Цветаева Марина Владимировна

:: Марина Ивановна Цветаева ::

ГЛАВНАЯ >> Биографии писателей и поэтов >> Марина Ивановна Цветаева

Марина Ивановна Цветаева родилась в Москве 26 сентября 1892 года. По происхождению, семейным связям, воспитанию она принадлежала к трудовой научно-художественной интеллигенции. Отец ее — сын бедного сельского попа, уроженец села Талицы Владимирской губернии — вырос в таких «достатках», что до двенадцати лет сапог в глаза не видал. Трудом и талантом Иван Владимирович Цветаев пробил себе дорогу в жизни, стал известным филологом и искусствоведом, профессором Московского университета, директором Румянцевского музея и основателем Музея изящных искусств (ныне Музей имени Пушкина, у подъезда которого прибита мемориальная доска в честь И.В.Цветаева). Он умер в 1913 году. Мать — из обрусевшей польско-немецкой семьи, натура художественно одаренная, музыкантша, ученица Рубинштейна. Она скончалась рано (в 1906 году), но, по словам дочери, успела оказать на нее «главенствующее влияние»: «Музыка, природа, стихи, Германия. Одна против всех».

Детство, юность и молодость Марины Цветаевой прошли в Москве и в тихой подмосковной (калужской) Тарусе, отчасти — за границей (Италия, Швейцария, Германия, Франция). Училась она много, но, по семейным обстоятельствам, довольно бессистемно: совсем маленькой девочкой — в музыкальной школе, потом — в католических пансионах в Лозане и Фрейнбурге, в ялтинской женской гимназии, в московских частных пансионах. Окончила в Москве семь классов частной гимназии Брюхоненко (из 8-го класса вышла). В возрасте шестнадцати лет, совершив самостоятельную поездку в Париж, прослушала в Сорбонне сокращенный курс истории старофранцузской литературы.

Стихи Цветаева начала писать с шести лет (не только по-русски, но и по-французски и по-немецки), печататься — с шестнадцати, а два года спустя, в 1910 году, еще не сняв гимназической формы, тайком от семьи, выпустила довольно объемный сборник — «Вечерний альбом» . Изданный в количестве всего 500 экземпляров, он не затерялся в потоке стихотворных новинок, затоплявшем тогда прилавки книжных магазинов. Его заметили и одобрили такие влиятельные и взыскательные критики, как В.Брюсов, Н.Гумилев, М.Волошин. Были и другие сочувственные отзывы.

Стихи юной Цветаевой были еще очень незрелы, но подкупали талантливостью, известным своеобразием и непосредственностью. Но этом сошлись все рецензенты. Брюсов противопоставил Цветаеву другому тогдашнему дебютанту — Илье Эренбургу. Строгий Брюсов особенно похвалил Цветаеву за то, что она безбоязненно вводит в поэзию «повседневность», «Непосредственные черты жизни», предостерегая ее, впрочем, от опасности впасть в «домашность» и разменять свои темы на «милые пустяки». Отзыв Гумилева был еще благосклоннее: «Марина Цветаева внутренне талантлива, внутренне своеобразна. Многое ново в этой книге: нова смелая (иногда чрезмерно) интимность; новы темы, например детская влюбленность; ново непосредственное, бездумное любование пустяками жизни. «.

Особенно поддержал Цветаеву при вхождении ее в литературу Максимилиан Волошин, с которым она вскоре, несмотря на большую разницу в возрасте, подружилась. Вслед за «Вечерним альбомом» появилось еще два стихотворных сборника Цветаевой: «Волшебный фонарь» (1912) и «Из двух книг» (1913), — оба под маркой издательства «Оле-Лукойе», домашнего предприятия Сергея Эфрона, друга юности Цветаевой, за которого в 1912 году она вышла замуж.

В это время Цветаева — «великолепная и победоносная» — жила уже очень напряженной душевной жизнью. Устойчивый быт уютного дома в одном из старомосковских переулков, неторопливые будни профессорской семьи — все это было внешностью, под которой уже зашевелился «хаос» настоящей, не детской поэзии. Жизнелюбие Марины Цветаевой воплощалось прежде всего в любви к России и к русской речи. Но как раз при встрече с родиной поэта постигла жестокая и непоправимая беда.

Годы первой мировой войны, революции и гражданской войны были временем стремительного творческого роста Цветаевой. Она жила в Москве, много писала, но печатала мало, и знали ее только завзятые любители поэзии. С писательской средой сколько-нибудь прочных связей у нее не установилось. В январе 1916 года она съездила в Петроград, где встретилась с М.Кузминым, Ф.Сологубом и С.Есениным и ненадолго подружилась с О.Мандельштамом. Позже, уже в советские годы, изредка встречалась с Пастернаком и Маяковским, дружила со стариком Бальмонтом. Блока видела дважды, но подойти к нему не решилась.

Октябрьской революции Марина Цветаева не поняла и не приняла. В литературном мире Цветаева по-прежнему держалась особняком. С настоящими советскими писателями контакта почти не имела, но и сторонилась той пестрой буржуазно-декадентской среды, которая еще задавала тон в литературных клубах и кафе. Советская власть великодушно не замечала фрондерства в стихах поэтессы, уделила Цветаевой из своих скудных запасов паек, печатала ее книжки в Государственном издательстве («Вёрсты», «Царь-Девица»), а в мае 1922 года разрешила ей с дочерью Ариадной уехать за границу — к мужу, который был белым офицером, пережил разгром Деникина и Врангеля, а к тому времени стал пражским студентом.

За рубежом Цветаева жила сперва в Берлине (недолго), потом три года — в Праге; в ноябре 1925 года перебралась в Париж. Жизнь была эмигрантская, трудная, нищая. В самих столицах жить было не по средствам, приходилось селиться в пригородах или ближайших деревнях. Пейзажи этих и других мест отразились в произведениях Цветаевой («Поэма Горы», «Поэма Конца», многие стихи), причем очень конкретно. Поначалу белая эмиграция приняла Цветаеву как свою. Ее охотно печатали и хвалили. Но вскоре же картина существенно изменилась.

Прежде всего, для самой Цветаевой наступило жестокое отрезвление. Действительность не оставила камня на камне от мифа о «русской Вандее». Муж Цветаевой, С.Я.Эфрон, прошедший с белой армией весь ее бесславный и преступный путь, повинуясь голосу чести и совести, коренным образом пересмотрел свои взгляды. Он рассказал Цветаевой правду о «белом движении», и она не могла не признать этой суровой правды. Знаменательно, что политические темы, которым Цветаева отдала щедрую дань в стихах 1917-1921 гг., постепенно выветриваются из ее творчества эмигрантского периода. Характерен и такой факт: Цветаева вывезла с собой из Советской России рукопись целого сборника стихов ( «Лебединый стан» ), посвященных «русской Вандее»; убедившись, что за всем, о чем она здесь писала, не стояло ни исторической, ни человеческой правды, она так и не напечатала эту книжку, несмотря на многочисленные и настоятельные предложения.

Постепенно связи Цветаевой с белой эмиграцией все более ослабевают и наконец почти рвутся. Ее печатают все меньше и меньше. Она пишет очень много, но написанное годами не попадает в печать или вообще остается в столе автора. Если в 1922-1923 гг. ей удалось издать за рубежом пять книжек, то в 1924 году — уже только одну, а потом наступает перерыв до 1928 года, когда вышел в свет последний прижизненный сборник Цветаевой «После России» , включающий стихи 1922-1925 гг. Большие ее вещи — «Поэма Горы» , «Поэма Конца» , «Крысолов» , «Поэма Лестницы» , «С моря» , «Попытка Комнаты» , «Новогоднее» , «Поэма Воздуха» , драмы «Метель» , «Фортуна» , «Конец Казановы» ( «Феникс» ), «Приключение» , «Тезей» ( «Ариадна» ), «Федра» — затеривались на страницах малотиражных журналов и альманахов.

Поэзия Цветаевой была монументальной, мужественной и трагической. Мелководье эмигрантской литературы было ей по ступню. Она думала и писала только о большом — о жизни и смерти, о любви и искусстве, о Пушкине и Гёте. Независимость Цветаевой, ее смелые эксперименты со стихом, самый дух и направление ее творчества раздражали и восстанавливали против нее большинство эмигрантских литераторов. Один из них — критик, считавшийся арбитром вкуса, без обиняков говорил в печати о «нашем не сочувствии» к поэзии Цветаевой, об ее «полной, глубокой и бесповоротной для нас неприемлемости».

В творчестве Цветаевой все более крепнут сатирические ноты. Чего стоит одна «Хвала богатым!». В этом же ряду стоят такие сильные стихотворения, как «Поэма Заставы», «Поезд», «Полотерская», «Ода пешему ходу», стихи из цикла «Стол», «Никуда не уехали. «, «Читатели газет», отдельные строфы «Поэмы Горы», в которых струится поистине обжигающая «лава ненависти» к жалкому «царству моллюсков», и, конечно, целиком — такие яростно антимещанские, антибуржуазные вещи, как «Крысолов» и «Поэма Лестницы».

Важное значение для понимания позиции Цветаевой, которую заняла она к 30-м годам, имеет цикл «Стихи к сыну» (1932). Здесь она во весь голос говорит о Советском Союзе как о новом мире новых людей, как о стране совершенно особого склада и особой судьбы, неудержимо рвущейся вперед — в будущее. Во тьме дичающего старого мира самый звук СССР звучит для поэта как призыв к спасению и весть надежды.

Личная драма Цветаевой переплелась с трагедией века. Она увидела звериный оскал фашизма — и успела проклясть его. Победа гитлеризма в Германии, гибель Испанской республики, мюнхенская измена — все это вызвало в душе Цветаевой страстный протест. Близкие ей люди — муж и дочь — уехали в Советский Союз. Марина Ивановна с сыном готовились к отъезду. Последнее, что Цветаева написала в эмиграции, — цикл гневных антифашистских стихов о растоптанной Чехословакии, которую она нежно и преданно любила (эти стихи ей уже негде было печатать).

Цветаева Марина Владимировна

Иван Владимирович Цветаев и его музей
начало :: 02 :: 03 :: 04 :: окончание :: список публикаций
Иван Владимирович Цветаев, филолог, специалист по древнеитальянским языкам,
археолог, основатель и первый директор Музея изящных искусств
(ныне Государственный музей изобразительных искусств им. А. С. Пушкина)

Память – духовная составляющая жизни нации. Она хранит в своём арсенале события, лица, судьбы, историю… Историю создают люди. Одни из них рождаются в переломные моменты и ведут за собой тысячи других: они выигрывают сражения, изменяют границы государств, строят города, покоряют морские просторы и горные вершины, и их имена остаются в истории, других природа щедро одаривает талантами, и они пишут стихи, музыку, создают прекрасные полотна, и их имена тоже прочно входят в историю, в память человеческую.

Но бывают удивительны люди… Они не вершат судьбы других, не ведут за собой полки, не покоряют народы — они помогают сохранить саму историю, то прекрасное, что веками создавалось и веками преумножалось человечеством. Эти люди, как правило, трудолюбивы, готовы жертвовать своим временем, средствами, а иногда и собой, своим здоровьем ради достижения поставленной цели, а ещё – они удивительно скромны… Именно к таким людям относится Иван Владимирович Цветаев, филолог, признанный в Европе специалист по древнеитальянским языкам, археолог, основатель и первый директор Музея изящных искусств (ныне Государственный музей изобразительных искусств им. А. С. Пушкина), директор Румянцевского музея в 1900-1910 годах, отец русского поэта Марины Цветаевой (именно поэтом она называла себя) и писательницы, мемуаристки Анастасии Цветаевой!

Сама Марина Ивановна писала о своём отце: «…сын священника Владимирской губернии, европейский филолог (его исследование «Осские надписи» и ряд других), доктор honoris causa Болонского университета, профессор истории искусств сначала в Киевском, затем в московском университетах, директор Румянцевского музея, основатель, вдохновитель и единоличный собиратель первого в России музея изящных искусств…». Надо native купить пока еще весь снег не еще лежит.

Цветаевский род берёт начало из центра одной из крупнейших в мире равнин — Русской, из междуречья Волги и Клязьмы, где расположена Ивановская область, «Оттуда — из села Талицы, близ города Шуи, наш цветаевский род. Священнический….» — так писала Марина Ивановна о своих истоках. Иван Владимирович родился в семье бедного священника в деревне Дроздово Ивановской области в 1847 году. Кроме него у Владимира Васильевича и Екатерины Васильевны Цветаевых было шестеро детей, однако, трое из них умерли в младенческом возрасте. Остались сыновья — Петр, Иван, Федор и Дмитрий. Это о них много позже Марина Цветаева напишет:

У первой бабки — четыре сына,
Четыре сына — одна лучина,

Кожух овчинный, мешок пеньки, —
Четыре сына — да две руки!

Как ни навалишь им чашку — чисто!
Чай, не барчата! — Семинаристы!

Дети рано лишились матери. Она умерла молодой. Когда Ивану исполнилось шесть лет, Цветаевы переехали в Талицы, сейчас это село Ново-Талицы близ города Иваново. Отец Ивана Владимировича, священник Владимир Васильевич Цветаев (1818-1884) был назначен на службу в Николаевский храм Талицкого погоста в 1853 году. Три поколения семьи Цветаевых с 1853 по 1928 гг. жили в доме, стоящем на высоком берегу над речкой Вергузой, которая, затопляя весной в половодье низинные окрестные луга, дала название этим местам — Талицы. Дом сохранился, сейчас в нём находится музей семьи Цветаевых, открытый в мае 1995 года.

Начальное образование И. В. Цветаев получил в Шуйском духовном училище, продолжил его во Владимирской семинарии. Преобладающее значение в учебном курсе семинарии занимали богословские науки, но в значительном объёме преподавались и науки общеобразовательные, входящие в курс классических гимназий, благодаря чему Иван Владимирович получил возможность изучать древние языки: древнееврейский, древнегреческий и латынь.

Получив среднее образование, И. В. Цветаев поступил в Медико-хирургическую академию, однако из-за слабого зрения и склонности к изучению гуманитарных наук (ещё в Шуйском духовном училище увлёкся изучением латыни и латинской литературы) перешёл в Петербургский университет на классическое отделение историко-филологического факультета, обучение на котором закончил в 1870 году с золотой медалью и степнью кандидата и был оставлен в университете для подготовки к профессорскому званию.

Экскурсия по залам музея Уголки цветаевского Крыма Гости цветаевского дома
—Феодосия Цветаевых
—Коктебельские вечера
—Гостиная Цветаевых
—Марина Цветаева
—Анастасия Цветаева
— «Я жила на Бульварной» (АЦ)
—Дом-музей М. и А. Цветаевых
—Феодосия Марины Цветаевой
—Крым в судьбе М. Цветаевой
—Максимилиан Волошин
—Василий Дембовецкий
— —Константин Богаевский
—Литературная гостиная
—Гостевая книга музея
Жизнь и творчество сестёр Литературный мир Цветаевых Музей открытых дверей
—Хронология М. Цветаевой
—Хронология А. Цветаевой
—Биография М. Цветаевой
—Биография А. Цветаевой
—Исследования и публикации
—Воспоминания А. Цветаевой
—Документальные фильмы
—Цветаевские фестивали
—Адрес музея и контакты
—Лента новостей музея
—Открытые фонды музея
—Музейная педагогика
—Ссылки на другие музеи

© 2011-2018 KWD (при использовании материалов активная ссылка обязательна)

Музей Марины и Анастасии Цветаевых входит в структуру Государственного бюджетного учреждения Республики Крым «Историко-культурный, мемориальный музей-заповедник «Киммерия М. А. Волошина»

Иван Владимирович ЦВЕТАЕВ

(4/17.V.1847, д. Дрoздово Ивановской обл. — 30.VIII.1913, Москва)

Русский ученый, специалист в области античной истории, эпиграфики и искусства, член-корреспондент Петербургской АН (1904).
В 1882-89 сотрудник, в 1900-1910 директор Румянцевского музея в Москве. Создатель и первый директор (1911-13) Музея изящных искусств в Москве (современный Музей изобразительных искусств им. А. С. Пушкина).
Отец Марины Цветаевой. (Дочери — Марина и Валерия).

Родившись в семье бедного священника начальное образование И. В. Цветаев получил в Шуйском духовном училище, состоящем из трех отделений со сроком учебы в каждом 2 года, которое продолжил во Владимирской семинарии, в которой также проучился 6 лет. В училище и семинарии «светским наукам» уделяли не много внимания, но учили трем древним языкам: древнееврейскому, древнегреческому и латыни.

Получив среднее образование И. В. Цветаев поступил в Медико-хирургическую академию, однако «из-за болезни глаз и из-за склонности к изучению предметов историко-филологического факультета» перешел в Петербургский университет на классическое отделение историко-филологического факультета, который окончил в 1870 г. со степенью кандидата. За работу о «Германии» Тацита И. В. Цветаев получил золотую медаль и был оставлен в университете для приготовления к профессорскому званию. С 1871 г. он начал преподавать греческий язык в одной из петербургских гимназий, а в 1872 г. был приглашен «исполняющим должность доцента Императорского Варшавского университета по кафедре римской словесности», в котором защитил магистерскую диссертацию о Таците. В 1874 г. И. В. Цветаев отправился в первую заграничную командировку в Германию и Италию для изучения древних италийских языков и письменности. В 1876 г. он был зачислен доцентом Киевского университета св. Владимира.

Через год, в 1877 г. на кафедре римской словесности в Московском университете появилась вакансия. И. В. Цветаев был приглашен преподавать латинский язык. Долгое время интересы И. В. Цветаева в Московском университете были сосредоточены на эпиграфике, лингвистике, издании докторской диссертации (1879) по древним италийским языкам (оскским надписям). Он был избран экстраординарным профессором. Помимо университетских лекций, помимо работы над своими эпиграфическими трудами И. В. Цветаев занимался изданием статей по археологии, по истории римского быта, принимал участие в работе археологических съездов. С мая 1881 г. он начал свою почти 30-летнюю службу в «Московских Румянцевском и Публичном музеях» — нового просветительского учреждения, образованного в 1862 г. на основе Румянцевского музея (перенесенного из Петербурга в Москву) и коллекций университета — состоя там в должности хранителя дашковского этнографического музея, потом (1883-1901) хранителя Отделения изящных искусств и классических древностей, и, наконец, — директора. Фонды библиотеки музея стали основой Государственной публичной библиотеки СССР им. В. И. Ленина (ныне Российская государственная библиотека).

В 1889 г. И. В. Цветаев перешел на кафедру истории и теории искусств Московского университета. «В 1888 г. у меня состоялось решение занять кафедру изящных искусств, к которой подготовляли меня те же… оски…Из-за них а потом из-за остальных италиков…я должен был работать по всем музеям Италии; так я сроднился со скульптурою и «римскими вещественными древностями». И меня после окончания издания… потянуло сначала читать курсы по сакральным и бытовым «римским древностям», а потом заняться классической скульптурой». Заняв кафедру И. В. Цветаев прежде всего взялся за издание Учебного атласа ваяния. С 1890 по 1896 г. вышло 4 выпуска Атласа. И. В. Цветаев писал: «Большое количество образцов, думается нам, уже само по себе должно приучить глаз изучающего к отличению метоп от скульптур фриза, к точному разграничению горельефа от барельефа и горельефа от статуи фронтона».

С октября 1882 г. он стал временным хранителем Кабинета изящных искусств и древностей Московского университета, в котором к этому времени находилось 15 гипсовых слепков с античных статуй и была небольшая библиотека. Коллекции Кабинета пополнялись за счет частных пожертвований, поэтому состав их был достаточно случайным. Цветаев просил Совет факультета назначить «комиссию для осуществления плана систематического пополнения» этого кабинета. Находились коллекции с 1826 г. в двух комнатах старого больничного корпуса на Большой Никитской (ранее ул. Герцена). И вот такой кабинет И. В. Цветаев решил превратить в настоящий музей, построив для него отдельное здание на общественные средства. В 1893 г. он писал: «Музей предлагается составить из: I Отделения архитектуры; II Отделения скульптуры; III Отделения живописи; IV Нумизматического кабинета и отделения древних ваз и мелких древностей; V Библиотеки по всем отраслям искусства; VI Аудиторий для лекций по истории искусства.» 24 апреля 1894 г. он выступил с речью о создании музея на 1-м съезде русских художников и любителей художеств, созванном по случаю дарования Москве картинной галереи П. М. и С. М. Третьяковых. Стараниями И. В. Цветаева был объявлен конкурс на лучший проект музея, собравший 15 работ. Проекты рассматривали Совет историко-филологического факультета, Правление университета, Министерство народного просвещения, Академия художеств. Был выбран проект Р. И. Клейна. 31 июля 1898 г. проект был утвержден строительным управлением Московского губернского управления, а 17 августа 1989 г. состоялась торжественная закладка музея на Колымажном дворе — пустыре в центре Москвы, где когда-то находились конюшни, сараи для царских экипажей, потом плац для верховой езды, а затем пересыльная тюрьма — предшественница Бутырской. Строительство шло главным образом на частные средства. Имена жертвователей присваивались тем залам, создание которых они финансировали. Многие экспонаты будущего музея были пожертвованы или принесены в дар. Сам И. В. Цветаев часто выезжая за границу, посещал различные музеи Европы, подробно осматривая «скульптурный материал» каждого, собирал сведения о путях приобретения скульптур редких и труднодоступных (слепки), знакомился с приемами наилучшего сохранения памятников ваяния от порчи и разрушения, с системами наиболее целесообразного размещения коллекций по залам. Торжественное открытие Музея изящных искусств имени Александра III при Московском университете состоялось 31 мая 1912 г.

В 1904 г. И. В. Цветаев был избран членом-корреспондентом Петербургской академии наук.

Воспоминания МЦ об открытии Музея изящных искусств 31 мая 1912 г.
Очерк-воспоминания МЦ «Музей Александра III».
Очерк-воспоминания МЦ «Лавровый венок» (Памяти проф. И. В. Цветаева).
Воспоминания Валерии Цветаевой «Таким я помню отца своего» (отрывок из воспоминаний).

Иван Владимирович ЦВЕТАЕВ

(4/17.V.1847, д. Дрoздово Ивановской обл. — 30.VIII.1913, Москва)

Русский ученый, специалист в области античной истории, эпиграфики и искусства, член-корреспондент Петербургской АН (1904).
В 1882-89 сотрудник, в 1900-1910 директор Румянцевского музея в Москве. Создатель и первый директор (1911-13) Музея изящных искусств в Москве (современный Музей изобразительных искусств им. А. С. Пушкина).
Отец Марины Цветаевой. (Дочери — Марина и Валерия).

Родившись в семье бедного священника начальное образование И. В. Цветаев получил в Шуйском духовном училище, состоящем из трех отделений со сроком учебы в каждом 2 года, которое продолжил во Владимирской семинарии, в которой также проучился 6 лет. В училище и семинарии «светским наукам» уделяли не много внимания, но учили трем древним языкам: древнееврейскому, древнегреческому и латыни.

Получив среднее образование И. В. Цветаев поступил в Медико-хирургическую академию, однако «из-за болезни глаз и из-за склонности к изучению предметов историко-филологического факультета» перешел в Петербургский университет на классическое отделение историко-филологического факультета, который окончил в 1870 г. со степенью кандидата. За работу о «Германии» Тацита И. В. Цветаев получил золотую медаль и был оставлен в университете для приготовления к профессорскому званию. С 1871 г. он начал преподавать греческий язык в одной из петербургских гимназий, а в 1872 г. был приглашен «исполняющим должность доцента Императорского Варшавского университета по кафедре римской словесности», в котором защитил магистерскую диссертацию о Таците. В 1874 г. И. В. Цветаев отправился в первую заграничную командировку в Германию и Италию для изучения древних италийских языков и письменности. В 1876 г. он был зачислен доцентом Киевского университета св. Владимира.

Через год, в 1877 г. на кафедре римской словесности в Московском университете появилась вакансия. И. В. Цветаев был приглашен преподавать латинский язык. Долгое время интересы И. В. Цветаева в Московском университете были сосредоточены на эпиграфике, лингвистике, издании докторской диссертации (1879) по древним италийским языкам (оскским надписям). Он был избран экстраординарным профессором. Помимо университетских лекций, помимо работы над своими эпиграфическими трудами И. В. Цветаев занимался изданием статей по археологии, по истории римского быта, принимал участие в работе археологических съездов. С мая 1881 г. он начал свою почти 30-летнюю службу в «Московских Румянцевском и Публичном музеях» — нового просветительского учреждения, образованного в 1862 г. на основе Румянцевского музея (перенесенного из Петербурга в Москву) и коллекций университета — состоя там в должности хранителя дашковского этнографического музея, потом (1883-1901) хранителя Отделения изящных искусств и классических древностей, и, наконец, — директора. Фонды библиотеки музея стали основой Государственной публичной библиотеки СССР им. В. И. Ленина (ныне Российская государственная библиотека).

В 1889 г. И. В. Цветаев перешел на кафедру истории и теории искусств Московского университета. «В 1888 г. у меня состоялось решение занять кафедру изящных искусств, к которой подготовляли меня те же… оски…Из-за них а потом из-за остальных италиков…я должен был работать по всем музеям Италии; так я сроднился со скульптурою и «римскими вещественными древностями». И меня после окончания издания… потянуло сначала читать курсы по сакральным и бытовым «римским древностям», а потом заняться классической скульптурой». Заняв кафедру И. В. Цветаев прежде всего взялся за издание Учебного атласа ваяния. С 1890 по 1896 г. вышло 4 выпуска Атласа. И. В. Цветаев писал: «Большое количество образцов, думается нам, уже само по себе должно приучить глаз изучающего к отличению метоп от скульптур фриза, к точному разграничению горельефа от барельефа и горельефа от статуи фронтона».

С октября 1882 г. он стал временным хранителем Кабинета изящных искусств и древностей Московского университета, в котором к этому времени находилось 15 гипсовых слепков с античных статуй и была небольшая библиотека. Коллекции Кабинета пополнялись за счет частных пожертвований, поэтому состав их был достаточно случайным. Цветаев просил Совет факультета назначить «комиссию для осуществления плана систематического пополнения» этого кабинета. Находились коллекции с 1826 г. в двух комнатах старого больничного корпуса на Большой Никитской (ранее ул. Герцена). И вот такой кабинет И. В. Цветаев решил превратить в настоящий музей, построив для него отдельное здание на общественные средства. В 1893 г. он писал: «Музей предлагается составить из: I Отделения архитектуры; II Отделения скульптуры; III Отделения живописи; IV Нумизматического кабинета и отделения древних ваз и мелких древностей; V Библиотеки по всем отраслям искусства; VI Аудиторий для лекций по истории искусства.» 24 апреля 1894 г. он выступил с речью о создании музея на 1-м съезде русских художников и любителей художеств, созванном по случаю дарования Москве картинной галереи П. М. и С. М. Третьяковых. Стараниями И. В. Цветаева был объявлен конкурс на лучший проект музея, собравший 15 работ. Проекты рассматривали Совет историко-филологического факультета, Правление университета, Министерство народного просвещения, Академия художеств. Был выбран проект Р. И. Клейна. 31 июля 1898 г. проект был утвержден строительным управлением Московского губернского управления, а 17 августа 1989 г. состоялась торжественная закладка музея на Колымажном дворе — пустыре в центре Москвы, где когда-то находились конюшни, сараи для царских экипажей, потом плац для верховой езды, а затем пересыльная тюрьма — предшественница Бутырской. Строительство шло главным образом на частные средства. Имена жертвователей присваивались тем залам, создание которых они финансировали. Многие экспонаты будущего музея были пожертвованы или принесены в дар. Сам И. В. Цветаев часто выезжая за границу, посещал различные музеи Европы, подробно осматривая «скульптурный материал» каждого, собирал сведения о путях приобретения скульптур редких и труднодоступных (слепки), знакомился с приемами наилучшего сохранения памятников ваяния от порчи и разрушения, с системами наиболее целесообразного размещения коллекций по залам. Торжественное открытие Музея изящных искусств имени Александра III при Московском университете состоялось 31 мая 1912 г.

В 1904 г. И. В. Цветаев был избран членом-корреспондентом Петербургской академии наук.

Воспоминания МЦ об открытии Музея изящных искусств 31 мая 1912 г.
Очерк-воспоминания МЦ «Музей Александра III».
Очерк-воспоминания МЦ «Лавровый венок» (Памяти проф. И. В. Цветаева).
Воспоминания Валерии Цветаевой «Таким я помню отца своего» (отрывок из воспоминаний).

Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Добавить комментарий

;-) :| :x :twisted: :smile: :shock: :sad: :roll: :razz: :oops: :o :mrgreen: :lol: :idea: :grin: :evil: :cry: :cool: :arrow: :???: :?: :!: