дружеские чувства. Возвращение к мужу по времени совпало с приездом в Москву Осипа Мандельштама, который и застал Цветаеву в состоянии, близком к депрессии. Правда, за налетом чувств и слов поэт сумел разглядеть нечто большее. Он словно бы причитал книгу жизни Марины Цветаевой, в которой увидел много пугающего и неизбежного. Более того, Мандельштам понял, что сама поэтесса догадывается, что именно уготовано ей судьбою, и принимает это как должное. Эти знания не омрачают «даль очей» поэтессы, которая продолжает писать стихи и пребывать в своем, полном грез и фантазий, мире.

Позже Цветаева вспоминала, что ее отношения с Мандельштамом были похожи на роман двух поэтов, которые постоянно спорят, восхищаются друг другом, сравнивают свои произведения, ругаются и вновь мирятся. Однако эта поэтическая идиллия длилась недолго, примерно полгода. После этого Цветаева и Мандельштам стали встречаться гораздо реже, а вскоре поэтесса и вовсе покинула Россию и, находясь в эмиграции, узнала об аресте и гибели поэта, который написал эпиграмму на Сталина и имел несчастье прочитать ее публично, что поэт Борис пастернак приравнял к самоубийству.

Марина Ивановна Цветаева (Презентация по русской литературе).

Международные дистанционные олимпиады «Эрудит III»

Доступно для всех учеников
1-11 классов и дошкольников

Рекордно низкий оргвзнос

по разным предметам школьной программы (отдельные задания для дошкольников)

Идёт приём заявок

Описание презентации по отдельным слайдам:

Марина Цветаева. 1893 г.

Ее отец, Иван Владимирович Цветаев, — известный искусствовед, филолог, профессор Московского университета, директор Румянцевского музея и основатель Музея изящных искусств (ныне Государственный музей изобразительных искусств им. А.С. Пушкина). Мать, Мария Александровна Мейн, была талантливой пианисткой, ученицей Рубинштейна. Анастасия Цветаева, сестра Марины Ивановны, вспоминала: «Детство наше полно музыкой». «После такой матери мне осталось только одно: стать поэтом», — скажет позже Цветаева в автобиографическом очерке «Мать и музыка».

В 1902 году Мария Александровна заболела чахоткой. Семья Цветаевых уехала за границу, они жили в Италии, Швейцарии, Германии. В 1906 году Цветаевы провели лето в старинном русском городке Тарусе на Оке, где в июле Мария Александровна скончалась. Горечь этой утраты никогда не изгладится из сердца Марины Ивановны.

Мы быстры и наготове, Мы остры, В каждом жесте, в каждом взгляде, в каждом слове, Две сестры. М. Цветаева

Анастасия Цветаева прожила долгую жизнь, написала воспоминания о Марине Ивановне. Мужу Анастасии Цветаевой посвящено стихотворение «Мне нравится, что вы больны не мной. »

В 1910 Цветаева на свои деньги выпускает первый сборник стихотворений «Вечерний альбом».

Моим стихам, написанным так рано, Что и не знала я, что я – поэт, Сорвавшимся, как брызги из фонтана, Как искры из ракет. Ворвавшимся, как маленькие черти, В святилище, где сон и фимиам, Моим стихам о юности, о смерти Нечитанным стихам! – Разбросанным в пыли по магазинам (Где их никто не брал и не берет!) Моим стихам, как драгоценным винам, Настанет свой черед.

М.И. Цветаева. Коктебель. Фото 1911 До революции она часто гостила у Волошина в Коктебеле, а позже вспоминала об этом времени как о самом счастливом в своей жизни. Свою первую книгу она посылает Брюсову и Волошину. Максимимлиан Волошин, в то время уже известный поэт, благожелательно отозвался о «юной и неопытной книге», и с этого времени началась длительная дружба Цветаевой с Волошиным. М. Волошин

М.И. Цветаева и С.Я. Эфрон. Фото 1912

М.И. Цветаева и С.Я. Эфрон. Свадебное фото 1912 «Наш брак до того не похож на обычный брак, что я совсем не чувствую себя замужем и совсем не переменилась, — люблю все то же и живу все так же, как в 17 лет. Мы никогда не расстаемся. Наша встреча – чудо», — писала Цветаева.

Эфрону посвящен второй сборник стихов Цветаевой «Волшебный фонарь». Цветаева не принадлежала ни к одному из литературных направлений: «Литературных влияний не знаю, знаю человеческие», — утверждала она. Уже в ранних стихотворениях проявляется одно из основных свойств цветаевской лирики: стремление к откровенности, желание запечатлеть в стихах каждое свое душевное переживание. «Мои стихи – дневник, моя поэзия – поэзия собственных имен».

В мятущейся и страстной душе Цветаевой постоянно происходит диалектическая борьба между жизнью и смертью, верой и безверием, она переполнена радостью бытия и в то же время мучится при мысли о неизбежном конце жизни, и это рождает в ее душе бунт, протест. Я вечности не приемлю! Зачем меня погребли? Я так не хотела в землю С любимой моей земли.

«Аля…И похожа на меня и не-похожа. Похожа страстью к слову, жизнью в нем… непохожа – гармоничностью, даже идилличностью всего существа». М.Цветаева.

Переломной в ее творческой судьбе стала поездка в Петербург зимой 1916 года. Она мечтала встретиться с петербургскими поэтами Блоком и Ахматовой, но встреча не состоялась. С той поры Цветаева начинает осознавать себя московским поэтом, стремящимся воплотить в слове свою столицу и подарить любимый город любимым петербургским поэтам. Так возникает цикл «Стихи о Москве», посвященный Мандельштаму.

М.И. Цветаева. Фото 1925 Ни Февральскую, ни Октябрьскую революции Цветаева не приняла. Однако с весны 1917 года наступает трудный период в ее жизни. «Из истории не выскочишь», — скажет она позднее. Цветаева всегда была вне политики. Однако поражение Добровольческой армии, в которой служил ее муж, вызвали в творчестве Цветаевой ноту высокого трагического звучания.

В сборнике «Лебединый стан» — тоска по идеальному, благородному воину, сострадание к побежденным. «Прав, раз обижен», — эти слова стали девизом Цветаевой. Белая гвардия, путь твой высок: Черному дулу – грудь и висок. Божье да белое твое дело: Белое тело твое – в песок. Белая гвардия, путь твой высок: Черному дулу – грудь и висок. Божье да белое твое дело: Белое тело твое – в песок. М.И. Цветаева. Фото 1924

М.И. Цветаева. Фото 1924 «России научила меня Революция» — так объясняла Цветаева появление в своей лирике неподдельных народных интонаций. В 1920-е годы она создает стихотворения «Простите меня, мои горы. », «Полюбил богатый – бедную. », цикл стихов о Степане Разине. Древняя Русь предстает как стихия буйства, своеволия, безудержного разгула души. Цветаеву всегда интересовало героическое прошлое России, ее история. Одно из самых романтичных стихотворений поэта посвящено генералам 1812 года.

Большой пласт в ее лирике того времени составляют любовные стихи, бесконечная исповедь сердца: «Писала я на аспидной доске. », «Пригвождена к позорному столбу. », цикл «Спутник», посвященный Эфрону. Во многих из них чувствуется тайная надежда на встречу с самым дорогим ей человеком, находящемся в эмиграции. В 1921 году Цветаева получает от Сергея Эфрона письмо и принимает решение ехать к нему в Прагу. В мае 1922 года Цветаева получает разрешение на выезд за границу. Некоторое время она живет в Берлине, затем приезжает к мужу в Прагу. В 1925 году родился ее сын Георгий (Мур), и в том же году принимается решение переехать в Париж.

М.И. Цветаева. Фото 1928 В среде парижских эмигрантов Цветаева ощущала себя ненужной и чужой. Ее мало печатают, но она не прекращает работать. Меняется поэтический язык Цветаевой. Фразы дробятся на отдельные куски, приобретают телеграфную сжатость, при которой остаются только самые необходимые акценты мысли. «Я не верю стихам, которые льются. Рвутся – да!» Мысли о Родине не перестают волновать поэта. Все чаще проскальзывают в ее стихах ностальгические ноты по утраченному дому. Но для себя она не видит смысла возвращаться в Советскую Россию. «Здесь я не нужна, Там я невозможна», -пишет Цветаева.

В центре существования Цветаевой была поэзия и в ней непреходящая величина – Пушкин. Ее цикл «Стихи к Пушкину», опубликованный в год столетия смерти поэта (в 1937 году), включает в себя стихи «страшно-резкие, страшно-вольные, ничего общего с канонизированным Пушкиным не имеющие, и все имеющие – обратное канону». Это был Пушкин «глазами любящих» в противостоянии глазам «черни». Портрет А.С. Пушкина. Худ. В.А. Тропинин.

В 1937 году дочь Цветаевой Ариадна Эфрон уезжает на родину. Чуть позже за ней последовал Сергей Эфрон. 12 июня 1939 года в Россию отправляется и Марина Ивановна с сыном. Вскоре Ариадна и Сергей Эфроны были арестованы и отправлены в лагерь.

Жизнь Цветаевой в России была полна разочарований и лишений. В 1941 году начинается Великая Отечественная война. Цветаева с сыном уезжают в эвакуацию, в маленький городок Елабугу. 31 августа Марина Цветаева покончила жизнь самоубийством. Дом в Елабуге, где умерла Цветаева.

Борис Пастернак так сказал о ее кончине: «Марина Цветаева всю жизнь заслонялась от повседневности работой, и когда ей показалось, что это непозволительная роскошь и ради сына она должна временно пожертвовать увлекательною страстью и взглянуть кругом трезво, она увидела хаос, не пропущенный сквозь творчество, неподвижный, непривычный, косный, и в испуге отшатнулась, и, не зная, куда деться от ужаса, впопыхах спряталась в смерть, сунула голову в петлю, как под подушку». Могила Цветаевой неизвестна. Однажды, будучи в эмиграции, она написала: И к имени моему Марина – прибавьте: мученица.

Памятник Цветаевой в Елабуге.

Добавляйте авторские материалы и получите призы от Инфоурок

Еженедельный призовой фонд 100 000 Р

  • Хайруллина Лилия МиннефаязовнаНаписать 1864 24.04.2014

Номер материала: 82445042424

Международные дистанционные олимпиады «Эрудит III»

Доступно для всех учеников
1-11 классов и дошкольников

Рекордно низкий оргвзнос

по разным предметам школьной программы (отдельные задания для дошкольников)

Идёт приём заявок

    24.04.2014 2232
    24.04.2014 585
    24.04.2014 1170
    24.04.2014 756
    24.04.2014 800
    24.04.2014 27420
    23.04.2014 4047

Не нашли то что искали?

Вам будут интересны эти курсы:

Все материалы, размещенные на сайте, созданы авторами сайта либо размещены пользователями сайта и представлены на сайте исключительно для ознакомления. Авторские права на материалы принадлежат их законным авторам. Частичное или полное копирование материалов сайта без письменного разрешения администрации сайта запрещено! Мнение редакции может не совпадать с точкой зрения авторов.

Ответственность за разрешение любых спорных моментов, касающихся самих материалов и их содержания, берут на себя пользователи, разместившие материал на сайте. Однако редакция сайта готова оказать всяческую поддержку в решении любых вопросов связанных с работой и содержанием сайта. Если Вы заметили, что на данном сайте незаконно используются материалы, сообщите об этом администрации сайта через форму обратной связи.

Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Добавить комментарий

;-) :| :x :twisted: :smile: :shock: :sad: :roll: :razz: :oops: :o :mrgreen: :lol: :idea: :grin: :evil: :cry: :cool: :arrow: :???: :?: :!:

Adblock detector