Тема сочинения: Мир искусства в пьесе А

Пьеса «Чайка» впервые подняла занавес над таинственным миром театра литературы. Чехов откровенно говорит о проблемах современного театра и литературы, изучая его влияние на формирование характеров героев, их судьбу. Такой показанная актриса Аркадина. Она уже известная, прославленная, кажется счастливая. Но почему-то не очень верится в ее идеальный образ. Ее сын, говорит о ней: «Она любит театр, ей сдастся, что она служит человечеству, этому искусству, как на меня, современный театр — рутина, предрассудок». Почему же кажутся мелкими истины, которые пропагандирует на сцене его мать? Прежде всего потому, что эти истины научили Аркадину эгоистической отстраненности от жизни, приучили ее играть в жизнь, а не саму жизнь. Даже матерью для Треплева она будто становится на время, когда его нет рядом.

Не менее известный автор — Тригорин. Он получил заслуженную славу талантливого артиста, тем не менее Треплев справедливо заметил о его творчестве:

  • «Относительно его творчества, то. Хорошо, талантливо. но. после Толстого или Золя не захочешь читать Тригорина».

В этих словах мечта Треплева о настоящем искусстве, которое должно объединить людей, сделать пусть что-то, лишь бы они не чувствовали одинокими. Почему же его пьеса пронзительно, эмоционально кричит об одинокости, но его ни понимает даже мать. Актриса побеждает в ней и теперь. Ревность человека богемского круга оказываются сильнейшими от обычного материнского чувства любви. Это поражает Треплева:

  • «Извиняйте! Я не учел, что писать пьесы и играть на сцене могут только одиночные избранные люди. Я нарушил монополию!»

Такого чувство не могли оценить люди, для которых уже давно стерлась граница между жизнью театром. Вся их жизнь — театр, причем в наиболее плохом понимании: настоящие чувства давно уже заменены в них на обычные мизансцены и театральные паузы. Человеческая судьба для них всего лишь сюжет для небольшого рассказа. Это так и сменное «искусство» исказило судьбу Нины, Треплева. А для Нины оно стало крестом, который она собирается нести всю жизнь. Это станет заменой жизни и счастье для нее, так как она отравленная театром:

  • «Главное не слава, не великолепие, не то, о чем я мечтала, а умение терпеть. Я верую, и мне не так больно, и когда я думаю о своем предназначении, я уже не боюсь жизни».

А для Треплева театр, писательство не может заменить жизнь. Поэтому он кончает жизнь самоубийством. Раздумья об искренности чувств и подлинность поступков, об искусстве и жизни это и есть смысл пьесы «Чайка», одной из первых пьес о театре и литературе и для людей искусства.

Изображение распада дворянства в пьесе А. П. Чехова >

Тема «Вишневого сада» — тема гибели старых дворянских усадеб, переход их в руки буржуазии и судьба последней в связи с появлением на арене общественной жизни России новой социальной силы — передовой интеллигенции. В пьесе показана неизбежность ухода с исторической сцены дворянства — уже отжившего, неприспособленного класса. Центральное место в пьесе занимают образы помещиков-дворян Раневской и Гаева. Они — потомки богатых владельцев великолепного поместья с прекрасным вишневым садом. В былые времена их имение приносило доход, на который жили его праздные хозяева. Привычка жить трудами других, ни о чем не заботясь, сделала Раневскую и Гаева людьми неприспособленными к какой-либо серьезной деятельности, безвольными и беспомощными.
Раневская, внешне обаятельная, добрая, простая, непосредственная, является в своей основе олицетворением паразитизма и легкомыслия. Она искренне обеспокоена неустроенностью своей приемной дочери Вари, жалеет верного слугу Фирса, запросто целует после долгой разлуки горничную Ду-няшу. Но ее доброта — результат изобилия, созданного не своими руками, следствие привычки тратить деньги не считая. Раневская эгоистична, и отсюда привычка к тому, чтобы все преклонялись перед ее богатством, восхищались ее красотой и выполняли ее прихоти. Ничего не умеющая, ничего не делающая, ни о чем серьезно не думающая (прислуге нечего есть — она устраивает никому не нужный бал), Раневская видит жизнь лишь в праздниках, неопределенно меняющихся личных удовольствиях, сердечных увлечениях, в любви, понимаемой ею, видимо, лишь чувственно. С удивлением она говорит Трофимову: «В ваши годы не иметь любовницы?» Еще меньше привлекательных черт в брате Раневской — Гаеве. Абсолютная праздность, отсутствие серьезных интересов в жизни сделали из него фразера, празднослова. Он произносит напыщенные, но лишенные всякого подлинного чувства речи. Единственный его интерес — бильярд. Гаев по-барски высокомерен и груб с людьми, которых считает ниже себя по положению. Гаев так же безволен, как и его сестра, его чувства еще менее глубоки, чем чувства Раневской.
. Приближается срок продажи заложенного имения. Гаев и Раневская растерянно ищут пути спасения, рассчитывая то на помощь богатой ярославской тетушки, то на заем под вексель, но решительно отвергают выход, предложенный Лопа-хиным: разбить вишневый сад на участки и сдавать их в аренду дачникам. Это средство кажется им недопустимым, оскорбительным для их чести и фамильных традиций, противоречащим их классовой этике. Поэзия вишневого сада, все, что с ним было связано, заслоняют жизнь и требования практического расчета. «Дача и дачники — это так пошло, простите», — говорит Раневская Лопахину. Эти слова можно трактовать как брезгливо-высокомерные. Однако, с другой стороны, то, чем был для Раневской вишневый сад, и дачники — это действительно несовместимо и пошло. И это, к сожалению, не понять Лопахину — представителю нарождающейся буржуазии («легкомысленными, неделовыми, странными людьми» называет он Раневскую и Гаева). Лопахин — энергичный, трудолюбивый человек, по-своему добрый, умный, не лишенный даже некоторого эстетического чувства. Однако он, новый хозяин вишневого сада и бывший крепостной Гаевых, — хищник. И Чехов видит, что на смену «дворянским гнездам» приходят именно такие, как Лопахин. И если представителям дворянства в пьесе не хватает чувства реальности, практичности, то таким, как Лопахин, — умной и чуткой души. И поэтому автор «не отдает» будущее России в их руки. Их роль, по мнению Чехова, должна быть однозначной: «Вот как в смысле обмена веществ нужен хищный зверь, который съедает все, что попадается ему на пути, так и ты нужен», — говорит Лопахину Трофимов.
Россия будущего в пьесе представлена в образах Пети Трофимова и Ани. Петя Трофимов — представитель так называемой трудовой, передовой интеллигенции, думающей, чувствующей и вместе с тем — не лишенной здравого смысла и практичности. Он верит в будущее России, завоеванное трудом, и заражает своей верой Аню — семнадцатилетнюю дочь Раневской. «Мы насадим новый сад, роскошнее этого, ты увидишь его, поймешь. «— говорит Аня матери. По мнению Чехова, Аня и Петя Трофимов — это молодая Россия, Россия будущего, которая придет на смену России Гаевых и Лопахи-ных.
Как ни удивительно, «Вишневый сад» Чехова очень созвучен нашему времени. И сейчас все «ожидают» прихода некой «третьей» силы, которая соединяла бы в себе ум, интеллигентность, порядочность и способность к деятельным преобразованиям, отрицая при этом душевное хамство Лопахиных и безмолвие, растерянность людей, подобных Гаеву и Раневской.

В нашей базе:

Сочинений: 4132
Биографий: 283
Изложений: 432

Cочинение «Концептуализм в российском искусстве »

В 1970-е годы в российском искусстве — как реакция на тоталитарную действительность и эстетику и как проявление общеевропейской тенденции — возник концептуализм. Предшественниками его в некоторой степени могут считаться обэриуты, предвестниками в 1960-е годы были «лианозовцы» и Вс. Некрасов, мэтрами в 1970-1980-е стали московские поэты Д. А. Пригов и Л. Рубинштейн, а закат знаменуют «преодолевшие» в 1990-е годы эту поэтику Т. Кибиров и С. Гандлевский.

«Поэтика идейных схем и стереотипов», «искусство как идея» — вот ставшие общепринятыми определения концептуализма.

Концепт — это мертвая или отмирающая (в представлении поэта) идея (лозунг), навязший в зубах штамп, клише. Но подается концепт по видимости «серьезно» и словно бы «изнутри» этого заидеологизированного мира. В результате не просто возникает иронический эффект — схема «кончает жизнь самоубийством».

Вот как это происходит в одном из стихотворений Дмитрия Александровича Пригова:

Течет красавица Ока
Среди красавицы Калуги
Народ-красавец ноги-руки
Под солнцем греет здесь с утра

Днем на работу он уходит
К красавцу черному станку
А к вечеру опять приходит
Жить на красавицу Оку

И это есть, быть может, кстати
Та красота, что через год
Иль через два, но в результате
Всю землю красотой спасет

Заболтанная, опошленная в советское время формула Достоевского стала обозначать нечто противоположное своему изначальному смыслу. И именно «эстетика ничтожного и пошлого» (А. Хансен-Лёве) в такой концентрации, «идейностью идейность поправ», очищает культуру от сора стереотипов.

Часто Пригов использует не отдельные формулы, а целые тексты, в той или иной степени «узаконенные» советской культурой. Вот, например, трансформация светловской «Гренады»:

Вашингтон он покинул
Ушел воевать
Чтоб землю в Гренаде
Американцам отдать

И видел: над Кубой
Всходила лунаИ бородатые губы
Шептали: Хрена
Вам

В поисках литературных аналогий с приговским героем критики называют и Козьму Пруткова, и капитана Лебядкина из «Бесов» Достоевского. Понятие «эстетика ничтожного и пошлого» отчасти подтверждает справедливость таких аналогий. Так, приговские стихи о Милицанере чем-то напоминают «Военные афоризмы» Пруткова: глубокомысленно-пустые размышления прутковского полковника, комментатора афоризмов, и его образ в целом ассоциируются с приговским Милицанером, «величественно» пьющим пиво «в буфете Дома литераторов»:

Он представляет собой Жизнь
Явившуюся в форме Долга
Жизнь — кратка, а Искусство — долго
И в схватке побеждает Жизнь

Более утонченный, «интеллигентский» вариант концептуализма представляют собой «стихи на библиотечных карточках» Л. Рубинштейна (библиотечные карточки — не причуда, это наследство прежней профессии автора; перекладывание карточек и монотонное воспроизведение их содержимого — наиболее естественная форма существования текстов Рубинштейна). Важное их отличие от приговских состоит еще и в том, что «каталожная» поэзия по определению является дробной и до известной степени полифоничной. Полифонизм этот, правда, доведен до своего предела, и строчка-реплика никак не может претендовать на отражение чьего-то целостного мира. Показателен в этом отношении текст, который называется «Появление героя». Начинается он «броуновским движением» реплик:

— Ну что я вам могу сказать?
— Он что-то знает, но молчит.
— Не знаю, может ты и прав.
— Он и полезней, и вкусней.
— У первого вагона в семь.
— Там дальше про ученика.
— Пойдемте. Я как раз туда.
— Ну что, решили что-нибудь?
— Сел — и до самого конца.
— Послушай, что я написал.
— А можно прямо через двор.
— Он вам не очень надоел?
— А можно завтра — не горит.
— Давай попробуем еще.
— Благодарю вас, я сама.
— Да как-то я уже привык.
— Мне это нужно или вам?
— Ты тоже в общем-то не прав.
— А что там про ученика?
— Я ж говорил тебе: не лезь!
— Оставь меня — мне тяжело.
— Ну, ты бы позвонил, узнал. . .
— Какой-то вечно мрачный, злой. . .
— Ты хоть бы форточку открыл.
— Еще разок — и по домам.
— Жратва там, правда, будь здоров.
— Примерила, смотрю — как раз.
— А может быть, еще разок?

Такой текст, а вернее, такая сумма микротекстов напоминает визуально-вербальные работы 1970-х годов лидера концептуализма в изобразительном искусстве И.

Сочинение: Жанровое своеобразие пьесы А.С. Грибоедова «Горе от ума».

Грибоедов «Горе от ума»

Александр Сергеевич Грибоедов назвал свою пьесу «Горе от ума» комедией. В произведениях этого жанра принято изображать и осмеивать отрицательные черты и поступки людей, общественные недостатки и пороки. Русская классическая комедия всегда ставила серьезные и насущные вопросы современной жизни. Такую задачу поставил перед собой еще до Грибоедова создатель первой русской реалистической комедии – «Недоросль» — Фонфизин, позднее – Гоголь в «Ревизоре». Эти авторы находили конфликты для произведений в окружающей жизни, причем умели выбрать ситуации наиболее острые, жизненные, типичные для своего времени.

Комедия Грибоедова «Горе от ума» была написана в годы создания тайных организаций декабристов. Борьба нового со старым разгоралась все сильнее, проникая в разные сферы жизни, отражаясь в искусстве и литературе. Наблюдая эту борьбу в жизни, являясь ее непосредственным участником, Грибоедов и показал ее в своей комедии.

В небольшом по объему произведении, где изображен всего один день в доме московского барина Фамусова, драматург затрагивает многие важнейшие вопросы современности: положение русского народа, крепостное право, взаимоотношения между помещиками и крестьянами, самодержавная власть, безумное расточительство дворян, состояние просвещения, принципы воспитания и образования. Драматург пронизал всю свою пьесу злободневными намеками. Гневные реплики Фамусова против «побродяг», домашних учителей, Кузнечного моста, с его дорогими модными магазинами, упоминание Хлестовой о «ланкарточной» системе взаимного обучения, сетования княгини Тугоуховской на развращающее влияние петербургского педагогического института – все это было живейшим откликом на вопросы, вызывавшие в обществе той поры ожесточенные споры. Особенно много таких намеков содержат речи Чацкого: о том, что «ныне любят бессловесных», об ученом комитете, требовавшем, «чтоб грамоте никто не знал и не учился».
На первый взгляд может показаться, что главное в комедии – история любви Чацкого к Софье. Действительно, эта история занимает в произведении большое место. Она вводит нас в мир сердечных переживаний и чувств героев, придает особенную живость развитию действия. Однако главное в комедии – общественная драма Чацкого. На это указывает и ее заглавие – «Горе от ума». История несчастливой любви Чацкого к Софье и история его конфликта с московским дворянством тесно переплетаются. В их умелом слиянии проявляется высокое драматическое мастерство Грибоедова.

Автор произведения вводит в быт дворянской семьи, приоткрывает взаимоотношения действующих лиц. Все, что происходит в первых сценах пьесы, получит далее свое дальнейшее развитие: любовь к Софье приведет Чацкого к разочарованию, насмешливое отношение к барской Москве вырастет в конфликт с обществом.
Сплетня о сумасшествии Чацкого, пущенная сначала случайно, а потом намеренно Софьей, заинтересовала людей, любящих посудачить. Можно сказать, что она попала на подготовленную почву. Чацкий к тому моменту успел вооружить против себя не только хозяев, но и многих из гостей. С большим мастерством раскрыты драматургом причины того, почему фамусовское общество встало единым фронтом против главного героя: оно почувствовало в нем своего идейного врага, человека, протестующего против его морали. С огромной внутренней болью и силой обличения Чацкий произносит свои последние слова, не щадя ни Фамусова и ему подобных, ни себя, ни Софью. Оба конфликта приведены к концу: столкновение с обществом завершается разрывом, крушением любви становится очевидным. И ум, и любовь принесли Чацкому одно горе. Он покидает Москву.
Порок не наказан и добродетель не торжествует в комедии, как того требовали правила классицизма. Однако у нас остается впечатление моральной победы, одержанной Чацким.

В комедии Грибоедова нет ничего лишнего: ни одного лишнего лица, ни одной лишней сцены, ни одного напрасного штриха. Так, Репетилов с его «секретнейшим союзом» и «тайными собраниями», где только пьют и шумят: «Шумим, братец, шумим» — показан как болтун, опошляющий передовые идеи эпохи. Смело вводя в комедию множество упоминаемых, внесценических лиц, Грибоедов расширил границы дома Фамусова и границы времени, затрону век царствования Екатерины II, придворные круги, петербургскую знать. Обилие действующих лиц и включение внесценических оценивалось современниками как «расширение границ самого искусства». Главные действующие лица даны крупным планом, второстепенные дополняют картину, и, наконец, внесценические образы расширяют ее границы.

В русской драматургии уже давно проявлялась тенденция воспроизведения социальных типов в их определяющих условиях. Но в такой полноте, какую мы наблюдаем в «Горе от ума», типические обстоятельства еще не рисовались. Общественно-бытовая среда является здесь не только фоном, но и почвой, формирующей характеры, определяющей их особенности. Преодолевая однолинейное изображение человеческих характеров, свойственное классицизму, стремясь к многостороннему раскрытию своих персонажей, Грибоедов вступил на путь реализма.

Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Добавить комментарий

;-) :| :x :twisted: :smile: :shock: :sad: :roll: :razz: :oops: :o :mrgreen: :lol: :idea: :grin: :evil: :cry: :cool: :arrow: :???: :?: :!:

Adblock detector