Тема сочинения: Поэма «Медный всадник»

Поэма «Медный всадник» была написана Пушкиным в 1833 году. В ней Пушкин впервые в русской литературе противопоставил государство, олицетворенное в лице Петра I, и человека с его личными и частными интересами и переживаниями. Реформы Петра I в русской истории были глубоким и всеобъемлющим переворотом, который не мог совершиться легко и безболезненно. Петр I требовал от народа всех сил для достижения намеченных им целей, а это вызывало ропот и недовольство.

Такое же неоднозначное отношение было и к любимому детищу Петра Петербургу. Он олицетворял собой и величие России, и рабство ее народа. С одной стороны, это был прекрасный город с его дворцами, монументами и золотыми куполами, но в то же время Петербург потрясал своей бедностью быта, нищетой и самой большой смертностью в России. Еще одним несчастьем Петербурга были страшные наводнения, которые разрушали дома и уносили человеческие жизни. Строя Петербург на берегу Финского залива, на болоте, Петр совершенно не заботился о будущих жителях своей столицы. Кроме того, он был построен «назло надменному соседу» и природе. И стихия словно мстила людям за их деяния. В «Медном всаднике» Пушкин описывает одно из самых страшных наводнений, которое произошло в 1824 году и принесло страшные разрушения городу: Осада! приступ! злые волны, Как воры, лезут в окна. Челны С разбега стекла бьют кормой. Лотки под мокрой пеленой, Обломки хижин, бревны, кровли, Товар запасливой торговли, Пожитки бледной нищеты, Грозой снесенные мосты, Гроба с размытого кладбища Плывут по улицам! В поэме два главных героя: Петр I, олицетворяющий собою государство, и бедный чиновник Евгений. Он потомок знатного, но обедневшего рода. Это трудолюбивый молодой человек, который хочет своими руками устроить свое счастье. У него есть невеста, которую он любит и на которой, получив хорошее место, хочет жениться: Пройдет, быть может, годдругой Местечко получу, Параше Препоручу семейство наше И воспитание ребят… И станем жить, и так до гроба Рука с рукой дойдем мы оба, И внуки нас похоронят… Но его мечты оказались напрасными, так как Параша вместе со своей матерью погибает во время наводнения. Сам же Евгений сходит с ума, не перенеся душевных потрясений. Безумный, он бродит по городу и однажды оказывается возле памятника Петру I. Это «Медный всадник». И Евгению становится ясно, кто был виновником гибели его невесты, его разбитой жизни и счастья. Он бросает вызов: «Добро, строитель чудотворный! Шепнул он, злобно задрожав, Ужо тебе. » И вдруг безумному кажется, что грозный царь покидает скалу и скачет за ним, чтобы наказать за дерзость: И во всю ночь безумец бедный, Куда стопы ни обращал, За ним повсюду Всадник Медный С тяжелым топотом скакал.

После этой страшной ночи Евгений старался стороной обходить это место, а если проходил мимо, то «картуз изношенный сымал, смущенных глаз не подымал». Таким образом, он был совершенно уничтожен и раздавлен государством, олицетворением которого был Петр I. Заканчивается поэма гибелью Евгения: его нашли мертвым возле развалившегося дома Параши. Евгений является одной из невольных жертв дела Петра, а Петр косвенным виновником его гибели. Пушкин сочувствует своему герою, он называет его несчастным, бедным, но конец поэмы является гимном государственности, гимном Петру I самому мощному из русских самодержцев, основателю новой столицы, сблизившей Россию с Западом. Пушкина всегда привлекала фигура Петра I, ему он посвятил множетсво своих произведений, поэтому мнение критиков о том, на чьей стороне Пушкин, разошлись. Одни считали, что поэт обосновал право государства распоряжаться жизнью человека, и становится на сторону Петра, так как понимает необходимость и пользу его преобразований. Другие считают жертву Евгения неоправданной. Мне же кажется, что Пушкин впервые в русской литературе показал всю трагичность и неразрешимость конфликта между государством и частной личностью.

Поэма «Медный всадник»

И жизнь ничто, как сон пустой,

Насмешка неба над землей.
А. Пушкин

Александр Сергеевич Пушкин не раз обращался к образу Петра Г и тесно связанного с ним Петербурга. Поэма «Медный всадник» — это своеобразный гимн городу и его основателю, но одновременно и осуждение Петра I за строительство столицы в гиблом месте. Здесь Пушкин встает на позицию «маленького человека», который судит об окружающем с точки зрения своей выгоды, своего видения мира.

Во вступлении к поэме дан величественный образ Петра I и великолепного города: И думал он:

Отсель угрожать мы будем шведу.

Здесь будет городишко заложен

Назло надменному соседу.

Природой в этом месте нам суждено

В Европу прорубить окно.

Ногою твердой стать при море.

Сюда по новым им волнам

Все флаги в гости будут к нам.

Пушкин любит северную столицу с ее европейской планировкой, мощной и неукротимой Невой. Этот городишко прекрасен, и поэт признается в любви ему:

Люблю тебя, Петра творенье,

Люблю твой строгий, стройный вид,

Невы державное теченье. Береговой ее гранит.

Вступление звучит торжественно и величаво, но в конце автор как бы нечаянно бросает фразу, настораживающую читателей, создающую некую интригу, заинересовывающую и одновременно предостерегающую:

Была ужасная пора,

Об ней свежо воспоминанье.

Об ней, друзья мои, для вас

Начну свое повествованье.

Главный герой поэмы — мелкий чиновник Евгений, размышляя о жизни, хотел бы быть умнее и богаче, как «ума недальнего ленивцы». Герой мечтает о счастье, он не прочь жениться:

Но что ж, я молод и здоров.

Трудиться день и ночь готов;

Уж кое-как себе устрою

Приют смиренный и простой

И в нем Парашу успокою.

Евгений реально оценивает свои возможности. Ему немного надобно от жизни: покой и семейное счастье. Нехитрые мысли, но сколько в них житейской мудрости. Мысли героя прерываются тревогой по поводу непогоды. Дурные предчувствия гнетут Евгения. Описывая наводнение, поэт прибегает к экспрессивной лексике, появляется обилие глаголов, резкие и рубленые фразы. Этот же метод он применял при описании Полтавского боя в поэме «Полтава». Это прекрасно сообщает динамику быстро сменяющегося действия.

Описывая бурную Неву, Пушкин применяет инверсию (обратный порядок слов), отрывочные, непоследовательные фразы, создавая атмосферу тех дней, паническое состояние людей, применяя порой военную лексику:

Осада! приступ! злые волны.

Как воры, лезут в окна. Челны

С разбега стекла бьют кормой.

. и всплыл Петрополъ.

Поэтическое красивое сравнение, но сколько за ним драматизма, поломанных судеб и жизней:

Зрит божий гнев и казни ждет.

Увы! все гибнет: кров и пища!

Где будет взять?

В повествовании отчетливо слышится сочувственный звук автора, он не сторонний наблюдатель разбушевавшейся стихии, а участник драматических событий, правдиво рассказывающий о пережитом. Мы снова встречаемся с Евгением, сидящим на мраморном льве, страшащемся более того полагать, что могло произойти с его любимой Парашей, живущей у самого залива:

Но вот, насытясъ разрушеньем

И наглым буйством утомясъ,

Нева обратно повлеклась.

Своим любуясь возмущеньем.

Как только смирившаяся стихия позволила, Евгений устремился к дому возлюбленной и не нашел ничего. Все снесено и разрушено волнами. Не выдержав увиденного, герой сходит с ума:

Увы! его смятенный ум

Против ужасных потрясений

Теперь Евгений живет в своем, неведомом людям мире, влача жалкое существование. Наш герой бродит бесцельно по городу, чуждому его страданиям и потерям. Герой на короткий миг вспоминает об ужасном горесть, постигшем его. Во всем он винит «героя, сидящего на коне». Слова автора заменяют сумбурные мысли и чувства безумца. Поэт спрашивает от лица всех россиян:

О мощный властелин судьбы!

Не так ли ты над самой бездной.

На высоте, уздой железной Россию поднял на дыбы?

Да, Петербург прекрасен, но какой дорогой ценой он дался народу! Мы знаем из истории, сколько поколений крестьян положено на его строительство! И теперь он стоит великолепный и холодный к людским страданиям. Город, ставший символом обновленной России, стремящейся стать достойно в ряд с европейскими столицами. Это удалось. Но простым людям, населяющим тот самый городишко, живется тяжело и трудно. Они страдают и мучаются, плачут и умирают, и Пушкин, как подлинный художник-гуманист, не мог остаться равнодушным к их страданиям.

Сочинение по произведению на тему: Петербург глазами А. С. Пушкина по поэме «Медный всадник»

Люблю тебя, Петра творенье.
А. Пушкин

Александр Сергеевич Пушкин — истинный и тонкий ценитель красоты, поэтому много в его творчестве произведений, описывающих прелесть русской природы, ее величавость и спокойную мудрость, но не меньшую дань отдает поэт и красоте рукотворной, созданиям гениальных художников, скульпторов, архитекторов.
По мысли А. С. Пушкина, Петербург явился превосходным синтезом великих замыслов Петра Первого и талантливости русских мастеров.

. юный град.
Полнощных стран краса и диво,
Из тьмы лесов, из топи блат
Вознесся пышно, горделиво.

В поэме “Медный всадник” наряду с другими ярко звучит и тема прекрасного города, построенного неимоверными усилиями сотен тысяч строителей, гениально воплотивших великие помыслы.

. Назло надменному соседу.
Природой здесь нам суждено
В Европу прорубить окно.
Ногою твердой стать при море.
Сюда по новым им волнам
Все флаги в гости будут к нам,
И запируем на просторе.

Ужасающие картины строительства города и жизни рабочих остались за рамками поэмы, о них нам расскажут другие художники, Пушкина же восхищают творения рук человеческих. Город-красавец является вечным памятником своим создателям.
Вслед за поэтом мы любуемся построенным городом, принимая его как данность, существовавшую всегда.

Громады стройные теснятся
Дворцов и башен; корабли
Толпой со всех концов земли
К богатым пристаням стремятся;
В гранит оделася Нева;
Мосты повисли над водами;
Темно-зелеными садами
Ее покрылись острова.

Поэт не может сдержать своего восхищения перед всем содеянным. Его голос звучит торжествующе-победными нотами, явно проступают патриотические настроения и желание стать вровень с теми, кто создал эту красоту.

Люблю тебя, Петра творенье.
Люблю твой строгий, стройный вид,
Невы державное теченье,
Береговой ее гранит,
Твоих оград узор чугунный,
Твоих задумчивых ночей
Прозрачный сумрак, блеск безлунный.
И ясны спящие громады Пустынных улиц, и светла
Адмиралтейская игла.

Петербург немыслим без Невы, являющейся его составной частью, продолжением, дорогой к морю. Река разделяет город на части своим руслом, украшает северную столицу “державным” течением, но и пугает, держит в напряжении, когда “мечется, как больной, в своей постеле, беспокойной”.
Город, построенный на берегах могучей реки, любуется в ее воды, как в зеркало, отражаясь своими красотами.
Поэт восхищен не просто новой столицей, он поет славу стране, сумевшей отстоять свое право называться великой державой, а это было не так-то просто. Теперь многие трудности позади, и Пушкин уверен, что город, построенный в ознаменование побед, будет стоять вечно, как хранитель традиций и великой русской истории.

Вражду и плен старинный свой
Пусть волны финские забудут
И тщетной злобою не будут
Тревожить вечный сон Петра!

Сейчас уже невозможно представить Россию без ее жемчужины— “северной Пальмиры”, возникшей на диких, топких берегах северной реки, доказавшей всему миру талантливость русского народа. А неотъемлемой частью самого Петербурга является памятник Петру Великому, основателю города. Медный всадник прекрасен.

Какая дума на челе!
Какая сила в нем сокрыта!
А в сем коне какой огонь!
Куда ты скачешь, гордый конь,
И где опустишь ты копыта?
О мощный властелин судьбы!
Не так ли ты над самой бездной,
На высоте, уздой железной
Россию поднял на дыбы.

Поэма А. С. Пушкина “Медный всадник” стала вечным гимном городу-красавцу, отмеченному славными традициями. Здесь каждый дом, улица, площадь напоминают о недавней истории города. Скоро Петербургу минет двести лет, как это мало, если припомнить тысячелетнюю историю самой России, и очень много по событиям, произошедшим в нем.
И вслед за Пушкиным вновь и вновь с гордостью повторяю:

Красуйся град Петров и стой
Неколебимо, как Россия.
Да умирится же с тобой
И побежденная стихия.

Анализ сцены бунта в поэме «Медный всадник»

Евгений необычайно вырастает в глазах читателя в кульминационной сцене поэмы — в сцене бунта. Здесь Евгений дан уже на ином эмоциональном и идеологическом фоне, чем вначале. Бунтующий, почувствовавший свое право Евгений перестает быть маленьким человеком, в этот момент он истинно великий, и замечательно, что это находит отражение и в языке, которым о нем говорится:

  • Кругом подножия кумира
  • Безумец бедный обошел
  • И взоры дикие навел
  • На лик державца полумира.
  • Стеснилась грудь его. Чело
  • К решетке хладной прилегло,
  • Глаза подернулись туманом,
  • По сердцу пламень пробежал,
  • Вскипела кровь. Он мрачен стал
  • Пред горделивым истуканом
  • И, зубы стиснув, пальцы сжав,
  • Как обуянный силой черной,
  • «Добро, строитель чудотворный!
  • Шепнул он, злобно задрожав,
  • Ужо тебе. »

«Дикие взоры», «пламень пробежал», «чело», «обуянный» и пр.— все это приметные черты того возвышенно-архаического, одического стиля, который с самого начала поэмы связан с темой Петра. Теперь он связан и с Евгением. Стилистические средства характеристики Евгения в момент крайнего напряжения сюжетного конфликта оказываются однородными со средствами характеристики Петра. И в этом одно из проявлений — художественных проявлений — глубокой, гуманистической мысли поэмы. Сами особенности стилистики, которые читатель воспринимает цельно и эмоционально, дают ему почувствовать, что в поэме сталкивается не малое с большим, а две равновеликие и равноправные исторические силы.

Но, разумеется, дело тут не в одной стилистике. Особенности стилистики есть лишь отражение авторского сознания, идейного содержания произведения. Вызов, который бросает Евгений Медному всаднику, воплощающему для него (и для читателя тоже) все могущество власти,— «Ужо тебе!» — есть голос не безумия, а человеческого права, человеческой справедливости. Не даром он находит столь сильный отзвук в душе читателя. И никакое «тяжелозвонкое скаканье но потрясенной мостовой» не способно заглушить этого голоса. Не менее сильного, чем голос Петра, и не менее праведного.

«Медный всадник» в известной мере похож на поэму «Анджело»: по случайно обе поэмы писались в одно и то же время. И в «Медном всаднике» тоже важное место запимает тема власти. Но решается она принципиально иначе, чем в «Анджело»: в соответствии не с авторским идеалом и его политической программой, а с объективным и трагическим ходом истории, в которой нет места для идиллии. В результате «Медный всадник» оказывается начисто лишенным какого-либо дидактизма. Это не дидактическая и не программно-идеальная, а трагическая и глубоко философская поэма.

По типу художественного мышления «Медный всадник» похож не на «Полтаву» и не на «Анджело», а больше всего на маленькие трагедии. Это, по существу, и делает его не просто «петербургской повестью», не просто поэмой во славу Петра, но истинно философским произведением. В «Медном всаднике» не меньше, чем в маленьких трагедиях, проявляется «полифонический», философский тип авторского сознания и соответственно полифонической оказывается и внутренняя структура поэмы. В пей, кок и во всех произведениях такого типа, не один голос и не один смысловой центр, а несколько центров и несколько голосов, самостоятельных и равноправных, за которыми своя истина, своя особая точка зрения, не сводимая к другой точке зрения и в известном смысле даже не сопоставимая с ней.

Показательно, что среди многочисленных толкователей «Медного всадника» наблюдается нечто очень похожее на то, что происходит с интерпретаторами философских романов Достоевского. Они не просто спорят и не соглашаются друг с другом, но часто, опираясь на текст и, значит, не без оснований, приходят к прямо противоположным выводам.

Прислушиваясь и доверяясь исключительно одному голосу в поэме Пушкина, ее толкователи легко оказываются на диаметрально противоположных точках зрения. Одни из них слышат в поэме исключительно голос утверждения: «Красуйся, град Петров, и стой неколебимо, как Россия!» — и находят в ней главным пафос прославления русской государственности. Другие, потрясенные голосом Евгения, голосом человеческого возмущения и протеста: «Добро тебе, строитель чудотворный!» — хотят видеть и видят в «Медном всаднике» в качестве ключевой высокогуманную мысль о праве всякого человека па счастье. И те и другие толкователи поэмы правы, их выводы совсем не произвольны. Но те и другие правы лишь ограниченно, не вполне, не до конца. Они односторонне правы.

В «Медном всаднике» нет единой системы отсчета и единой, сводимой к ясному понятию авторской системы взглядов — как нет в ней и сколько-нибудь категорических, окончательных решений. В ней больше вопросов, нежели прямых ответов па вопросы. Ни одна из сил, противостоящих друг другу в поэме, не одерживает единоличной и абсолютной победы. Правда на стороне Евгения — но, правда и на стороне Петра и его великого дела. Споры, которые время от времени ведутся в науке, на чьей стороне сам Пушкин (при этом предполагается однозначный ответ: или — или), по существу, лишены художественных оснований. Пушкин ни в чем не поучает, он сталкивает в поэме равновеликое, ничему не давая торжествовать окончательно. Он делает так во имя высшей правды: правды искусства и правды жизни. Вся его поэма — это воплощенная в художественных образах великая загадка и великая драма истории, над которой, читая «Медный всадник», задумывались и размышляли й после Пушкина многие поколения читателей.

«Медный всадник» по своему жанру не просто философская, но и философско-символическая поэма. Символический характер придает ей элемент фантастики, играющий важную, конструктивную роль. В поэме действует Петр не только как историческая личность: непосредственно как человек он выступает только во вступлении к поэме. В основной части вместо Петра появляется его памятник — Медный всадник. Он в полном смысле этого слова действующее лицо поэмы: ему угрожают, он сердится, он преследует того, кто ему угрожает. Но при этом он не живой — он «медный». Все это создает, помимо прямого, непосредственно-реального, еще и другой, нереально-фантастический план повествования, за которым угадывается многое важное и которое принимает в нашем сознании вид символа, одновременно и загадочного и очень внятного, глубокого и неоднозначного.

Высокий символизм поэмы, связанная с ним глубина и многозначность художественной мысли — это еще одна из важных причин неутихающих споров вокруг «Медного всадника». И не просто споров — неумирающей жизни поэмы в сменяющих друг друга поколениях и веках. А, Блок недаром писал о «Медном всаднике»: «Медный всадник — все мы находимся в вибрациях его меди.

Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Добавить комментарий

;-) :| :x :twisted: :smile: :shock: :sad: :roll: :razz: :oops: :o :mrgreen: :lol: :idea: :grin: :evil: :cry: :cool: :arrow: :???: :?: :!: