Цикл Стихи к Блоку как выражение субъективных представлений Марины Цветаевой о Блоке

Цель урока: отработать навык сопоставительного анализа поэтических произведений.

Образовательные:

  • познакомить учащихся со стихами о Москве М.И. Цветаевой и О.Э. Мандельштама.
  • расширить представление учащихся о средствах художественной выразительности.
  • повторить основные черты поэтики О.Э. Мандельштама.
  • выявить своеобразие творческой манеры М.И. Цветаевой.
  • определить черты поэтики Мандельштама, проникающие в посвящённые ему стихи Цветаевой.

Развивающие:

  • обогащение речи учащихся средствами выразительности поэтической речи,
  • развитие аналитического художественного мышления, развитие памяти.

Воспитательные:

  • способствовать воспитанию у учащихся чувства патриотизма, чувства прекрасного.

Оборудование:

  • Портреты поэтов с эпиграфами:

“Как облаком сердце одето
И камнем прикинулась плоть,
Пока назначенье поэта
Ему не откроет Господь”

“Вся моя жизнь – роман с собственной душой. Возьмите стихи – это и есть моя жизнь”.

  • Виды Московского Кремля и православной Москвы: Спасская башня, Благовещенский собор, Благовещенская башня, Успенский собор, Архангельский собор, Колокольня Ивана Великого.
  • Индивидуальные рабочие карты учащихся: задания лабораторного характера по поэтическим текстам Мандельштама и Цветаевой, сопоставительная таблица – Черты поэтики, стихотворные тексты для анализа.

Методические приёмы: метод проблемного обучения, практический метод.

Подготовка к уроку: Предварительное изучение биографии и творчества М.И. Цветаевой и О.Э. Мандельштама, истории создания стихотворений, предложенных для анализа на уроке, заучивание стихотворений наизусть, подготовка сообщений о поэтах, подбор песен и музыкальных композиций для мелодекламаций.

1. Вступительное слово.

(мелодекламация — Энио Морриконе “Профессоионал”)

Есть удивительная страна, имя которой – Поэзия. Нигде нет таких широких ярких радуг, здесь каждое слово подобно цветку, вечному, ароматному. Стоит закрыть глаза и ты почувствуешь “ласку рассвета”, увидишь последнюю “краску заката”, “тропинку с бродом через ручей”, почувствуешь “времени резкую дату”. Удивительно всё это, конечно, но такова высшая поэзия!

Порой бывает так: что-то случайное, второстепенное, словно туман в горах, может на какое-то время закрыть от вашего взора главное в творчестве поэта и даже исказить его подлинный облик. Но если поэт был истинным сыном своего народа, если чувство Родины всегда жило в нём, то рано или поздно этот туман рассеется бесследно. И тогда, подобно горной вершине, обозначится его неповторимый образ.

Так было с Пушкиным, Лермонтовым и другими поэтами прошлого века. Ныне, на “расстоянии”, они становятся для нас ближе и прекрасней.

Ученик: В один из осенних дней 1910 года из Трёхпрудного переулка вышла невысокая круглолицая гимназистка, пересекла Тверской бульвар и направилась к типографии Мамонтова. В руках у неё внушительная стопка стихов, в душе дерзость и решительность. В этот знаменательный день Марина Цветаева, которой исполнилось восемнадцать лет, постучалась в двери русской литературы.

Вся моя жизнь — роман с собственной душой

Возьмите стихи — это и есть моя жизнь.

Ученица: Анна Ахматова писала: “Мы знаем историю Пушкина и Блока, но кто укажет, откуда доносилась до нас эта новая божественная гармония, которую называют поэзией Осипа Мандельштама:

Как облаком сердце одето
И камнем прикинулась плоть,
Пока назначенье поэта
Ему не откроет Господь:

Он ждёт сокровенного знака,
На песнь, как на подвиг, готов:
И дышит таинственность брака
В простом сочетании слов

Учитель: Сегодняшний наш разговор о двух ярких поэтических фигурах двадцатого столетия – М.И. Цветаевой и О.Э. Мандельштаме, а именно о характерных чертах их творческой манеры.

Ваша работа, которую вы будете выполнять на уроке, носит некий обобщающий лабораторный характер. Вы получили листы с заданиями и сопоставительную таблицу, в которую нужно будет внести ответы с описанием характерных признаков поэтики этих двух замечательных поэтов.

3. Выполнение заданий, работа с сопоставительной таблицей.

После выполнения каждого задания предполагается проблемное обсуждение, поставленных вопросов, обобщение, выводы, чтение стихотворений наизусть, творческо-биографические комментарии, прослушивание песен на стихи Цветаевой и Мандельштама. Параллельно идёт работа с сопоставительной таблицей

Назовите основные черты поэтики О.Э Мандельштама периода сборника “Камень” 1913 года, используя план:

1. Охарактеризуйте лексику Мандельштама.

2. Укажите место изобразительно-выразительных средств в его поэзии (оксюмороны, гиперболы, инверсии, разрывы слов, повторы).

Какие типы лексических единиц использует Мандельштам в своих стихотворениях (неологизмы, вульгаризмы, просторечные слова).

3. Охарактеризуйте рифму, способы рифмовки, используемые поэтом. Можно ли говорить о богатстве рифмы в стихах Мандельштама.

4. Расскажите об особенностях выражения лирического “Я” в стихах Мандельштама.

5. Охарактеризуйте ритм, тональность, преобладающие в стихах Мандельштама.

Чтение наизусть стихотворения М.Цветаевой “Четвёртый год” 1916 г.

На примере стихотворения “Четвёртый год” 1916 года выявите особенности поэтической манеры М.Цветаевой. Для ответа используйте план:

1. Охарактеризуйте лексику Цветаевой (прямое, переносное значение, способность передавать внутреннее движение).

2. Как изображена маленькая Ариадна? Как вы думаете, почему Цветаева употребляет нелепое, на первый взгляд, сравнение девочки с Наполеоном?

3. Охарактеризуйте звуковой уровень стиха, определите роль звукообраза в портрете дочери.

4. Определите смысловую роль повтора (лейтмотивные строки, “нанизывание” однородных членов предложения, повтор звуковых сочетаний).

5. Как ритм, синтаксические повторы, анафора (единоначатие) выражают возможность для лирической героини и героини стихотворения маленькой Ариадны) осуществить свои мечты?

6. В чём заключается синтаксическое своеобразие стиха Цветаевой?

Обратите внимание, строго ли следует автор правилам пунктуации в постановке знаков препинания?

7. Охарактеризуйте своеобразие рифмы Цветаевой.

8. Как композиция стихотворения выражает авторский замысел?

9. Порассуждайте о роли ледохода в стихотворении

Творческо-биографический комментарий — 1, прослушивание песни на стихи М. Цветаевой “Ворожба”.

Теперь обратимся к циклу Цветаевой “Стихи о Москве”, многие строки которого навеяны встречами с Мандельштамом. Прочитайте второе стихотворение цикла. Чем это стихотворение отличается от ранее рассмотренных нами? Чем можно объяснить необычный для Цветаевой стиль? При ответе на вопрос воспользуйтесь сопоставительной таблицей.

-чтение наизусть стихотворений М.Цветаевой “Из рук моих — нерукотворный град”, “Семь холмов — как семь колоколов…”, “Москва! Какой огромный странноприимный дом…”, прослушивание песни на стихи М. Цветаевой “Облака вокруг”.

Выделите в стихотворении “Из рук моих — нерукотворный град…” характерные черты цветаевского письма. Из 7 и 8 стихотворений цикла “Стихи о Москве” выпишите строки, в которых ярче всего обнаруживается характер лирической героини поэзии Цветаевой.

Творческо-биографический комментарий — 2, чтение наизусть стихотворения Мандельштама “На розвальнях, уложенных соломой…”, “В разноголосице девического хора…”

Прочтите стихотворение Мандельштама “На розвальнях, уложенных соломой…” и “В разноголосице девического хора…”. Можно ли говорить о том, что влияние поэтов было взаимным? Обоснуйте свой ответ.

Творческо-биографический комментарий — 3, прослушивание песни на стихи О. Мандельштама “Шерри-бренди”.

Чтобы наши предположения о влиянии Цветаевой на поэтическую систему Мандельштама не были голословны проанализируем стихотворение “На розвальнях, уложенных соломой…”, используя план:

1. Определите тему стихотворения.

2. В чём состоит особенность временной и пространственной организации стихотворения? Как звукопись отражает эту организацию?

3. Проследите за сменой исторического плана изображения.

4. Почему третья строфа становится идейным центром стихотворения?

5. Раскройте символику строки “Не три свечи горели, а три встречи…”

6. Как меняется повествование в четвёртой строфе? Какие дополнительные смыслы в изображении толпящегося у Иверской церкви народа привносит отсылка к Смутному времени во втором четверостишии? Обратите внимание на символику образа “чёрного неба”.

7. Перечислите образы, с которыми отождествляет себя лирический герой. Как эти исторические параллели выражают авторское предчувствие тяжёлых испытаний в жизни России?

Творческо-биографический комментарий — 4

Как встреча с М. Цветаевой изменила характер поэзии О. Мандельштама? Какие черты поэтики Мандельштама обнаруживаются в цикле стихов Цветаевой о Москве?

4. Заключительное слово учителя.

Обобщая всё сказанное по проблеме поэтического диалога между Цветаевой и Мандельштамом, можно говорить, что знакомство двух поэтов оказало большое влияние на их творческое развитие.

Москва и православие до встречи с Цветаевой не привлекали Мандельштама. Дружба с Мариной Цветаевой по- новому открывает Осипу Мандельштаму Москву, а с нею и древнюю православную Русь.

Для Цветаевой тоже не прошли бесследно беседы с Мандельштамом: мы наблюдаем проникновение черт поэтики Мандельштама в стихи Цветаевой, обращённые к талантливому поэту- современнику. Нехарактерные для её поэзии торжественность, сдержанность и мелодичность окрашивают цикл “Стихи о Москве”. В стихотворениях этого цикла мы не встретим гипербол и оксюморонов, афоризмов и неологизмов. Синтаксис, ритм и рифма изменяются в сторону размеренности, почти полностью отсутствуют восклицательные знаки, разрывы слов. Исчезают и характерные для поэзии Цветаевой неточные экспрессивно — богатые рифмы.

5. Домашнее задание.

1.Выявите влияние М.И Цветаевой на творческую манеру О.Э. Мандельштама в стихотворении “В разноголосице девического хора…”.Сделайте письменный анализ стихотворения.

2. Подготовьте сообщение об истории знакомства Марины Цветаевой и Осипа Мандельштама по книге В.А. Швейцер “Быт и бытие Марины Цветаевой”. Подберите эпиграфы к своему сообщению.

Тема предназначения поэта и поэзии в лирике Цветаевой

Марина Цветаева по-особому определяет своеобразие лирического героя, говоря о его биографической сущности. Она считает, что каждое поэтическое стихотворение – отражение собственной жизни, индивидуального взгляда на мир, поэтому в ее стихах так много перекличек со своей судьбой, поэтому предназначение поэта Цветаева видит в первую очередь в выражении собственных позиций. При этом лирика ее не эгоистичная, в ней раскрываются различные грани человеческой души.

Поэт – это тот, кто знает многое из «того, что не знают они».

Лирическая героиня бросает вызов всем обывателям:

Вы, идущие мимо меня

К не моим и сомнительным чарам, –

Если б знали вы, сколько огня,

Сколько жизни, растраченной даром…

…Сколько темной и грозной тоски

В голове моей светловолосой…

Эпитеты «темный», «грозный», «сомнительные чары» характеризуют в этом стихотворении весь мир, всех людей, лирическая героиня, наоборот, как и сама поэзия, является носителем светлого начала,

За поэтом признается право особого взгляда на существующий порядок вещей, отличного от всех остальных. В стихах, посвященных Блоку, Марина Цветаева использует повторы, которые акцентируют внимание на главном:

Имя твое – птица в руке,

Имя твое – льдинка на языке.

Цветаева считала Александра Блока – мастером поэтического слога, поэтому свою задачу как поэта видела в следующем:

Блок связывает Цветаеву с Москвой, с Кремлем. Только истинный поэт понимает родственную душу, и поэтому все молитвы обращены к нему:

И не знаешь ты, что зарей в Кремле

Я молюсь тебе – до зари.

Марина Цветаева связывает поэтов общей судьбой. В цикле стихов, посвященных А. Ахматовой, появляется образ МЫ, объединяющий двух поэтесс ХХ века:

Мы коронованы тем, что одну с тобой

Мы землю топчем, что небо над нами – то же!

Цветаева умоляет читателя-прохожего остановиться, не проходить мимо.

В стихотворении «Идешь, на меня похожий…» слышна просьба:

Легко обо мне подумай…

Здесь используются риторические восклицания:

Я слишком сама любила

Смеяться, когда нельзя!

Поэтесса верит в силу своего слова, в поэтическое бессмертие

Пусть тебя не смущает:

Мой голос из под земли…

Предчувствуя сложную судьбу своих произведений, М. Цветаева написала стихотворение «Моим стихам, написанным так рано…», в котором указала на своеобразие поэтического творчества, на неповторимость, на собственную индивидуальность. В этом произведении поэт использует различные синонимы к слову стихотворения, характеризуя таким образом свой поэтический язык: стихи для нее то «как брызги из фонтана», то «как искры из ракет», то «как маленькие черти». Границы цветаевских произведений необъятны, она пишет «о юности и смерти», предчувствуя сложную судьбу своих творений, «нечитанным стихам», «разбросанным в пыли по магазинам (Где их никто не брал и не берет!)». Здесь Марина Цветаева выступает в роли поэта-пророка и предсказывает:

Моим стихам, как драгоценным винам,

Настанет свой черед.

Действительно, голос женщины-поэта услышан, а предназначение поэтического творчества Цветаевой очевидно.

Цикл «Стихи к Блоку» как выражение субъективных представлений Марины Цветаевой о Блоке

Рубрика: Филология, лингвистика

Дата публикации: 04.08.2014 2014-08-04

Статья просмотрена: 5769 раз

Библиографическое описание:

Толегенова Г. Ж., Сарыбаева С. А. Цикл «Стихи к Блоку» как выражение субъективных представлений Марины Цветаевой о Блоке // Молодой ученый. — 2014. — №12. — С. 433-436. — URL https://moluch.ru/archive/71/11876/ (дата обращения: 28.02.2020).

Цикл «Стихи к Блоку» — один из самых крупных «именных» циклов Цветаевой. Складывался он постепенно. В апреле-мае 1916 года было написано восемь стихотворений. Девятое стихотворение цикла было написано четыре года спустя, в мае 1920 года, после того как она впервые услышала и увидела Блока на его московских выступлениях. В августе-декабре 1921 года Цветаева создает семь стихотворений — горестный и трагический реквием на смерть поэта.

Окончательный состав цикла определился в 1922 году. В этом году он вышел отдельной небольшой книгой в Берлине.

Цикл включает в себя два раздела. Первый — стихотворения, написанные до смерти Блока (1–9), второй — стихотворения 1921 года (10–16).

Шестнадцать стихотворений цикла, обращенных к Блоку, разнообразны. В то же время цикл воспринимается как сложное динамическое единство. По отношению к циклу стихов можно говорить о сюжетных тенденциях или о «лирическом сюжете» в развитии которого существенное значение имеет «диалектика душевно-эмоциональных состояний» [см. В.Орлов].

В цикле «Стихи к Блоку» сюжет развивается во времени (стихотворения расположены в строго хронологической последовательности), в пространстве (в разномасштабных категориях его восприятия: Москва, Петроград, Россия, бытие). В процессе движения сюжет обогащается новыми мотивами, коллизиями. Мотив роковой гибели «высокого героя», насыщенность цикла мифологическими образами позволяет говорить об элементах трагедии.

«Никакими извилинами мозга не объяснить чудо поэта», — говорила Цветаева в своих стихах и прозе, посвященной другим поэтам, и она не столько умозаключала, сколько проникалась лично творческой его сутью и воплощала «преображенную правду» о поэте. И писать о нем, считает Цветаева, надо не книгу статей, а «книгу бытия», но его бытия, «бытия в нем» [4].

Первое стихотворение цикла своеобразный звуковой камертон.

Оно построено на образно-семантическом обыгрывании звучания имени Блок.

Имя твое — птица в руке.

Имя твое — льдинка на языке [5, с. 68].

В этих строках имя поэта вызывает у нее звуковые ассоциации с образами бьющейся птицы в руке и льдинки, что звенит на кончике языка.

Мячик, пойманный на лету,

Серебряный бубенец во рту… [5, с. 68]

Мы сами можем вспомнить, что когда мы ловим мяч или когда звенит бубенчик, слышится звук, чем-то похожий на сочетание этих звуков — «блок», что было тонко подмечено Мариной Цветаевой.

В следующих строках она проводит ассоциации между фамилией поэта и звуком, который слышится при падении камня в тихий пруд:

Камень, кинутый в тихий пруд,

Всхлипнет так, как тебя зовут… [5, с. 68]

Затем она сравнивает фамилию поэта с щелканьем ночных копыт:

В легком щелканье ночных копыт

Громкое имя твое гремит [5, с. 68].

Цветаева подчеркивает: «громкое имя», то есть имя известного поэта. Она сравнивает его и со звуком щелкающего курка:

И назовет его нам в висок

Звонко щелкающий курок [5, с. 68].

Дальше она опять проводит сложные звуковые ассоциации:

Имя твое поцелуй в глаза,

В нежную стужу недвижных век,

Имя твое — поцелуй в снег [5, с. 68].

Ключевой, ледяной, голубой глоток сравнивает Цветаева со звучанием фамилии поэта. С именем твоим сон глубок,- пишет она.

Это стихотворение очень точно показывает, какое значение придавала слову, в частности имени Цветаева. Имя собственное не просто представляет его носителя, но порождает цепь ассоциаций. И в этом стихотворении М.Цветаева проводит звуковые ассоциации с именем поэта. Эти ассоциации множатся, звеня, сверкая, холодея («серебряный бубенец вo рту», «мячик, пойманный на лету», «поцелуй в снег», «ключевой, ледяной, голубой глоток»). Создается ощущение звонкости, легкости полета, ключевой незамутненности 6одрящей свежести, снежной белизны. Но уже в этом стихотворении нет однозначности: в радостно-светлую атмосферу мажорного звучания вторгаются ассоциации иного, диссонирующего с первым рядом («камень, кинутый в тихий пруд, и назовет его нам в висок/ Звонко щелкающий курок»). Веселый звон серебряных бубенцов — и звон щелкающего у виска курка, радость полета и «с именем твоим сон глубок», возможно смертный сон. Так уже в начале цикла драматизируется музыка блоковского имени.

Ощущения, называемые в стихотворении многообразны. Это ощущения: 1) звуковые (серебряный бубенец, в легком щелканье ночных копыт, щелкающий курок, всхлипнет); 2) осязательные: холод (льдинка на языке, в нежную стужу недвижных век, поцелуй в снег, ледяной, ключевой, голубой глоток), нежность (нежную стужу, поцелуй в глаза) легкость (льдинка, птица в руке, одно-единственное движение губ, мячик); 3) зрительные: прозрачность, белый и голубой цвет (льдинка, снег, пруд, ледяной, ключевой, голубой глоток); 4) ощущение движения; это движение можно не только увидеть, но и услышать (камень, кинутый в тихий пруд, всхлипнет так как тебя зовут) и почувствовать осязанием — потрогать руками (птица в руке, мячик, пойманный на лету); 5) ощущение времени: миг и длительность (одно единственное движение губ, пять букв); 6) психологические: запретность (имя твоё — ах, нельзя) и притягательность (поцелуй в глаза, с именем твоим сон глубок).

Это стихотворение построено на контрастах, воспринимаемых всеми органами чувств.

Л. В. Зубова выделяет 6 контрастных рядов: тепло — холод: птица — в руке, льдинка — на языке; нежность — бесчувственность: всхлипнет — камень, нежную — недвижных; звонкость- тишина; ночных — щелканье, громкое имя твое гремит — с именем твоим сон глубок; громкость — тихость: в легком щелканье — громкое имя твое гремит; стремительность, мгновенность движения — его замедленность: птица — в руке, одно единственное движение губ — пять букв; притягательность, близость — запретность: поцелуй в глаза — ах, нельзя.

Ряд «тепло — нежность — звонкость — близость — движение» продолжается такими понятиями как жизнь изменчивость, бренность, смерть, а ряд «холод — бесчувственность — тишина — неподвижность — понятиями смерть, вечность, жизнь, в бессмертии» [2, с. 58].

Противоположные понятия соединяются в идее остановленного мгновения, исчезновения, растворения. Они пересекаются в конечной точке и естественно переходят друг в друга.

В этом стихотворении имя поэта только подразумевается, но не упоминается — так в средневековье не называлось прямо имя бога или святого,- потому что Блок физически отсутствует в жизни Цветаевой, потому что он для неё целая Вселенная. Назвать его — значит сделать его земным, а это противоречит представлениям Цветаевой о Блоке.

Второе стихотворение навеяно мистикой, где все несколько сумбурно, отрывочно. В нем уже намечаются взаимоотношения между Блоком и Цветаевой (завязка лирического сюжета):

Рыцарь без укоризны,

В мою молодую жизнь? [5, с. 68–69]

Так начинается второе стихотворение, такими эпитетами характеризует Цветаева Блока. И уже не так важны звуковые ассоциации как в предыдущем стихотворении.

Марина Цветаева вглядывается сквозь «снеговую ризу» образ героя, который меняется на протяжении всего стихотворения: то «он» «рыцарь без укоризны», «снежный лебедь, то «ворог», могущий сглазить, погубить.

0н поет «за синими окнами» — она откликается, он зовет её в неизвестность, она готова идти за ним даже на гибель. В этом стихотворении проявляется двойственность эмоциональных ощущений и действий Цветаевой: идти за ним в след и — оградиться, откреститься:

Аминь, аминь, рассыпься!

Это стихотворение также интересно с точки зрения рассмотрения поэтического языка М.Цветаевой. В нем проявились многие его особенности. Одной из таких особенностей является «языковой сдвиг в позиции поэтического переноса» [2, с. 34].

В терминологии поэтики «перенос — это перенос части синтаксически целой фразы из одной стихотворной строки в другую, вызванный несовпадением заканчивающей строку постоянной ритмической паузы с паузой смысловой» [6, с. 84].

Перенос у Цветаевой — это средство выделения слова, его актуализации, звукового усиления. (Снежный лебедь /Мне под ноги перья стелет. Так по перьям /Иду к двери, за которой смерть; Длинным криком. Лебединым кликой -/Зовет [5, с. 69]). Такой сильный строфический раздел естественно вызывает и сильную актуализацию слова.

Перенос является средством оживления стертой метафоры. В произведениях Цветаевой этот прием, традиционный для поэзии ХХ века, воспринимается как новаторство, как признак индивидуального стиля М.Цветаевой, так как применяется очень часто и с максимальными функциональными нагрузками.

Л.Зубова одной из особенностей этого стихотворения и всего творчества Цветаевой считает паронимическую аттракцию: «паронимическая аттракция (распространение фонетических подобий на семантику слов) с одной стороны сближается с поэтической этимологией, так как здесь имеются элементы переосмысления, с другой стороны — с аллитерацией (чисто звуковыми повторами, звукописью)» [2, с. 56]: Нежный призрак /Рыцарь без укоризны/ Кем ты призван/ В мою молодую жизнь [5, с. 68].

Цветаева соединяет в одном стихотворении блоковские образы разных циклов. «Нежный призрак», «Рыцарь без укоризны» — отголосок «Стихов о Прекрасной Даме». Но изображается рыцарь в преддверии ночи, с ним приходит образ города, снежно-ветровой стихии, тревожного предчувствия гибели (То не ветер/ Гонит меня по городу. /Ох, уж третий вечер я чую ворога [5, с. 69]). Так «рыцарь без укоризны» оказывается в атмосфере, родственной «Снежной маски». Но есть здесь и приметы третьего плана, иных более масштабных измерений бытия Блока, о которых говорит в своем исследовании В. Голицына: «Образы в этом стихотворении, как и в цикле вообще тяготеют к смысловой многозначности, которая зависит от контекста, в котором они выступают в разных сопряжениях и взаимодействиях. Так, например, образ лебедя в сопряжении с образом рыцаря создает возможность ассоциативной связи с музыкально-поэтическим вагнеровским мифом о Лоэнгрине, вариант мифа о Парсифале, и чаше Грааля» [1, с. 34].

Взаимодействие образов «снежного певца» и «снежного лебедя» как бы усиливает в нашем восприятии представление о лирическом песенном даре Блока. (Он поет мне/ За синими окнами/ Он поет мне/ Бубенцами далекими./ Длинным криком,/ Лебединым кликом/ Зовет) [5, с. 69]. В этой протяженности лебединого клика, в звоне далеких бубенцов как бы улавливаются зовы блоковской России, с ее просторами, расхлябанными колеями, многоликими народами, мчащейся тройкой и Куликовым полем.

И уже в этом стихотворении выделяется устойчивый, всеохватывающий признак Блока: он певец.

Мало в лирике обращений к своему собрату по поэзии, где бы с такой силой прозвучали возвышенно–трепетная любовь и преклонение перед гением художника, как те, что запечатлены в «Стихах к Блоку».

1. Голицына В. Блоковский сборник. //Ученые записки Тартуского университета. 1989, № 9.

2. Зубова Л. Семантика художественного образа. ЛГУ, — Л., 1988.

3. Орлов В. Марина Цветаева. Судьба. Характер. Поэзия. //Цветаева М. Избранное. — М., 1989.

4. Цветаева М. Искусство при свете совести. //Электронный ресурс: www.tsvetaeva.com/prose/pr_iskustvo_pri_sovesti.php

5. Цветаева М. Стихотворения. Поэмы. — М., 1991.

6. Цветкова М. В. Поэтика слова. — М., 1978.

Цикл Стихи к Блоку как выражение субъективных представлений Марины Цветаевой о Блоке

«…Божий праведник мой прекрасный, Свете тихий моей души» :: начало :: окончание :: список публикаций
К 90-летию со дня завершения М. И. Цветаевой поэтического реквиема А. Блоку

Встречи Цветаевой и Блока в обычном смысле не было. Была встреча духовная, очень много значившая для Марины. Она видела его в Москве дважды: во время его выступлений в Политехническом музее 9 мая 1920 года и во Дворце искусств 14 мая того же года. Она передала ему стихи, но не сама, а в первый раз через поэтессу Веру Звягинцеву, во второй раз через дочь Ариадну, которую взяла с собой на выступление Блока. Аля, которой тогда не было еще и 8 лет, с поразительной для ребенка точностью записала в дневнике свои впечатления: «…Марина объясняет мне, что Александр Блок такой же великий поэт как Пушкин. И волнующее предчувствие чего-то прекрасного охватывает меня при каждом ее слове… У моей Марины, сидящей в скромном углу, было грозное лицо, сжатые губы… И вообще в ее лице не было радости, но был восторг».

Грозное лицо и сжатые губы передают напряжение, с которым Цветаева слушала Блока. И восторг, охвативший ее, как при встрече с чем-то непостижимо-высоким и прекрасным. Перед ней почти и не человек, во всяком случае, не человек, читающие стихи с эстрады, а некий дух, серафим, явившийся, чтобы «оповестить» и готовый взлететь. Аля передала Блоку стихи, только что законченные Цветаевой – последнее ее стихотворение, обращенное к Блоку при его жизни:

Как слабый луч сквозь черный морок адов-
Так голос твой под рокот рвущихся снарядов.
……………………………………………………
Предстало нам – всей площади широкой! –
Святое сердце Александра Блока.

Для Цветаевой «святое сердце» в случае Блока имеет буквальное значение, оно отличает Блока от людей, отделяет от земли, ему нет места среди смертных. Это 1920-й год. Но «осанна» Блоку началась еще весной 1916 г. В первом цикле «Стихов к Блоку» Марина определила их неизбежность: «Мне – славить имя твое».

И она славит Блока в молитвенном преклонении и в полной отрешенности от его земного облика:

…Божий праведник мой прекрасный,
Свете тихий моей души…
…………………………………………
. Свете тихий – святыя славы –
Вседержитель моей души.

Тогда же, в 16-ом, Марина Цветаева написала первые стихи о смерти Блока. Опередившие события на 5 лет, эти стихи свидетельствуют, что тема смерти – насильственной смерти, связывалась у Цветаевой с образом Блока с самого начала.

Думали – человек!
И умереть заставили.

Святость, страдание, свет – вот понятия, связанные для Цветаевой с Блоком. Насколько ответственным, глубоким было отношение Блока к поэзии, посредством которой он служил своему народу, объятому порывом к свободе, говорит его высказывание о первой ранней Ахматовой: «Ахматова пишет стихи так, как будто на нее глядит мужчина, а нужно их писать так, как будто на тебя смотрит Бог». Марина Цветаева полностью разделяет эту позицию Блока. Она честна, искренна в выражении поэтики своей души, своей совести, а совесть, как известно, — это Бог. Весть о смерти Блока ударила Цветаеву. Сразу же, в августе 1921 года она пишет 4 стихотворения на его кончину. Ключевое слово этого цикла – крыло, повторяющееся 6 раз. Крыло как признак поэтического дара, нездешней-птичьей-певческой- серафической сути. То, что в поэте умирает последним:

Не проломанное ребро-
Переломленное крыло.

В письме Анне Ахматовой в августе 1921 г. Марина Цветаева пишет: «…Удивительно не то, что он умер, а то, что он жил. Мало земных примет, мало платья… Ничего не оборвалось – отделилось. Весь он такое явное торжество духа, такой воочию – дух, что удивительно, как жизнь — вообще — допустила. Смерть Блока я чувствую как Вознесение…». Это вознесение души поэта не просто много страдавшей, но и божественной. Цветаева, не обмолвилась, написав:

…Было так ясно на лике его:
Царство мое не от мира сего…

Ни к кому другому — современнику или поэту прошлого — не относилась она так отрешенно — высоко. В ее восприятии любой поэт, вне зависимости от ее личного притяжения или отталкивания, вне зависимости от эпохи, в которой он жил и творил, был еще и человеком во плоти- с характером, страстями, радостями, ошибками. К любому из них она могла подойти, познакомиться, с любым нашла бы общие темы для разговора. И вот она стоит на вечере Блока с ним рядом – и не протягивает руки, чтобы передать ему свои стихи…

Александр Блок проходит по ее стихам бесплотной тенью, не человеком, а существом обожествляемым, вдохновляющим на молитвы. Он – вне круга, даже круга поэтов. В литературно-теоретических работах Цветаевой почти нет ссылок на Блока, никакого анализа. Отношение современников к лирике Блока она определяет так: «Блок? — Им болели». Блок для Цветаевой – современный Орфей, существо из мифа, сын бога и музы, хотя и смертный. В тот, двадцатый век, он вернулся в облике Александра Блока. Но будут другие века, другие возвращения…

Тихонова З. А. — заведующая музеем Марины и Анастасии Цветаевых в Феодосии. В статье использованы материалы из книги В.А. Швейцер «Быт и бытие Марины Цветаевой», В. П. Енишерлова «Я лучшей доли не искал». Статья опубликована в газете «Победа» № 140 (15669), 13 декабря 2011 г.

Экскурсия по залам музея Уголки цветаевского Крыма Гости цветаевского дома
—Феодосия Цветаевых
—Коктебельские вечера
—Гостиная Цветаевых
—Марина Цветаева
—Анастасия Цветаева
— «Я жила на Бульварной» (АЦ)
—Дом-музей М. и А. Цветаевых
—Феодосия Марины Цветаевой
—Крым в судьбе М. Цветаевой
—Максимилиан Волошин
—Василий Дембовецкий
— —Константин Богаевский
—Литературная гостиная
—Гостевая книга музея
Жизнь и творчество сестёр Литературный мир Цветаевых Музей открытых дверей
—Хронология М. Цветаевой
—Хронология А. Цветаевой
—Биография М. Цветаевой
—Биография А. Цветаевой
—Исследования и публикации
—Воспоминания А. Цветаевой
—Документальные фильмы
—Цветаевские фестивали
—Адрес музея и контакты
—Лента новостей музея
—Открытые фонды музея
—Музейная педагогика
—Ссылки на другие музеи

© 2011-2018 KWD (при использовании материалов активная ссылка обязательна)

Музей Марины и Анастасии Цветаевых входит в структуру Государственного бюджетного учреждения Республики Крым «Историко-культурный, мемориальный музей-заповедник «Киммерия М. А. Волошина»

Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Добавить комментарий

;-) :| :x :twisted: :smile: :shock: :sad: :roll: :razz: :oops: :o :mrgreen: :lol: :idea: :grin: :evil: :cry: :cool: :arrow: :???: :?: :!: