Темы и образы ранней лирики вского

В. Маяковский как поэт сформировался в среде футуристов, но, будучи ярче, талантливее друзей, проложил свою дорогу в поэзии, неразрывно связанную с трагическими десятилетиями русской истории начала века.

Маяковский обладает удивительной способностью из всего делать поэзию, в незначительном видеть важное. Ему больно за людей, которые не хотят замечать красоту мира, живут серой, будничной жизнью. В знаменитом стихотворении «Послушайте! » он обращается со страстным призывом подняться над прозой жизни и увидеть вокруг себя не «плевоч-ки», а звезды, он хочет зажечь человеческие души, чтобы в каждой «обязательно была звезда». Он зовет человека к возвышенным целям, к обновлению, преображению, напоминает ему о его высоком предназначении.

Возьми и небо заново вышей,

новые звезды придумай и выставь.

Однако толпа глуха к этому крику души поэта. Во многих стихах он рассказывает о своих безнадежных попытках прийти к людям, поведать им о своих страданиях, разделить их горе. Но каждый раз эти попытки оказываются безуспешными. Поэт ощущает страшное, трагическое одиночество.

. Это совершенно невыносимо! Весь как есть искусан злобой. Злюсь не так, как могли бы вы: как собака лицо луны гололобой — взял бы и все обвыл.

У Маяковского сквозь трагическое одиночество, отъединенность от людей отчетливо просматривается тяга к человеческому теплу, участию, пониманию.

Все, чем владеет моя душа,

— а ее богатства пойдите смерьте ей!

что в вечность украсит мои шаг,

и самое мое бессмертие,

которое, громыхая по всем векам,

коленопреклоненных соберет мировое вече, —

все это — хотите? —

за одно только слово

Он хочет разорвать одиночество и кричит:

Ведь если звезды зажигают —

Значит, это кому-нибудь нужно?

Лирический герой Маяковского не хочет изоляции от большого человеческого оркестра. Сквозная метафора «люди-оркестр» в стихотворении «Скрипка и немножко нервно» выявляет позицию «Я», которому хочется преодолеть оставленность всеми, побрататься с любым, кто ему поверит, хоть с нежной скрипкой, «выплакивавшей» свое одиночество без слов, без такта. Отчаяние свое лирический герой выражает резко, грубо, иронично. В стихотворении «Нате!» ирония переходит в гротеск: «Вы» — не люди, а «обрюзгший жир», у мужчин — «в усах капуста», «женщины смотрят устрицей из раковин вещей». Зато свое сердце поэт сравнивает с хрупкой, трепетной бабочкой («бабочка трепетного сердца»), которую толпа, «стоглавая вошь», может легко раздавить.

Миру корысти, пошлости, бездуховности Маяковский противопоставляет любовь. «Любовь — это сердце всего», — утверждает поэт. Письма и стихи, посвященные Л. Ю. Брик, раскрывают всю глубину и силу чувств поэта, которому «кроме любви. нету солнца», который «душу цветущую любовью выжег».

Тема Родины в творчестве А.Блока, С.Есенина, В.Маяковского

Теме России я сознательно и бесповоротно посвящаю жизнь.
А.Блок

Я буду воспевать
Всем существом в поэте
Шестую часть земли
С названьем кратким «Русь».
С.Есенин

Пою мое отечество…
В.Маяковский

Тема любви к Родине всегда была близка русскому человеку. Ведь все мы желаем, чтобы страна жила хорошо, а каждый ее гражданин был счастлив. Но особенно сильны такие мечты в тяжкие для России периоды – во время войн, голода, революций. И именно тогда появляются великие поэты и писатели, которые своим словом выражают мечты о лучшей жизни для родной страны. В трудные для России времена были созданы такие произведения, как «Слово о полку Игореве», призывавшее объединиться против сильного врага, поэма «Кому на Руси жить хорошо», предлагавшая задуматься о проблемах русской деревни, а также множество других произведений, которые с глубоким чувством патриотизма воспевали родную природу или рассуждали о русской душе и проблемах России.
Подобными произведениями пополнилась и отечественная литература начала XX века. В это время в стране назревали серьезные перемены, близилась Октябрьская революция. И снова стали актуальны размышления о дальнейшей судьбе России. В творчестве таких замечательных русских поэтов, как Александр Блок, Сергей Есенин, Владимир Маяковский, тема Родины заняла особое место. Каждый из них по-своему понимал историю и роль поэзии в обществе, они по-разному приняли революцию и наступившие перемены. Но всех этих поэтов объединяла общая Родина, любовь к которой позволяла им создавать замечательные стихотворения и поэмы.
Александр Блок проникся любовью к Родине уже в раннем детстве. Каждое лето, приезжая в Шахматово, будущий поэт еще ребенком начал понимать красоту сельской природы. Поэтому сюжет многих его ранних стихотворений разворачивается на фоне русского пейзажа:
Видно, дни золотые пришли.
Все деревья стоят, как в сияньи.
Ночью холодом веет с земли;
Утром белая церковь вдали
И близка и ясна очертаньем.
Ранняя лирика Блока близка к фольклору. Например, его героиня обретает черты царевны из русских сказок, жилище ее – заколдованный терем, а герой – царевич, князь, жених. Мир ранней поэзии А.Блока – это мир прекрасной мечты, и этой прекрасной мечтой окутан образ России. Так, в стихотворении «Русь» перед нами предстает чудная, таинственная, волшебная страна, которая появилась из сказки:
Где ведуны с ворожеями
Чаруют злаки на полях,
И ведьмы тешатся с чертями
В дорожных снеговых столбах.
Но постепенно отношение поэта к России как к чарующей сказке меняется. В его творчестве появляются страшные картины. Лирический герой попадает в мир, где звезды и зори сменяет царство мхов, болот, ржавых кочек и пней. Ужасен и облик людей, обитающих в этом мире. Это герои зловещего балагана, носители «всемирной пошлости», живые мертвецы, как, например, в цикле стихов «Пляски смерти». Страшный мир, созданный А.Блоком, — это тоже Россия, и высшее мужество поэта не в том, чтобы не видеть этого, а в том, чтобы видеть, принять и полюбить страну в таком неприглядном виде.
Революционные события вплотную подвели А.Блока к теме Родины, настоящей, а не выдуманной. Теперь образ России поэт связывает не с мистическими, а реальными, земными представлениями. В новых произведениях Блока отражены поиски путей к народному сознанию, постижению судеб страны. В 1905 году было написано стихотворение «Осенняя воля», в котором ярко прозвучал патриотический настрой лирики Блока.
Приюти ты в далях необъятных!
Как и жить и плакать без тебя! –
так восклицал поэт, обращаясь к России.
Александр Блок говорит о Родине с бесконечной любовью, проникновенной нежностью, щемящей болью и светлой надеждой. Все эти чувства отразились в его стихотворении «Россия»:
Россия, нищая Россия,
Мне избы серые твои,
Твои мне песни ветровые –
Как слезы первые любви!
Широкая, многоцветная, полная жизни и движения картина родной земли слагается в стихах поэта. Необъятные русские дали, пылающие рябины, буйные вьюги и метели, крики лебедей – такова блоковская Россия.
Александр Блок создал особенный лирический образ Родины – не матери, каким он был у поэтов прошлого, а красавицы, возлюбленной, невесты, «светлой жены»:
О, Русь моя! Жена моя!
По мнению поэта, каков русский народ, такова и истинная Русь. В цикле стихов «На поле Куликовом» идея народного подвига, народной силы, идея могучей Родины, ее непобедимости выражена поэтом страстно и убежденно:
И, к земле склонившись головою,
Говорит мне друг: «Остри свой меч,
Чтоб недаром биться с татарвою,
За святое дело мертвым лечь!»
Напоминая о подвиге былых времен, А.Блок призывает к новому подвигу – возрождению России.
Таким образом, если сначала поэт воспевал романтически необычайную, дремучую, колдовскую Русь, то в дальнейшем эти сказочные мотивы уступают место представлениям о реальной, живой и могучей Родине.
Еще одним певцом России, ее удивительной природы, является выдающийся русский поэт Сергей Есенин. Его неповторимый талант признан практически всеми. С.Есенин родился на рязанской земле. Здесь прошло детство поэта, затем юность, здесь он написал свои первые стихи. И костер зари, и серебристая луна, и необъятная небесная синь, и голубая гладь озер – вся красота родного края отразилась в стихах, наполненных любовью к русской земле:
О Русь – малиновое поле
И синь, упавшая в реку, –
Люблю до радости и боли
Твою озерную тоску.
В сердце Есенина с юных лет запала Россия, ее грустные и раздольные песни, светлая печаль, сельская тишина и девичий смех. Все это можно найти в есенинских стихах, каждая строчка которых согрета чувством безграничной любви к родному краю. «Моя лирика жива одной лишь любовью, любовью к Родине. Чувство Родины – основное в моем творчестве», – говорит поэт.
Ранние стихи Есенина полны звуков, красок. В них природа живет неповторимой поэтической жизнью. Она вся в бесконечном движении, в непрерывном развитии и изменении. Подобно человеку она поет и шепчет, грустит и радуется. В изображении природы Есенин использует образы народной поэзии, часто прибегает к приему олицетворения. Черемуха у него спит «в белой накидке», вербы плачут, тополя шепчут, «пригорюнились девушки-ели», «заря окликает другую», «березы в белом плачут по лесам».
С приходом революции начинается новый этап в творчестве С.Есенина. Теперь его волнует судьба Родины и народа в революционную эпоху:
О Русь, взмахни крылами!
Поставь иную крепь!
С иными именами
Встает иная степь.
Есенин приветствовал революционное обновление России, но, когда начались преобразования в деревне, поэт с неприязнью отнесся к вторжению цивилизации, «железного гостя» в деревенские просторы. Лишь после зарубежной поездки изменились взгляды Есенина на те перемены, которые произошли в жизни русского крестьянства. Теперь он готов всем сердцем воспеть красоту рождающейся «стальной» Руси, потому что за ней будущее:
Полевая Россия! Довольно
Волочиться сохой по полям!
Нищету твою видеть больно
И березам и тополям.
Я не знаю, что будет со мною…
Может, в новую жизнь не гожусь,
Но и все же хочу я стальною
Видеть бедную, нищую Русь.
Таким образом, ни тяжелое революционное положение, ни страдание и смерть крестьян не смогли погасить в сердце поэта любовь к Родине. В самое трудное время он остается всей душой, всем сердцем с Россией, русским народом:
Ой ты, Русь, моя родина кроткая,
Лишь к тебе я любовь берегу.
Совсем иначе тема Родины отражена в творчестве другого русского поэта – Владимира Маяковского. Этот своеобразный поэт все свое творчество поставил на службу Родине, своему народу и революции. Он активно участвовал в жизни страны, был в курсе всех политических событий, искренне радовался достижениям советских людей, стремился к искоренению пережитков прошлого.
По мнению поэта, для того, чтобы старый мир стал вчерашним днем, нужно активно строить мир новый, хотя это очень сложно в обстановке голода, разрухи и нищеты, воцарившихся в первые годы после революции. Но эта же революция породила нового советского человека, свободного и сильного, преображающего свою землю, проявляющего при этом небывалый героизм. Маяковский чувствует свою крепкую связь с такими людьми, с теми, «кто вышел строить и месть в сплошной лихорадке буден». Ему по душе и «громадье» планов строителей новой жизни, и «размаха шаги саженьи», и марш, «которым идем в работу и в сраженья». Трудолюбие советских людей, их готовность к лишениям во имя построения нового мира вселяют в сердце поэта радость, оптимизм и веру в создание на земле «города-сада»:
Я знаю –
город
будет,
Я знаю –
саду
цвесть,
когда
такие люди
в стране
в советской
есть!
Маяковский верил в новую страну Советов. Он посвятил ей не только творчество, но и всю свою жизнь. Поэт невероятно гордился тем, что живет в единственной на свете социалистической стране. Горячей любовью к своему отечеству наполнены строки:
Читайте,
завидуйте,
я –
гражданин
Советского Союза.
Маяковский искренне верил, что все трудности будут преодолены, навсегда исчезнут разруха, голод, войны и настанет светлое и счастливое будущее. Поэтому стихи поэта проникнуты гордостью за свою Родину, чувством глубокого патриотизма:
…главное в нас
это – наша
Страна Советов,
советская воля,
советское знамя,
советское солнце.
Таким образом, в творчестве и А.Блока, и С.Есенина, и В.Маяковского теме Родины уделено огромное внимание. Все они воспевали в своих стихах Россию, ее народ, природу. Являясь истинными патриотами, они не отвернулись от своей страны в нелегкое для нее время, остались верны своему Отечеству. В поэзии А.Блока, С.Есенина, В.Маяковского отразилась бесконечная любовь к Родине, вера в ее могущество, тесная связь с природой и русским народом. Поэтому на их стихах, которые всегда помогали и будут помогать людям жить, любить, творить, бороться, и следует воспитывать патриотов.

188016 человек просмотрели эту страницу. Зарегистрируйся или войди и узнай сколько человек из твоей школы уже списали это сочинение.

Темы и образы ранней лирики В. Маяковского

В. Маяковский начал свое творчество в группе футуристов. В футуризме его привлекал анархистский, бунтарский задор, ориентация на быстрый жизненный темп и стремление к новаторству формы. Раннее творчество поэта свидетельствует о сильном, в основном графическом, экпериментаторстве. Будучи не только поэтом, но и художником-авангардистом, он, подобно художникам-кубистам, расчленяет мир на объемы, то есть рассекает отдельные слова на части:

Цветовая гамма в ранних стихах Маяковского также похожа на картины художников-кубистов. Так, например, в стихотворении «Ночь» (1912) мы видим типичные для кубистических полотен цвета — черный и желтый:

Багровый и белый отброшен и скомкан,
в зеленый бросали горстями дукаты,
а черным ладоням сбежавшихся окон
раздали горящие желтые карты.

За счет игры цвета возникает образ города-игрока. Дукаты напоминают о зеленом сукне игорных столов. Горящие желтые карты — огни фонарей. Зданиям (черным ладоням, оконным стеклам) раздают горящие желтые карты. Перед нами вечерний город, открывающий толпе двери увеселительных заведений.

В поисках художественных средств, которые могли бы дать, возможно, более верную и отвечающую его требованиям картину действительности, Маяковский обращается к смелому соединению различных поэтических пластов и элементов.

Стихотворение «Пустяк у Оки» является примером соединения лирики и сатиры в традициях немецкого поэта Гейне, но с переработкой ее Маяковским. Это стихотворение написано почти в романтическом духе. Его герой — поэт с тонкой, ранимой душой и обычная девушка. Он пытается сказать ей о возвышенной, неземной любви, используя при этом художественные средства романтической поэзии:

А в небе, лучик сережкой вдев в ушко,
звезда, как вы, хорошая, — не звезда, а девушка…
А там, где кончается звездочки точка,
Месяц улыбается и заверчен…

Но девушка в силу своей ограниченной душевной организации не в состоянии понять возвышенных слов поэта. Поэтому романтический настрой лирического героя и всего стихотворения обрывается резко и неожиданно весьма прозаическими словами девушки:

…Ах, зачем вы давите
и локоть и талию.
Вы мне мешаете
у камыша идти.

В этом маленьком стихотворении как нельзя более четко выражена синкретичность стихов Маяковского. С одной стороны, мы видим явно возвышенный настрой души поэта-романтика, который обижен и не понят любимой девушкой и обществом в целом. Можно даже сказать, что ассоциативные нити тянутся к байроническому герою. Тип построения стихотворения, легкость и сам характер использования иронического напоминают Гейне. И уж, конечно, образ шуршащих камышей и звукотип, в основе которого лежит звук «ш», создающий иллюзию ветра, играющего речными камышами, безусловно, связан с русским поэтом-символистом К. Бальмонтом.

Но Маяковский не был бы Маяковским, если бы ко всему заимствованному он не относился с иронией. Так, например, бальмонтовский образ шуршащих камышей поэт намеренно снижает:

Слышите: шуршат камыши у Оки.
Будто наполнена Ока мышами.

Таким образом, соединяется несоединимое: камыши — символ чего-то загадочного и таинственного и простая, обыденная, намеренно бытовая вещь — мышиный шорох, или, лучше сказать, мышиная возня. Как известно, само выражение «мышиная возня» означает нечто несущественное, не имеющее большого смысла. Так, в стихотворение вплетается пародийный элемент. Оно и есть явная пародия на поэзию Бальмонта и вообще на весь символизм со всеми его загадками и условностями.

Однако пародия не самоцель для поэта. Он хочет обратить внимание противоположного ему и не понимающего его мира на то, что он — поэт, что в жизни есть место и чему-то другому, чем обыденные бытовые заботы и проблемы. Поэт бравирует тем, что для него все это не суть важно, и даже использует в названии стихотворения слова «пустяк», однако за этой бравадой угадывается боль тоскующего сердца поэта, который не может быть понят миром, поэта, который жаждет любви и взаимопонимания.

К этому стихотворению очень близко стихотворение «Послушайте!» (1914). Здесь за фамильярными, насмешливыми, пренебрежительными интонациями видна ранимая и одинокая душа. Стихотворение «Послушайте!» — это крик души поэта. Оно начинается просьбой, обращенной к современникам: «Послушайте!». Именно таким восклицанием мы пользуемся тогда, когда хотим быть услышанными и понятыми.

Лирический герой не просто произносит, а почти «выдыхает» это слово, отчаянно пытаясь обратить внимание людей на волнующую его проблему. Это не жалоба на «равнодушную природу», это жалоба на человеческое равнодушие. Поэт как бы спорит с воображаемым оппонентом, обычным героем его сатирических стихотворений — человеком недалеким и приземленным, обывателем, мещанином, убеждая его в том, что нельзя мириться с одиночеством, с безразличием, горем, что нельзя быть таким, каков он есть, современник Маяковского.

Стихотворение построено так, как будто ведется острая дискуссия, но тебя не понимают, и ты лихорадочно ищешь аргументы, убедительные доводы и надеешься, что тебя поймут. Вот только объяснить надо как следует, найти самые точные фразы и выражения. И лирический герой их находит.

Накал страстей, эмоций, переживаемых героем, становится так силен, что иначе их не выразить, как только этим многозначным емким словом «Да?», обращенным к тому, кто поймет и поддержит. В нем и обеспокоенность, и ирония, и даже надежда.

В другом сатирическом стихотворении «Нате!» (1913) мы не найдем столь выраженной надежды, а здесь все же она видна. Последняя строфа стихотворения начинается так же, как и первая, с того же слова. Но авторская мысль в ней развивается совершенно по-другому, более оптимистично, жизнеутверждающе по сравнению с тем, как она выражена в первой строфе. Последнее предложение стихотворения вопросительное:

Значит — это необходимо,
чтобы каждый вечер
над крышами
загоралась хоть одна звезда?!

И, действительно, эту фразу можно рассматривать как утвердительную. Ведь это риторический вопрос, который не требует ответа.

На основную идею стихотворения «работают» и все формальные средства, используемые автором. Так, Маяковский, располагая строки лесенкой, добивается того, что слово становится значимым, весомым. Рифма Маяковского — необычная, чаще всего ее можно определить как внутреннюю. Такие сочетания, как «полуденной пыли», «загоралась звезда», организуют ритм, который у Маяковского, в сущности, и есть мысль, идея и образ.

Конечно, стихотворение «Послушайте!» не характерно для дерзкого, уверенного в себе Маяковского, каким его привыкли считать. Здесь нет четко выраженного антиидеала. Он присутствует лишь между строк, но мы без особого труда нарисуем себе коллективный портрет людей, против которых и направлено острие «лирической сатиры» раннего Маяковского. Это обыватели, пустые и равнодушные; они так похожи на героиню из стихотворения «Пустяк у Оки».

Кроме лирического элемента, в данном произведении присутствует и некоторый фантастический элемент, не связанный особенно с типичным для сатиры гротеском или гиперболой. Поэт

врывается к богу,
боится, что опоздал,
плачет,
целует ему жилистую руку…

Глаголы «врывается», «плачет», «просит», «клянется» передают не только динамику событий, но и их эмоциональный накал. Ни одного нейтрального слова здесь нет, все они очень выразительны и экспрессивны. Но основная интонация стиха все же не обличительная, а доверительная и порой даже робкая и неуверенная.

Стихотворение «Послушайте!» — это развернутая метафора, имеющая большой иносказательный смысл. Кроме поиска хлеба насущного, которым занят весь чуждый поэту мир, нам нужны и высокая жизненная цель, духовность, красота. Нам необходимы «звезды-жемчужины», а не «звезды-плевочки».

Практически все дореволюционные стихи Маяковского посвящены теме поэта и толпы. Не случайно одно из его стихотворений носит название «Не понимают». Несовершенство жизнеустройства, резкое несоответствие мечты и действительности порождало недоуменные вопросы. В полном разладе с этим миром появилось стихотворение «Нате!». Маяковский ненавидит мир сытых обывателей, всех тех, кто «смотрит устрицей из раковин вещей», тех, кто не слышит «бесценных слов» поэта.

Как и другие футуристы, Маяковский тяготел к вызывающему антиэстетизму. И здесь мы встречаем шокирующее сравнение толпы со «стоглавой вошью». Он вводит в стихотворение язык улицы: «плюну в лицо вам», «озвереет», «кривляться». Маяковский почти с самого начала отказывается от общепринятой силлабо-тонической системы стихосложения и переходит к свободному, акцентному стиху. Он постоянно ломает строфу и выделяет значимые слова. В этом стихотворении выделено слово «плюну», то есть брошу вам в лицо свой стих.

Каким бы грубым и резким ни казалось это стихотворение, в нем слышится та же боль одинокой и тонко чувствующей души поэта, что и в более лирическом «Послушайте!». За грубыми словами и выражениями скрывается «поэтино сердце» подлинного Маяковского, который мечтал о том, что и люди, и окружающий мир изменятся к лучшему.

Темы и образы ранней лирики В. В. Маяковского (План-сочинение)

Ранняя лирика В. В. Маяковского начала создаваться в тот период, когда в обществе происходила грандиозная переоценка существовавших ценностей. Традиции рус­ской классической литературы в атмосфере напряженно­го предощущения перемен требованиям многих поэтов не отвечали. В этот период возникает в рамках модернизма течение, получившее название футуризм. Идеи предста­вителей этого течения нашли свое отражение и в творче­стве молодого В. В. Маяковского.

Сатирические произведения. Сатирическое осмеяние мещанских интересов людей В. В. Маяковский представил в целом ряде «Гимнов»: «Гимн обеду» (1915), «Гимн критику» (1915), «Гимн судье» (1915) и др. Само сочетание жанра гим­на, цель которого воспевать, с мелочностью, глупостью, жадностью и т. д. создает неповторимый сатирический эф­фект. Человеческие «слабости» доводятся поэтом до гро­теска:

Эпатирующая резкость оценок необходима, по мысли поэта, чтобы помочь людям осознать необходимость изме­нения своего отношения к жизни:

Выше всего «бабочка поэтиного сердца» ценит чистоту души.

Тема города. В стихотворении «Ночь» (1912) перед чи­тателем предстает образ ночного города-игрока, сулящего множество соблазнительных перспектив. Та же тема города развивается в стихотворении «Утро» (1912), но получает не­сколько иное разрешение. Более отчетливо звучит мотив ка­тастрофы, трагичности человеческой жизни, достигающий своей кульминации уже в заглавии стихотворения «Адище города» (1913). Автор, стремясь к реализации программы футуристов, активно использует словообразовательные воз­можности русского языка и создает неординарные лексиче­ские единицы, наполненные субъективной оценкой: адище, адки. Прибегает поэт и к нарушениям в области грамматики: «сосущие светами». В каждой строке заявлено авторское от­ношение к реалиям современного города, в котором нет места «маленькому человеку»:

Неодушевленные предметы, продукты человеческой мысли, подчиняют себе своего создателя. Поэт выступает против цивилизации, которая начинает вторгаться в жизнь человека и уродовать ее. Разрушительная сила проникает в мир природы, который должен нести созидательное начало: «у раненого солнца вытек глаз». Очень своеобразно трактуют­ся в стихотворении традиционные образы луны и ночи. Ли­шенные какой бы то ни было романтичности, они превра­щаются в такие же жертвы новой цивилизации, как и «ма­ленькие» люди:

Эти и другие образы природы, подвергаясь метафоризации, не становятся поэтичными и возвышенными, как мож­но было бы предположить, а получают сниженный характер: «железо поездов громоздило лаз», «крикнул аэроплан и упал», «ночь излюбилась», «дряблая луна». Такие метаморфозы совре­менного мира не могут нести ничего хорошего «маленькому человеку».

Христианские мотивы. Они занимают у раннего В. В. Ма­яковского значительное место. Библейские ассоциации посто­янно сопровождают лирического героя, он сам называет себя то «пророком», то «апостолом».

Часто в поэзии В. В. Маяковского встречается ирониче­ское снижение религиозного мотива. Традиционное, закреп­ленное значение библейского понятия переводится автором стихотворения из небесной ипостаси в земное измерение. Лирический герой уравнивает себя с Богом и готов занять место Спасителя:

Антивоенная тематика. Война 1914 года не оставила поэта равнодушным и заняла в его поэзии значительное место. В стихотворении «Война объявлена» (1914) Первая мировая предстает как действо огромного масштаба, за гро­мадой которого как будто не видно смерти и боли. Через «натуралистические» детали поэт старается усилить антиво­енное звучание стихотворения:

Трагедия одного человека расширяется до вселенских масштабов в стихотворении «Мама и убитый немцами ве­чер» (1914). Война противна миру природы, она нарушает ее законы, от этой боли и страдания «визжат» даже звезды. Са­мо произведение становится развернутой метафорой. Материал с сайта //iEssay.ru

Тема поэта и поэзии. В стихотворении «Нате!» (1913) В. В. Маяковский продолжает традицию осмысления вза­имоотношений поэта и толпы, начатую А. С. Пушкиным и М. Ю. Лермонтовым. Поэт намеренно создает образ тупой серой массы, включая в описание толпы обилие бытовых и кулинарных деталей, тем самым очерчивая круг интересов ее представителей:

В мире, где сытость и вещизм становятся смыслом су­ществования, «бабочка поэтиного сердца» задыхается, ей не под силу вытащить на себе всю эту толпу, взгромоздившуюся «в калошах и без калош».

Тема трагического одиночества поэта звучит в стихо­творении «Скрипка и немножко нервно» (1914). Поэт го­ворит о чувстве бессилия лирического героя в мире, где докричаться до глухих «сытых» невозможно. Но мир, по счастью, состоит не только из любителей «капусты». Тема творчества и его востребованности звучит в стихотворе­ниях «Послушайте!» (1914) и «Хорошее отношение к ло­шадям» (1918).

Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Добавить комментарий

;-) :| :x :twisted: :smile: :shock: :sad: :roll: :razz: :oops: :o :mrgreen: :lol: :idea: :grin: :evil: :cry: :cool: :arrow: :???: :?: :!:

Adblock detector