В дороге», анализ стихотворения Некрасова

История создания

Стихотворение «В дороге» написано Некрасовым в 1845 году, поэту только 24 года. Это жанровая сценка, созданная в виде диалога между барином и ямщиком (перевозчиком на длинные дистанции). Ямщики часто пели песни и рассказывали истории заскучавшим седокам, так что Некрасов описывает типичную жизненную ситуацию. Песня-жалоба ямщика как жанр существовала в фольклоре.

Литературное направление, жанр

Стихотворения Некрасова реалистичны. Они описывают типичного героя в типичных обстоятельствах. Во времена крепостного права крестьяне нередко становились игрушкой в руках господ. Иногда это происходило как будто случайно, как описано в стихотворении «В дороге»: крепостную девочку взяли в господский дом в подруги и компаньонки дочери хозяина. Когда барышня выросла и вышла замуж, а старый хозяин умер, его зять отправил девушку, привыкшую жить как барышня, в деревню и выдал замуж. Помещики не думали о судьбе своих крепостных. Изменение жизни сделало барышню-крестьянку несчастной и грозит ей гибелью. Справедливости ради надо сказать, что случались и неравные браки между помещиками и крепостными, но они редко были счастливыми.

Стихотворение относится к гражданской лирике и обличает общественное устройство крепостнической России.

Тема, основная мысль и композиция

Сюжет стихотворения – жалобы ямщика на свою жену, выросшую в господском доме. Груша была научена наукам, шить, вязать, читать, играть на фортепиано. Она по-господски одевалась, ела господскую пищу (кашу с мёдом). К ней даже сватался учитель, «да, знать, счастья ей Бог не судил». После того как в дом приехал новый хозяин, Груша почему-то была отправлена в деревню и выдана замуж, и жизнь её, а также её мужа, стала невыносимой. Муж не считает её ленивой, но делать она ничего не умеет, «ни косить, ни ходить за коровой». Женщине тяжело выполнять любую физическую работу. Муж-ямщик жалеет её и утешает, как это принято у крестьян, но даже обновки её не радуют, непривычная одежда и обувь неудобны. Груша плачет, мало ест и, очевидно, недолго проживёт на свете. Она читает какую-то книжку (может быть, единственную, которая у неё есть), смотрит на какой-то портрет (не на портрет ли учителя?) Ямщик совершенно не понимает своей жены, не видит собственной вины, ведь он обращался с ней по-крестьянски хорошо, даже почти не бил. Его беспокоит ещё и судьба сынишки, которого мать воспитывает как барчонка.

Основная мысль рассказчика заключена в двух строчках: «Погубили её господа, А была бы бабёнка лихая». Ямщик подразумевает, что крестьянку сгубило барское воспитание. Барин, который просил развлечь его рассказом, останавливает крестьянина на словах о том, что жену он бил только под пьяную руку. Барин-то понимает, насколько девушку должна угнетать такая жизнь. Не потому, что она должна выполнять грязную крестьянскую работу, а потому, что она унижена. Тема стихотворения — несчастная судьба человека с чувством собственного достоинства. Барин осознаёт всю безнадёжность и безотрадность судьбы несчастных супругов и вообще всех людей в классовом обществе, которым была крепостная Россия. Идея стихотворения антикрепостническая.

Размер и рифмовка

Стихотворение написано трёхстопным анапестом, напоминающим тонические русские песни-жалобы. Этот ритм ложится на стук копыт. Живость речи передаёт чередование женской и мужской рифмы, а также разнообразная рифмовка, которая чередуется неупорядоченно: перекрёстная, парная и кольцевая.

Тропы и образы, речь

Реалистичной речь ямщика делают просторечные выражения: слышь ты, понимаешь-ста, тоись, врезамшись, баит, сам-ат, патрет. Некрасов точно сумел передать состояние крестьянина, не знающего, чем помочь своей жене и в чём его собственная вина. Барин в начале диалога спокоен и равнодушен: ему безразлично, какую историю послушать. Но он не бессердечен. Речь барина иронична. В последней фразе «Разогнал Ты мою неотвязную скуку» чувствуется сарказм: было грустно, а стало ещё грустнее и безнадёжней.

В речи ямщика нет тропов, да и откуда бы им взяться у крестьянина. Есть два простонародных сравнения ревёт, как шальная, как щепка худа и бледна и один эпитет — высшая крестьянская похвала бабёнка лихая. Эпитет барина неотвязная скука подчёркивает его горечь от услышанного.

«Орина, мать солдатская» Н. Некрасов

Чуть живые, в ночь осеннюю
Мы с охоты возвращаемся,
До ночлега прошлогоднего,
Слава богу, добираемся.

«Вот и мы! Здорово, старая!
Что насупилась ты, кумушка!
Не о смерти ли задумалась?
Брось! пустая это думушка!

Посетила ли кручинушка?
Молви — может, и размыкаю».
И поведала Оринушка
Мне печаль свою великую.

— Восемь лет сынка не видела,
Жив ли, нет — не откликается,
Уж и свидеться не чаяла,
Вдруг сыночек возвращается.

Вышло молодцу в бессрочные…
Истопила жарко банюшку,
Напекла блинов Оринушка,
Не насмотрится на Ванюшку!

Да не долги были радости.
Воротился сын больнехонек,
Ночью кашель бьет солдатика,
Белый плат в крови мокрехонек!

Говорит: „Поправлюсь, матушка!“
Да ошибся — не поправился,
Девять дней хворал Иванушка,
На десятый день преставился…—

Замолчала — не прибавила
Ни словечка, бесталанная.
«Да с чего же привязалася
К парню хворость окаянная?

Хилый, что ли, был с рождения. »
Встрепенулася Оринушка:
— Богатырского сложения,
Здоровенный был детинушка!

Подивился сам из Питера
Генерал на парня этого,
Как в рекрутское присутствие
Привели его раздетого…

На избенку эту бревнышки
Он один таскал сосновые…
И вилися у Иванушки
Русы кудри как шелковые…—

И опять молчит несчастная…
«Не молчи — развей кручинушку!
Что сгубило сына милого —
Чай, спросила ты детинушку?»

— Не любил, сударь, рассказывать
Он про жизнь свою военную,
Грех мирянам-то показывать
Душу — богу обреченную!

Говорить — гневить всевышнего,
Окаянных бесов радовать…
Чтоб не молвить слова лишнего,
На врагов не подосадовать,

Немота перед кончиною
Подобает христианину.
Знает бог, какие тягости
Сокрушили силу Ванину!

Я узнать не добивалася.
Никого не осуждаючи,
Он одни слова утешные
Говорил мне умираючи.

Тихо по двору похаживал
Да постукивал топориком,
Избу ветхую облаживал,
Огород обнес забориком;

Перекрыть сарай задумывал.
Не сбылись его желания:
Слег — и встал на ноги резвые
Только за день до скончания!

Поглядеть на солнце красное
Пожелал, — пошла я с Ванею:
Попрощался со скотинкою,
Попрощался с ригой, с банею.

Сенокосом шел — задумался:
„Ты прости, прости, полянушка!
Я косил тебя во младости!“ —
И заплакал мой Иванушка!

Песня вдруг с дороги грянула,
Подхватил, что было голосу:
„Не белы снежки“, — закашлялся,
Задышался — пал на полосу!

Не стояли ноги резвые,
Не держалася головушка!
С час домой мы возвращалися…
Было время — пел соловушка!

Страшно в эту ночь последнюю
Было: память потерялася,
Всё ему перед кончиною
Служба эта представлялася.

Ходит, чистит амуницию,
Набелил ремни солдатские,
Языком играл сигналики,
Песни пел — такие хватские!

Артикул ружьем выкидывал
Так, что весь домишка вздрагивал;
Как журавль стоял на ноженьке
На одной — носок вытягивал.

Вдруг метнулся… смотрит жалобно…
Повалился — плачет, кается,
Крикнул: „Ваше благородие!
Ваше. “ Вижу, — задыхается.

Я к нему. Утих, послушался —
Лег на лавку. Я молилася:
Не, пошлет ли бог спасение.
К утру память воротилася,

Прошептал: „Прощай, родимая!
Ты опять одна осталася. “
Я над Ваней наклонилася,
Покрестила, попрощалася,

И погас он, словно свеченька
Восковая, предыконная…—
_______

Мало слов, а горя реченька.
Горя реченька бездонная.

Анализ стихотворения Некрасова «Орина, мать солдатская»

Николай Некрасов всегда сочувствовал простым крестьянам, так как знал об их нелегкой жизни не понаслышке. Судьба распорядилась так, что детство поэта прошло в родовом имении, где отец-тиран издевался не только над крепостными, но и над домочадцами. Поэтому простые неграмотные крестьяне, у которых мальчик скрывался от побоев, фактически заменили ему семью.

Неудивительно, что впоследствии в своем творчестве Некрасов уделял много внимания вопросам жизни и быта простых людей, пытаясь привлечь к их проблемам внимание общественности. Сам факт наличия крепостного права в России возмущал поэта до глубины души, и он всячески пытался бороться с этим пагубным явлением. Соответственно, угнетали Некрасова и многие другие явления в современном обществе, среди которых – солдатская служба, срок которой составлял 25 лет. Это означает, что молодые крестьянские парни, призванные в русскую армию, возвращались домой стариками. Если, правда, доживали до того момента, когда уже были непригодны к строевой службе. Правда, бывали и исключения, когда русских солдат раньше срока отпускали домой умирать. Именно о такой ситуации рассказывает Некрасов в своем стихотворении «Орина, мать солдатская», написанном в 1863 году.

С этой пожилой женщиной поэт повстречался совершенно случайно, и она поведала ему свою печальную историю. Отправив сына в армию, она уже не чаяла увидеть его вновь. Но прошло всего восемь лет, и Ванюша вернулся домой. Но не для того, чтобы порадовать свою старушку-мать, которая протопила баню и выставила на стол все имеющиеся в доме запасы еды. Через 10 дней ее сын скончался от чахотки. Обращаясь к своей героине, поэт спрашивает: «Что сгубило сына милого – чай, спросила ты детинушку?». Однако Орина так и не смогла ответить на этот вопрос, потому что русские солдаты не привыкли жаловаться на свою долю. Обладая богатырским здоровьем, Ванюша растратил его в казармах, но даже родной матери ни словом не обмолвился о том, что ему пришлось пережить за эти годы. «Все ему перед кончиною служба эта представлялася», — призналась Орина. Но при этом женщина не сказала ни одного худого слова в адрес тех, кто, возможно, был повинен в смерти ее сына. И эта покорность судьбе, это удивительное смирение до глубины души тронули поэта, который всеми доступными способами пытался облегчить участь своего народа, понимая, что помочь всем и каждому ему не под силу.

Реферат на тему: Анализ стихотворения Владимира Маяковского «Послушайте!»

Раздел: Литература, Лингвистика ВСЕ РАЗДЕЛЫ

Поэтические приемы, используемые В.М. в этом стихотворении, на мой взгляд, очень выразительны. Фантастика (“врывается к богу”) естественно сочетается с наблюдениями автора над внутренним состоянием лирического героя. Ряд глаголов: “врывается”, “плачет”, “просит”, “клянется”-передает не только динамику событий, но и их эмоциональный накал. Ни одного нейтрального слова, все очень и очень выразительны, экспрессивны, и, мне кажется, само лексическое значение, семантика глаголов-действий указывает на крайнюю обостренность чувств, испытываемых лирическим героем. Основная интонация стиха не гневная, обличительная, а исповедальная, доверительная, робкая и неуверенная. Можно сказать, что голоса автора и его героя зачастую сливаются полностью и разделить их невозможно. Высказанные мысли и выплеснувшиеся, прорвавшиеся наружу чувства героя, бесспорно, волнуют самого поэта. В них легко уловить ноты тревоги (“ходит тревожный”), смятения. Огромное значение в системе изобразительно-выразительных средств у В.М. имеет деталь. Портретная характеристика Бога состоит всего лишь из одной-единственной детали-у него “жилистая рука”. Эпитет “жилистая” настолько живой, эмоциональный, зримый, чувственный, что эту руку как бы видишь, ощущаешь в ее венах пульсирующую кровь. “Длань” (образ, привычный для сознания русского человека, христианина) органично, абсолютно естественно заменяется, как видим, просто “рукой”. Мне кажется, в очень необычной антитезе, в словах антонимах (антонимами они являются только у В.М., в нашем привычном, общеупотребительном лексиконе это далеко не антонимы) противопоставлены очень важные вещи. Речь идет о небе, о звездах, о Вселенной. Но для одного звезды “плевочки”, а для другого-“жемчужины”. Лирический герой стихотворения “Послушайте!” и есть тот “кто-то”, для кого без звездного неба немыслима жизнь на Земле. Он мечется, страдает от одиночества, непонимания, но не смиряется с ним. Отчаяние его так велико, что ему просто не перенести “эту беззвездную муку”. Стихотворение “Послушайте!”-развернутая метафора, имеющая большой иносказательный смысл. Кроме насущного хлеба, нам нужна еще и мечта, большая жизненная цель, духовность, красота. Нам нужны звезды -“жемчужины”, а не звезды-“плевочки”. В.М. волнуют вечные философские вопросы о смысле человеческого бытия, о любви и ненависти, смерти и бессмертия, добре и зле. Однако в “звездной” теме поэту чужд мистицизм символистов, он не думает ни о какой “протянутости” слова к Вселенной, но В.М. ни в коей мере не уступает поэтам-мистикам в полете фантазии, свободно перебрасывая мост от земной тверди к безграничному небу, космосу. Безусловно, такой свободный полет мысли был подсказан В.М. в ту эпоху, когда казалось, что человеку подвластно все. И независимо от того, в какие тона окрашены астральные образы, сатирические или трагические, его творчество проникнуто верой в Человека, в его разум и великое предназначение. Пройдут годы, утихнут страсти, российские катаклизмы превратятся в нормальную жизнь, и никто не будет считать В.М. только политическим поэтом, отдавшим свою лиру лишь революции.

Средний расход воды 1180 м3/с. Судоходна на 547 км от устья. МАЯГУЭС (Mayaguez) — город и порт в Пуэрто-Рико. 100 тыс. жителей (1990). Виноделие, сахарная, табачная промышленность. Кустарные промыслы. МАЯК — сооружение башенного типа, устанавливаемое на выступающих в море частях берега, в устьях рек, на скалах, отмелях; служит навигационным ориентиром для судов. Оборудуется светооптической системой, а также др. средствами сигнализации (сирена, диафон и др.), радиотехническими устройствами (см. Радиомаяк, Радиолокационный маяк). МАЯКОВСКИЙ — название г. Багдати в 1940-90. МАЯКОВСКИЙ Владимир Владимирович (1893-1930) — русский поэт. В дореволюционном творчестве форсированная до крика исповедь поэта, воспринимающего действительность как апокалипсис (трагедия «Владимир Маяковский», 1914, поэмы «Облако в штанах», 1915; «Флейта-позвоночник», 1916; «Человек» 1916-17). После 1917 сотворение социалистического мифа о миропорядке (пьеса «Мистерия-буфф», 1918, поэмы «150000000», 1921, «Владимир Ильич Ленин», 1924, «Хорошо!», 1927) и трагически нарастающее ощущение его порочности (от стихотворения «Прозаседавшиеся», 1922, до пьесы «Баня», 1929)

Анализ стихотворения В.В. Маяковского «Пернатые (нам посвящается)»

Путин В.В. Фотоальбом (+ DVD) Художественная литература Викторов В.В.
Книга упакована в прозрачный пластиковый короб-футляр с вырубными замками и 2 врезными карманами, в которые вложены 2 мультимедийных DVD-диска, содержащих уникальные дополнительные видео, фото и текстовые материалы, включая 24 000 фотографий.
814 руб
На войне в Азии и Европе. С рисунками художника В.В.Верещагина. Книга по Требованию Верещагин В.В.
1475 руб

В статье «Как делать стихи?» он неоднократно подчеркивал, что «работа стихотворца должна вестись ежедневно»1, без перерывов. В «Пернатых» Маяковский в целях усиления метафоричности обильно использует военную терминологию: «перемирие», «маскированные», «штабы», «лазутчики», «разведка», «поймать в плен», «атака», «штык», «рукопашная», «пулемет», «вражья крепость», «снаряд», «танки», «корпус». Подобные слова есть абсолютно в каждой строфе стихотворения, и везде они сочетаются с терминами иного рода, связанными с публицистической деятельностью. «Штабы» оказываются «штабами редакций», «лазутчики» – «репортерами», которые «ловят в плен» «сенсацию», «пулеметом хлещет» «линотип» (т. е. полиграфическая наборная машина) и т. д. Сюжет текста представляет собою постепенное развитие военного действия: от разведки («мы ползем / идем / истекая кровью чернильной») и победе над врагом («враг разбит петитом и корпусом / на полях газетно-журнальных территорий»). Враг, с которым борется «армия журналов и газет», прямо в тексте не называется, и, по всей видимости, Маяковский здесь никакого конкретного врага не подразумевает, «Пернатые» относятся не к сатирическому роду произведений, а, скорее, к стихам об отношении автора к собственному творчеству, о специфике репортерской (и писательской вообще) работы и об ее значении. 1 Маяковский В. В. Как делать стихи? // Маяковский В. В. Полное собрание сочинений в 13-ти тт. Т. 12. М.: Гослитиздат, 1959. – С. 116.

Но, как известно, иные времена сопровождаются иными песнями. Сейчас претенденты на наши территории говорят на английском языке. Всё это словоблудие на пяти страницах послужило введением к анализу стихотворения из 28 строк, на основании которого Яссман решает: «Полученная оценка текста позволяет говорить о том, что данный текст оказывает сильное эмоциональное воздействие на слушателей, способствует инсценированию страха. В результате получаемая информация легко откладывается в подсознание. Можно говорить о сильном суггестивном воздействии текста, оказывающего определённое программирование присутствующих на митинге людей. Наиболее сильным (выделено нами) психоэмоциональным воздействием обладают такие слова в выступлении, как: Разорили – сильный, яркий Больные– мужественный сильный Уроды– тёмный страшный Похороним– тёмный, шероховатый, страшный» (путктуация профессора Яссмин соблюдена). Это даёт основание «эксперту» считать, что «текст «Последнее послание “Иванам”…» обладает манипулятивным воздействием на сознание слушателя, провоцирует состояние страха перед надвигающейся угрозой, способствует развитию состояния невроза»

Автор теории ТА рассматривал сценарий как подсознательный план жизни, с помощью которого люди структурируют свое время. Сценарии определяют судьбы людей, в частности подход к отношениям и задачам. Берн считал, что в основе сценариев обычно лежат непосредственные, как у детей иллюзии, которые могут сохраняться на протяжении всей жизни. Транзактный анализ достаточно легко был ассимилирован отечественной психотерапевтической практикой. Он представляет собой весьма интенсивно развивающееся направление в психотерапии и консультировании. Вопрос о принадлежности к определенной психотерапевтической школе до сих пор остается дискуссионным, т.к. его относят и к психоаналитическому направлению и к гуманистическому и к когнитивному. С точки зрения современного транзактного анализа, развитие жизненного сценария представляет собой иерархию, где психологические игры Берна являются только и уже завершением процесса создания сценария, как бы вершиной айсберга, основание которого уходит в историю развития ребенка, в историю его жизненного опыта.

Правда, эти громкие декларации вступали у Маяковского в противоречие с его собственным поэтическим творчеством. В стихотворении 1926Pг. «Марксизм оружие / огнестрельный метод. / Применяй умеючи / метод этот!» он высказался против вульгарно социологических оценок наследия классиков. Отрицая на словах классическое искусство, ранний и поздний Маяковский объективно ориентировался на него. Маяковский не раз заявлял о размежевании сил в литературе, противопоставлял борцам за коммунистическую культуру Булгакова, Есенина, Замятина. Но вообще лефовцы не претендовали на гегемонию в советском искусстве, признавали рупором партии в этой сфере ВАПП. Их усилия направлялись прежде всего на то, чтобы сохранять и отстаивать самобытность художественной формы своей поэзии, бороться за искусство как строение жизни. Защите этой концепции были посвящены написанные в жанре послания стихотворения Маяковского 1926Pг. «Сергею Есенину» и «Письмо писателя Владимира Владимировича Маяковского писателю Алексею Максимовичу Горькому». В поэме 19291930 годов «Во весь голос

Речь идет о небе, о звездах, о Вселенной. Но для одного звезды “плевочки”, а для другого-“жемчужины”. Лирический герой стихотворения “Послушайте!” и есть тот “кто-то”, для кого без звездного неба немыслима жизнь на Земле. Он мечется, страдает от одиночества, непонимания, но не смиряется с ним. Отчаяние его так велико, что ему просто не перенести “эту беззвездную муку”. Стихотворение “Послушайте!”-развернутая метафора, имеющая большой иносказательный смысл. Кроме насущного хлеба, нам нужна еще и мечта, большая жизненная цель, духовность, красота. Нам нужны звезды -“жемчужины”, а не звезды-“плевочки”. В.М. волнуют вечные философские вопросы о смысле человеческого бытия, о любви и ненависти, смерти и бессмертия, добре и зле. Однако в “звездной” теме поэту чужд мистицизм символистов, он не думает ни о какой “протянутости” слова к Вселенной, но В.М. ни в коей мере не уступает поэтам-мистикам в полете фантазии, свободно перебрасывая мост от земной тверди к безграничному небу, космосу. Безусловно, такой свободный полет мысли был подсказан В.М. в ту эпоху, когда казалось, что человеку подвластно все. И независимо от того, в какие тона окрашены астральные образы, сатирические или трагические, его творчество проникнуто верой в Человека, в его разум и великое предназначение.

Чудакову), примеры из Гейне были указаны ему Тыняновым. 89 В пер. Н. Вольпин назв. гл. X кн. III романа Филдинга звучит так: «Беседа между актером и поэтом, приводимая в этой повести единственно с целью развлечь читателя». 90 Пер. А. Кронеберга. 91 Этот пример был указан Л. Выготским (устное свидетельство Шкл.). 92 Из стих. Маяковского «Себе, любимому, посвящает эти строки автор» (опубл. вP1918 г.). 93 Пер. В. Аппельрота. 94 Розанов В. Литературные очерки. Изд. 2-е. СПб., 1902. С. 158 (указал В. Г. Сукач). 95 Печ. под. псевд. В. Каверин. 96 Псевд. Н. Чуковского, близкого к серапионам, но не входившего в группу. 97 Имеется в виду запись в дневнике Л. Толстого (ПСС. Т. 46. С. 121). Ср.: ЭОЛ, с. 55. 98 Чуковский К. Ахматова и Маяковский.P Дом искусств. 1921. P1; перепеч.: Вопросы литературы. 1988. P1 99 Ср.: ССIII, с. 2324, 66. 100 По-видимому, Н. Фридлянд см. 2-е прим. кPс. 164. 101 Замятин Е. Серапионовы братья.P Литературные записки. 1922. P1. Переопубл. нами: Литературное обозрение. 1988. P2. 102 Летопись Дома литераторов. 1921. P4. 103 По-видимому, речь идет о Ф

Стихотворение В.В. Маяковского «Скрипка и немножко нервно.» (1914) — одно из оригинальных и непривычных для солидной публики начала 20 века произведений. Нетрадиционность и вызов заявлены уже в заглавии стихотворения. Нелогично и странно сближены и соединены союзом «и» образ предметного мира и человеческое переживание. Парадоксальность присутствует во всей поэтической ситуации, в неожиданной развязке истории. Фантастический, абсурдный и вместе с тем совершенно реальный с психологической точки зрения мир предстает в этом стихотворении. Участниками полилога и необычной истории становятся инструменты театрального оркестра: скрипка, барабан, геликон, лирический герой, музыканты. У каждого есть свой характер и голос, соответствующий звучанию в оркестре: равнодушный и громкий барабан, которому надоели все сантименты, «глупая тарелка», «меднорожий, потный» грубиян- геликон и такие же насмешники, не понимающие страданий одиночества музыканты. Фонетические партии инструментов очень выразительны: тарелка вылязгивала: «Что это? Как это?», большая труба — геликон: «дура, плакса, вытри».

Это желание передано в стихотворении при помощи анафор и синтаксического параллелизма: И вспомнил я тебя пред аналоем, И звал тебя, как молодость свою Я звал тебя, но ты не оглянулась, Я слёзы лил, но ты не снизошла. Расставшись с любимой, герой потерял смысл жизни, он потерял самого себя. Не встретил он больше и настоящей любви, на жизненном пути ему встречалась лишь страсть: Летели дни, крутясь проклятым роем Вино и страсть терзали жизнь мою И вспомнил я тебя пред аналоем, И звал тебя, как молодость свою Те дни, когда лицо любимой сияло, сменили страшные дни, крутящиеся «проклятым роем». Образ «страшного мира» символичен, он один из ключевых в стихотворении. Сливаясь с образом сырой ночи, он контрастирует с «синем плащом» прошлого, плащом, в который завернулась героиня, уходя из дома (синий цвет – измена): Ты в синий плащ печально завернулась, В сырую ночь ты из дому ушла. Не знаю, где приют своей гордыне Ты, нежная, ты, милая, нашла Я крепко сплю, мне снится плащ твой синий, В котором ты в сырую ночь ушла. Дни подобны ночи, жизнь кажется сном («я крепко сплю»).

Словосочетания «нет никакой разницы» и «мы тожественны» также близки по смыслу и являются плеоназмами, используются в качестве стилистического средства, чтобы подчеркнуть равноценность жизни человека и собаки перед лицом смерти. Также для выявления данной тождественности в тексте несколько раз повторяется словосочетание «один и тот же» (одно и то же чувство, один и тот же огонек, одна и та же жизнь). Выбор автором слов также служит основной идее произведения. Чтобы подчеркнуть различие и одновременно тождественность автора и его собаки, Тургенев ставит рядом слова «человек» и «животное». По словарю Ожегова животное – это «такое живое существо, в противопоставление человеку». Для выражения основной идеи произведения используется также ряд синтаксических средств экспрессивной речи. Для усиления эмфатической интонации в последнем предложении используется эпифора. «Это две пары одинаковых глаз устремлены друг на друга. И каждой и этих пар, в животном и в человеке, — одна и та же жизнь жмется пугливо к другой.» Другим примером экспрессивного синтаксиса являются нарушения замкнутости предложения. «Смерть налетит, махнет на него своим холодным широким крылом » В данном месте имеет место незавершенность фразы.

Стихотворение проникнуто оптимизмом, полнотой жизнеощущения, имеет символическое значение, которое знаменовало наступление нового периода в истории России. А.А. Блоку были близки поэзия М.Ю. Лермонтова и трагическое обаяние его личности. Эта глубокая связь обнаруживается не только в эпиграфах, реминисценциях, парафразах из Лермонтова, но и в общности идейной направленности творчества поэтов, в сходстве самой манеры изображения действительности и поэтических прииемов. Стихотворение “О, весна без конца и без краю.” написано под влиянием лермонтовской “Благодарности”, где подводится итог отношений поэта с “не принявшим” его миром. Как известно, у Лермонтова благодарность иронически переосмыслена в последних стихах, которые Блок не вводит в свой эпиграф: Устрой лишь так, чтобы тебя отныне Недолго я еще благодарил. Сходство стихотворений только в самом “ключе” противоре-чивого изображения, различие — в их смысле: у Лермонтова это “благодарность” не за радости жизни, а за страдания, у Блока — оптимистическое восприятие жизни, мира, несмотря на его противоречивость и даже гибельность: За мученья, за гибель — я знаю — Все равно: принимаю тебя! Композиционная структура стихотворения опосредует связь его идеи и речевых средств ее воплощения.

Данные во второй строке первой строфы, причем, последовательно, они усиливают эффект «таинственности». Итак, подводя итог и переходя ко второму стихотворению, следует сказать, что основные семантические поля это внутренний мир героя, таинственность. В стихотворении много абстракции, но за счет все же номинативного характера текста, мы легко можем конкретизировать мысль автора. Другое стихотворение Заблудился я в небе — что делать? Тот, кому оно близко, — ответь! Легче было вам, Дантовых девять Атлетических дисков, звенеть, Задыхаться, чернеть, голубеть. Если я не вчерашний, не зряшний, — Ты, который стоишь надо мной, Если ты виночерпий и чашник — Дай мне силу без пены пустой Выпить здравье кружащейся башни — Рукопашной лазури шальной. Голубятни, черноты, скворешни, Самых синих теней образцы, — Лед весенний, лед вышний, лед вешний — Облака, обаянья борцы, — Тише: тучу ведут под уздцы. Думаю, что не стоит делать подробный словарь данного текста, так как сразу бросается в глаза огромное количество прилагательных и существительных.

Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Добавить комментарий

;-) :| :x :twisted: :smile: :shock: :sad: :roll: :razz: :oops: :o :mrgreen: :lol: :idea: :grin: :evil: :cry: :cool: :arrow: :???: :?: :!: