Цветаева стихи посвящения

Писать стихи о женщине может только настоящая проникновенная и романтичная душа! Марина Цветаева как никто другой в своих произведениях могла подобрать нужные слова и правильные ключики.

Марина Цветаева стихи

Идешь, на меня похожий,
Глаза устремляя вниз.
Я их опускала — тоже!
Прохожий, остановись!

Прочти — слепоты куриной
И маков набрав букет,
Что звали меня Мариной
И сколько мне было лет.

Не думай, что здесь — могила,
Что я появлюсь, грозя.
Я слишком сама любила
Смеяться, когда нельзя!

И кровь приливала к коже,
И кудри мои вились.
Я тоже была, прохожий!
Прохожий, остановись!

Сорви себе стебель дикий
И ягоду ему вслед, —
Кладбищенской земляники
Крупнее и слаще нет.

Но только не стой угрюмо,
Главу опустив на грудь.
Легко обо мне подумай,
Легко обо мне забудь.

Как луч тебя освещает!
Ты весь в золотой пыли.
— И пусть тебя не смущает
Мой голос из-под земли.

Стих Цветаева Марина

Вчера еще в глаза глядел,
А нынче – всё косится в сторону!
Вчера еще до птиц сидел,-
Всё жаворонки нынче – вороны!

Я глупая, а ты умен,
Живой, а я остолбенелая.
О, вопль женщин всех времен:
«Мой милый, что тебе я сделала?!»

И слезы ей – вода, и кровь —
Вода,- в крови, в слезах умылася!
Не мать, а мачеха – Любовь:
Не ждите ни суда, ни милости.

Увозят милых корабли,
Уводит их дорога белая…
И стон стоит вдоль всей земли:
«Мой милый, что тебе я сделала?»

Вчера еще – в ногах лежал!
Равнял с Китайскою державою!
Враз обе рученьки разжал,-
Жизнь выпала – копейкой ржавою!

Детоубийцей на суду
Стою – немилая, несмелая.
Я и в аду тебе скажу:
«Мой милый, что тебе я сделала?»

Спрошу я стул, спрошу кровать:
«За что, за что терплю и бедствую?»
«Отцеловал – колесовать:
Другую целовать»,- ответствуют.

Жить приучил в самом огне,
Сам бросил – в степь заледенелую!
Вот что ты, милый, сделал мне!
Мой милый, что тебе – я сделала?

Всё ведаю – не прекословь!
Вновь зрячая – уж не любовница!
Где отступается Любовь,
Там подступает Смерть-садовница.

Самo – что дерево трясти! —
В срок яблоко спадает спелое…
— За всё, за всё меня прости,
Мой милый,- что тебе я сделала!

Красивые стихи Цветаевой Марины

В гибельном фолианте
Нету соблазна для
Женщины. — Ars Amandi
Женщине — вся земля.
Сердце — любовных зелий
Зелье — вернее всех.
Женщина с колыбели
Чей-нибудь смертный грех.
Ах, далеко до неба,
Губы близки во мгле:
— Бог, не суди! — Ты не был
Женщиной на земле!

Стихи Цветаевой читать

Мне нравится, что вы больны не мной,
Мне нравится, что я больна не вами,
Что никогда тяжелый шар земной
Не уплывет под нашими ногами.
Мне нравится, что можно быть смешной —
Распущенной — и не играть словами,
И не краснеть удушливой волной,
Слегка соприкоснувшись рукавами.

Мне нравится еще, что вы при мне
Спокойно обнимаете другую,
Не прочите мне в адовом огне
Гореть за то, что я не вас целую.
Что имя нежное мое, мой нежный, не
Упоминаете ни днем, ни ночью — всуе.
Что никогда в церковной тишине
Не пропоют над нами: аллилуйя!

Спасибо вам и сердцем и рукой
За то, что вы меня — не зная сами! —
Так любите: за мой ночной покой,
За редкость встреч закатными часами,
За наши не-гулянья под луной,
За солнце не у нас над головами,—
За то, что вы больны — увы! — не мной
За то, что я больна — увы! — не вами!

Короткий стих Цветаева

Каждый стих — дитя любви,
Нищий незаконнорожденный.
Первенец — у колеи
На поклон ветрам — положенный.

Сердцу — ад и алтарь,
Сердцу — рай и позор.
Кто — отец? Может — царь,
Может — царь, может — вор.

Стих о женщине Цветаева

Быть нежной, бешеной и шумной,
— Так жаждать жить! —
Очаровательной и умной, —
Прелестной быть!

Нежнее всех, кто есть и были,
Не знать вины.
— О возмущенье, что в могиле
Мы все равны!

Стать тем, что никому не мило,
— О, стать как лед! —
Не зная ни того, что было,
Ни что придет,

Забыть, как сердце раскололось
И вновь срослось,
Забыть свои слова и голос,
И блеск волос.

Браслет из бирюзы старинной —
На стебельке,
На этой узкой, этой длинной
Моей руке.

Как зарисовывая тучку
Издалека,
За перламутровую ручку
Бралась рука,

Как перепрыгивали ноги
Через плетень,
Забыть, как рядом по дороге
Бежала тень.

Забыть, как пламенно в лазури,
Как дни тихи.
— Все шалости свои, все бури
И все стихи!

Мое свершившееся чудо
Разгонит смех.
Я, вечно-розовая, буду
Бледнее всех.

И не раскроются — так надо —
— О, пожалей! —
Ни для заката, ни для взгляда,
Ни для полей —

Мои опущенные веки.
— Ни для цветка! —
Моя земля, прости навеки,
На все века.

И так же будут таять луны
И таять снег,
Когда промчится этот юный,
Прелестный век.

Классика русской поэзии Цветаева

Если душа родилась крылатой —
Что ей хоромы — и что ей хаты!
Что Чингис-Хан ей и о — Орда!
Два на миру у меня врага,
Два близнеца, неразрывно-слитых:
Голод голодных — и сытость сытых!

Я счастлива жить образцово и просто —
Как солнце, как маятник, как календарь.
Быть светской пустынницей стройного роста,
Премудрой — как всякая божия тварь.

Знать: дух — мой сподвижник и дух — мой вожатый!
Входить без доклада, как луч и как взгляд.
Жить так, как пишу: образцово и сжато —
Как бог повелел и друзья не велят.

«Встреча», анализ стихотворения Цветаевой

Почему людям по-разному отмерен жизненный срок? Почему кто-то коптит небо целый век, а кто-то, словно вспышка на небосклоне, проживает короткую, но яркую жизнь? Именно эта мысль приходит в голову при воспоминании о Марии Башкирцевой, 23-летней художнице XIX века, чья судьба вызывает недоумение.

Как могло случиться, что красавица, с детства купавшаяся в роскоши, проводившая детские годы на Лазурном берегу: в Ментоне, Париже, Ницце – ушла из жизни, не дожив до 24 лет? Маша умерла в столь юном возрасте от чахотки, которая была настоящим бичом в конце XIX столетия. С детства проводя много времени среди врачей, девушка, чувствуя свою обреченность, отказалась от обыденной жизни, посвятив себя искусству. Она вела дневник, рисовала изумительные картины, обладала тончайшим музыкальным слухом. Оставила в наследство более 150 картин и многотомный дневник, которым зачитывались ее современники и поклонники, среди которых был и молодой французский писатель Ги де Мопассан.

Что же привлекло к ее судьбе русскую поэтессу Марину Цветаеву? Мари Башкирцева умерла за 8 лет до рождения Марины. Но именно ей посвящает 17-летняя Цветаева в своем первом поэтическом сборнике «Вечерний альбом» стихотворение «Встреча», анализ которого и будет здесь представлен.

Атмосфера вечера, давшая название сборнику, ощущается уже в первой строке: «Вечерний дым над городом возник». Начинающая поэтесса не могла не испытывать влияние своих старших «коллег по цеху». Ведь блоковская «Незнакомка» поразила сердца и умы многих любителей поэзии начала ХХ века. Наверняка, Цветаева не была исключением, ведь в дальнейшем она даже написала свое посвящение Александру Блоку.

Образы, возникающие в стихотворении «Встреча», словно бы рождаются из тумана, как это происходит в «Незнакомке». Появляющийся из ниоткуда «полудетский лик», причем «прозрачней анемоны» — цветка, по-другому называющегося ветреницей. Все призрачно, неопределенно, туманно, как у Блока. Даже вагоны, как в его «Железной дороге», «куда-то вдаль покорно шли». Но на этом сходство заканчивается.

Данное стихотворение, несмотря на заявленный жанр посвящения, по форме является сонетом. «Встреча», как и все русские сонеты, написана пятистопным ямбом. При этом композиция сонета предполагает сюжетно-эмоциональный перелом, который приходится обычно на вторую часть стиха. У Цветаевой этот перелом происходит уже в середине второго четверостишия. После упоминания увиденного «полудетского лика» поэтесса переходит к его описанию, причем его детали обрывочны, что характерно для стиля Цветаевой: «на веках тень», кудри, лежавшие «подобием короны». И совсем неожиданно описание состояния самой лирической героини: «Я сдержала крик».

Героиня словно прозревает в «этот краткий миг»: она узнает девушку «у темного окна». Та – «виденье рая в сутолке вокзальной». Как характерны здесь любимые поэтессой тире, с помощью которых она с особой экспрессией выделяет это приложение. Ей приходится даже исказить слово «сутолока», обозначающее толчею, давку, чтобы не нарушить размер и форму сонета, ведь никакое другое слово не подходит.

Оказывается, героиня встречалась с этой девушкой не раз в «долинах сна». Значит, на самом деле это всего лишь видение, сон, призрак, фантом. Но та внутренняя связь, которая возникла между девушкой и лирической героиней, не обрывается. И теперь героиню терзают вопросы: «Но почему она была печальной? Чего искал прозрачный силуэт?» Она даже мучается предположением: «Быть может ей – и в небе счастья нет. »

Возвращаясь к жанру посвящения, можно предположить, что жизнь Марии Башкирцевой действительно потрясла 17-летнюю Марину Цветаеву. Возможно, она почувствовала какую-то связь с ее судьбой, ведь известен факт, что юная Аня Горенко (будущая Анна Ахматова!), находясь в Царском Селе, просто физически ощущала присутствие Пушкина, который обучался здесь на сто лет раньше.

Я люблю Пушкина Цветаевой — цикл М. Цветаевой «Стихи Пушкину»

Пушкиным не бейте!

Ибо бьют вас — им!
М. Цветаева

Марину Цветаеву я считаю принцессой русской поэзии. Она так самоотреченно была влюблена в поэзию, что часто в других любила ее больше, чем в себе. Отсюда столько посвящений великим поэтам, ее современникам, ее принцам духа: А. Блоку, В. Маяковскому, Б. Пастернаку, П. Антокольскому и многим другим. Перечисленных поэтов она знала лично. Поразительно, но порой мне кажется, что Цветаева считала Пушкина своим современником, наперекор времени и здравому смыслу. Это ощущение не покидало меня во час прочтения ее поэтической прозы «Мой Пушкин».

Своим воображением Цветаева однажды в детстве создала себе живого поэта Пушкина, да так и не отпускала его ни на шаг от своей души всю жизнь. Обстоятельства ей помогли. Вспомним случай, когда отец маленькой Марины привел в жилье сына Пушкина и девчурка приняла его за настоящего поэта.

Пушкина рядом с Цветаевой я постоянно представляю в окружении его знаменитых героев, и Марина с детской непосредственностью и восторгом наблюдает, как благороден Дубровский, стоящий перед Машей в саду, как очаровательна Татьяна Ларина, дающая отповедь Онегину, какой страшный и прекрасный Пугачев! Как отличный русский художник Илья Глазунов изобразил на одном холсте почти всех великих россиян и назвал картину «Великая Россия», так и я себе представляю ещё не написанную картину, на которой М. Цветаева рядом с А. Пушкиным в окружении множества персонажей его произведений. Лицо Цветаевой при этом светится блаженством и счастьем.

Эта фантазия не случайна. Я знаю, что Цветаева любила игрывать в красивые и сложные игры. Обычные детские игрушки ее не интересовали никогда. Ее любимой «игрушкой» был опять же Пушкин. Она то обряжала его во фрак и цилиндр, то облачала в охотничий костюм и сажала верхом на лошадь. Или вдруг на месте Дубровского в темном саду оказывался сам Пушкин, и Машу это нисколько не удивляло, а более того наоборот — приводило в экстаз. Татьяна Ларина, в свой черед, поднимает глаза и видит, что перед ней отнюдь не Онегин, а. В такой ситуации Татьяна просто должна упасть в обморок от неразрешимости выбора. Все-таки Пушкин на голову выше всех прекрасных генералов и поэтичных Онегиных, сообща взятых. А блистательный Сильвио из «Повестей Белкина»! Конечно, только Пушкин мог позволить себе такие игры с судьбой.

Итак, заполнив всю воображаемую жизнь Цветаевой, поэт, безусловно, вторгся и в ее собственную поэзию. Одно за другим стали появляться посвящения Пушкину. Наиболее зрелый, я считаю, цикл «Стихи Пушкина».

В эти стихи сообща с самим Александром Сергеевичем перекочевали и почти все его герои:

Бич жандармов, бог студентов,

Желчь мужей, услада жен,

Пушкин — в роли монумента?

Гостя каменного? — он,

Пушкин — в роли Командора?

В это стихотворение и «Медный всадник» прискакал, и «Небо Африки» возникло, и более того «Ваня бедный» появился:

Трусоват был Ваня бедный,

Ну, а он — не трусоват.

Естественно, Пушкин был для Цветаевой олицетворением лужественности. И вообще идеалом мужчины. Казалось бы, зрелости эта игра в Пушкина должна была незаметно сойти за нет, уступив место более реалистическому мироощущению. Но возникло очередное явление Пушкина в духовном лире Цветаевой в качестве волшебного, божественного существа, подаренного ей русской историей и царем, наперсником Зога на земле:

И шаг, и светлейший из светлых

Взгляд, коим поныне светла.

Последний — посмертный — бессмертный

Подарок России — Петра.

Появление в России Пушкина — потомка арапа Петра I Ганнибала, Цветаева напрямую связывает с божественной волей.

Подтверждением божественного происхождения Пушкина могут служить и такие ее строки:

Несокрушимый Мускул — крыла.

Русские поэты ещё много раз будут открывать для себя нового Пушкина, но мне более по душе цветаевский Пушкин — воплощение красоты, мужества, ума и бесконечности.

Смысл поэтического творчества в лирике М. И. Цветаевой

«Моим стихам, как драгоценным винам, настанет свой теред», — писала Марина Цветаева, будучи совсем юной. Ее тророчество сбылось. Сейчас поэзия Цветаевой занимает осо-эе место в русской литературе XX века. Выделяют Цветаеву из ряда других авторов ее предельная искренность, нетер-шмость к шаблонам и правилам, самостоятельность во взглядах и оценках. Она порой теряется, не зная, что ей летать со своей «безмерностью в мире мер», и призвание поэта зидит как раз в том, чтобы противостоять косности и бездуховности окружающей действительности, «где наичернейшй — сер!»
Итак, тема творчества чрезвычайно важна для Цветаевой I лейтмотивом проходит через всю ее лирику, включая в себя требовательное отношение к слову (она умеет совершенно четко подобрать определения любому явлению), неприятие эстетства, ответственность поэта перед своим читателем, стремление к гармонии, расчет на диалог с читателем. Бесконечные размышления обо всем этом порождали огромное многообразие стихов. Стихи эти могли быть посвящены различным предметам, но объединяло их одно — идея творчества.
Творческая личность в понимании Цветаевой одинока. Это угадывается во многих стихотворениях, а в некоторых — объявляется во всеуслышание («Поэты», «Роландов рог»). В произведении «Роландов рог» Цветаева, не прибегая к иносказаниям, повествует о своем «сиротстве», о противостоянии глупцам, о том, что, несмотря на борьбу в одиночестве, на смену ей придут тысячи таких же, как она. И все же одиночество поэта не абсолютно: у него всегда есть преданный друг — читатель. Часто стихи Цветаевой строятся на диалоге, на полноценном общении с человеком, взявшим в руки ее книгу. Поэтесса обращается к человеку, которому посвящено стихотворение, к незнакомому читателю или даже к еще не родившемуся («Тебе — через сто лет»). Если даже в стихотворении нет прямого обращения, то оно все равно рассчитано на реакцию, на сочувствие, на ответ.
Неотъемлемой частью цветаевской лирики являются посвящения поэтам, современникам или предшественникам. Поэтесса обладала редким даром — уметь восхищаться талантом, быть благодарной художнику, глубоко чувствовать душу в его творениях. Далекая от окололитературной борьбы, она была начисто лишена чувства творческой зависти и ревности. Это обстоятельство позволяло ей объективно оценивать произведения коллег. Широко известны цветаевские посвящения Блоку, Ахматовой, Пушкину.
Поэтам, размышляющим о своем предназначении, свойственно обращаться к Музе. У Цветаевой Муза упоминается редко, вскользь, как будто она не видит ее особой заслуги в своем творчестве. Интересно, что в стихах, обращенных к Ахматовой, та названа » Музой плача». Надо думать, что Цветаева считала Ахматову своей вдохновительницей и имела смелость это признать.
Обращений к Музе немного: Цветаева надеется не на нее — на себя. Она стремится к постоянному самосовершенствованию, ибо в этом видит путь развития своего творчества, от которого все равно никуда не скроешься («Стол»). Поэтесса «пригвождена» к письменному столу на всем протяжении своего творческого пути, а творчество не имеет предела и ширится все больше. Но это для Цветаевой не ярмо, а напротив, «убежище от диких орд». Она всегда может укрыться в творчестве, как в тихой гавани, и в то же время, не скрываясь, говорить то, что хочет сказать.
Есть в поэзии Цветаевой тема, которая роднит ее со многими поэтами, — это взаимосвязь творчества и «неумолимого бега времени». Людям свойственно страшиться смерти и полного забвения, еще острее это чувство развито у людей искусства. Свое бессмертие Цветаева, как все творческие личности, видит в творчестве:

Для того я (в проявленном — сила)
Все родное на суд отдаю,
Чтобы молодость вечно хранила
Беспокойную юность мою.

Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Добавить комментарий

;-) :| :x :twisted: :smile: :shock: :sad: :roll: :razz: :oops: :o :mrgreen: :lol: :idea: :grin: :evil: :cry: :cool: :arrow: :???: :?: :!:

Adblock detector