Тютчев список стихотворений

Пошли, господь, свою отраду
Тому, кто в летний жар и зной
Как бедный нищий мимо саду
Бредет по жесткой мостовой –

Кто смотрит вскользь через ограду
На тень деревьев, злак долин,
На недоступную прохладу
Роскошных, светлых луговин.

Не для него гостеприимной
Деревья сенью разрослись,
Не для него, как облак дымный,
Фонтан на воздухе повис.

Лазурный грот, как из тумана,
Напрасно взор его манит,
И пыль росистая фонтана
Главы его не осенит.

Пошли, господь, свою отраду
Тому, кто жизненной тропой
Как бедный нищий мимо саду
Бредет по знойной мостовой.

И опять звезда играет
В легкой зыби невских волн,
И опять любовь вверяет
Ей таинственный свой челн.

И меж зыбью и звездою
Он скользит как бы во сне,
И два призрака с собою
Вдаль уносит по волне.

Дети ль это праздной лени
Тратят здесь досуг ночной?
Иль блаженные две тени
Покидают мир земной?

Ты, разлитая как море,
Пышноструйная волна,
Приюти в твоем просторе
Тайну скромного челна!

Как ни дышит полдень знойный
В растворенное окно,
В этой храмине спокойной,
Где всё тихо и темно,

Где живые благовонья
Бродят в сумрачной тени,
В сладкий сумрак полусонья
Погрузись и отдохни.

Здесь фонтан неутомимый
День и ночь поет в углу
И кропит росой незримой
Очарованную мглу.

И в мерцанье полусвета,
Тайной страстью занята,
Здесь влюбленного поэта
Веет легкая мечта.

Под дыханьем непогоды,1
Вздувшись, потемнели воды
И подернулись свинцом –
И сквозь глянец их суровый
Вечер пасмурно-багровый
Светит радужным лучом,

Сыплет искры золотые,
Сеет розы огневые,
И – уносит их поток.
Над волной темно-лазурной
Вечер пламенный и бурный
Обрывает свой венок.

12 августа 1850

Не говори: меня он, как и прежде, любит,2
Мной, как и прежде, дорожит.
О нет! Он жизнь мою бесчеловечно губит,
Хоть, вижу, нож в руке его дрожит.

То в гневе, то в слезах, тоскуя, негодуя,
Увлечена, в душе уязвлена,
Я стражду, не живу. им, им одним живу я –
Но эта жизнь. О, как горька она!

Он мерит воздух мне так бережно и скудно.
Не мерят так и лютому врагу.
Ох, я дышу еще болезненно и трудно,
Могу дышать, но жить уж не могу.

Между июлем 1850 и серединой 1851

Не раз ты слышала признанье:
«Не стою я любви твоей».
Пускай мое она созданье –
Но как я беден перед ней.

Перед любовию твоею
Мне больно вспомнить о себе –
Стою, молчу, благоговею
И поклоняюся тебе.

Когда порой так умиленно,
С такою верой и мольбой
Невольно клонишь ты колено
Пред колыбелью дорогой,

Где спит она – твое рожденье –
Твой безымянный херувим, –
Пойми ж и ты мое смиренье
Пред сердцем любящим твоим.

О, как убийственно мы любим,
Как в буйной слепоте страстей
Мы то всего вернее губим,
Что сердцу нашему милей!

Давно ль, гордясь своей победой,
Ты говорил: она моя.
Год не прошел – спроси и сведай,
Что уцелело от нея?

Куда ланит девались розы,
Улыбка уст и блеск очей?
Все опалили, выжгли слезы
Горючей влагою своей.

Ты помнишь ли, при вашей встрече,
При первой встрече роковой,
Ее волшебный взор, и речи,
И смех младенчески-живой?

И что ж теперь? И где все это?
И долговечен ли был сон?
Увы, как северное лето,
Был мимолетным гостем он!

Судьбы ужасным приговором
Твоя любовь для ней была,
И незаслуженным позором
На жизнь ее она легла!

Жизнь отреченья, жизнь страданья!
В ее душевной глубине
Ей оставались вспоминанья.
Но изменили и оне.

И на земле ей дико стало,
Очарование ушло.
Толпа, нахлынув, в грязь втоптала
То, что в душе ее цвело.

И что ж от долгого мученья,
Как пепл, сберечь ей удалось?
Боль, злую боль ожесточенья,
Боль без отрады и без слез!

О, как убийственно мы любим!
Как в буйной слепоте страстей
Мы то всего вернее губим,
Что сердцу нашему милей.

Сияет солнце, воды блещут,
На всем улыбка, жизнь во всем,
Деревья радостно трепещут,
Купаясь в небе голубом.

Поют деревья, блещут воды,
Любовью воздух растворен,
И мир, цветущий мир природы,
Избытком жизни упоен.

Но и в избытке упоенья
Нет упоения сильней
Одной улыбки умиленья
Измученной души твоей.

О вещая душа моя!3
О, сердце, полное тревоги,
О, как ты бьешься на пороге
Как бы двойного бытия.

Так, ты – жилица двух миров,
Твой день – болезненный и страстный,
Твой сон – пророчески-неясный,
Как откровение духов.

Пускай страдальческую грудь
Волнуют страсти роковые –
Душа готова, как Мария,
К ногам Христа навек прильнуть.

Весь день она лежала в забытьи,
И всю ее уж тени покрывали.
Лил теплый летний дождь – его струи
По листьям весело звучали.

И медленно опомнилась она,
И начала прислушиваться к шуму,
И долго слушала – увлечена,
Погружена в сознательную думу.

И вот, как бы беседуя с собой,
Сознательно она проговорила
(Я был при ней, убитый, но живой):
«О, как все это я любила!»
. . . . . . . . . . . . . . . . . . . .

Любила ты, и так, как ты, любить –
Нет, никому еще не удавалось!
О господи. и это пережить.
И сердце на клочки не разорвалось.

Когда на то нет божьего согласья,4
Как ни страдай она, любя, –
Душа, увы, не выстрадает счастья,
Но может выстрадать себя.

Душа, душа, которая всецело
Одной заветной отдалась любви
И ей одной дышала и болела,
Господь тебя благослови!

Он, милосердный, всемогущий,
Он, греющий своим лучом
И пышный цвет, на воздухе цветущий,
И чистый перл на дне морском.

Сегодня, друг, пятнадцать лет минуло 5
С того блаженно-рокового дня,
Как душу всю свою она вдохнула,
Как всю себя перелила в меня.

И вот уж год, без жалоб, без упреку,
Утратив всё, приветствую судьбу.
Быть до конца так страшно одиноку,
Как буду одинок в своем гробу.

Нет дня, чтобы душа не ныла,6
Не изнывала б о былом,
Искала слов, не находила,
И сохла, сохла с каждым днем, –

Как тот, кто жгучею тоскою
Томился по краю родном
И вдруг узнал бы, что волною
Он схоронен на дне морском.

«Последний катаклизм» Ф. Тютчев

Когда пробьет последний час природы,
Состав частей разрушится земных:
Всё зримое опять покроют воды,
И божий лик изобразится в них!

Анализ стихотворения Тютчева «Последний катаклизм»

«Последний катаклизм» — философская миниатюра, впервые опубликованная в альманахе «Денница» в 1831 году. В ней Тютчев обращается к легенде о Всемирном потопе, широко распространенной в мифологии разных народов. Среди христиан наиболее известна история, рассказанная в Книге Бытия. Согласно ей, потоп стал наказанием человечеству за нравственное падение. В живых Господь решил оставить только отличавшегося благочестием Ноя и членов его семейства. Бог заранее предупредил их о грядущем наводнении и повелел построить ковчег, на котором можно будет спастись во время катастрофы. Сооружение судна заняло 120 лет. Когда работа была завершена, Ной взошел на борт, взяв с собой животных. Сразу после этого на землю хлынула вода, продолжался потоп в течение сорока дней. Почти год понадобился на то, чтобы Ной смог сойти с ковчега на сушу. Как говорится в Книге Бытия, причалило судно к горе Арарат. Благодаря Бога за спасение, Ной принес жертву, после чего Господь благословил его и все, что есть на земле.

В стихотворении Тютчева говорится о повторении всемирного потопа: «…Все зримое опять покроют воды…». Поэт предчувствует катастрофу, вот только, по его мнению, она принесет земле не только разрушения. После наводнения мир вернется к началу времен, к своим божественным истокам. «Последний катаклизм» — не предсказание-страшилка конца света. Вода здесь выступает в качестве источника жизни, как следствие, вечного движения, что вообще характерно для творчества Тютчева. В значительной части его пейзажно-философских стихотворений встречается ее образ в том или ином виде – «Волна и дума», «Снежные горы», «Фонтан». Продолжать этот список можно еще очень долго. По мысли Тютчева, вода полностью поглотит землю, но из нее же впоследствии появится новая жизнь. Получается, в стихотворении показан процесс единый и двуликий одновременно. Максимальное разрушение становится началом максимального созидания. Земля должна ввергнуться в хаос, который, согласно древнегреческой мифологии, есть первичное состояние Вселенной.

По мнению ряда литературоведов, «Последний катаклизм» имеет социальный подтекст – потрясения социальные Тютчев сравнивает в нем с природными катастрофами. Утверждение это не лишено смысла. К революциям и переворотам Федор Иванович относился весьма скептически, что нашло отражение в его публицистических статьях. Политические взгляды поэт иногда высказывал и в стихотворениях. По мнению Тютчева, в современном ему мире существовали лишь две силы – консервативная Россия и революционная Европа. Федор Иванович считал, что под эгидой первой необходимо создать союз славяно-православных стран. В 1848 году поэт заступил на должность старшего цензора. В рамках своей деятельности он запретил к распространению на территории Российской империи манифест коммунистической партии, переведенный на русский. Если принимать во внимание политические взгляды Тютчева, то «Последний катаклизм» действительно может восприниматься как высказывание о социальных потрясениях, которые зачастую приводят к необратимым катастрофическим последствиям.

Стихотворение написано пятистопным ямбом. Размер выбран поэтом не случайно. Как писал Томашевский, в первые десятилетия XIX века пятистопный ямб стал широко использоваться в трагедиях. Тютчев возвышенный трагизм своего произведения подчеркивает и при помощи лексики: «пробьет последний час», «покроют воды», «состав частей разрушится земных». О том, что катастрофа приведет к рождению новой жизни, свидетельствует последняя строка. Для нее Федор Иванович выбирает положительно окрашенную лексику: «…И божий лик изобразится в них!».

Читальный зал

Исследования и монографии

Читальный зал

Литература XIX века

(1803–1873)

Окончил в 1821 г. Московский университет с кандидатской степенью и уехал на службу за границу, где прожил 22 года. Женился на баварской аристократке, графине Ботмер. В 1826 г. напечатал переводы Гейне, Шиллера, Байрона.

«Стихотворения, присланные из Германии» появились в 1836–1840 гг. в «Современнике».

В 1844 г. вернулся в Петербург, имел большой успех в обществе, напечатал ряд политических статей. Наиболее известные лирические произведения: «Утихла буря», «Весенняя гроза», «Летний вечер», «Весна», «Песок сыпучий», «Не остывшая от зноя», «Осенний вечер», «Тихой ночью», «Есть в осени первоначальной».

Стихотворения «Святая ночь», «О чем ты воешь, ветр ночной», «На мир таинственный духов», «Ночное небо», «День и ночь», «Безумие», «Mall’aria» посвящены основам мироздания.

Стихотворения Тютчева

Стихи Тютчева

В этом разделе я хочу опубликовать мои любимые стихотворения Тютчева о природе, а также некоторые стихи о любви. Наиболее примечательными и знакомыми нам, конечно, являются стихи Тютчева о природе. Это самые первые стихотворения, с которыми мы знакомимся, «Весенняя гроза», «Листья», «Весенние воды» — вот они те замечательные стихотворения Тютчева, которые читал, практически каждый русский человек!

Стихотворения Тютчева

  • Смотри, как роща зеленеет| 1857
  • О, как убийственно мы любим| 1851
  • Зима недаром злится| 1836
  • Еще земли печален вид| 1836
  • Я помню время золотое| 1836
  • Сны | 1830
  • Весенние воды| 1830
  • Листья| 1830
  • Весенняя гроза| 1828
  • Летний вечер| 1828
  • Душа моя — Элизиум теней

Стихи Тютчева о любви

Наравне со стихами о природе, достойны особого внимания и стихотворения Тютчева о любви. Среди них также много известных и всеми любимых произведений.

Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Добавить комментарий

;-) :| :x :twisted: :smile: :shock: :sad: :roll: :razz: :oops: :o :mrgreen: :lol: :idea: :grin: :evil: :cry: :cool: :arrow: :???: :?: :!: