Тема Родины в лирике М

Важное место в творчестве М. Ю. Лермонтова занимает тема Родины. Она проходит через все его творчество и является одной из центральных в лирике поэта.

В ранний срок творчества родина осмысляется Лермонтовым в философско-романтическом контексте, как почва, давшая жизнь и страдание. Таково стихотворение «Я видел тень блаженства»:
. я родину люблю

И больше многих: среди ее полей

Есть место, где я горесть начал быть в курсе,

Есть место, где я буду отдыхать.

В другом юношеском стихотворении Лермонтова «Ангел» (1832) реальной основой поэтических видений «небесной родины» являются воспоминания поэта о матери. Земной мир, «мир печали и слез», безоговорочно отступает перед небесным:

По небу полуночи ангел летел.

Он душу младую в объятиях нес

Для мира печали и слез.

И звуков небес сменить не могли

Ей скучные песни земли.

На противопоставлении основано более позднее стихотворение Лермонтова «Бородино», написанное в 1837 году в честь 25-летия Бородинской битвы. Поэт противопоставил идеализированное прошлое настоящему и устами старого солдата вынес приговор современному Лермонтову поколению: «Богатыри- не вы». Это произведение, прославляющее русское оружие, является реалистическим описанием великой битвы. Поэт открыл новый источник своей веры в Родину:

Уж постоим мы головою

Простой, отнюдь не необыкновенный человек, умирающий от пулевого ранения в грудь, дает поручение боевому товарищу в стихотворений «Завещание» (1841) передать привет «родному краю».

Чувством патриотизма проникнуто стихотворение «Родина», написанное в 1841 году, один из немногих образцов реалистической поэзии в творчестве Лермонтова. Уже в начале стихотворения поэт признается в любви к родине:

Люблю отчизну я, но странною любовью!

Не победит ее рассудок мой.

Ни слава, купленная кровью,

Ни полный гордого доверия покой,

Ни темной старины заветные преданья

Не шевелят во мне отрадного мечтанья.

Новая, без патетики любовь к Отчизне непривычна поэту, он сам называет ее «странною». О русской деревне рассказывается при помощи прозаизмов вплоть до «говора пьяных мужичков». «Родина»— свидетельство приятия русской жизни как она есть.

Кроме конкретного воплощения образа Родины, в творчестве Лермонтова есть и романтический идеал. Родная сторона наделила лирического героя стихотворения «Листок» жизненной энергией. Дубовый листок, «оторванный от ветки родимой», «засох», «увял». Автор презирает людей, у которых нет родины, нет «страдания». Этот мотив звучит в стихотворении «Тучи»:

Вечно холодные, вечно свободные,

Нет у вас родины, нет вам изгнания.

Тучи являются тут символом абсолютной свободы. Требовательная любовь к родине оборачивалась горьким обличением ее современного общественного и нравственного состояния в стихотворении «Прощай, немытая Россия. » (1841). Это протест Лермонтова против «страны рабов, страны господ», преклонения народа перед «голубыми мундирами». Лирический герой стихотворения выражает предположение:

Быть может, за стеной Кавказа

Сокроюсь от твоих пашей,

От их всевидящего глаза,

От их всеслышащих ушей.

Так возникает образ Кавказа, поэтической родины Лермонтова. Поэта восхищают «ущелья», «южные горы», «степь». Эти образы напоминают ему умершую мать и «пару божественных глаз», и он признается:

Как сладкую песню отчизны моей,

Об этом явлении «любви» к Кавказу, получившем широкое отражение в творчестве поэта, писал русский критик В. Белинский: «Кавказ взял достойную дань с музы Лермонтова».

Таким образом, тема родины для Лермонтова оказывается шире темы РФ. Своей малой родиной Лермонтов считал Пензенское имение Тарханы, описание которого представлено в стихотворении «Как часто, пестрою толпою окружен. » (1840). Герой «памятью к недавней старине летит. вольной, вольной птицей»:

И вижу я себя ребенком, и кругом

Родные все места: рослый барский жилище

И сад с разрушенной теплицей;

Зеленой сетью трав подернут спящий пруд,

А за прудом село дымится — и встают

Вдали туманы над полями.

Воспоминания об этих местах для героя «как свежий островок» «на влажной пустыне морей».

Кроме того, своей малой Родиной Лермонтов считает и Москву. «Москва моя родина», — анонсирует Лермонтов в одном из писем. Поэт признается в любви к древней русской столице ещё в ученическом сочинении «Панорама Москвы», в раннем наброске «Кто видел Кремль в час утра золотой»:

Кто видел Кремль в час утра золотой,

Когда лежит над городом туман,

Когда меж храмов с гордой простотой,

Как царь, белеет башня великан?

На протяжении всего своего творчества Лермонтов использовал как реалистический, так и романтический методы изображения реальности, создавая образ Родины в своих произведениях. Для него понятие «родина» шире, чем понятие «Россия». В его творчестве нашли отражение образы Кавказа, «малой родины» — имения Тарханы, Москвы. К этим местам он испытывал чувство глубокой любви, патриотизма, но при этом Лермонтов вечно оставался гордой, одинокой личностью, противопоставленной миру людей, обществу, что было обусловлено временем жизни поэта — периодом реакции, наступившей в стране после поражения восстания декабристов, а также особенностями внутреннего мира самого поэта. В. Белинский, отмечая национальный характер творчества М. Ю. Лермонтова, писал: «Это поэт чисто русский, народный, в высшем, благороднейшем значении этого слова».

Тема Родины в лирике М. Ю. Лермонтова

Важное место в творчестве М. Ю. Лермонтова занимает тема Родины. Она проходит через все его творчество и является одной из центральных в лирике поэта.
В ранний период творчества родина осмысляется Лермонтовым в философско-романтическом контексте, как земля, давшая жизнь и страдание. Таково стихотворение «Я видел тень блаженства»:
. я родину люблю
И больше многих: среди ее полей
Есть место, где я горесть начал знать,
Есть место, где я буду отдыхать.
В другом юношеском стихотворении Лермонтова «Ангел» (1832) реальной основой поэтических видений «небесной родины» являются воспоминания поэта о матери. Земной мир, «мир печали и слез», безоговорочно отступает перед небесным:
По небу полуночи ангел летел.
Он душу младую в объятиях нес
Для мира печали и слез.
И звуков небес заменить не могли
Ей скучные песни земли.
На противопоставлении основано более позднее стихотворение Лермонтова «Бородино», написанное в 1837 году в честь 25-летия Бородинской битвы. Поэт противопоставил идеализированное прошлое настоящему и устами старого солдата вынес приговор современному Лермонтову поколению: «Богатыри- не вы». Это произведение, прославляющее русское оружие, является реалистическим описанием великой битвы. Поэт открыл новый источник своей веры в Родину:
Уж постоим мы головою
За родину свою.
Простой, отнюдь не выдающийся человек, умирающий от пулевого ранения в грудь, дает поручение боевому товарищу в стихотворений «Завещание» (1841) передать привет «родному краю».
Чувством патриотизма проникнуто стихотворение «Родина», написанное в 1841 году, один из немногих образцов реалистической поэзии в творчестве Лермонтова. Уже в начале стихотворения поэт признается в любви к родине:
Люблю отчизну я, но странною любовью!
Не победит ее рассудок мой.
Ни слава, купленная кровью,
Ни полный гордого доверия покой,
Ни темной старины заветные преданья
Не шевелят во мне отрадного мечтанья.
Новая, без патетики любовь к Отчизне непривычна поэту, он сам называет ее «странною». О русской деревне рассказывается при помощи прозаизмов вплоть до «говора пьяных мужичков». «Родина»— свидетельство приятия русской жизни как она есть.
Кроме конкретного воплощения образа Родины, в творчестве Лермонтова есть и романтический идеал. Родная сторона наделила лирического героя стихотворения «Листок» жизненной энергией. Дубовый листок, «оторванный от ветки родимой», «засох», «увял». Автор презирает людей, у которых нет родины, нет «страдания». Этот мотив звучит в стихотворении «Тучи»:
Вечно холодные, вечно свободные,
Нет у вас родины, нет вам изгнания.
Тучи являются здесь символом абсолютной свободы. Требовательная любовь к родине оборачивалась горьким обличением ее современного общественного и нравственного состояния в стихотворении «Прощай, немытая Россия. » (1841). Это протест Лермонтова против «страны рабов, страны господ», преклонения народа перед «голубыми мундирами». Лирический герой стихотворения выражает предположение:
Быть может, за стеной Кавказа
Сокроюсь от твоих пашей,
От их всевидящего глаза,
От их всеслышащих ушей.
Так возникает образ Кавказа, поэтической родины Лермонтова. Поэта восхищают «ущелья», «южные горы», «степь». Эти образы напоминают ему умершую мать и «пару божественных глаз», и он признается:
Как сладкую песню отчизны моей,
Люблю я Кавказ.
Об этом явлении «любви» к Кавказу, получившем широкое отражение в творчестве поэта, писал русский критик В. Белинский: «Кавказ взял достойную дань с музы Лермонтова».
Таким образом, тема родины для Лермонтова оказывается шире темы России. Своей малой родиной Лермонтов считал Пензенское имение Тарханы, описание которого представлено в стихотворении «Как часто, пестрою толпою окружен. » (1840). Герой «памятью к недавней старине летит. вольной, вольной птицей»:
И вижу я себя ребенком, и кругом
Родные все места: высокий барский дом
И сад с разрушенной теплицей;
Зеленой сетью трав подернут спящий пруд,
А за прудом село дымится — и встают
Вдали туманы над полями.
Воспоминания об этих местах для героя «как свежий островок» «на влажной пустыне морей».
Кроме того, своей малой Родиной Лермонтов считает и Москву. «Москва моя родина», — пишет Лермонтов в одном из писем. Поэт признается в любви к древней русской столице еще в ученическом сочинении «Панорама Москвы», в раннем наброске «Кто видел Кремль в час утра золотой»:
Кто видел Кремль в час утра золотой,
Когда лежит над городом туман,
Когда меж храмов с гордой простотой,
Как царь, белеет башня великан?
На протяжении всего своего творчества Лермонтов использовал как реалистический, так и романтический методы изображения действительности, создавая образ Родины в своих произведениях. Для него понятие «родина» шире, чем понятие «Россия». В его творчестве нашли отражение образы Кавказа, «малой родины» — имения Тарханы, Москвы. К этим местам он испытывал чувство глубокой любви, патриотизма, но при этом Лермонтов всегда оставался гордой, одинокой личностью, противопоставленной миру людей, обществу, что было обусловлено временем жизни поэта — периодом реакции, наступившей в стране после поражения восстания декабристов, а также особенностями внутреннего мира самого поэта. В. Белинский, отмечая национальный характер творчества М. Ю. Лермонтова, писал: «Это поэт чисто русский, народный, в высшем, благороднейшем значении этого слова».

В нашей базе:

Сочинений: 4132
Биографий: 283
Изложений: 432

Тема Родины в лирике Лермонтова

Открытие, что люди в большинстве своем решают вопросы быта, а не бытия, приводит героя раннего, юношеского периода творчества Лермонтова к романтическому конфликту с обществом. Он трагически переживает этот конфликт, шлет проклятия миру «безжалостных людей», видя в нем лишь «кучу каменных сердец» («Два сокола»). В ранней лирике звучат и гражданские мотивы неприятия рабства («Жалобы турка»); прославления революционного подвига («10 июля (1830)», «30 июля. — (Париж) 1830 года»); возвеличения былого могущества России («Новгород», «Приветствую тебя, воинственных славян. «). Социальные проблемы представляются ему следствием каких-то глубинных процессов, сущностных черт человечества и народа. Так, в стихотворении 1829 года «Монолог» предвосхищаются темы и образы «Думы»:

Поверь, ничтожество есть благо в здешнем свете. —
К чему глубокие познанья, жажда славы,
Когда мы их употребить не можем.
Как солнце зимнее на сером небосклоне,
Так пасмурна жизнь наша. Так недолго
Ее однообразное теченье.
И душно кажется на родине,
И сердцу тяжко, и душа тоскует.

В этом стихотворении важна мысль о том, что сама родина обрекает своих детей на бездействие, на жалкое прозябание, на гибель дарований — душит их. И тем сильнее звучит мотив противопоставления современного ущербного существования «здешнего света» прежнему, былому могуществу России. Героические образы русских богатырей — бесстрашных, могучих и мудрых — создает Лермонтов. Одно из высших проявлений мощи русского духа находит он в недавнем прошлом: в войне 1812 года. Значение победы России над Наполеоном для Лермонтова символично; поэт видит в ней не просто военный триумф, но торжество справедливости, огромной духовной высоты нации. Именно поэтому аллегорическое повествование об этой войне в «Двух великанах» написано в ключе былинного сказа, где сам дух народа персонифицируется в образе «древнего русского великана».

В одном из замечательных поздних стихотворений «Бородино» поэт вновь акцентирует внимание на символичности победы русского воинства — «богатырей» прошлых лет:

— Да, были люди в наше время,
Не то, что нынешнее племя:
Богатыри — не вы!

В «Бородине» в полную силу звучит мотив противопоставления «богатырям» «нынешнего племени», современников, не способных на подвиги, утративших духовную связь с народом. Этот разрыв между Россией дворянской и Россией народной трагически осмысливается поэтом. Народная Россия живет по истинным человеческим законам, когда индивидуальность, личность не противопоставляет себя обществу, но черпает силу в своем единении с народом. Солдат, ведущий повествование в «Бородине», говорит одновременно и от своего лица, и от лица всех защитников Отечества. Неслучайно в стихотворении постоянно встречается местоимение «мы». Лермонтов вскрывает основополагающее свойство русской народной психологии: личность существует не сама по себе, но в слиянии с общиной. Это, по убеждению Лермонтова, и принесло победу русскому войску. Поэт нашел удивительную «точку отсчета»: на сражение он смотрит не глазами полководца, как это было принято, а глазами обычного рядового солдата, чей героизм сказался не в совершении выдающихся подвигов, но в самом строе мыслей, поведении, мироощущении. В этом незаметном рядовом героизме и есть истинная причина победы России. Кто вел войска русские в бой? Царь? Генералы? Ничего подобного, народ шел сам, повинуясь внутреннему порыву, стремясь отстоять Отечество, освободить Русь.

Не полководцы вели солдат в сражение, но сами солдаты направляли удар, торопили «командиров»:

Мы долго молча отступали,
Досадно было, боя ждали,
Ворчали старики:

«Что ж мы? на зимние квартиры?
Не смеют что ли командиры
Чужие изорвать мундиры
О русские штыки?»

И вот нашли большое поле:
Есть разгуляться где на воле!

Так бесхитростно понимает солдат смысл выбора для решающего сражения Бородинского поля: есть где «разгуляться»! И в этой наивности — глубокая мудрость, ибо русскому крестьянину, волею судьбы ставшему воином, для победы достаточно чувствовать, знать, что от него зависит судьба России:

Уж постоим мы головою
За родину свою!

Солдаты идут в бой за родину, повинуясь нравственному закону: «Как наши братья умирали!» В страшную минуту люди объединяются для защиты родины, забывают о сословных различиях. Солдат с любовью вспоминает о командире, погибшем в сражении:

Полковник наш рожден был хватом:
Слуга царю, отец солдатам.

И эти естественные для людей взаимоотношения противостоят тем безнравственным законам, по которым живет «нынешнее племя», когда не достоинства человека, а принадлежность к высшему обществу решает судьбу.

Символом России, средоточием ее единства Лермонтов считает Москву — и противопоставляет ее официальному Петербургу, противопоставляя тем самым естественный ход развития истории России петровской ориентации на Запад. Именно Москву как сердце и воплощение родины защищают солдаты в «Бородине»; Москву воспевает Лермонтов в четверостишии 1831 года «Кто видел Кремль в час утра золотой. «; в ней видит истинную отчизну и лирический герой поэмы «Сашка»:

Москва, Москва. люблю тебя как сын,
Как русский, — сильно, пламенно и нежно!

В 1841 году написаны два стихотворения, в которых Лермонтов наиболее полно и глубоко раскрывает всю противоречивость, сложность своего отношения к родине:

Прощай, немытая Россия,
Страна рабов, страна господ.

Это самое резкое политическое выступление Лермонтова. Впервые в русской литературе прозвучало осуждение, неприятие не каких-либо отдельных сторон русской действительности, а всей николаевской России: этой «немытой» страны «рабов» и «господ». Обратим внимание на строки:

И вы, мундиры голубые,
И ты, им преданный народ.

Слово «преданный» в русском языке многозначно. Это и «покорный», «послушный» (черновые варианты Лермонтова), и отданный на расправу, и верный. Все оттенки значений «играют» в лермонтовском эпитете. И речь идет одновременно о беде и о вине России, ее народа. Страшная картина духовного рабства, истовой преданности народа палачам внушает поэту отвращение. Вторая строфа стихотворения переводит разговор в план субъективный, от духовного рабства в России — к побегу «за стену Кавказа», на волю. В стихотворении выражена абсолютная безнадежность: в этой стране тотальной несвободы, в стране-тюрьме жить нельзя. Из нее можно лишь попытаться бежать — но обретение личной свободы «за стеной Кавказа» ничего не изменит в России. Глухое отчаяние толкает лирического героя к отречению от родины.

Но все же это поразительно горькое стихотворение обретает свой истинный смысл лишь в контексте эпохи и всего творчества поэта. Для 30-х — 40-х годов такие чувства были характерным явлением. Это было время, когда отечество можно было презирать и любить одновременно. О людях той эпохи проницательно писал Герцен: «Русская жизнь их оскорбляла на каждом шагу, и между тем с какой святой непоследовательностью они любили Россию, и как безумно надеялись на ее будущее. » Герцен как будто комментирует именно лермонтовское восьмистишие! Сила этого стихотворения не в исключительности выраженного в нем чувства, но в закономерности его появления. Небывалый в истории страны разрыв обозначался между горестными откровениями лучших людей России и официальной идеологией.

Официальный патриотизм был провозглашен в знаменитой фразе шефа жандармов А.Х. Бенкендорфа: «Прошлое России было блестяще, ее настоящее более чем великолепно, а что касается ее будущего, оно превосходит все, что может представить себе самое смелое воображение». Подобные заявления князь Петр Андреевич Вяземский метко окрестил «квасным патриотизмом», а Петр Яковлевич Чаадаев не менее метко определил эту формулу жандармской любви к отечеству как «разнузданный патриотизм». Ибо то, что казалось восхитительным с точки зрения шефа жандармов, многим его соотечественникам внушало ужас и отвращение. Так в первом «Философическом письме» Чаадаев писал о России: «Мы никогда не шли об руку с прочими народами; мы не принадлежим ни к одному из великих семейств человеческого рода. Стоя как бы вне времени, мы не были затронуты всемирным воспитанием человеческого рода. Мы живем одним настоящим в самых тесных его пределах. Мы так странно движемся во времени, что с каждым шагом вперед прошедший миг исчезает для нас безвозвратно. » Страшно сопоставлять казенные восторги Бенкендорфа с глухим отчаянием Чаадаева.

Почти одновременно со стихотворением «Прощай, немытая Россия…» была написана «Родина», где Лермонтов не просто дал выход всей накопившейся обиде и глубокой ненависти к политическому строю, основанному на духовном рабстве, но осмыслил само чувство Родины в том неповторимом и особенном виде, в каком оно сложилось у ряда мыслящих людей эпохи. Он психологически и философски осмыслил его как одно из важнейших явлений русской культуры.

«Родина» (1841) — одно из самых интересных по композиции и противоречивости передаваемого чувства стихотворений. Оно построено так, что должно с первой до последней строки шокировать читателя. В первой же строке поэт заявляет: да, я люблю отчизну, но. это странная любовь! И далее — «не победит ее рассудок мой». Любовь лирического героя к родине оценивается им самим как любовь «рассудку вопреки». Но почему рассудок должен победить такое естественное человеческое чувство как любовь к Отечеству?! Значит, есть что-то в России, за что не стоит ее любить? Последующее перечисление общепризнанных достоинств России исполнено сыновних чувств: тут и дорого — кровью! — купленная слава, и «полный гордого доверия» покой, оплаченный сознанием государственного могущества, и богатство народной истории — и тем не менее оказывается, что ко всему этому поэт остается холоден. У читателя растет недоумение: что же дорого Лермонтову? По сути, все стихотворение построено на антитезе, на противопоставлении «казенного патриотизма» и естественного человеческого чувства, которое по природе своей иррационально: признание «за что, не знаю сам» оставляет оттенок тайны в лермонтовском чувстве к Родине, как и во всякой подлинной любви. Поэт противопоставляет «рассудочной» любви к родине свое отношение — действительно «странное» и даже непозволительное с точки зрения общепринятой морали.

Вторую часть «Родины» открывает постепенно сужающаяся «панорама» российского пейзажа, с постепенным укрупнением деталей. «Холодное молчанье» степей, колыханье «безбрежных лесов», неоглядные разливы рек — все это скрывает некую загадку, обещание великого будущего; проселочный же путь в ночной тьме, дрожащие огни деревень говорят о печали настоящего. Довольно резкая смена размера (шестистопный ямб сменяется четырехстопным) привлекает внимание к тем реалиям русской жизни, которые вызывают у лирического героя «многим незнакомую» отраду: все эти детали связаны с людьми, живущими на российских просторах, с теми, для кого жизненно важно «полное гумно», кто живет в домах с «резными ставнями», а в праздник пляшет с «топаньем и свистом». Таким образом, любовь к Родине оказывается для Лермонтова главным образом любовью к своему народу.

Раздумчивую интонацию начинающего стихотворение шестистопного ямба иногда перебивают пятистопные строки. Вольный характер рифмовки (то перекрестная, то смежная, то кольцевая) еще больше приближает интонацию стихотворения к свободному внутреннему монологу. Исповедальность стиха обеспечивается также отсутствием всякой риторики, немногочисленностью предельно выразительных эпитетов, отказом от привычных поэтических фигур — на всё стихотворение только одно, вполне обычное сравнение («разливы рек. подобные морям»). Искренность и чистота лермонтовского чувства к Родине подчеркивается синтаксической простотой предложений во второй части стихотворения, а также «сниженным» эпитетом в добродушной зарисовке «пьяных мужичков».

Из любви лирического героя исключены все элементы национального самовозвеличения, ставшие предметом официального патриотизма. И дело даже не в том, что «слава, купленная кровью» противопоставляется «гумну» и «березам». Все гораздо сложнее. Феномен психологии человека 30-х — 40-х годов в том, что он начисто лишен «имперского сознания», столь присущего предыдущему поколению (вспомним пушкинское: «Красуйся, град Петров, и стой // Неколебимо, как Россия!»). Именно это и составляет «странность» чувств лирического героя Лермонтова. Картины народной России, ее настоящий лик, созданный в «Родине», не стали сами по себе художественным открытием Лермонтова. Во многом автор сознательно соотносит стихотворение со знаменитыми пушкинскими строками из «Путешествия Онегина»:

Иные нужны мне картины:
Люблю песчаный косогор,
Перед избушкой две рябины,
Калитку, сломанный забор,
На небе серенькие тучи,
Перед гумном соломы кучи
Да пруд под сенью ив густых,
Раздолье уток молодых;
Теперь мила мне балалайка
Да пьяный топот трепака
Перед порогом кабака.

Любовь к бедной, серенькой стороне и звукам балалайки ничуть не отрицает в сознании Пушкина Россию как государство, не противостоит его гражданским убеждениям. Лермонтов же свой образ Родины создает так, что выявляется непримиримый конфликт между гражданским сознанием, возможным в новую эпоху лишь «в редакции» шефа жандармов, и истинной любовью человека к своей Отчизне. Открытое Лермонтовым иррациональное чувство родины, его принципиальный отказ логически обосновать и объяснить, за что любит человек свою отчизну, положили начало одной из основных традиций русской литературы, в рамках которой патриотизм воспринимался как чувство, антагонистичное рассудку и глубоко личное. Именно это позволило Тютчеву создать свою знаменитую формулу:

Умом Россию не понять,
Аршином общим не измерить:
У ней особенная стать —
В Россию можно только верить.

По материалам:
Монахова О.П., Малхазова М.В. Русская литература XIX века. Ч.1. — М., 1994.
Русова Н.Ю., Шевцов В.А. Читаем русскую лирику. Хрестоматия с пояснениями. — Нижний Новгород: «Деком», 1996.

Тема Родины в лирике Лермонтова

Тема Родины в лирике М. Ю.Лермонтова
Москва, Москва Люблю тебя как сын! Как русский, — сильно, пламенно и нежно. М. Ю. Лермонтов
С именем Лермонтова открывается новая страница русской литературы. Жизнь и творчество этого замечательного поэта протекали в самое тяжелое и мрачное для России время, время засилья «голубых мундиров» и жесточайшей реакции. Поэтому его стремление к прекрасному связано с огромным желанием воспеть Родину, какой бы она ни была.
Можно сказать, что тема Родины является одной из ведущих в творчестве Лермонтова. Еще в 16 лет поэт записал в своем дневнике: «Я Родину люблю. И больше многих». Но еще более важную мысль Лермонтов высказывает уже в позднем возрасте: «Люблю отчизну я, но странною любовью». В чем же заключалась эта странность? Почему любовь к своей родной стране носила у поэта столь противоречивый характер? С одной стороны, Россия для него — его Родина, где он родился и вырос. Такую Россию Лермонтов любил и прославлял. С другой стороны, он видел Россию, в которой правит грубая, жестокая власть, подавляющая все человеческие стремления, а главное, народную волю. Это двоякое понимание России и отразилось в стихотворениях Лермонтова.
Тема Родины прозвучала в стихотворениях «Родина», «Дума», «Прощай, немытая Россия», «Бородино», «Русская мелодия» и многих других. Стихи этого цикла лишний раз доказывают, что Лермонтов был глубоко национальным поэтом, потому что такие произведения мог написать только человек большого и глубокого ума, патриот своей Родины. «Люблю отчизну я, но странною любовью! Не победит ее рассудок мой. Ни слава, купленная кровью, ни полный гордого доверия покой», — признавался Лермонтов в стихотворении «Родина». «Поэт понимает любовь к отечеству истинно, свято, разумно», — писал Добролюбов.
Литература всегда стремилась исправить жизнь, в которой многое выглядит уродливо, кажется пошлым и жалким. А для этого необходимо писать искренне и достоверно, так, как это делал Лермонтов. Его всегда волновала судьба России, поэтому поэту было больно осознавать, что его Родина погрязла в бесчеловечности, жестокости и нищете. «Иди в огонь за честь отчизны, за убежденья, за любовь!» — призывает поэт. Счастье и слава отчизны, вера в ее освобождение — вот о чем мечтал М. Ю. Лермонтов. И осуществлению своих мечтании поэт отдал всю свою жизнь. Его знаменитое «Бородино» воспело силу русского духа, оно известно всем. Главная мысль этого произведения — русский народ достоин лучшей участи, лучшей Родины, которая должна быть не мачехой, а матерью. Чем питаются лучшие русские характеры, откуда столько силы, откуда этот поразительный дух русского народа? Я думаю, страдание дает силы и закаляет дух. «Да, были люди в наше время, могучее, лихое племя: богатыри — не вы», — бросает Лермонтов упрек современному поколению. Куда же делось это «могучее, лихое племя», почему мельчает герой и его время, на что тратятся его силы? На все эти вопросы, поставленные в «Бородино», Лермонтов дает ответ в «Думе», «Поэте», в «Герое нашего времени». Поэт не просто любил и уважал русский народ, он понимал, что именно простые рус-‘ ские мужики спасли страну во время войны 1812 года. Они всегда были готовы умереть за Родину:
Ребята! Не Москва ль за нами ? Умремте ж под Москвой, Как наши братья умирали!
Поэт явно разделяет патриотическое чувство героя своего стихотворения. «Бородино» было написано через четверть века после великой битвы. Но, к сожалению, поэта окружают люди, не способные отстоять даже собственное «я». И все же Лермонтов умеет разглядеть здоровые силы нации, увидеть в народном характере такие черты, которые свидетельствуют о жизнеспособности России.
Стихотворение «Родина» стало одним из шедевров не только лирики Лермонтова, но и всей русской поэзии. Ощущение безысходности породило трагическое мироощущение. И Родина оказывается целительницей этой тяжелой болезни духа. Ничто, кажется, не дает такого умиротворения, такого ощущения покоя, даже радости, как это общение с деревенской Россией. Именно здесь отступает одиночество. Если стихотворение «Бородино» наполнено чувством патриотизма, разбуженным военной историей России, то в «Родине» появляется иной, до той поры, может быть, не встречавшийся в русской поэзии оттенок. Лирическое переживание вызвано простым пейзажем, неброским, но по-своему живописным, способным затронуть самые тонкие струны души. Поэт с первых же строк говорит о «странной» любви к отчизне.
У Лермонтова своеобразное патриотическое сознание. Он называет чуждые ему формы патриотизма: поэт равнодушен к славе, «купленной кровью», к «заветным преданиям». Лермонтов выдвигает нечто настолько по тем. временам необычное, что приходится несколько раз подчеркнуть эту необычность: «Люблю отчизну я, но странною любовью», «но я люблю — за что, не знаю сам», «с отрадой, многим незнакомой». Это какая-то исключительная любовь к России, до конца как будто не понятая и самим поэтом. Ясно, однако, что любовь эта к России народной, крестьянской, к ее просторам и природе. Патриотическая тема в этом стихотворении приобрела уже лирический характер. Поэт все больше переходит от обобщенной мысли к конкретной. На мой взгляд, это стихотворение предвосхитило тютчевскую и блоковскую Россию. Можно, наверное, говорить и о России некрасовской, впервые здесь заявившей о себе соломенные крыши, печальные деревни, проселок, говор пьяных мужиков.
Любовь поэта к России настоящая, взыскательная, глубокая. Он не признает умиления и не прощает родине недостатков. Его позиция сродни позиции Чаадаева, которую он высказал в «Апологии сумасшедшего»: «Я не научился, любить свою родину с закрытыми глазами, с преклоненной головой, с запертыми устами. Я нахожу, что человек может быть полезен своей стране только в том случае, если ясно видит ее. Я люблю мое отечество, как Петр Великий научил меня любить его. Мне чужд. этот блаженный патриотизм, этот патриотизм лени, который приспосабливается, все видит в розовом свете и носится со своими иллюзиями. ».
В стихотворении «Прощай, немытая Россия» слышится горький упрек в адрес терпеливого народа, покорившегося «мундирам голубым». Лермонтов называет Россию «страной рабов, страной господ». Однако он не хотел таким образом выразить свое презрение к Родине, наоборот, автор стремился передать чувство горечи и обиды за такое глупое бездействие народа. Позже такое же ощущение появится и у Некрасова: «Ты проснешься ль, исполненный сил?». Чернышевский скажет еще более резко: «Нация рабов. Сверху донизу все рабы».
Такую же безрадостную картину рисует поэт и в стихотворении «Монолог», созданном в 1829 году. Здесь автор воспроизводит гнетущую атмосферу, царящую в России в конце 20-х годов XIX века, где одаренный человек не может развивать свои дарования, поскольку в атмосфере страха, подозрения, доносительства хорошо живут лишь ничтожества, а умный, сильный человек чувствует пустоту и бесцельность своего существования: И душно кажется на Родине, . И сердцу тяжко, и душа тоскует. Не зная ни любви, ни дружбы сладкой.
Лермонтов по праву стал преемником А. С. Пушкина, великого национального поэта. К сожалению, жизнь этих выдающихся людей была слишком короткой. Как мало времени было отпущено М. Ю. Лермонтову, но сколько он успел сделать! Гордится, поистине гордится Родина такими сынами. Дни идут, месяцы сменяют годы, годы превращаются в столетия, а имя Лермонтова помнят все. И как бы ни развивалась наша культура, в каком бы духовном вакууме ни находилось наше общество сейчас, имя Лермонтова никогда не будет забыто. Целая плеяда талантливых поэтов и писателей подхватила прогрессивные мысли этого поэта и приняла эстафету борца. Маяковский навек запечатлел Лермонтова в своей звонкой, четкой, бронзовой поэзии ритма: «К нам Лермонтов входит, презрев времена». Он писал для нас, открывая глубины иной жизни, где дух личности выше обстоятельств, потому что впереди вечность. Лермонтов это знал.

Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Добавить комментарий

;-) :| :x :twisted: :smile: :shock: :sad: :roll: :razz: :oops: :o :mrgreen: :lol: :idea: :grin: :evil: :cry: :cool: :arrow: :???: :?: :!: