Сайт не настроен на сервере

Сайт www.lovelegends.ru не настроен на сервере хостинга.

Адресная запись домена ссылается на наш сервер, но этот сайт не обслуживается.
Если Вы недавно добавили сайт в панель управления — подождите 15 минут и ваш сайт начнет работать.

Федор Тютчев. Стихи о любви

Философ и лирик — один из известнейших поэтов русской литературы 19 века. Многие его стихотворения являются результатом личных переживаний, написаны от чистого глубокого сердца, полны романтизма и вместе с тем размышлений о жизни и судьбах людей.

В своих произведениях Тютчев возвеличивает любовь, говорит о ее тайне и неразгаданности, волшебстве и быстротечности. Любовь, как блаженство души и тела, яркая, сияющая, наполняющая силами и желанием жить. Любовь, как основа, как дар, как призма человеческого существования.

Его лирические творения потрясают психологической глубиной, раскрывая переживания и страдания, роковую страсть и драматизм человеческих отношений.

В разлуке есть высокое значенье:
Как ни люби, хоть день один, хоть век,
Любовь есть сон, а сон — одно мгновенье,
И рано ль, поздно ль пробужденье,

Весь день она лежала в забытьи,
И всю ее уж тени покрывали.
Лил теплый летний дождь — его струи
По листьям весело звучали.

Я встретил вас — и все былое
В отжившем сердце ожило;
Я вспомнил время золотое —
И сердцу стало так тепло.

Когда дряхлеющие силы
Нам начинают изменять
И мы должны, как старожилы,
Пришельцам новым место дать,-

Когда на то нет божьего согласья,
Как ни страдай она, любя,-
Душа, увы, не выстрадает счастья,
Не может выстрадать себя.

Люблю глаза твои, мой друг,
С игрой иx пламенно-чудесной,
Когда иx приподымешь вдруг
И, словно молнией небесной,
Окинешь бегло целый круг.

Не верь, не верь поэту,
дева;
Его своим ты не зови —
И пуще пламенного гнева

Не говори! Меня он как и прежде любит,
Мной, как и прежде дорожит.
О нет! Он жизнь мою бесчеловечно губит,
Хоть, вижу, нож в его руке дрожит.

Не раз ты слышала признанье:
«Не стою я любви твоей».
Пускай мое она созданье —
Но как я беден перед ней.

Не то, что мните вы, природа:
Не слепок, не бездушный лик —
В ней есть душа, в ней есть свобода,
В ней есть любовь, в ней есть язык.

Тютчев любовная лирика стихи список

Вы находитесь здесь: Home Тютчев Федор Иванович

СОЛЬФЕДЖИО на 5.
Музыкальная школа без проблем с Аудио-тренажёром.1,2,3,4 и 7 классы Подробнее.

Характеристика творчества Тютчева

Особенности творчества
«Тютчев не был плодовит как поэт (его наследие— около 300 стихотворений). Начав печататься рано (с 16 лет), он печатался редко, в малоизвестных альманахах, в период 1837—47 гг. почти не писал стихов и вообще мало заботился о своей репутации поэта». (Михайловский, 1939, с. 469.)
«Тоска, — свидетельствовал И.С. Аксаков, — составляла как бы основной тон его поэзии и всего его нравственного существа. Как это часто случается с поэтами, мука и боль стали для Тютчева сильнейшими активаторами. Молчавший четырнадцать лет поэт не только вернулся к литературной деятельности, но именно после смерти Е.А. Денисьевой, на седьмом десятке, когда поэты окончательно выдыхаются, создал лучшие свои стихи. У него не было «творческих замыслов», часов, отведенных для работы, тетрадей, черновиков, заготовок, вообще всего того, что зовется творческим трудом. Он не корпел над стихами. Свои озарения он записывал на приглашениях, салфетках, почтовых листках, в случайных тетрадях, просто на клочках бумаги, попавших под руку. П.И. Капнист свидетельствовал: «Тютчев в задумчивости написал лист на заседании цензорского совета и ушел с заседания, бросив его на столе». Не подбери Капнист написанного, никогда б не узнали «Как ни тяжел последний час. «. Бессознательность, интуитивность, импровизация — ключевые понятия для его творчества». Гарин, 1994, т. 3, с. 324, 329, 336-337, 364.)

Поэзию Тютчева хотя и разделяют тематически на лирику политическую, гражданскую, пейзажную, любовную, но часто оговариваются, что это разделение условно: за разными тематическими пластами стоит единый принцип видения мира — философский.

Ф. И. Тютчев как поэт-философ

У него не то что мыслящая поэзия, а поэтическая мысль; не чувство рассуждающее, мыслящее — а мысль чувствующая и живая. От этого внешняя художественная форма не является у него надетой на мысль, как перчатка на руку, а срослась с нею, как покров кожи с телом это сама плоть мысли. (И.С.Аксаков).

Каждое его стихотворение начиналось мыслию, но мыслию, которая, как огненная точка, вспыхивала под влиянием глубокого чувства или сильного впечатления; вследствии этого мысль г. Тютчева никогда не является читателю нагою и отвлечённою, но всегда сливается с образом, взятым из мира души или природы, проникается им, и сама его проникает нераздельно и неразрывно. (И.С.Тургенев).

Политическая лирика Ф. И. Тютчева

Поэт, без которого по словам Л.Н.Толстого «нельзя жить», до конца дней своих был и осознавал себя политиком, дипломатом, историком. Он постоянно находился в центре политической, общественной жизни Европы, мира, России, даже на смертном одре спрашивал: «Какие пришли политические новости?».Он был современником войны 1812 года, восстания декабристов, «мрачного семилетия» в России, революций 1830 и 1848 года на Западе. Политик Тютчев наблюдал и оценивал события, поэт говорил о своем времени как о роковой эпохе.

Блажен, кто посетил сей мир В его минуты роковые!
«Цицерон», 1830

При этом у Тютчева-поэта нет стихов о конкретных исторических событиях. Есть философский отклик на них, отстранёность, надмирность их видения, взгляд не участника, а созерцателя событий.

Он не был сторонником революций, каких-либо переворотов, не сочувствовал декабристам:

О жертвы мысли безрассудной, Вы уповали, может быть, Что станет вашей крови скудной, Чтоб вечный полюс растопить! Едва, дымясь, она сверкнула

На вековой громаде льдов, Зима железная дохнула — И не осталось и следов.

Возможно, сама жизнь поэта, вечное стремление совместить противоположные начала, определила и его видение мира. Идея двойственности, двойного бытия человека и природы, разлад миров лежит в основе философской лирике, размышлений Тютчева-поэта.

Ощущение пребывания человека на краю, на границе двух миров, ожидание и чувство катастрофы стало основной темой философской лирики Тютчева.

Человек и природа, считает Тютчев, едины и нераздельны, они живут по общим законам бытия.

Дума за думой; волна за волной —
Два проявленья стихии одной:
В сердце ли тесном, в безбрежном ли море,
Здесь — в заточенье, там — на просторе, —
Тот же всё вечный прибой и отбой,
Тот же всё призрак тревожно — пустой.
«Волна и дума», 1851.

Человек — малая часть природы, мирозданья, он не свободен жить по своей воле, его свобода — иллюзия, призрак:

Лишь в нашей призрачной свободе
Разлад мы с нею сознаём.
«Певучесть есть в морских волнах»,1865.

Разлад, созданный самим же человеком, приводит к дисгармонии его бытия, внутреннего мира, к разладу человека с внешним миром. Создаются два противоборствующих начала: одно — воплощение тьмы, хаоса, ночи, бездны, смерти, другое — это свет, день, жизнь.Например, в стихотворении «День и ночь» двучастная композиция соотносится с основными мотивами стихотворения чередованием дня и ночи, света и тьмы, жизни и смерти.

Но меркнет день — настала ночь;
Пришла и с мира рокового
Ткань благодатную покрова,
Сорвав, отбрасывает прочь
И бездна нам обнажена
С своими страхами и мглами,
И нет преград меж ей и нами —
Вот отчего нам ночь страшна!
«День и ночь»,1839

Лирический герой Тютчева постоянно пребывает на грани миров: дня и ночи, света и тьмы, жизни и смерти. Его страшит мрачная пропасть, которая каждое мгновенье может открыться пред ним, поглотить его.

И человек, как сирота бездомный,
Стоит теперь и немощен и гол,
Лицом к лицу пред пропастию тёмной.
«Святая ночь на небосклон взошла», 1848-5о-е годы

Днём, даже при вечернем свете, мир спокоен, прекрасен, гармоничен. Об этом мире многие пейзажные зарисовки Тютчева.Есть в осени первоначальной
Короткая, но дивная пора —
Весь день стоит как бы хрустальный,
И лучезарны вечера
1857
Есть в светлости осенних вечеров
Умильная, таинственная прелесть
1830

Ночью приходит тьма, обнажается

Ужас бездны, смерти, трагедии

Небесный свод, горящий славой звёздной,
Таинственно глядит из глубины, —
И мы плывём пылающею бездной
Со всех сторон окружены.
« Как океан объемлет шар земной», 1830.

Тема человека как малой частицы мироздания, которая не в силах противиться власти вселенской тьмы, судьбы, рока, ведёт начало от стихов

Ломоносова, Державина, будет продолжена в стихах поэтов начала ХХ века..

Чародейкою зимою
Околдован, лес стоит-
И под снежной бахромою,
Неподвижною, немою
Чудной жизнью он блестит.
1852

Любовная лирика. Адресаты любовной лирики

Адресаты любовной лирики Тютчева

Первой женой поэта стала Элеонора Петерсон, урожденная графиня Ботмер. От этого брака были три дочери: Анна, Дарья и Екатерина.

Овдовев, поэт женился в 1839 г. на Эрнестине Дернберг, урожденной баронессе Пфеффель. В Мюнхене у них родились Мария и Дмитрий, а младший сын Иван — в России.

В 1851 г. ( с Денисьевой он уже был знаком) Тютчев пишет жене Элеоноре Федоровне: «Нет в мире существа умнее тебя. Мне не с кем больше поговорить. Мне, говорящему со всеми». И в другом письме: «. хотя ты и любишь меня в четыре раза меньше, чем прежде, ты все же любишь меня в десять раз больше, чем я того стою».

Через два года после смерти мужа Элеонора Федоровна случайно нашла в своем альбоме листок с подписью по-французски: «Для вас (чтобы разобрать наедине)». Далее шли стихи, написанные в том же 1851 г.:

Не знаю я, коснется ль благодать
Моей души болезненно-греховной,
Удастся ль ей воспрянуть и восстать,
Пройдет ли обморок духовный?

Но если бы душа могла
Здесь, на земле, найти успокоенье,
Мне благодатью ты б была —
Ты, ты, мое земное провиденье.

Любовь Тютчева к Елене Денисьевой принесла поэту и великое счастье и величайшее горе. Чувство Тютчева было подчинено законам его бытия, творчества. Любовь соединила жизнь и смерть, счастье и горе, явилась перекличкой миров.

Наиболее ярко «двойное бытие» расколотой человеческой души выражено в любовной лирике Тютчева.

В 1850 г. 47-летний Тютчев познакомился с двадцатичетырехлетней Еленой Александровной Денисьевой, подругой своих дочерей. Четырнадцать лет, до самой смерти Денисьевой, длился их союз, родилось трое детей. Тютчев оставил в стихах исповедь о своей любви.

«Такого глубокого женского образа, наделенного индивидуальными психологическими чертами, никто до Тютчева в лирике не создал, — говорит Лев Озеров. — По характеру своему этот образ перекликается с Настасьей Филипповной из «Идиота» Достоевского и Анной Карениной у Толстого».

В течение четырнадцати лет Тютчев вел двойную жизнь. Любя Денисьеву, он не мог расстаться с семьей.

В минуты страстного чувства к Денисьевой, он пишет своей жене: «Нет в мире существа умнее тебя и мне не с кем больше поговорить».
Внезапная утрата Елены Александровны, последовавший за её смертью ряд потерь, обострили чувства рубежа, границы миров. Любовь к Денисьевой — это для Тютчева смерть, но и высшая полнота бытия, «блаженство и безнадёжность», «поединок роковой» жизни и смерти:

Вот бреду я вдоль большой дороги
В тихом свете гаснущего дня
Тяжело мне замирают ноги
Друг мой милый видишь ли меня?

Всё темней, темнее над землёю —
Улетел последний отблеск дня
Вот тот мир, где жили мы с тобою,
Ангел мой, ты видишь ли меня?

«Накануне годовщины 4 августа 1864 г.» , 1865.

Жанровое своеобразие лирики Ф. И. Тютчева

Литературовед Ю. Тынянов первый заметил, и многие исследователи согласились с ним в том, что для лирики Ф. Тютчева не характерно разделение стихотворений на жанры. А жанрообразующую роль у него играет фрагмент, «жанр почти внелитературного отрывка».

Фрагмент — это мысль, словно выхваченная из потока размышлений, чувство — из нахлынувших переживаний, из непрерывного потока чувств, действие, поступок — из чреды дел человека: «Да, вы сдержали ваше слово», «Итак, опять увиделся я с вами», «И в Божьем мире то ж бывает».
Форма фрагмента подчеркивает бесконечное течение, движение мысли, чувства, жизни, истории. Но и вся поэтика Тютчева отражает идею всеобщего бесконечного движения, в основе стихотворения часто — мимолётное, мгновенное, быстротекущее в жизни человека и природы:

И как, виденье, внешний мир ушёл.
Столетье за столетьем пронеслось.
Как неожиданно и ярко
На влажной неба синеве
Воздушная воздвиглась арка
В своем минутном торжестве.

Особенности композиции лирических стихотворений

Тютчевская мысль о противостоянии и, в то же время, о единстве миров природы и человека, мира внешнего и внутреннего, часто воплощается в двучастной композиции его стихотворений: «Предопределение», «Цицерон», «Ещё земли печален вид» и многих других.

Другой композиционный приём поэта — это прямое изображение чувств — таков денисьевский цикл, некоторые пейзажные зарисовки.

Песок сыпучий по колени
Мы едим — поздно — меркнет день,
И сосен, по дороге, тени
Уже в одну слилися тень.
Черней и чаще бор глубокий —
Какие грустные места!
Ночь хмурая, как зверь стоокий,
Глядит из каждого куста!

Для лирики Тютчева характерна предельная сжатость пространства стиха, отсюда его афористичность.

Умом Россию не понять,
Аршином общим не измерить:
У ней особенная стать —
В Россию можно только верить.

28 ноября 1866 Под влиянием поэтов-классицистов XVIII века в тютчевской лирике немало риторических вопросов, восклицаний:

О, сколько горестных минут,
Любви и радости убитой!

Откуда, как разлад возник?
И отчего же в общем хоре
Душа не то поёт, что море,
И ропщет мыслящий тростник?

Возможно, под впечатлением занятий с С. Раичем, в стихах Тютчев часто обращается к мифологическим, античным образам: «беспамятство, как

Атлас, давит сушу. », ветреная Геба, кормя Зевесова орла»

Говоря о поэтической манере Тютчева, позднее станут употреблять термин «чистая поэзия».
(Философская лирика — понятие довольно условное. Так принято называть глубокие размышления в стихах о смысле бытия, о судьбах человека, мира, мироздания, о месте человека в мире. К философской лирике принято относить стихи Тютчева, Фета, Баратынского, Заболоцкого. )

. у всех поэтов, рядом с непосредственным творчеством, слышится делание, обработка. У Тютчева деланного нет ничего: все творится. Оттого нередко в его стихах видна какая то внешняя небрежность: попадаются слова устарелые, вышедшие из употребления, встречаются неправильные рифмы, которые, при малейшей наружной отделке, легко могли бы быть заменены другими.

Этим определяется и отчасти ограничивается его значение как поэта. Но это же придает его поэзии какую-то особенную прелесть задушевности и личной искренности. Хомяков — сам лирический стихотворец — говорил и, по нашему мнению, справедливо, что не знает других стихов, кроме тютчевских, которые бы служили лучшим образом чистейшей поэзии, которые бы в такой мере, насквозь, durch und durch, были проникнуты поэзией. И.С.Аксаков.

Характеристика творчества Тютчева, творчество тютчева, особенности творчества Тютчева, тютчев творчество

Тютчев любовная лирика стихи список

Федор Иванович Тютчев

«Жизни блаженство
в одной лишь любви»

Удивительная, неповторимая и проникновенная любовная лирика Тютчева вошла в сокровищницу не только русской, но и мировой литературы. Его муза, скромная, даже стыдливая, благодаря абсолютному отсутствию в его поэзии эротизма, чувственных восторгов и пошлости, образов наложниц и цыганок, таких популярных в 40-60-х годах XIX века, кажется близкой и понятной внимательному читателю.

Центральное место в любовной лирике Ф.И. Тютчева бесспорно занимает Денисьевский цикл, лирический дневник, исповедь последней любви 47-летнего мужчины и 24-летней девушки, Елены Александровны Денисьевой. Их отношения продолжалась 14 лет. В самом начале их встреч поэт предчувствовал волю рока в союзе их душ:
И роковое их слиянье,
И. поединок роковой.
«Предопределение»

Сколько пришлось пережить юной девушке, так страстно влюбленной в поэта: она оказалась отвергнутой обществом, даже отец отрекся от неё, когда узнал о связи с женатым мужчиной. В марте 1851 года, Тютчев написал:
Толпа вошла, толпа вломилась
В святилище души твоей,
И ты невольно устыдилась
И тайн и жертв, доступных ей.

Драматизм усиливается в стихотворении «О, как убийственно мы любим. », где в сущности, пред¬стает образ убитой, погубленной любви. Ф.И. Тютчев чувствовал свою безграничную вину и перед Еленой, и перед законной женой. Обеих он любил, ни от одной не мог отказаться.

Самоотверженность, бескорыстная, самозабвенная, страстная и жертвенная любовь женщины возносит её образ в стихах Тютчева до образа Мадонны, хотя Федор Иванович не произносит этого слова. Зато в его поэзии нашли отражение строки: «Любила ты, и так, как ты, любить — Нет, никому еще не удавалось!», которые эхом отозвались в поэзии А. Блока, преклонявшегося перед Тютчевым: «Да, так любить, как любит наша кровь,/ Никто из вас давно не любит!»

Смерть Елены Александровны от чахотки 4 августа 1864 года была невосполнимой утратой для поэта. Стихотворение «Весь день она лежала в забытьи» показывает сколь велико, поистине безмерно человеческое горе в момент прощания с близким и дорогим существом, подарившем поэту «блаженство» «последней любви».

Во время отношений с Е.А. Денисьевой Ф.И. Тютчев был женат на Эрнестине Дернберг, которой суждено было пройти по жизни рядом с Федором Ивановичем до конца его дней. Он любил её самозабвенно, она была его идеалом, в котором воплощено все «лучшее» и «высшее».

Мне благодатью ты б была —
Ты, ты, моё земное провиденье.

Чувством к Эрнестине вызваны строки ещё одного тютчевского шедевра — «Люблю глаза твои, мой милый друг. ».

В 1850-1853 годах их отношения перешли в переписку, мучительную, долгую, то раскаляющую страсти до предела, то примиряющую супругов. Знаменитое стихотворение «Она сидела на полу» написано об этом периоде отношений с супругой.

Эрнестина Федоровна не решалась или же не унижалась до разговоров о той, которая встала между нею и мужем. Они страдали оба. Федор Иванович от любви к двум женщинам, от своего предательства жены, его жена – от необходимости делить любимого с другой, от невозможности разорвать отношения, от сострадания и приятия поэта. Эрнестина любила Федора Ивановича настолько, что понимала все его страдания и душевные мучения, они принимала его, прощала и оберегала от ударов судьбы, она примиряла его с самим собой, когда он не мог себя простить. И он не простил себя.

Две параллели в жизни неслиянны.
Неразделимо устремились в высь
И осиялись светом первозданным —
В стихе одном два ангела слились.

Образы героинь обеих женщин поэт любил возвышенно и искренне. Выстраданная любовь, не покидающее чувство вины перед женщинами нашли отражение в любовной лирике Тютчева, такой страстной и проникновенной.

Я очи знал,- о, эти очи.

Я очи знал,- о, эти очи!
Как я любил их — знает Бог!
От их волшебной, страстной ночи
Я душу оторвать не мог.

В непостижимом этом взоре,
Жизнь обнажающем до дна,
Такое слышалося горе,
Такая страсти глубина!

Дышал он грустный, углубленный
В тени ресниц ее густой,
Как наслажденье, утомленный,
И, как страданья, роковой.

И в эти чудные мгновенья
Ни разу мне не довелось
С ним повстречаться без волненья
И любоваться им без слез.

Я знал ее еще тогда.

Я знал ее еще тогда,
В те баснословные года,
Как перед утренним лучом
Первоначальных дней звезда
Уж тонет в небе голубом.

И всё еще была она
Той свежей прелести полна,
Той дорассветной темноты,
Когда, незрима, неслышна,
Роса ложится на цветы.

Вся жизнь ее тогда была
Так совершенна, так цела,
И так среде земной чужда,
Что, мнится, и она ушла
И скрылась в небе, как звезда.

Я встретил вас — и все былое.

Я встретил вас — и все былое
В отжившем сердце ожило;
Я вспомнил время золотое —
И сердцу стало так тепло.

Как поздней осени порою
Бывают дни, бывает час,
Когда повеет вдруг весною
И что-то встрепенется в нас,-

Так, весь обвеян духовеньем
Тех лет душевной полноты,
С давно забытым упоеньем
Смотрю на милые черты.

Как после вековой разлуки,
Гляжу на вас, как бы во сне,-
И вот — слышнее стали звуки,
Не умолкавшие во мне.

Тут не одно воспоминанье,
Тут жизнь заговорила вновь,-
И то же в нас очарованье,
И та ж в душе моей любовь.

Любовь, любовь — гласит преданье —
Союз души с душой родной —
Их соединенье, сочетанье,
И роковое их слиянье.
И. поединок роковой.

И чем одно из них нежнее
В борьбе неравной двух сердец,
Тем неизбежней и вернее,
Любя, страдая, грустно млея,
Оно изноет наконец.

О, как на склоне наших лет
Нежней мы любим и суеверней.
Сияй, сияй, прощальный свет
Любви последней, зари вечерней!

Полнеба обхватила тень,
Лишь там, на западе, бродит сиянье,-
Помедли, помедли, вечерний день,
Продлись, продлись, очарованье.

Пускай скудеет в жилах кровь,
Но в сердце не скудеет нежность.
О ты, последняя любовь!
Ты и блаженство и безнадежность.

Пламя рдеет, пламя пышет.

Пламя рдеет, пламя пышет,
Искры брызжут и летят,
А на них прохладой дышит
Из-за речки темный сад.
Сумрак тут, там жар и крики,-
Я брожу как бы во сне,-
Лишь одно я живо чую:
Ты со мной и вся во мне.

Треск за треском, дым за дымом,
Трубы голые торчат,
А в покое нерушимом
Листья веют и шуршат.
Я, дыханьем их обвеян,
Страстный говор твой ловлю.
Слава богу, я с тобою,
А с тобой мне как в раю.

Она сидела на полу.

Она сидела на полу
И груду писем разбирала,
И, как остывшую золу,
Брала их в руки и бросала.

Брала знакомые листы
И чудно так на них глядела,
Как души смотрят с высоты
На ими брошенное тело.

О, сколько жизни было тут,
Невозвратимо пережитой!
О, сколько горестных минут,
Любви и радости убитой.

Стоял я молча в стороне
И пасть готов был на колени,-
И страшно грустно стало мне,
Как от присущей милой тени.

О, не тревожь меня укорой справедливой.

О, не тревожь меня укорой справедливой!
Поверь, из нас из двух завидней часть твоя:
Ты любишь искренно и пламенно, а я —
Я на тебя гляжу с досадою ревнивой.

И, жалкий чародей, перед волшебным миром,
Мной созданным самим, без веры я стою —
И самого себя, краснея, сознаю
Живой души твоей безжизненным кумиром.

О, как убийственно мы любим.

О, как убийственно мы любим,
Как в буйной слепоте страстей
Мы то всего вернее губим,
Что сердцу нашему милей!

Давно ль, гордясь своей победой,
Ты говорил: она моя.
Год не прошел — спроси и сведай,
Что уцелело от нея?

Куда ланит девались розы,
Улыбка уст и блеск очей?
Все опалили, выжгли слезы
Горючей влагою своей.

Ты помнишь ли, при вашей встрече,
При первой встрече роковой,
Ее волшебный взор, и речи,
И смех младенчески живой?

И что ж теперь? И где все это?
И долговечен ли был сон?
Увы, как северное лето,
Был мимолетным гостем он!

Судьбы ужасным приговором
Твоя любовь для ней была,
И незаслуженным позором
На жизнь ее она легла!

Жизнь отреченья, жизнь страданья!
В ее душевной глубине
Ей оставались вспоминанья.
Но изменили и оне.

И на земле ей дико стало,
Очарование ушло.
Толпа, нахлынув, в грязь втоптала
То, что в душе ее цвело.

И что ж от долгого мученья
Как пепл, сберечь ей удалось?
Боль, злую боль ожесточенья,
Боль без отрады и без слез!

О, как убийственно мы любим,
Как в буйной слепоте страстей
Мы то всего вернее губим,
Что сердцу нашему милей!

Не раз ты слышала признанье.

Не раз ты слышала признанье:
«Не стою я любви твоей».
Пускай мое она созданье —
Но как я беден перед ней.

Перед любовию твоею
Мне больно вспомнить о себе —
Стою, молчу, благоговею
И поклоняюся тебе.

Когда, порой, так умиленно,
С такою верой и мольбой
Невольно клонишь ты колено
Пред колыбелью дорогой,

Где спит она — твое рожденье —
Твой безыменный херувим,-
Пойми ж и ты мое смиренье
Пред сердцем любящим твоим.

Чему молилась ты с любовью

Чему молилась ты с любовью,
Что как святыню берегла,
Судьба людскому суесловью
На поруганье предала.

Толпа вошла, толпа вломилась
В святилище души твоей,
И ты невольно постыдилась
И тайн и жертв, доступных ей.

Ах, если бы живые крылья
Души, парящей над толпой,
Ее спасали от насилья
Бессмертной пошлости людской!

Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Добавить комментарий

;-) :| :x :twisted: :smile: :shock: :sad: :roll: :razz: :oops: :o :mrgreen: :lol: :idea: :grin: :evil: :cry: :cool: :arrow: :???: :?: :!: