Тема свободы в лирике А

Тема свободы постоянно была для Пушкина одной из важнейших. В разные периоды его жизни понятие свободы получало в творчестве поэта различное содержание. В так называемой вольнолюбивой лирике свобода — это, выражаясь современным языком, отсутствие ограничений, связывающих общественную и политическую дело человека. Большинство стихотворений, посвященных свободе как раз в этом понимании, написаны Пушкиным с 1817 по 1820 год («Петербургский период»). Гражданская тематика в это пора играет в его творчестве только важную роль. В эти годы более того важнейшая для Пушкина любовная тема отходит на второй план в его лирике. Причиной этого было влияние окружения поэта, куда входили люди, придерживавшиеся самых прогрессивных взглядов (например, Чаадаев, которому адресовано замечательное стихотворное послание «Любви, надежды, тихой славы. «), и само состояние общества, охваченного в тот момент жаждой самых радикальных перемен.

Одно из самых первых вольнолюбивых стихотворений Пушкина — ода «Вольность». Он строит это стихотворение в соответствии с канонами и эстетикой классицизма. Поэт использует характерный для этого направления прием — одушевление абстрактных понятий.

Везде неправедная политическая элита

В сгущенной тьме предрассуждений

Воссела — рабства мрачный гении

И славы роковая страсть.

Данью классицизму является и высокая, архаическая лексика: «внемлите», «днесь»; и риторические обороты — вопросы, обращения: «Где ты, где ты, гроза царей, / Свободы гордая певица?», «Восстаньте, падшие рабы!» Пафос оды — в прославлении закона, подчиниться которому поэт призывает царей: «Склонитесь первые главой / Под сень надежную закона. » Этим произведением молодой поэт продолжает традицию Радищева, перу которого принадлежит одноименная ода. Но Пушкин, не разделяя радикализма своего предшественника, не призывает к свержению царской власти, а лишь говорит (в аллегорической форме) о преимуществах конституционной монархии.

Стихотворение «К Чаадаеву» («Любви, надежды, тихой славы. «) не принадлежит, как «Вольность», всецело к традиции классицизма. В этом послании сочетаются элементы образности двух поэтических систем классицистской поэзии эпохи французской революции:

Но в нас горит ещё желанье,

Под гнетом власти роковой

Отчизны внемлем призыванье, —

и сентиментальной лирики Жуковского:

Любви, надежды, тихой славы

Недолго нежил нас обман,

Исчезли юные забавы,

Как сон, как утренний туман.

Новаторство Пушкина в этом стихотворении содержится в смелом соединении гражданских мотивов с личными. Стремление к свободе понимается поэтом не как абстрактная добродетель, а как сильно личное человеческое переживание:

Пока свободою горим,

Пока сердца для чести живы,

Мой приятель, отчизне посвятим

Души прекрасные порывы!

Поэтому оказывается оправданным более того шокировавшее многих современников сравнение гражданского чувства с любовным:

Мы ждем с томленьем упованья

Минуты вольности святой,

Как ждет любовник молодой

Минуты верного свиданья.

В стихотворении «Деревня» содержится страстное обличение крепостничества, по стилю напоминающее «Путешествие из Петербурга в Москву» Радищева (хотя Пушкин, по-видимому, прочел это произведение существенно позже, через несколько лет после того, как была написана «Деревня»). Первая часть этого стихотворения построена в жанре элегии со всеми его непременными атрибутами: идиллическим пейзажем, философскими размышлениями о прелестях мирной жизни на лоне природы. Только эта часть «Деревни» появилась в печати. Вторая часть, представляющая собой политический памфлет, резко отличается по стилю: вместо «светлых ручьев» и «лазурных равнин» появляются «насильственная лоза», «невежества убийственный позор» и тому подобное. Во второй части «Деревни», как и в «Вольности», присутствуют риторические обороты («О, если б звук мой умел сердца тревожить!»), архаическая лексика («бразды», «влачится»), одушевление отвлеченных понятий («. Здесь рабство тощее влачится по браздам. «). За образным описанием ужасной судьбы «измученных рабов» следует выражение мечты поэта об освобождении народа, но не в форме каких-либо революционных призывов к насильственному уничтожению крепостного права. Скорее заключительные строки стихотворения можно назвать косвенным обращением к монарху с призывом изменить существующее положение вещей: «Увижу ль, о друзья, народ неугнетенный, / И рабство, падшее по манию царя. «

Эти три стихотворения — самые известные произведения вольнолюбивой лирики Пушкина. Ее расцвет продолжался в творчестве поэта недолго. Вскоре Пушкин разочаровался в своем юношеском увлечении гражданскими идеями, в стихотворении «Свободы сеятель пустынный. » (1823) он с горечью вспоминает об этом эпизоде своей молодости: «. Но потерял я только пора, / Благие мысли и труды. » Идеал «вольности», то есть свободы в гражданском понимании этого слова, сменяется у Пушкина сначала идеалом романтической свободы личности (стихотворение «Погасло дневное светило. » и другие), потом идеалом внутренней свободы (стихотворения «Из Пиндемонти», «Пора, мой приятель, пора. » и другие). Но тема свободы остается для Пушкина одной из важнейших в течение всей его жизни. Даже в одном из последних стихотворений, «Я памятник себе воздвиг нерукотворный. «, поэт как о главной своей заслуге перед народом говорит о том, что он «в свой изуверский век восславил. свободу».

Готовые школьные сочинения

Коллекция шпаргалок школьных сочинений. Здесь вы найдете шпору по литературе и русскому языку.

Эволюция вольнолюбивой лирики А. С. Пушкина

Через все творчество Пушкина лейтмотивом проходит тема свободы, называемая иначе вольнолюбивой лирикой. С самых ранних стихотворений Пушкина становится ясно, что проблемы свободы и несвободы живо волнуют поэта. Менялся с годами поэт, менялось его отношение к свободе, но нет такого периода в его жизни, когда бы он был индифферентен. В самом начале своего творческого пути поэт рассуждает о справедливом устройстве общества. Он предлагает разбить «изнеженную лиру», потому что предмет поэзии Пушкина не область нелепых чувств.

Он призывает воспевать свободу, потому что ее нет в стране, в которой живет поэт. Свобода — это закон. Закон — это щит, но это и меч, который «скользит над равными главами». Перед законом все равны, считает Пушкин. Он говорит, что казнь Людовика XVI — произвол: «Закон молчит — народ молчит, падет преступная секира…

» Поэт признает, что Павел был тираном, но убийство его опять же незаконно («О стыд! О ужас наших дней!»), а убийц он ставит в один ряд с тираном. Свобода должна прийти только со стороны царя, иначе — революция, а революция — это произвол («Вольность»). Пушкин предупреждает, что «ни наказанья, ни награды, ни кров темниц, ни алтари не верные (…

) ограды» для тиранов. Взгляд, высказанный в этом стихотворении, связан с программами союзов Благоденствия и Спасения, а само стихотворение перекликается с «Вольностью» Радищева и «К вельможе» Державина. Слова «судьба», «свобода», «рабство», «закон» Пушкин употребляет с большой буквы, как бы усиливая тем самым их значение и смысл.

В послании «К Чаадаеву» гражданственность носит глубоко личный характер. Интимные чувства служат выражением гражданственности. Стихотворение разделено на три неравные части: прошедшее, настоящее, будущее. Начало стихотворения грустное, элегическое: «любви, надежды, тихой славы недолго нежил нас обман».

Но ‘заканчивается стихотворение побудительными предложениями. Во всем стихотворении чувствуется движение от прошлого через настоящее в будущее. И заканчивается оно довольно оптимистически. Пушкин верит, что «взойдет она, звезда пленительного счастья, Россия вспрянет ото сна»… Свободу поэт связывает с патриотизмом, любовью к Родине. Он думает, что творит на благо общества и что может что-то изменить, говоря, что «на обломках самовластья напишут» их имена.

Пушкин высмеивает самодержавие и его пороки. Одним из таких стихотворений является «Деревня». Его можно отнести к жанру социальной элегии с элементами высокой сатиры, основной прием которой — контраст. Первая часть стихотворения резко противопоставлена второй. Поэт сначала показывает деревенскую идиллию в духе сентиментализма.

Рисуется великолепный сельский пейзаж, на фоне которого поэт чувствует себя свободным от «суетных оков». Но первый же эпитет второй части — антитеза первой. «Мысль ужасная» тревожит поэта. Грехи не только от отсутствия закона, но и от стремления к славе, которое рождает тиранов. Свобода должна быть просвещенной, а рабство пасть «по манию царя».

Поэт же должен быть прежде всего гражданином и патриотом, так считали и декабристы. Пушкин в этом стихотворении продолжает тему, поднятую в «Вольности». В начале двадцатых годов меняется отношение Пушкина к свободе. Он знакомится с будущими декабристами, сближается с Пестелем, пребывает в гуще революционно настроенной молодежи. В стихотворении двадцать первого года Пушкин выбирает кинжал символом революционной свободы.

Стихотворение построено на ассоциациях и исторических аналогиях. Поэт пишет, что «дремлет меч законов», потому творится произвол. Рабство не падет «по манию царя», но есть кинжал, как возмездие, как справедливое насилие. Эту же мысль Пушкин развивает в стихотворении «Давыдову».

Простая дружеская болтовня сменяется призывом «кровавой чашей» причаститься, и только после этого можно сказать: «Христос воскрес!» В стихотворении «Наполеон» меняется взгляд Пушкина и на казнь Людовика XVI. «Свободы яркий день настал», — говорит о казни Пушкин. Наполеона он называет тираном, но и «светлым умом». Поет ему славу за то, что он «миру (…) свободу завещал», потому что война тысяча восемьсот двенадцатого года пробудила в русском народе желание и осознание необходимости свободы.

В стихотворении «Свободы сеятель пустынный» Пушкин рассуждает о том, что попытка поэта жечь глаголом сердца людей не увенчалась успехом, ибо мирные народы способны только пастись. Их ничем не разбудить. Поэт переживает разочарование. К этому периоду относится и стихотворение «Демон», полно отражающее состояние души поэта. В стихотворении «Арион» Пушкин размышляет о своей судьбе, которая уберегла его от каторги и смерти, ибо он — поэт.

Погибли все, лишь он, «таинственный певец», на берег выброшен грозою. Он «гимны…» поет — это идеалы свободы, не оставлявшие его никогда, только рассматриваемые поэтом теперь несколько в другом ключе. Своим посланием «В Сибирь» поэт обнадеживает декабристов и говорит о скором их освобождении: «Оковы тяжкие падут, темницы рухнут — и свобода вас примет радостно у входа, и братья меч вам отдадут».

Прочитав это стихотворение, каторжане предположили, что создано новое тайное общество, ибо Пушкин, по их мнению, не мог без причины написать такие строки. А Пушкин, оказывается, надеялся на царя. Считал возможным союз Монарха и поэта.

В «Стансах» Пушкин призывает Николая I последовать примеру Петра I, гордясь «семейным сходством», «укротить наукой нравы». Говоря, что Петр I «самодержавною рукою (…) смело сеял просвещенье».

И быть «памятью, как он, не злобен», надеясь на скорое освобождение друзей. За этот стих на Пушкина обрушилась резкая критика. Друзья говорили, что Пушкин предал идеалы декабристов.

Но поэт ответил стихотворением, в котором утверждал, что его миссия — говорить истину «с улыбкою царям». «Беда стране, — пишет Пушкин, — где раб и льстец одни приближены к престолу, а небом избранный певец молчит, потупя очи долу». С годами свобода в понимании Пушкина принимает философский характер.

Он размышляет уже не о внешней (поэтической), а о внутренней, духовной свободе. Пример душевного рабства Пушкин изображает в стихотворении «Анчар». Покорный раб идет за смертельным ядом по воле «непобедимого владыки». Раб покорен. Он раб не только физически, но и духовно.

Он мог бы отказаться (все равно в конце умирает), но он — раб. И этим все сказано. Теперь для Пушкина главными становятся внутренняя независимость и духовная свобода, ибо без такой свободы нет настоящего творчества. И именно эта свобода в философском понимании все больше занимает Пушкина и является настоящей свободой.

От свободы, равной закону, Пушкин перешел к радикальной свободе, равной кинжалу. Переболев надеждой на царей, он, наконец, пришел к главной и единственно верной мысли о свободе духа. От искрометного свободолюбия до глубокого осмысления роли человека и народа в обществе.

Свобода внешняя приходит и уходит. Проблемы же внутренней свободы независимо от времени волновали литераторов и в нашем веке. Душевно свободен булгаковский Мастер, сжигая свой роман, душевно свободны герои Солженицына. Тема свободы претерпела серьезные изменения, но никогда не исчезала из творчества Пушкина, являясь одной из главных и основных тем его литературных размышлений.

maxsochinenie.ru

2020 Copyright. All Rights Reserved.

The Sponsored Listings displayed above are served automatically by a third party. Neither the service provider nor the domain owner maintain any relationship with the advertisers. In case of trademark issues please contact the domain owner directly (contact information can be found in whois).

Тема свободы в лирике Пушкина

Свобода – одна из наивысших человеческих ценностей, и тем она дороже для человека, чем сильнее он чувствует ее недостаток. Для поэта, человека, который воспринимает все, что его окружает, острее других, свобода во всех ее проявлениях является одним из основных источников вдохновения.

Пушкин прошел несколько этапов в осознании своего идеала свободы, о чем свидетельствует его творчество. Смена этих этапов в целом совпадает с поворотными моментами в его личной судьбе, первый из которых – время учебы в Царскосельском лицее.

Чаще кубок наливай;

Страстью пылкой утомляйся

И за чашей отдыхай!

С другой стороны, в это время огромное влияние на Пушкина оказывали просветительские идеи его преподавателей, а потому

Подобные идеи разделяли те пушкинские современники, которые потом вошли в декабристские общества. Показательно, что среди них были и ближайшие друзья поэта, его товарищи по Лицею – Иван Пущин, Вильгельм Кюхельбекер и другие. Можно сказать, что молодое поколение мечтало о свободе, делало все возможное, чтобы приблизить ее, сделать реальной для России. Вот почему с таким воодушевлением молодежь принимала стихи Пушкина, которые в столь яркой и удивительно точной поэтической форме отражали настроения молодого поколения.

Выйдя из Лицея, в Петербурге Пушкин продолжает развивать тему гражданской свободы. Тесное общение с представителями тайных обществ окончательно формирует пушкинский идеал свободы в этот период его творчества. В 1817 году он пишет оду «Вольность», где напрямую обращается к «Владыкам». Поэт восхваляет закон как надежную гарантию справедливых взаимоотношений между народом и правительством. Закон должен, по мнению Пушкина, побороть «неправедную власть» и «преступную секиру».

Поэт обращается к истории, рассказывая о гибели Людовика и Павла как пример того, что происходит, если законы попираются – не важно, какие мотивы при этом движут людьми, результат всегда будет ужасен. Вот почему он призывает государей первыми склониться перед законом, дабы стали «вечной стражей трона / Народа вольность и покой».

В стихотворении «Лицинию» и оде «Вольность» Пушкин говорит о свободе и деспотизме вообще. Но в дальнейшем он концентрирует свое внимание на ситуации в России, то есть его идеал свободы приобретает патриотический характер. Например, создание стихотворения «Сказки. Ноэль» 1818 года связано с разочарованием в политике Александра 1. В основе стихотворения лежит речь Александра на польском сейме и его обещание дать народу конституцию, которое он впоследствии так и не выполнил. Стихотворение написано в сатирическом жанре, а сама фигура Александра обрисована с едкой иронией.

Примечательно, что именно в это время у Пушкина появляются стихотворения, в которых он высказывает крайне радикальные идеи, что вообще было для него не очень характерно. Так в стихотворении того же года «К Чаадаеву» присутствует мысль о возможности насильственного свержения царской власти. В последних строчках стихотворения речь идет об «обломках самовластья», и более того, в качестве непосредственных участников слома государственной системы выступает сам поэт и его друзья:

Товарищ, верь: взойдет она,

Звезда пленительного счастья,

Россия вспрянет ото сна,

И на обломках самовластья

Напишут наши имена!

В то же время стихотворение «К Чаадаеву» очень интересно и по форме выражения его идеи. Гражданские мотивы соединяются в нем с самыми личными чувствами человека. Здесь прослеживаются тенденции к соединению понятия свободы как политической и романтической категорий:

Мы ждем с томленьем упованья

Минуты вольности святой,

Как ждет любовник молодой

Минуты верного свиданья.

Вот почему стало возможным стихотворение, обращенное к другу, реальному человеку – Петру Яковлевичу Чаадаеву, – сделать призывом ко всем молодым людям, разделяющим идеи свободомыслия.

В основе этих идей лежала мысль о необходимости провести в России скорейшие преобразования и прежде всего избавить страну от позора крепостного рабства. Этой теме также посвящает свои стихи Пушкин. Наиболее известное из них – стихотворение «Деревня» 1819 года. Оно очень интересно по своей композиции. Оно резко делится на две части: в первой представлен элегический деревенский пейзаж, на фоне которого «друг человечества» предается поэтическому вдохновению. Вторая часть написана как политический памфлет, в котором точными и яркими красками рисуются ужасные приметы крепостного права: «рабство тощее», «барство дикое», которое присваивает себе «насильственной лозой и труд, и собственность, и время земледельца».

Вид столь плачевного состояния народа «омрачает душу» поэта, вызывает гневные строки и стремление привлечь внимание к этой ужасной стороне российской действительности: «О, если б голос мой умел сердца тревожить!» – восклицает поэт. Хотя он понимает, что освободить страну от крепостного права может воля царя, поэт вряд ли верит в Александра, и чувство безысходности выливается в печальные строки:

Увижу ль, о друзья! народ неугнетенный

И рабство, падшее по манию царя,

И над отечеством свободы просвещенной

Взойдет ли наконец прекрасная заря?

Этот заключительный вопрос так и остается безответным, что вызывает пессимистические настроения у поэта, особенно тогда, когда он за свои вольнолюбивые стихи был сослан в ссылку на Юг. Именно здесь в поэзии Пушкина начинают преобладать романтические тенденции, а вместе с ними меняется и представление о свободе.

Именно на юге, в период расцвета романтизма в поэзии Пушкина, свобода становится едва ли не основной темой его творчества. Но теперь на первый план выходит идея свободы отдельной романтической личности, а не гражданская или политическая свобода, необходимая всему обществу. Причиной тому служит разочарование в своих прежних идеалах и главное – неверие в возможность их осуществления.

Уже в стихотворении «Деревня» звучали слова сожаления поэта о том, что он не может разбудить в сердцах людей чувство долга перед своим народом и перед собой. Печальным осознанием истинных причин этого наполнено стихотворение «Свободы сеятель пустынный…» 1823 года. Пушкин признает несвоевременность своих призывов к борьбе за свободу: «Я вышел рано, до звезды». Более того, поэт сомневается в том, что «дары свободы» вообще нужны людям:

К чему стадам дары свободы?

Их должно резать или стричь.

Наследство их из рода в роды

Ярмо с гремушками да бич.

Вольнолюбивые мотивы теперь становятся у Пушкина романтической мечтой о воле, стремлением вырваться из тюрьмы – ведь он сам ощущает себя изгнанником, узником. В стихотворении «Узник» поэт сравнивает себя с «вольной птицей», молодым орлом, который сидит за решеткой и мечтает вырваться на свободу, улететь

Туда, где за тучей белеет гора,

Туда, где синеют морские края,

Туда, где гуляем лишь ветер … да я.

Так поэт находит романтические символы свободы: то придает ей вид орла, то растворяет ее в «свободной стихии» или среди пейзажей Кавказа. Так или иначе, узник – это он сам.

Но все меняется, и вот уже вслед за Южной ссылкой приходит ссылка в Михайловское, а романтические пейзажи сменяет реалистическое описание красоты природы среднерусской полосы. Не мог не измениться при этом и пушкинский идеал свободы, что находит отражение в его дальнейшем творчестве.

В Михайловском Пушкин перерастает романтизм, а со смертью Байрона в 1824 году решает, что для него романтизм мертв. Венчающим южную ссылку и романтический период творчества является стихотворение «К морю» 1824 года. Прощаясь с югом, морем и романтизмом, автор вспоминает двух романтических гениев – Байрона и Наполеона. Именно поэтому, помимо основной темы стихотворения – свободы в ее романтическом понимании, – важное место здесь занимает тема времени и памяти:

Прощай же море! Не забуду

Твоей торжественной красы

И долго, долго помнить буду

Твой гул в вечерние часы.

Начатое в Одессе и законченное в Михайловском, «К морю» считается этапным стихотворением. В последующие периоды творчества в пушкинском представлении об идеале свободы будут преобладать черты, определяемые осмыслением реальной действительности, жизни, окружающей поэта. Однако, романтизм не мог просто взять и исчезнуть. Завершая в Михайловском работу над поэмой «Цыганы», Пушкин выносит приговор как романтическому герою, так и романтическому идеалу свободы:

Ты для себя лишь хочешь воли.

Оставь нас, гордый человек!

Теперь поэта занимает вопрос о свободе и тирании в реально-историческом плане. С ним связана написанная в 1825 году в Михайловском трагедия «Борис Годунов», с которой берет отсчет русский реализм. В ней Пушкин по-новому рассматривает вопрос о взаимоотношении народа и власти и приходит к выводу, что власть сильна «мнением народным». В то же время народ здесь предстает как пассивная сила, которой еще предстоит осознать свои возможности. И вскоре события в Петербурге 14 декабря 1825 года и то, что за ними последовало, подтвердило сомнения Пушкина в готовности народа к переменам. А это значило, что необходимо по-новому осмыслить и пути достижения свободы.

По возвращении из ссылки Пушкин долго размышлял над уроками декабристского восстания, казнь и изгнание участников которого по иронии судьбы совпали с освобождением самого поэта. Он приходит к выводу, что свобода и насилие несовместимы.

Идеал свободы остается для поэта главной ценностью: «Я гимны прежние пою», – заявляет он в стихотворении «Арион» 1827 года. Оно написано в связи с годовщиной казни декабристов, а за основу взята легенда об Арионе – греческом поэте и музыканте. Однако то, что лишь он был «на берег вынесен грозою», заставляет поэта с философской точки зрения задуматься над понятием «свобода», над способами ее достижения и ценой, которую приходится платить.

Теперь он возлагает все надежды на справедливость и милосердие царя. В 1826 г. Пушкин пишет стихотворение «Стансы», обращенное к Николаю I. Поэт призывает царя во всем быть похожим на «пращура», то есть на Петра I:

Во всем будь пращуру подобен:

Как он, неумолим и тверд,

И памятью, как он, незлобен.

Последние строчки – это просьба за декабристов, просьба о прощении. Годом позже из под пера поэта выходит стихотворение «Во глубине сибирских руд…», которое Пушкин, рискуя навлечь на себя царский гнев, отправляет в Сибирь. Однако тема стихотворения – это не возврат к прежнему идеалу свободы, как может показаться на первый взгляд. На самом деле это тема верности друзьям, тема надежды и милосердия. Образ меча в этом стихотворении – не символ грозного оружия, необходимого в борьбе за свободу, а символ достоинства и чести, которая должна быть возвращена ссыльным декабристам милосердным царем, разделяющим идеалы свободы как необходимого условия процветания государства.

Философская трактовка идеала свободы характерна для позднего творчества Пушкина. В эти годы идеал свободы в пушкинском понимании вливается в систему общечеловеческих ценностей и уже не выступает в его творчестве как чисто политическая категория. Стихотворение «Анчар» 1828 года – одно из ярких тому свидетельств.

В нем Пушкин рисует образ зла как вечную проблему человеческого существования на земле. Анчар – «древо смерти», к которому «и птица не летит, и тигр нейдет». Но человек нарушает извечные законы природы, позволяющие изолировать зло. Тиран посылает своего раба к анчару, потому что он владыка, полностью распоряжающийся не только свободой, но и жизнью покорного ему раба. Но абсолютная, ничем не ограниченная свобода одного оказывается столь же гибельна как и полная покорность и абсолютная зависимость другого. Пушкин выносит приговор обоим, потому что оба они являются виновниками того, что зло распространяется в мире. Раб умирает «у ног непобедимого владыки», но яд анчара, принесенный им, понесет смерть тысячам других людей.

В 30-е годы завершается творческий путь поэта, а вместе с ним и почти двадцатилетний поиск своего идеала свободы. В сонете «Поэту» 1830 года он провозглашает свободу творчества как одну из важнейших составляющих этого идеала, как то, без чего поэт не может существовать и творить:

Иди, куда влечет тебя свободный ум,

Усовершенствуя плоды любимых дум,

Не требуя наград за подвиг благородный.

Они в самом тебе. Ты сам свой высший суд;

Всех строже оценить умеешь ты свой труд.

Ты им доволен ли, взыскательный художник?

Доволен? Так пускай толпа его бранит.

В одном из последних своих стихотворений «(Из Пиндемонти») 1836 года Пушкин отказывается видеть в политической свободе то, что действительно нужно свободной личности: «Недорого ценю я громкие права», – утверждает он, перечисляя понятия, с которыми обычно связываются представления о демократических свободах. Это происходит потому, что, по мнению поэта, это всего лишь «слова, слова, слова».

Вместе с тем Пушкин определяет здесь целую программу жизни, в которой главное – подлинная свобода человеческой личности:

Зависеть от царя, зависеть от народа –

Не все ли нам равно? Бог с ними. Никому

Отчета не давать, себе лишь самому

Служить и угождать; для власти, для ливреи

Не гнуть ни совести, ни помыслов, ни шеи;

По прихоти своей скитаться здесь и там,

Дивясь божественным природы красотам

И пред созданьями искусств и вдохновенья

Трепеща радостно в восторгах умиленья,

Вот счастье! Вот права…

Итог всему своему творчеству Пушкин подводит в стихотворении «Я памятник себе воздвиг нерукотворный…», написанном 21 августа 1836 г. Примечательно, что именно в этом итоговом стихотворении тема свободы вновь возвращается к признанию необходимости гражданской позиции, но при этом она соединяется с темой милосердия:

И долго буду тем любезен я народу,

Что чувства добрые я лирой пробуждал,

Что в мой жестокий век восславил я свободу

И милость к падшим призывал.

Так в ходе естественной эволюции и глубочайших размышлений Пушкин приходит к новому пониманию свободной жизни. В ней выбор человека ничем не ограничен, его дух не угнетен и не унижен. В ней каждый имеет право наслаждаться природой, созданной Богом, и произведениями людей, вдохновленных им. И, как мне кажется, такое представление о свободе отвечает духу нашего времени, идее прав личности, которые в современной системе ценностей признаются главенствующим началом.

Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Добавить комментарий

;-) :| :x :twisted: :smile: :shock: :sad: :roll: :razz: :oops: :o :mrgreen: :lol: :idea: :grin: :evil: :cry: :cool: :arrow: :???: :?: :!: