Тема свободы в поэзии на

Тема свободы в поэзии А.С.Пушкина

Пока свободою горим,
Пока сердца для чести живы.
А.С.Пушкин

Приступая к обозрению русской литературы, осиротевшей после гибели Пушкина, замечательный русский критик Аполлон Григорьев в 1859 году писал: «. Пушкин — наше все. Пушкин — представитель всего нашего Душевного, особенного, такого, что остается нашим душевным, особенным после всех столкновений с чужим, с другими мирами». По размышлениям критика, «не только в мире художественных, но и в мире всех общественных и нравственных наших сочувствий Пушкин первый и полный представитель народа русского».

Поэзия, драматургия, проза, критические статьи, заметки и письма — все виды литературы, к которым прикасался Пушкин, несут на себе печать его гения. На все жанры распространяются и общие «законы» пушкинского творчества. Но в каждом жанре цельная и многообразная личность Пушкина отражена своими особенными сторонами. Лирика не составляет исключения.

Жизнь и творческий путь Пушкина начались в эпоху национального и европейского общественного подъема:

Припомните, о други, с той поры,
Когда наш круг судьбы соединили,
Чему, чему свидетели мы были!
Металися смущенные народы;
И высились и падали цари;
И кровь людей то славы, то свободы,
То гордости багрила алтари.

Пушкин вступил на литературное поприще в ту историческую пору, когда живы были классицисты, достиг расцвета сентиментализм, приносил первые плоды романтизм. На глазах у Пушкина уходила в прошлое русская культура XVIII века и рождалась новая, облик которой, как мы теперь знаем, сложился благодаря его гению. Юный Пушкин задорно посмеивался над классицистами, участвуя в споре о языке литературы на стороне своих друзей-карамзинистов, потешался над жеманностью и вычурностью слога сентименталистов. Но вместе с тем «муза Пушкина», по словам Белинского, «была вскормлена и воспитана творениями предшествующих поэтов». Пушкин отдал дань уважения старой культуре и признал за ней достоинство самостоятельной ценности.

Мужание Пушкина как человека и поэта проходило под знаком «грозы двенадцатого года», резко изменившей течение истории. Испытав в Лицее и после влияние ранней декабристской идеологии, Пушкин в стихотворениях тех лет выразил настроения русского гражданского вольнолюбия:

Вы помните, текла за ратью рать,
Со старшими мы братьями прощались
И в сень наук с досадой возвращались,
Завидуя тому, кто умирать
Шел мимо нас.

Он возложил надежду на «закон», регулирующий права монарха и народа, его увлекал манящий призрак свободы, он сочувствовал «падшим».

В Лицее Пушкин понял, что главное дело его жизни — поэзия. «При самом начале он — наш поэт», — вспоминает Пущин. Однажды, окончив лекцию несколько раньше урочного часа, профессор сказал: «Теперь, господа, будем пробовать перья: опишите мне, пожалуйста, розу стихами». У всех стихи вообще не клеились, а Пушкин мигом прочел два четверостишия, которые всех восхитили.

Окончив Лицей, Пушкин поселился в Петербурге. Столичная жизнь с ее театрами, балами, литературными обществами захватила поэта. Он встречается с молодыми офицерами, вступает с ними в горячие споры о том, как добиться свободы. Вольнолюбивые стихи Пушкина, насмешливые эпиграммы расходились по всему Петербургу. Дошли они и до царя.

Однажды Пушкина вызвали к генерал-губернатору Милорадовичу, и тот хотел направить полицейского на квартиру поэта опечатать его бумаги. Пушкин сказал ему: «Все мои стихи сожжены — у меня ничего не найдете на квартире. Лучше прикажите подать бумагу, я здесь же вам все напишу».

Подали бумагу. Пушкин сел и написал целую тетрадь. Милорадович был пленен благородством поэта, его прямотой и честностью и обещал ему от имени государя прощение, вступились за Пушкина и его друзья, они просили смягчить наказание. И поэта сослали не в Сибирь, а в Кишинев. Там он должен был служить чиновником.

Кишинев был в те годы глухой провинцией, над одноэтажными домиками мрачно возвышался острог. Здание было сложено из огромных серых камней, узкие окна выходили во двор, где, прикованные цепями к столбам, сидели два орла. Могучие птицы не могли улететь, но они не становились ручными. Гордо смотрели они на людей круглыми желтыми глазами и величественно принимали пищу.

Несколько раз Пушкин заходил в острог, чтобы поговорить с арестованными. Поэт всей душой разделял их мечту о свободе. Так родилось стихотворение «Узник».

Приехавший в Петербург молодой Пушкин попадает в «Арзамас», куда в 1817 году вступают П. Тургенев, Орлов и Муравьев, которые, будучи активными членами конспиративных групп, рассматривают литературу как средство политической пропаганды. Основная идея — « необходимость уничтожения рабства». Начало оды «Вольность» Пушкина — демонстративный отказ от любовной поэзии и обращение к вольнолюбивой Музе — вполне в духе этих настроений. Да и весь круг идей — отношение к русскому самодержавию и французской революции — четко выражает политические взгляды Союза Благоденствия, вольность в понимании Пушкина наступает тогда, когда выше всех будет стоять не царь, не тиран, а закон и правосудие.

В то же время тема свободы у Пушкина связана с идеей «естественного человека» Руссо. Свобода не противопоставляется Счастью, а совпадает с ним. Свободное общество должно обеспечить полноту и расцвет личности, расширение внутренних сил и возможностей.

Одновременно с этим тема свободы приобретает личный характер: человек противопоставляется чиновному миру. В стихах появляется идея союза единомышленников, в это время пишется много посланий: «К Чаадаеву», «Жуковскому», «Послание к Тургеневу» и другие. В стихотворении «К Чаадаеву» выражены стремления к борьбе за свободу, честолюбивые замыслы, желание бессмертной славы:

Пока свободою горим,
Пока сердца для чести живы,
Мой друг, отчизне посвятим
Души прекрасные порывы.

В стихотворении 1819 года «Деревня» с темой борьбы за свободу соединяется тема поэта-витии. Кроме того, свобода соединяется с просвещением:

И над отечеством Свободы просвещенной
Взойдет ли наконец прекрасная заря?

В годы ссылки тема свободы приобретает романтический колорит. В поэме «Кавказский пленник» тема свободы носит философский смысл: герой не только пленник горцев, но и пленник своих страстей, «цепей судьбы». Свободолюбивый романтический герой бежит из тесных городов на волю, но и там он не находит полного раскрепощения, хотя и не жалеет людей города:

О чем жалеть? Когда б ты знала,
Когда бы ты воображала
Неволю душных городов!
Там люди в кучах, за оградой,
Не дышат утренней прохладой,
Ни вешним запахом лугов,
Любви стыдятся, мысли гонят,
Торгуют волею своей,
Главы пред идолами клонят
И просят денег да цепей.

Алеко не может жить вольной жизнью цыган, он «не рожден для дикой доли, он для себя лишь хочет воли».

В годы южной ссылки Пушкин сближается с Орловым, Раевским и другими кишиневскими декабристами и становится выразителем их идей. В стихотворении 1821 года «Кинжал» Пушкин явно называет себя сторонником тираноубийства. По идее Пушкина, на каждого тирана обязательно найдется кинжал:

Как адский луч, как молния богов,
Немое лезвие злодею в очи блещет,
И, озираясь, он трепещет
Среди своих пиров.

Цезарь хочет стать императором Рима, но его убивает Брут. Марат становится палачом революции, вольности, и его убивает Шарлотта Корде. «Грозя бедой преступной силе», кинжал становится символом мести для каждого тирана.

Весной 1923 года Пушкин переезжает в Одессу. В это время его ждут два потрясения. Первое — подавление революции в Греции, второе — разгром кишиневской группы заговорщиков, что было связано с общим кризисом декабризма. Настроения этого времени выразились в стихах «Свободы сеятель пустынный. ». Появляется идея бесполезности всех усилий:

Паситесь, мирные народы! Вас не разбудит чести клич. К чему стадам дары свободы? Их должно резать или стричь.

Кроме того, в южной ссылке Пушкин, разрабатывая тему поэта, приходит к противопоставлению поэта и царя и пишет о свободе внутренней, о свободе человека творчества.

В период Михайловской ссылки вольнолюбивая лирика Пушкина связана с декабристскими идеями. В 1825 году написано стихотворение «Андрей Шенье», в котором Пушкин пишет о гибели поэта, чья слава будет бессмертна; человек, который даже перед смертью казнит самодержавных палачей, воспевает свободу. В стихотворении провозглашается неизбежность свободы:

Постой, постой, день только, день один:
И казней нет, и всем свобода,
И жив великий гражданин
Среди великого народа.

В 1827 году Пушкин пишет послание декабристам «Во глубине сибирских руд». Декабризм требовал осмысления, и первой реакцией явилось эмоциональное чувство солидарности. Пушкин пишет декабристам о небесполезности всего, что было сделано, и о том времени, когда оковы непременно рухнут и настанет царство свободы. В стихотворении «Арион» Пушкин подчеркивает свою причастность к идеям декабристов и вместе с тем провозглашает: «Я гимны прежние пою. ».

В 1828 году Пушкиным было написано стихотворение «Анчар». В нем поэт говорит о несвободе от всякой власти, поэтому любая власть ужасна. Больше того: в этом стихотворении ясно указывается на то, что смерть порождает смерть:

А царь тем ядом напитал
Свои послушливые стрелы
И с ними гибель разослал
К соседям в чуждые пределы.

В конце 20-х — начале 30-х годов основным мотивом вольнолюбивых стихов Пушкина становится тема внутренней, духовной свободы — свободы поэта и свободы человека.

Предметом поэзии Пушкина, писал ли он об исторических или современных событиях, проникал ли в глубины национального духа или предавался раздумьям о бытии других стран и народов, всегда была реальная жизнь. При этом характеры и конфликты, навеянные другой национальной культурой, Пушкин воспроизводил с той же достоверностью и свободой, как образы, рожденные на родной почве. Проникаясь духом изображаемой эпохи, поэт стремился к тому, чтобы история и герои полно и явно высказывали себя. Он не навязывал персонажам своего взгляда, но наделял их способностью думать, чувствовать, поступать и говорить так, как это свойственно образу их жизни. И это тоже свобода.

купить мбор 5ф и другую огнезащиту от ООО «КРОСТ», в том числе маты прошивные базальтовые, огнезащитную краску. Полный ассортимент огнезащитных материалов.

Тема любви и дружбы в лирике А. С. Пушкина

Лев Толстой сказал о Есенине: “Его поэзия есть как бы разбрасывание обеими пригоршнями сокровищ его души”. Эти слова в полной мере можно отнести и к пушкинской поэзии. И не только к поэзии — ко всей жизни Пушкина. Все, кто попадал в магический круг общения с великим поэтом, наделялись сокровищами его души; он обладал огромным духовным богатством, которое щедро раздавал.
Круг настоящих друзей Пушкина (не случайных знакомых!) необычайно обширен и разнообразен. Сам поэт — разносторонняя, многогранная личность, и его друзья представляли собой людей “с лица необщим выражением”. Среди них Жуковский, Карамзин, Баратынский, Вяземский, Гоголь. Искусство соединило его с людьми разных поколений: Карамзин был старше Пушкина на 30 лет (хотя писатель не являлся близким другом Пушкина, он принимал живое участие в его судьбе, ценя пушкинский талант), Гоголь был младше Пушкина на 10 лет. Но то, как Пушкин относился к своим собратьям по перу, — в высшей степени удивительно и великолепно. Он не считал их своими соперниками, он восхищался каждой чужой удачной строчкой. Если в стихотворении была хоть капля таланта — он принимал его с восторгом. Пушкин совершенно искренне сравнивал свой поэтический дар с даром Кюхельбекера: “Мой брат родной по музе, по судьбам!” А Дельвига он готов поставить выше себя:

Свой дар, как жизнь, я тратил без вниманья,
Ты гений свой воспитывал в тиши,
Служенье муз не терпит суеты;
Прекрасное должно быть величаво.

В посвящении Дельвигу Пушкин писал:

. вздохну в восторге молчаливом,
Внимая звуку струн твоих.

Вот еще свидетельство того, насколько Пушкин был лишен творческой зависти и тщеславия и как он умел восторгаться успехами других: “Что за прелесть эта Эда! Оригинальности рассказа наши критики не поймут. Но какое разнообразие! Гусар, Эда и сам поэт, всякий говорит по-своему. А описание лифляндской природы! а утро после первой ночи! а сцена с отцом!” — чудо! — так оценивал поэт произведение Баратынского.
Эти же дружеские чувства обнаруживаются в письме Плетневу по поводу альманаха “Северные цветы”: “Я дал в них Моцарта и несколько мелочей. Жуковский дает сказку. Пиши Баратынскому, он пришлет сокровища”.
Пушкин сам любил “упиваться гармонией своей или чужой”, главное — насладиться прекрасными творениями, ему было не важно, кому они принадлежат. Пушкинская удивительная распахнутость навстречу родственным ему душам, душевная щедрость, скромность видны и в оценке поэзии Жуковского:

Его стихов пленительная сладость
Пройдет веков завистливую даль,
И, внемля им, вздохнет о славе младость,
Утешится безмолвная печаль
И резвая задумчивая радость.

Пушкин был бунтарем, потому что был гением. Принято считать, что декабристы повлияли на поэта, у них он позаимствовал идеи о свободе, равенстве, братстве. Но не только разговоры друзей-декабристов, но и чтение книг, и собственные размышления, философский поиск сформировали мировоззрение Пушкина. Пушкин был самостоятельным мыслителем. Он, как поэт, как гений, как личность, словно магнитом притягивал к себе людей. Он дружил с Чаадаевым — совершенно удивительным человеком, выдающимся философом. “Ты был целителем моих душевных сил”, — скажет о нем Пушкин. Между ними была дружба ума и чувств: два интересных друг другу человека, два мыслителя, две стихии сталкивались между собой, спорили, обогащались интеллектуально.
Пушкин прекрасно чувствовал в людях и поэтический талант, и ум. После встречи с Пестелем он записал в своем дневнике, что это умнейший человек, какого он только видел. Поэт оценил значение Пестеля в декабристском движении:

На руль склонясь, наш кормщик умный
В молчанье правил грузный челн.

В “Арионе” Пушкин публично заявил о своем месте “на челне”, о своей дружбе с декабристами: “А я — беспечной веры полн — пловцам я пел. ” Он помянул их в стихотворении “19 октября 1827”: “Бог помочь вам, друзья мои. ” Поэт делал все, что мог, чтобы помочь декабристам в ссылке. Беспрестанно напоминал о них Николаю I. А встреча с осужденным Кюхельбекером около Боровичей, когда Пушкин кричал и грозил фельдфебелю, что напишет царю, если тот не даст ему проститься с другом и дать ему на дорогу денег! Потом Пушкин пытался напечатать стихи Кюхельбекера. С самой надежной оказией — с женами декабристов — полетели в Сибирь к “преступникам” страстные и теплые послания Пушкина. Там прочитал адресованное ему стихотворение Иван Иванович Пущин.

Мой первый друг, мой друг бесценный!
Молю святое провиденье:
Да голос мой душе твоей
Дарует то же утешенье,
Да озарит он заточенье
Лучом лицейских ясных дней!

Пущин и Пушкин. Они были совершенно разными — лед и пламень, но дружба их была прекрасной: искренний, бескорыстный, огненный Пушкин и кристально чистый Пущин. “Тот, кто любит Пущина, тот уж непременно сам редкий человек” — так сказал о нем Рылеев. Пущин отказался от заграничного паспорта и возможности скрыться после поражения декабристского восстания. Это человек, перешедший из гвардии в Московский надворный суд, для того чтобы воплощать в жизнь идеи декабристов. Он организовал на каторге артель — денежную казну в помощь нуждающимся товарищам. Проведя в Сибири тридцать один год, он возвратился после амнистии в Россию, ничуть не изменив своим принципам. Вот что такое Пущин, вот что такое “положительно прекрасный человек” в числе ближайших друзей Дельвига, Кюхельбекера, Глинки. Белинский писал: “Есть всегда что-то особенно благородное, кроткое, нежное, благоуханное и грациозное во всяком чувстве Пушкина. В этом отношении, читая его творения, можно превосходным образом воспитать в себе человека”. Эту эпическую норму воплощали в себе и люди, окружавшие поэта. Пущин не побоялся посетить ссыльного поэта в Михайловском, а когда Пушкина убили, написал: “Если бы я был на месте Дантеса, то роковая пуля встретила бы мою грудь: я бы нашел средство сохранить поэта-товарища, достояние России”.
Когда в 1820 году Пушкину грозила опасность ссылки в Сибирь или в Соловки, Кюхельбекер встал на защиту друга — публично выступил с чтением стихов, в которых царские угрозы назвал шипеньем змеи. Кюхельбекера спас Дельвиг: отдал ему свое место при богатом вельможе, уезжавшем за границу. Примеров самоотверженной дружбы и взаимовыручки можно привести множество. Лицейское братство стало легендой:

Друзья мои, прекрасен наш союз!
Он как душа неразделим и вечен.

Пушкинские стихи к лицейским годовщинам являют собой образец настоящего культа дружбы, верности своей молодости. Сам поэт глубоко переживал разлуку с друзьями: “Печален я — со мною друга нет”. И он сочувствует тому, кто будет когда-нибудь один, “в пустыне, встречать их праздник. ”. О том, какое место занимают друзья в сердце поэта, очень точно свидетельствуют строки:

И в жизни сей мне будет утешенье:
Мой скромный дар и счастие друзей.

Но не меньшее место в его сердце и стихах занимает любовь к женщине. Поэт утверждает: “Любовь одна — веселье жизни хладной”. И сейчас неважно, каким адресатам посвящены строки чистого пламени, а важно то, как говорит поэт о женщине: “божественная”, “твои небесные черты”. Это обожествление образа любимой с особой силой звучит в торжественном сонете:

Исполнились мои желания,
Творец Тебя мне ниспослал, тебя, моя Мадонна,
Чистейшей прелести чистейший образец.

Любовь составляет основу души поэта — “и сердце любит оттого, что не любить оно не может”. И мы до сих пор восхищаемся пушкинскими шедеврами, гимнами любви, будь то наполненное счастьем встречи с возлюбленной послание к Керн или трогательное нежное прощание “Я вас любил: любовь еще, быть может. ”. “Вы знаете, друзья, могу ль на красоту взирать без умиленья, без робкой нежности и тайного волненья” — так поэт сказал о причине возникновения своего чувства. Его лирику называют энциклопедией любви и чувств. Пушкинская страсть передается каждому читателю — “Любимая — жуть! Когда любит поэт, влюбляется бог неприкаянный” (Пастернак).
Читая стихи Пушкина, мы действительно чувствуем запечатленные в них “сокровища его души”, чувствуем красоту этих сокровищ.

3565 человек просмотрели эту страницу. Зарегистрируйся или войди и узнай сколько человек из твоей школы уже списали это сочинение.

/ Сочинения / Пушкин А.С. / Разное / Тема любви и дружбы в лирике А. С. Пушкина

Смотрите также по разным произведениям Пушкина:

Сочинение на тему «Мое отношение к Татьяне Лариной»

Образ Татьяны, созданный Пушкиным в «Евгении Онегине», имеет не меньшее значение, чем образ Онегина. Пушкин старался показать тип, казалось бы, обычной русской девушки, провинциальной панночки, но в, то, же время удивительно привлекательной и поэтической. Татьяна совсем не красавица, о чем Пушкина прямо говорит:

  • Ни красотой сестры своей,
  • Ни свежестью ее румяной
  • Не привлекла бы она глаз.

Это же подчеркивается и в последней главе, где мы видим Татьяну уже петербургской знатной дамой, «равнодушной княгиней, неприступной богиней роскошной величественной Невы», «законодательницей залов». Тем не менее, Пушкина не забывает напомнить: «Никто бы не мог ее прекрасной назвать». Но в тот, же время она, сидя за столом рядом с «блестящей Ниной Вронскую», знаменитой петербургской красавицей, ничем не уступала ей. Очевидно, эта привлекательность была не в ее внешней красоте, а в ее душевном благородстве, уме, простоте, богатстве духовного содержания. Пушкин нарочно назвал свою героиню простонародным именем Татьяна и тем самым ввел его в литературу. Татьяна растет в семьи дикой, одинокой, неласковой девочкой, которая не любит играться с подругами, по большинству углубленная в себе, в свои переживания. Любознательная, она старается понять свое окружение и свою собственную душу и, не находя ответа на свои вопросы в старших — матери, отца, няньки, ищет их в книгах, к которым она имела страсть из самого детства и каким привыкший верить беспрекословно. О жизни, о любви она привыкшая узнавать из прочитанных романов. В них же она искала отображение своих собственных переживаний.

Окружающая жизнь, среда сельских помещиков, их жен и детей мало удовлетворяло ее требовательную душу, ее любознательный ум. В книгах она видела другую жизнь, более значительное и богатое событиями, других людей, более интересных; она верила, что такая жизнь и такие люди не выдуманы автором, а существуют на самом деле, и была уверенная, что и она, может, когда-то встретится с такими людьми и поживет такой жизням. Не удивительно, что, увидев в первый раз Онегина, так поразительно непохожего на всех знакомых ей молодых людей, Татьяна приняла его за героя романа и влюбилась у него. Она любит пылко и решает написать Онегину свое наивно-трогательное объяснение в любви. Суровый, резкий отказ Онегина раскрывает ей глаза, но чем дальше, тем меньше она понимает Онегина и его поступки. И ее любимые романы уже не помогают ей. Случайно Татьяна попадается в кабинет Онегина и видит его книги, на которые с жадностью бросается. Эта литература совсем не похожая на ее сентиментальные романы. Читая эти произведения, Татьяна открыла в них иной мир, они помогли разобраться в души Онегина, но она делает поспешный вывод о похожести Онегина с нелюдимыми, холодными, разочарованными во всем героями прочитанных ею книг. Она считает, что он просто копирует модных героев. Это не так, конечно, но Татьяна твердо убеждена в правильности своего вывода, и это делает ее положение безнадежным: она не может разлюбить Онегина, но в тот же время знает, что этот человек не стража ее любовь. Это есть одной из причин ее отказа Онегину. Но, увидев его, измученного болезнью, Татьяна понимает ошибочность своих поспешных выводов, начинает верить в искренность чувства Онегина. Татьяна и сейчас любит Онегина и верит в возможность счастья с ним, но решительно отвечает отказом ему. Татьяна сознательно, по доброй воле, вышла замуж за человека, который не любит, и дала ему слово быть верной женой. Пусть она теперь понимает, что это была ошибка с ее стороны, что она действовала неосмотрительно и страдать через эту ошибку должна она самая, но чувство обязанности берет в ней верх над всеми ее чувствами.

Объединяет героев независимость их суждений и поступков. Онегин в беседе целиком свободно все подвергает суду, уклоняется от общения с назойливыми соседями-помещиками. Он не всегда проявляет заботу о том, которое о нем сложится впечатление. Наделенная «своенравной главой», Татьяна резко высказывается о блистательности, мишуре, суете высшего мира. Онегина и Татьяну сближают также честность и правдивость во взаимоотношениях. На доверчивое письмо Татьяны Евгений отвечает «признаниям также без искусства». Не удивительно, что умные, проникновенные люди, которыми были Онегин и Татьяна, чувствовали себя целиком одинокими в той среде, к которому они принадлежали от рода. Поэт отмечает, что Онегин в избранном обществе «казался чужим». Татьяна даже в родной семье «казалась девочкой чужой». Рисуя в своем романе волшебный образ русской девушки, не красавицы, с крестьянским именем, автор и в характеристике ее душевного слога, и в изображении ее поведения не украшает, не идеализирует, хотя и заявляет не раз о своей глубокой симпатии. Если Пушкина так о ней говорит, то, я думаю, она волшебная.

Мое отношение к Татьяне можно высказать словами Пушкина: «Прошу простит: я так люблю Татьяну милую мою!», ее целостность, умение подчинять все свои действия чувству ответственности, неспособность к обману, к соглашениям со своей совестью делают ее образ таким привлекательным. Возможно, она не всегда верно понимает своя моральная обязанность, возможно, в данном случае, решая свою судьбу и судьбу Онегина, она и ошиблась, — но она самая видела в этом обязанность и, итак, так только и могла действовать.

Мои Пушкин

То Пушкин, наш поэт великий,

Задумчиво явился нам
И утешеньем, и уликой

Наставшим смутным временам.

Каждый человек живет в своем отрезке времени. У каждого из нас — свой Пушкин. Александр Сергеевич для меня — поэт вечного пространства. Когда-то он посвятил Жуковскому следующие строки:

Его стихов пленительная сладость

Пройдет веков завистливую даль.

Я отношу эти строки к самому автору, весь мир поэзии поэта бесконечно близок и дорог мне. У каждого из нас — свой Пушкин. Помню тихий, напевный звук мамы:

Три девицы под окном

Пряли поздно вечерком.

Сказать, что это произведение мне просто понравилось, значит не сообщить ничего. Я была в восторге и просила маму перечитывать мне сказку снова и снова, пока наизусть не заучила понравившиеся мне строки:

Три девицы под окном

Пряли поздно вечерком.

«Кабы я была царица, —

Говорит одна девица, —

То на весь крещеный мир

Приготовила б я пир».

«Кабы я была царица, —

Говорит ее сестрица, —

То на весь бы мир одна

Наткала я полотна».

— «Кабы я была царица,

Третья молвила сестрица, —

Я б для батюшки-царя

В своих мечтах я представляла, что и у меня есть такой же прекрасный град с дворцами, теремами, садами.

С годами я взрослела и открывала для себя нового Пушкина.

В его стихах и поэмах мудрость, улыбчивость, нравственная высота, на которой нет места зависти, жадности, глупости, того, чем изобилует жизнь.

Я настолько прониклась поэзией Пушкина, что мое мироощущение стало до удивления совпадать с настроением поэта. В светлые дни осени я возвращаюсь к Пушкину. Его мир лишен резких очертаний — во всем видна рука гения: небеса светлы и высоки, суть человеческая легка и полна, сквозь прозрачный воздух и свет тонко прорисован смысл бытия. Я живу в эти дни и наслаждаюсь их полной свободой. Я погружаюсь в строки, омывающие душу чистой и прозрачной печалью:

Унылая пора очей очарованье!

Приятна мне твоя прощальная краса —

Люблю я пышное природы увяданье,

В багрец и в золото одетые леса.

Пушкин был настоящим живописцем природы, он воспринимал ее зорким взглядом художника и тонким слухом музыканта.

Александр Сергеевич влюблялся, но взаимности не находил.

Переживания претворились чуть ли не в самые поэтические строки в мировой литературе:

Я вас любил: любовь ещё, быть может,

В душе моей угасла не совсем;

Но пусть она вас больше не тревожит;

Я не хочу печалить вас ничем.

О, если бы в нашей жизни было такое благородство чувств!

Судьба коварна, и очень часто счастью не дано осуществиться и любимым лучше расстаться:

Но ты забудь меня, мой приятель,

Забудь меня, как забывают

Томительный печальный сон,

Когда под утро отлетают И тень и.

Пушкин был проницателен и как никакой прочий поэт мог отразить красоту женщины:

Все в ней гармония, все диво,

Все выше мира и страстей;

Она покоится стыдливо

В красе торжественной своей;

Она кругом себя взирает:

Ей нет соперниц, нет подруг;

Красавиц наших бледный круг

В ее сиянье исчезает.

Куда бы ты ни поспешал,

Хоть на любовное свиданье,

Какое б в сердце ни питал

Ты сокровенное мечтанье, —

Но, встретясъ с ней, смущенный, ты

Вдруг остановишься невольно,

Перед святыней красоты.

Пушкин зорко видел всю окружающую его жизнь и внимал ей. Его произведения как раз поэтому так близки мне и многим читателям. Он смог «жить, чтоб мыслить и страдать» и, читая его строки, мы мыслим и страдаем сообща с Пушкиным.

По-моему, не понимать поэзию Пушкина — значит быть бездуховным человеком. Погибнет пушкинское слово — погибнет Духовность, броня от зла. Прозреть, вернуться к истине призывает нас великий гений земли Русской Александр Сергеевич Пушкин:

Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Добавить комментарий

;-) :| :x :twisted: :smile: :shock: :sad: :roll: :razz: :oops: :o :mrgreen: :lol: :idea: :grin: :evil: :cry: :cool: :arrow: :???: :?: :!: