Цветы от Маяковского

В наше время доставка цветов — это популярно и просто. Чтобы подарить своим близким радость, достаточно зайти в поисковик и ввести простую фразу, к примеру, «цветы Харьков». Вашему вниманию представится множество сервисов, которые быстро исполнят ваше желание порадовать любимых, родственников или коллег.

Сейчас к доставке цветов люди относятся как к обыденному делу. Но так было не всегда. История служб доставки цветов касается глубины веков, она меняла судьбы и оставляла опечатки на историях великих людей.

Букеты цветов, аксессуары из них были очень популярны во времена царской России. Но это было удовольствие не из дешёвых, и позволить себе покупать или дарить цветы могли только состоятельные люди. Соответственно, с наступлением времён дореволюционной России о заказе цветов все позабыли, службы доставки цветов перестали пользоваться популярностью и обнищали. Но традиция дарить радость при помощи хрупких цветов осталась в сердцах заядлых романтиков.

Волшебная история

Одним из таких романтиков, который внёс вклад в историю доставки цветов и, тем самым, оставил в этой сфере безумно романтичный след, был великий поэт Маяковский. Из его творчества нам известно о его безумной любви к Татьяне Яковлевой, письмо Маяковского к ней трогает сердца многих людей по сегодняшний день. В годы поэт был очень популярным и получал хорошие гонорары за свои выступления за рубежом. В это время он посетил со своими выступлениями Париж и получил большой гонорар. Все деньги Маяковский перечислил на счёт одной службы доставки. Условие было только одно: пару раз в неделю доставлять букеты его любимой Татьяне Яковлевой.

Фирма с большим вдохновением отнеслась к просьбе своего спонсора. Они доставляли женщине восхитительные букеты из самых красивых и редких цветов. Несмотря на смерть поэта в курьеры службы доставляли самые редкие и дорогие букеты Татьяне два раза в неделю, вплоть до её смерти в 1991.

Во времена Второй Мировой Татьяна Яковлева, можно сказать, выживала благодаря букетам «от Маяковского». Она продавала эти шикарные букеты на улицах Парижа.

К сожалению, любовная история Маяковского и Татьяны Яковлевой не была увенчана успехом. Женщина не отвечала поэту взаимностью, так как не понимала модернистского стиля стихов поэта.

Какая романтическая история будет у вас? Мы сами строим свою любовную историю, а доставка цветов помогает в этом. Неважно, что выбрать для своей второй половинки большой букет роз или букет нежных ромашек, главное — это внимание и позитивные эмоции, которые получит человек, получивший такой великолепный подарок.

Материал публикуется на правах рекламы.

Цветы от Маяковского

В День рождения Владимира Владимировича Маяковского (1893-1930 г.г.), хочется вспомнить, наверное, самую трогательную историю, произошедшую в жизни знаменитого поэта футуриста в незабываемый и счастливый месяц в Париже, когда он влюбился в Татьяну Яковлеву.

Виктор Шкловский в своей работе «О Маяковском» пишет: «Рассказывали мне, что они были так похожи друг на друга, так подходили друг к другу, что люди в кафе благодарно улыбались при виде их». Художник В.И. Шухаев живший в то время в Париже, тоже обратил внимание на двух красивых молодых русских людей, и пишет о том же: «Это была замечательная пара. Маяковский очень красивый, большой. Таня тоже красавица — высокая, стройная под стать ему».

Тем не менее, у них не могло быть ничего общего, у них были разные планы на жизнь. В день своего рождения Маяковский сказал о себе: «Такой большой и такой ненужный»... Русская эмигрантка Татьяна Яковлева, элегантная и утонченная, воспитанная на классической литературе, стихах Пушкина, Лермонтова и Тютчева, она не воспринимала слова из рубленых, жёстких, рваных стихов модного поэта Страны Советов, как поэзию. Она вообще не понимала и не принимала советскую поэзию, как жанр.

«Маяковский же с первого взгляда в неё жестоко влюбился».
В «Письме товарищу Кострову из Парижа о сущности любви» Маяковский пишет:
«Представьте:
входит
красавица в зал,
в меха
и бусы оправленная…»

Яростный, неистовый, идущий напролом, живущий на одном дыхании с революцией, Маяковский пугал её своей мощью и безудержной страстью. Её сердце осталось равнодушным к его любовным признаниям, возвращаться в Москву она не собиралась, она знала, что там Маяковского ждёт Лиля Брик. Влюбившись не на шутку в Татьяну, Маяковский в Париже всё время думал и говорил о другой женщине, о своей Лиле. В Париже Владимир и Татьяна, вместе покупали Лиле подарки в парижских магазинах. Встречаясь с Маяковским, Татьяна продолжала поддерживать отношения со своим будущим мужем виконтом Бертраном дю Плесси. Среди её поклонников был и стареющий русский певец Фёдор Шаляпин.

В декабре 1928 года Маяковский один уехал в Москву. Через 21 день после отъезда Маяковского, 24 декабря 1928 года, Татьяна отправила письмо матери в Россию: «Он такой колоссальный и физически, и морально, что после него — буквально пустыня. Это первый человек, сумевший оставить в моей душе след…» Не стоит, однако, воспринимать её слова как признание в любви к Маяковскому.

От этой мгновенно вспыхнувшей и не состоявшейся любви Маяковского к русской эмигрантке осталась тайная печаль, а нам — волшебное стихотворение «Письмо Татьяне Яковлевой» со словами:
Я всё равно
тебя
когда-нибудь возьму —
одну
или вдвоем с Парижем…

В словах советского поэта слышится затаённая мечта Маяковского о мировой революции, которая сотрёт границы между Парижем и Москвой.

Больше месяца длилась их парижская встреча. Перед отъездом в Москву Маяковский открыл счёт в банке на имя известной парижской цветочной фирмы с условием, что из оранжереи фирмы еженедельно будут доставлять цветы по адресу его любимой женщины — Татьяны Яковлевой.

Парижская фирма много лет выполняла указания сумасбродного клиента и рассыльной из парижской цветочной фирмы раз в неделю приносил Татьяне букет самых красивых и необычных цветов. Это были гортензии, пармские фиалки, тюльпаны, чайные розы, орхидеи, астры или хризантемы с единственной фразой: «От Маяковского»
И теперь —
то ли первый снег,
То ли дождь на стекле
полосками —
В дверь стучится к ней человек,
Он с цветами
от Маяковского.

Маяковский и Татьяна больше никогда не виделись, их переписка длилась не долго, она вышла замуж за Бертран де Плесси и, но из цветочной фирмы продолжал приходить рассыльный с букетом цветов и неизменными словами: «От Маяковского». Утром 14 апреля 1930 года Маяковского не стало. Это известие ошеломило Татьяну, она уже привыкла к тому, что имя русского поэта регулярно вторгается в её жизнь, она уже привыкла знать, что он живёт где-то на земле, и, как напоминание о своей вечной любви, шлёт ей цветы.

Муж Татьяны Бертран де Плесси — военный лётчик, организатор первой эскадрильи Свободных французских военно-воздушных сил генерала Шарля де Голля, погиб в июле 1941 года, его самолёт был сбит фашистской зенитной артиллерией над Средиземным морем.

Говорят, что великая любовь сильнее смерти, но не всякому удаётся воплотить это утверждение в реальной жизни. Владимиру Маяковскому удалось! Цветы «От Маяковского» приносили Татьяне и в тридцатых, и в сороковых годах. В годы Второй Мировой, в оккупированном немцами Париже Татьяна выжила только потому, что продавала на бульваре свои роскошные букеты «От Маяковского».

Если каждый цветок в букете был словом «люблю», то в военные годы слова его любви спасали Татьяну от голодной смерти. Окончилась война, союзные войска освободили Париж, Татьяна вместе со всеми плакала от счастья, когда русские вошли в Берлин… А рассыльные всё несли и несли букеты цветов, оставаясь частью поэтического замысла влюблённого русского поэта Маяковского.

Легендарные букеты «От Маяковского» стали паролем, дающим влюблённым пропуск в вечность. Эта романтичная история любви русского поэта Владимира Маяковского к русской эмигрантке стала теперь и Парижской историей.

Советский инженер Аркадий Рывлин услышал эту трогательную историю в юности, от своей матери и всегда мечтал узнать, правда это или красивый вымысел.

Однажды, в конце семидесятых годов ему удалось попасть в Париж.
Татьяна Яковлева охотно приняла своего соотечественника в своём уютном доме, где цветы были повсюду. Они долго беседовали обо всём на свете, Татьяна угощала гостя чаем с пирожными. Конечно, Аркадию не терпелось задать свой главный вопрос, и набравшись храбрости, он спросил об известном романе её молодости с Владимиром Маяковским.

Аркадию очень хотелось узнать, действительно ли цветы от Маяковского спасли ей жизнь во время войны? Может быть, это лишь красивая сказка? Возможно ли, чтобы столько лет подряд ей приносили цветы…
«Пейте чай, — остановила его расспросы Татьяна, — пейте чай. Вы, ведь, никуда не торопитесь?»
И в этот момент в дверь позвонили.

Аркадий Рывлин никогда в жизни не видел такого роскошного букета, за которым почти не было видно рассыльного. Огромный букет был составлен из ярких, похожих на солнца, золотых японских хризантем. Из-под охапки этого золотистого, солнечного великолепия, голос рассыльного произнес: «От Маяковского».

У рассыльных привычный труд, —
Снег ли, дождик ли над киосками, —
А букеты его идут
Со словами: от Маяковского.
Без такого сияния,
Без такого свечения
Как не полно собрание
Всех его сочинений!
(Стихи Аркадия Рывлина)

Татьяна Яковлева вышла замуж за некого Либермана и переехала в США. Умерла Т. А. Яковлева в 1991 году в Америке

Цветы от Маяковского

«Вестник» №9(216), 27 апреля 1999

Револьд БАНЧУКОВ (Германия)


ПАРИЖСКАЯ ЛЮБОВЬ ВЛАДИМИРА МАЯКОВСКОГО

Френсис дю Плесси Грей, известная американская писательница, дочь Татьяны Алексеевны Яковлевой, назвала свою мать «одной из двух муз Маяковского»: из всех женщин, с которыми был близок поэт, только двум он отдал не только сердце, но и строки.

Лиле Брик, первой и главной музе поэта, посвящены три поэмы Маяковского («Флейта-позвоночник», «Люблю», «Про это»), многие строфы в стихах разных лет, две главы в поэме «Хорошо!» с признанием поэта:

Те, кто знаком с историей взаимоотношений Маяковского и Л.Брик, знают, что любовь эта не была безмятежным и радостным праздником: уродливый треугольник (Лиля и Осип Брики и Маяковский долгое время жили в одной квартире как одна семья), властный и капризный нрав любимой женщины, несовместимость характеров Лили и Владимира, полная свобода в интимных привязанностях — вряд ли такая любовь, напоминающая плохую кардиограмму, устраивала поэта, в душе которого жила неизбывная тоска по настоящей любви, по семье: «Любви я заждался, мне 30 лет. » Вспомните неожиданно-грустную концовку стихотворения Маяковского «Мелкая философия на глубоких местах»:

Да, годы брали свое:

Татьяна Яковлева

«В то время Маяковскому нужна была любовь» (Э.Триоле), и Р.Якобсон помнит слова поэта о том, что «только большая, хорошая любовь может спасти» его.

Последние два года жизни Маяковского, мир его личных переживаний и чувств связаны с именем Татьяны Яковлевой. За полтора с небольшим года до знакомства с Маяковским Т.Яковлева приехала из России в Париж по вызову дяди, художника А.Е.Яковлева. Двадцатидвухлетняя, красивая, высокая, длинноногая ( «. вы и нам в Москве нужны, не хватает длинноногих» — читаем мы в «Письме Татьяне Яковлевой»), с выразительными глазами и яркими светящимися желтыми волосами, пловчиха и теннисистка, она, фатально неотразимая, обращала на себя внимание многих молодых и немолодых людей своего круга.

В «Письме товарищу Кострову из Парижа о сущности любви» ее имя, фамилия не названы:

Известный лингвист и филолог, давний друг Маяковского Роман Якобсон свидетельствует: «. тогдашняя мода — меха и бусы — ей очень к лицу». Это не к редактору «Комсомольской правды» Тарасу Кострову, а к Татьяне Яковлевой, «русской красавице парижской чеканки» (В.Шкловский), обращается поэт:

Разговор «о сущности любви» продолжается в «Письме Татьяне Яковлевой», но адресат любви и стихов уже конкретно обозначен.

Отметив, что не очень уж часты в русской поэзии подобного рода сюжетные сплетения, укажем на разную тональность этих стихотворений: «Письмо товарищу Кострову. » от начала до конца — органический сплав иронии и патетики, лишь в одной строфе:

прорывается горечь и намек на личную трагедию; «Письмо Татьяне Яковлевой» все построено на трагедийных мотивах и нервных интонациях.

Трудно пройти мимо резкого тематического и интонационного контраста в первых двух строфах этого удивительного стихотворения:

Да и стихотворные размеры (в первой строфе — хорей, во второй — ямб) явно противостоят друг другу, а предпоследняя строфа:

словно не выдержав смыслового напряжения и волнения автора, разламывается надвое. Попробуйте зрительно представить вторую часть этой строфы. Перекресток рук? Чьих рук? Видимо, в объятии должны скреститься руки поэта и руки его любимой.

Точно известен день знакомства — 25 октября 1928 года. Вспоминает Эльза Триоле — известная французская писательница, родная сестра Лили Брик: «Я познакомилась с Татьяной перед самым приездом Маяковского в Париж и сказала ей: «Да вы под рост Маяковскому». Так, из-за этого «под рост» 1 , для смеха, я и познакомила Володю с Татьяной. Маяковский же с первого взгляда в нее жестоко влюбился».

Виктор Шкловский в своей работе «О Маяковском» пишет: «Рассказывали мне, что они были так похожи друг на друга, так подходили друг к другу, что люди в кафе благодарно улыбались при виде их». Художник В.И.Шухаев и его жена В.Ф.Шухаева, жившие в то время в Париже, пишут о том же: «Это была замечательная пара. Маяковский очень красивый, большой. Таня тоже красавица — высокая, стройная под стать ему».

Через 21 день после отъезда Маяковского, 24 декабря 1928 года, Татьяна отправит письмо матери в Россию: «Он такой колоссальный и физически, и морально, что после него — буквально пустыня. Это первый человек, сумевший оставить в моей душе след. » Не стоит, однако, воспринимать ее слова как признание в любви к Маяковскому, ибо Р.Якобсон, комментируя первую публикацию «Письма Татьяне Яковлевой» в «Русском литературном архиве» (Нью-Йорк, 1956), сообщил со слов Т.Яковлевой: «Т-а встретила уклончиво уговоры Маяковского ехать женой его с ним в Москву, и на следующий день за обедом в ресторане Petite Chaumiere он прочел ей свои ночные стихи. «

И еще одно обстоятельство настораживало Маяковского: он читает в русском обществе Парижа посвященные ей стихи — она недовольна, он хочет напечатать их — она не торопясь вносит полную ясность в отношения с поэтом, не дает согласия на это. Ее уклончивость и осторожность были восприняты Маяковским как замаскированный отказ. В стихотворении сказано об этом прямо и резко:

Об этом же пишет и дочь Т.А.Яковлевой: «Среди многочисленных поклонников, отвергнутых ею, был известный советский поэт Владимир Маяковский. «

Попытаемся объяснить причины отказа: во-первых, не так просто бросить налаженный и роскошный быт и уехать в большевистскую Россию; во-вторых, «в глубине души Татьяна знала, что Москва — это Лиля» (Э.Триоле), что «старая любовь не прошла» (В.Шкловский). Наталья Брюханенко помнит слова Маяковского: «Я люблю только Лилю». Татьяна Яковлева рассказывала Бенгту Янгфельдту, что в Париже Владимир все время говорил ей о Лиле; они, Владимир и Татьяна, вместе покупали Лиле подарки в парижских магазинах. Влюбившись не на шутку в Татьяну, он все время думал о другой женщине, о Лиле.

Да и у Татьяны, кроме Маяковского, были свои сердечные привязанности: «У меня сейчас, — пишет она матери, — масса драм. Если бы я даже захотела быть с Маяковским, то что стало бы с Илей, и кроме него есть еще 2-ое. Заколдованный круг». Встречаясь с Маяковским, Татьяна поддерживала отношения со своим будущим мужем виконтом Бертраном дю Плесси. В орбите ее поклонников оказался и стареющий Шаляпин, на гастроли которого в Барселону, на два дня, укатила Татьяна — вся безудержный порыв и увлеченность. Теперь понятны строки из «Письма Татьяне Яковлевой» «слышу лишь свисточный спор поездов до Барселоны» и суть метафорической гиперболы («ревность двигает горами»), которая далее — правда, несколько искусственно и наивно — приобретает политическую окраску:

Такими же наивными (хотя и беспредельно искренними!) оказались и уже приведенное нами начало стихотворения, и его концовка:

связанная с затаенной мечтой Маяковского о мировой революции, которая сотрет границы между Парижем и Москвой. Ох, правильно говорил Роман Якобсон, что Маяковский убивал в себе лирика ради политики.

Больше месяца длилась их первая встреча. Перед отъездом Маяковский сделал заказ в парижской оранжерее — еженедельно посылать цветы по адресу любимой женщины. После отъезда поэта на имя Татьяны Яковлевой несколько лет шли цветы — цветы от Маяковского.

Существует красивая легенда о грузинском художнике Пиросманишвили, осыпавшем любимую розами (Помните песню на стихи Андрея Вознесенского: «Жил был художник один. «). Но то легенда, а перед нами — прекрасная быль:

После отъезда Маяковского переписка, однако, продолжается. Она упрекает его в молчании, но в ее (да и в его!) письмах уже чувствуется какой-то холодок: видимо, Татьяна узнала о внезапно вспыхнувшем (может быть, из-за отчаяния и безысходностиы) увлечении Маяковского артисткой Вероникой Полонской. 5 октября 1929 года Маяковский отправил Татьяне Яковлевой последнее письмо.

Я не верю, что поздней осенью 1929 года Маяковский, дескать, снова собирался в Париж, но ему было отказано в визе: ученые, работавшие в архивах, никаких документов на этот счет не нашли. Просто Маяковский передумал ехать. Зачем? Чтобы снова быть отвергнутым?

Друг Маяковского Василий Каменский в письме к Любови Николаевне Орловой, матери Тани, высказал небезынтересное суждение об уходе поэта из жизни: «Одно ясно — Таня явилась одним из слагаемых общей суммы назревшей трагедии. Это мне известно от Володи: он долго не хотел верить в ее замужество. Полонская особой роли не играла».

В дневниковых записях М.Я.Презента, найденных в архивах Кремля литературоведом Валентином Скорятиным, есть упоминание о том, что поэт рано утром 14 апреля 1930 года, за три часа до выстрела, поехал на телеграф и дал в Париж на имя Татьяны Яковлевой телеграмму: «Маяковский застрелился». Слухи? Легенда? Факт? Трудно сказать.

Среди других «слагаемых общей суммы трагедии» — созревание в поэте «набатных» стихов, противостоящих государственной системе, режиму («Я знаю силу слов я знаю слов набат/Они не те которым рукоплещут ложи/От слов таких срываются гроба/Шагать четверкою своих дубовых ножек» — текст воспроизведен по черновику Маяковского — без знаков препинания), травля со стороны партийно-литературной номенклатуры («Устаешь отбиваться и отгрызаться»; «Бывает выбросят не напечатав не издав» — из черновиков), понимание несостоятельности тех идеалов, которым так долго и преданно служил он (Фазиль Искандер: «Видимо, понял, что дальше творить миф о революции нельзя. Игра проиграна. Платить нечем») 2 . Приведу слова, сказанные Маяковским Александру Довженко за два дня до рокового 14 апреля: «. то, что делается вокруг, — нестерпимо, невозможно».

Воспроизведу также фрагмент из книги Ю.Борева «XX век в преданиях и анекдотах» (1996):

Рассказывал Семен Липкин.

Маяковский встретился в Ницце с художником Юрием Анненским и стал уговаривать его вернуться. Тот ответил: «В России сейчас такая обстановка, что я не смогу работать». Маяковский помолчал и сказал: «Я тоже не могу работать. То, что я пишу, давно не стихи».

Так что вряд ли был прав Илья Сельвинский, считавший, что главная причина ухода Маяковского из жизни — неудачная любовь:

Думаю, что в последний свой год Маяковский не раз обращался памятью к пастернаковской строфе о нем, Маяковском:

К этому добавим надорванность, усталость, неверие в то, что семья может быть создана. И кто знает, быть может, строки из «Неоконченного» — отголоски несостоявшейся «парижской любви»:

«Письмо Татьяне Яковлевой» так и не увидело свет при жизни поэта, и этому «способствовали» Брики: Лиля и Осип блюли имидж советского поэта, а любовь к эмигрантке не вписывалась в их схему (первая публикация стихотворения в России появилась в #4 журнала «Новый мир» за 1956 год). У Михаила Суслова впоследствии возникли свои проблемы: через своего помощника Воронцова (об этом писал Рой Медведев в цикле статей «Они окружали Сталина») «серый кардинал» решал вопрос, «кого больше любил в конце 20-х годов Маяковский: Лилю Брик, которая была еврейкой, или русскую Татьяну Яковлеву, живущую в Париже».

Как сложилась судьба Татьяны Яковлевой? Бертран де Плесси, муж Татьяны, организатор первой эскадрильи Свободных французских военно-воздушных сил де Голля, в июле 1941 года был сбит фашистской зенитной артиллерией над Средиземным морем. Впоследствии Т.Яковлева вышла замуж вторично и переехала в США. Умерла Т.А.Яковлева-Либерман в 1991 году.

1 Сравним с текстом «Письма Татьяне Яковлевой»:

Ты одна мне
ростом вровень.

2 В черновых записях к поэме «Во весь голос» (1929-1930) есть строка: «И через головы безжалостных правительств». В окончательной редакции: «И через головы поэтов и правительств». Назад

Цветы от Маяковского

О чувствах Владимира Маяковского к Лиле Брик помнят многие: это великая любовь талантливого поэта, странные и порой безумные отношения, необыкновенные чудеса и памятные встречи. Любимая женщина Маяковского всегда достойна самого лучшего! Слагались легенды о драгоценном автографе Блока на только что отпечатанной тонкой книжечке стихов, о трогательном букетике из двух рыжих морковок в голодной Москве, о признаниях и невероятных чувствах.

А ведь Маяковский творил чудеса не только для нее одной. Самая трогательная история, которую помнят современники, произошла с ним в Париже, когда он влюбился в Татьяну Яковлеву. На первый взгляд, между ними нет, и не могло быть ничего общего. Она – уточненная, элегантная, воспитанная, нежная, не воспринимала рубленых, жестких и рваных стихов советского поэта. Маяковский – яростный, неистовый, живущий на пределе, безгранично талантливый. Он пугал ее своей безудержной страстью, девушку не подкупали его слова и собачья преданность. Несмотря на все старания, сердце красавицы осталось равнодушным, и Маяковский уехал в Москву один, терзаемый душевной болью, страданием и тайной печалью. Он посвятил ей чудесное стихотворение «Письмо Татьяне Яковлевой» и… Цветы!

Весь свой гонорар за выступления в Париже Владимир Маяковский положил в банк на счет известной парижской цветочной фирмы с единственным условием, чтобы для Татьяны Яковлевой несколько раз в неделю приносили букет из самых красивых и необычных цветов: гортензий, пармских фиалок, черных тюльпанов, орхидей, чайных роз, хризантем или астр.

Парижская фирма с солидным именем и репутацией четко выполняла указания своего клиента: в любой день, из года в год, несмотря на погоду, к Татьяне Яковлевой приходили посыльные с букетами необыкновенной красоты с единственной фразой: «От Маяковского».

Поэта не стало в тридцатом году – это известие ошеломило ее. Ведь Татьяна привыкла к тому, что он всегда незримо присутствует, вторгается в ее жизнь, что он где-то есть и низменно, каждую неделю присылает ей цветы. Они не виделись, но всегда были рядом. Маяковский дарил ей не просто цветы – а свою безумную, но искреннюю любовь, для которой не существует расстояний и преград. Татьяна Яковлева уже не понимала, как будет жить дальше.

Однако в распоряжении, оставленном в цветочной фирме влюбленным поэтом, не было указано ни слова о его смерти. И на следующий день на пороге дома Татьяны Яковлевой вновь возник посыльный с прекрасным букетом и неизменными словами: «От Маяковского».

Цветы приносили и в тридцатом, когда поэт уже умер, и в сороковом, когда о Маяковском успели забыть. В годы Второй Мировой, в оккупированном немцами Париже, она смогла выжить только благодаря тому, что продавала на бульваре эти роскошные букеты. Говорят, великая любовь сильнее смерти, и если каждый цветок был словом «люблю», то именно эти слова спасли возлюбленную от голодной смерти.

Даже когда союзные войска освободили Париж, когда она вместе со всеми плакала от счастья, когда русские вошли в Берлин – он был рядом. Каждую неделю она получала неизменный букет «от Маяковского». Посыльные взрослели на ее глазах, на смену прежним приходили новые, и все знали, что становятся частью великой истории любви, для которой не существует границ и времени.

Цветы от Маяковского стали парижской легендой и необыкновенной историей…

Советский инженер Аркадий Рывлин услышал эту историю еще в юности от своей матери, и всегда мечтал узнать ее продолжение. В семидесятых годах ему удалось попасть в Париж и встретиться с возлюбленной великого поэта.

Татьяна Яковлева была еще жива (умерла Т.А. Яковлева в 1991 году), и с удовольствием приняла своего соотечественника. В этом уютном доме цветы были повсюду – как дань легенде и искренним чувствам. Они говорили обо всем на свете, однако спрашивать даму о романе ее молодости ему казалось неприличным.

Но в какой-то момент Аркадий Рывлин все-таки не выдержал, спросил, правду ли говорят, что цветы от Маяковского спасли ее в тяжелые годы войны? Разве это не красивая сказка? Неужели это возможно, чтобы столько лет подряд? В этот момент в дверь позвонили. Он впервые видел такой роскошный букет золотых японских хризантем, похожий на яркие лучи весеннего солнца. И из-за охапки этого цветочного великолепия… он услышал голос посыльного: «От Маяковского».

У рассыльных привычный труд, —
Снег ли, дождик ли над киосками, —
А букеты его идут
Со словами: от Маяковского.

Без такого сияния,
Без такого свечения
Как не полно собрание
Всех его сочинений

Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Добавить комментарий

;-) :| :x :twisted: :smile: :shock: :sad: :roll: :razz: :oops: :o :mrgreen: :lol: :idea: :grin: :evil: :cry: :cool: :arrow: :???: :?: :!: