Тема предназначения поэта и поэзии в лирике Цветаевой

Марина Цветаева по-особому определяет своеобразие лирического героя, говоря о его биографической сущности. Она считает, что каждое поэтическое стихотворение – отражение собственной жизни, индивидуального взгляда на мир, поэтому в ее стихах так много перекличек со своей судьбой, поэтому предназначение поэта Цветаева видит в первую очередь в выражении собственных позиций. При этом лирика ее не эгоистичная, в ней раскрываются различные грани человеческой души.

Поэт – это тот, кто знает многое из «того, что не знают они».

Лирическая героиня бросает вызов всем обывателям:

Вы, идущие мимо меня

К не моим и сомнительным чарам, –

Если б знали вы, сколько огня,

Сколько жизни, растраченной даром…

…Сколько темной и грозной тоски

В голове моей светловолосой…

Эпитеты «темный», «грозный», «сомнительные чары» характеризуют в этом стихотворении весь мир, всех людей, лирическая героиня, наоборот, как и сама поэзия, является носителем светлого начала,

За поэтом признается право особого взгляда на существующий порядок вещей, отличного от всех остальных. В стихах, посвященных Блоку, Марина Цветаева использует повторы, которые акцентируют внимание на главном:

Имя твое – птица в руке,

Имя твое – льдинка на языке.

Цветаева считала Александра Блока – мастером поэтического слога, поэтому свою задачу как поэта видела в следующем:

Блок связывает Цветаеву с Москвой, с Кремлем. Только истинный поэт понимает родственную душу, и поэтому все молитвы обращены к нему:

И не знаешь ты, что зарей в Кремле

Я молюсь тебе – до зари.

Марина Цветаева связывает поэтов общей судьбой. В цикле стихов, посвященных А. Ахматовой, появляется образ МЫ, объединяющий двух поэтесс ХХ века:

Мы коронованы тем, что одну с тобой

Мы землю топчем, что небо над нами – то же!

Цветаева умоляет читателя-прохожего остановиться, не проходить мимо.

В стихотворении «Идешь, на меня похожий…» слышна просьба:

Легко обо мне подумай…

Здесь используются риторические восклицания:

Я слишком сама любила

Смеяться, когда нельзя!

Поэтесса верит в силу своего слова, в поэтическое бессмертие

Пусть тебя не смущает:

Мой голос из под земли…

Предчувствуя сложную судьбу своих произведений, М. Цветаева написала стихотворение «Моим стихам, написанным так рано…», в котором указала на своеобразие поэтического творчества, на неповторимость, на собственную индивидуальность. В этом произведении поэт использует различные синонимы к слову стихотворения, характеризуя таким образом свой поэтический язык: стихи для нее то «как брызги из фонтана», то «как искры из ракет», то «как маленькие черти». Границы цветаевских произведений необъятны, она пишет «о юности и смерти», предчувствуя сложную судьбу своих творений, «нечитанным стихам», «разбросанным в пыли по магазинам (Где их никто не брал и не берет!)». Здесь Марина Цветаева выступает в роли поэта-пророка и предсказывает:

Моим стихам, как драгоценным винам,

Настанет свой черед.

Действительно, голос женщины-поэта услышан, а предназначение поэтического творчества Цветаевой очевидно.

Право читать Цветаеву

Марина Ивановна Цветаева. Последние дни

По утверждению Елены Поздиной, старшего научного сотрудника Литературного музея Марины Цветаевой, находящегося в Елабуге, тщательно исследовавшей жизнь и творчество великой поэтессы, Марина Цветаева жила как поэт и умерла тоже как истинный поэт.

Не секрет, что творческая жизнь Цветаевой прошла под знаком скандала. Пересуды и обсуждения шокирующих подробностей из ее жизни продолжаются и по сей день. Неудивительно, что до сих пор так и не выяснено, какие из них действительно имели место, а какие были просто выдуманы склонной к распространению порочащих слухов толпой и заинтересованными лицами из государственного аппарата.

До сих пор непонятно, по какой причине Цветаева все же решилась так радикально решить все свои проблемы, одним махом освободившись и от постылой жизни, и от борьбы за свое существование. Самоубийство – необратимый шаг, и решиться на него можно только в страшном душевном смятении или же по трезвому расчету, впрочем, как выяснили историки, второе к Цветаевой ни в коей мере не относилось, поскольку она, как и всякий поэт, любила жизнь, тем более свою, и много лет боролась за свое существование.

Несмотря на то, что причины, которые подтолкнули поэтессу к роковому решению, так и остались до конца не выясненными, можно предположить, что это была совокупность непроходящей нищеты, душевного нездоровья, притеснений НКВД и сама Елабуга – бесцветная и безгранично жестокая провинция, куда Цветаеву привела жизнь.

Однако самоубийство обычно происходит вдали от чужих глаз и, по мнению самой Цветаевой, сказавшей эти слова о Маяковском, «длилось оно не спуск курка». По мнению исследователей, Цветаева еще задолго до своей смерти размышляла о самоубийстве, как бы программируя на него свое сознание, ведь недаром важную роль в ее творчестве играла тема смерти и сопутствующих ей негативных эмоций, достаточно вспомнить хотя бы ее известное произведение, написанное незадолго до смерти, которое так и называлось – «Смерть»:

Смерть – это нет,

Смерть – это нет.

(Выпек – не съешь!)

Смерть – это так:

Стало быть – нет,

Стало быть – вздор,

Что же привело к формированию в ее мозге суицидальных идей, ведь родилась и выросла она во вполне респектабельной и уважаемой семье?

Марина Цветаева родилась в 1892 году в Москве. Ее мать была известной в то время пианисткой, ученицей А. Г. Рубинштейна, а отец – профессором столичного университета, основавшим в районе Волхонки Музей изящных искусств.

Детство Марины Цветаевой прошло за границей. Она много времени провела в Швейцарии, Франции, Италии и Германии, сопровождая свою медленно умиравшую от чахотки мать на различных курортах и в оздоровительных заведениях.

Частые переезды не давали девочке возможности постоянно учиться в одном и том же учебном заведении. В конечном итоге ее образование начало пестрить разноцветными лоскутами разнородных и часто никак не скомпонованных знаний, почерпнутых в российских гимназиях, пансионах Фрейбурга и Лозанны. Богато одаренная от природы, девочка быстро овладела немецким и французским языками.

Становление Марины Цветаевой как поэтессы тесно связано с деятельностью московских символистов. Она свела близкое знакомство с В. Я. Брюсовым, который оказал сильное влияние на формирование ее ранних поэтических мировоззрений. Подружившись с Л. Л. Кобылинским, Цветаева стала принимать участие в мероприятиях, организуемых руководством издательства «Мусагет».

Большое влияние на становление поэтического дара Цветаевой оказал М. А. Волошин, когда она гостила у него в Крыму. В своих первых сборниках стихов «Волшебный фонарь» и «Вечерний альбом», а также в поэме «Чародей» поэтесса отдавала предпочтение детальному и очень точному описанию прогулок по бульвару, домашнего быта, портретов друзей и знакомых, отношений между членами ее семьи. Все это пронизано духом юности и детской простоты, которую Марина спустя какое-то время утратила, перейдя на более сентиментальные темы. В ее произведении «На красном коне» хорошо видно, как прежний простодушный стиль изложения переходит на романтический и интригующий, свойственный большинству сказочных поэм и баллад.

В 1920-х годах творчество Цветаевой стало еще более зрелым. Из-под ее пера вышли книги «Ремесло» и «Версты», в которых все так же присутствует дух сказки, но уже с более серьезной политической и социальной подоплекой. Тут же имеется и цикл стихотворений, посвященных современникам Цветаевой, поэтам А. А. Ахматовой, А. А. Блоку и другим, а также реальным историческим личностям или таким легендарным литературным героям, как Марина Мнишек и Дон Жуан.

Если сравнивать Марину Цветаеву с другими российскими поэтами, можно увидеть, что их творчество существенно разнится благодаря мотивам их произведений. Если у Есенина, Пушкина и Брюсова в творчестве преобладает возвышенный романтизм, пронизанный духом надежды, особенно в любовной лирике, то в произведениях Цветаевой, напротив, ведущими являются мотивы горя, обездоленности, отчаяния и сопереживания угнетаемым и гонимым, к которым поэтесса причисляла и себя.

С 1918 по 1922 год Марина проживала в охваченной революцией Москве, с трудом перебиваясь случайными приработками, вынужденная практически одна содержать своих малолетних детей. В это время ее муж С. Я. Эфрон служил в белой армии, поэтому Цветаева терпела многочисленные неудобства. В довершение ко всему и сама поэтесса активно сочувствовала белому движению, смело объявив об этом в своем сборнике стихов под названием «Лебединый стан».

С 1922 года Цветаева начала вести эмигрантскую жизнь. Она некоторое время жила в Берлине, затем в Праге, потом, в 1925 году, в Париже. Она постоянно ощущала нехватку денег и элементарных вещей, в том числе и еды. Критики и земляки-эмигранты с каждым днем относились к ней со все большей враждебностью.

В 1937 году муж Цветаевой, Сергей Эфрон, мечтая, наконец, вернуться в СССР, согласился стать заграничным агентом НКВД. Но прошло совсем немного времени, и он неожиданно обнаружил, что оказался замешанным в заказном политическом убийстве. Понимая, что лишних и слишком умных свидетелей нигде не любят, он бежал из Франции, вернувшись, наконец, в Москву. Вскоре Марина с сыном вслед за Сергеем и дочерью также вернулись на родину.

Через несколько месяцев, в 1940 году, в Москве и начался роковой для Марины Цветаевой путь, в конце концов приведший ее к смерти. Тогда она, уже отчаявшаяся найти для себя место в новом послереволюционном мире, писала в дневнике: «Меня все считают мужественной. Я не знаю человека робче, чем я. Боюсь всего. Глаз, черноты, шага, а больше всего – себя, своей головы, если эта голова – так преданно мне служащая в тетради и так убивающая меня в жизни. Никто не видит, не знает, что я год уже (приблизительно) ищу глазами – крюк…».

Итак, Марина уже напрямую говорит о крюке, год спустя которым все-таки решится воспользоваться. Что же подтолкнуло ее к этому? Возможно, последним гвоздем в крышке уже маячившего на горизонте гроба стал арест ее близких людей, настигший Марину ровно за год до того, как была сделана эта запись в дневнике. Адриана и Сергей Яковлевич Эфрон, дочь и муж Цветаевой, были схвачены полицией и отправлены одна в тюрьму, другой – на плаху.

Следом за первой в дневнике Цветаевой появилась еще одна запись: «Я год примеряю смерть. Все уродливо и страшно. Проглотить – мерзость, прыгнуть – враждебность, исконная отвратительность воды. Я не хочу пугать (посмертно), мне кажется, что я себя уже – посмертно – боюсь. Я не хочу умереть. Я хочу не быть. Вздор. Пока я нужна… но, Господи, как я мала, как я ничего не могу! Доживать – дожевывать. Горькую полынь».

Но все же, несмотря ни на что, Марина Цветаева была сильной, и хотя несчастье, обрушившееся на семью, подкосило ее, у женщины все же оставалось немного сил на последний рывок вверх, к воздуху. Ей надо было жить хотя бы ради сына. Однако злая судьба не дала ей этой возможности, отобрав смысл жизни любой творческой личности – Цветаеву перестали печатать.

Если в эмиграции ее произведения хоть как-то доносились напечатанным словом до читателей, то после возвращения в Москву даже эта ниточка, связывающая ее с литературными кругами России, прервалась.

Арест дочери, гибель мужа, запрет на распространение произведений, война, эвакуация, унижения, нищета, затем Елабуга, Чистополь и опять мысли о самоубийстве… Круг замкнулся, и злосчастный «крюк» вновь возник на горизонте жизни Цветаевой.

Последние дни Марины Цветаевой прошли в безвестной пелене отчаяния. Во многом душевное состояние поэтессы можно почувствовать, прочитав воспоминания о предсмертном периоде ее жизни Лидии Чуковской, которая опубликовала их в книге «Предсмертие».

Вот первые впечатления Чуковской от встречи с Цветаевой в тот период: «Женщина в сером поглядела на меня снизу, слегка наклонив голову вбок. Лицо того же цвета, что берет: серое. Тонкое лицо, но словно припухшее. Щеки впалые, а глаза желто-зеленые, вглядывающиеся упорно. Взгляд тяжелый, выпытывающий.

– Как я рада, что вы здесь, – сказала она, протягивая мне руку. – Мне много говорила о вас сестра моего мужа, Елизавета Яковлевна Эфрон. Вот перееду в Чистополь, и будем дружить.

Эти приветливые слова не сопровождались, однако, приветливой улыбкой. Вообще никакой улыбкой – ни глаз, ни губ. Ни искусственно светской, ни искренне радующейся. Произнесла она свое любезное приветствие голосом без звука, фразами без интонации. Я ответила, что тоже очень, очень рада, пожала ей руку и заспешила на почту».

8 августа 1941 года Цветаева вместе с ребенком присоединилась к группе литераторов, которые собирались ехать в Елабугу и Чистополь, и вместе с ними села на пароход «Чувашская республика». 18 августа пароход прибыл в Елабугу, Цветаева с сыном сошла на берег и сразу же занялась поисками жилья и работы.

Известно, что только через несколько дней, 21 августа, она наконец-то нашла себе более чем скромное жилье – отгороженный занавеской угол в маленькой и бедной избе на Ворошиловской улице, где поселилась с сыном. Угол был настолько маленький, что они едва помещались там.

Цветаева, понимая, что для того, чтобы жить, необходимы деньги, села на пароход и уехала в Чистополь, чтобы попытаться устроиться там на какую-нибудь работу и купить немного еды. Ее записи в дневнике полны скорби и покорности судьбе: «Я когда-то умела писать стихи, теперь разучилась… Я ничего не могу…»

26 августа поэтесса написала прошение: «В Совет Литфонда. Прошу принять меня на работу в качестве судомойки в открывающуюся столовую Литфонда». Отдавая записку в руки секретаря, женщина прекрасно понимала, что столовая, где она мечтает работать, будет открыта только в начале осени.

В произведении «Предсмертие» Лидия Чуковская описала свою очередную встречу с Мариной Цветаевой, произошедшую как раз в то время, когда поэтесса пришла узнать ответ членов парткома на свое прошение: «…Лестница. Крутые ступени. Длинный коридор с длинными, чисто выметенными досками пола, пустая раздевалка за перекладиной; в коридор выходят двери – и на одной дощечка: „Парткабинет“. Оттуда – смутный гул голосов. Дверь закрыта.

Прямо напротив, прижавшись к стене и не спуская с двери глаз, вся серая, – Марина Ивановна.

– Вы?! – так и кинулась она ко мне, схватила за руку, но сейчас же отдернула свою и снова вросла в прежнее место. – Не уходите! Побудьте со мной!

Может быть, мне следовало все-таки постучаться в парткабинет? Но я не могла оставить Марину Ивановну».

Лидия Чуковская принесла для Марины Цветаевой стул и сочувственно оглядела ее. Та выглядела очень плохо. Осунувшаяся, подурневшая женщина ничем не напоминала прежнюю Марину Цветаеву, стихи которой заставляли сходить с ума как мужчин, так и женщин. Судьба вдоволь поиздевалась над ней, вынудив приползти как за милостыней к двери парткома и униженно просить предоставить ей хоть какую-то работу: «Сейчас решается моя судьба, – проговорила она. – Если меня откажутся прописать в Чистополе, я умру. Я чувствую, что непременно откажут. Брошусь в Каму».

Встревоженная нездоровым видом и горячими словами случайно встреченной знакомой, Чуковская стала ее уверять, «что не откажут, а если и откажут, то можно ведь и продолжать хлопоты. Над местным начальством существует ведь еще и московское. (“А кто его, впрочем, знает, – думала я, – где оно сейчас, это московское начальство?”) Повторяла я ей всякие пустые утешения. Бывают в жизни тупики, говорила я, которые только кажутся тупиками, а вдруг да и расступятся. Она меня не слушала – она была занята тем, что деятельно смотрела на дверь. Не поворачивала ко мне головы, не спускала глаз с двери даже тогда, когда сама говорила со мной».

Когда дверь парткома наконец-то открылась, в коридор вышла и печально посмотрела на Марину Вера Васильевна Смирнова, которая охотно хлопотала за поэтессу. «Цветаева поднялась навстречу Вере Васильевне резким и быстрым движением, – вспоминала Чуковская, – и взглянула ей в лицо с тем же упорством, с каким только что смотрела на дверь. Словно стояла перед ней не просто литературная дама – детская писательница, критик, – а сама судьба».

В этом была вся Марина. С отвагой и дерзостью, которой славились многие российские поэты, готовые принять вызов судьбы и бросить его обратно, она ждала приговор. «Вера Васильевна заговорила не без официальной суховатости, и в то же время не без смущения. То и дело мокрым крошечным комочком носового платка отирала со лба пот. Споры, верно, были бурные, да и жара.

«Уж сколько их упало в эту бездну…» М. Цветаева

«Уж сколько их упало в эту бездну…» Марина Цветаева

Уж сколько их упало в эту бездну,
Разверзтую вдали!
Настанет день, когда и я исчезну
С поверхности земли.

Застынет все, что пело и боролось,
Сияло и рвалось.
И зелень глаз моих, и нежный голос,
И золото волос.

И будет жизнь с ее насущным хлебом,
С забывчивостью дня.
И будет все — как будто бы под небом
И не было меня!

Изменчивой, как дети, в каждой мине,
И так недолго злой,
Любившей час, когда дрова в камине
Становятся золой.

Виолончель, и кавалькады в чаще,
И колокол в селе…
— Меня, такой живой и настоящей
На ласковой земле!

К вам всем — что мне, ни в чем не знавшей меры,
Чужие и свои?! —
Я обращаюсь с требованьем веры
И с просьбой о любви.

И день и ночь, и письменно и устно:
За правду да и нет,
За то, что мне так часто — слишком грустно
И только двадцать лет,

За то, что мне прямая неизбежность —
Прощение обид,
За всю мою безудержную нежность
И слишком гордый вид,

За быстроту стремительных событий,
За правду, за игру…
— Послушайте! — Еще меня любите
За то, что я умру.

Анализ стихотворения Цветаевой «Уж сколько их упало в эту бездну…»

Марина Цветаева очень рано потеряла мать, смерть которой переживала очень болезненно. Со временем это чувство притупилось, а душевная рана зарубцевалась, однако начинающая поэтесса в своем творчестве очень часто обращалась к теме смерти, словно бы пытаясь заглянуть в мир, который ей еще недоступен. Цветаева признавалась, что очень надеется в той, другой жизни, встретиться с мамой, которую очень любила, и даже мысленно торопила время, стремясь прожить свою жизнь как можно скорее.

В 1913 году поэтесса написала стихотворение «Уж сколько их упало в бездну…», в котором вновь пыталась определить для себя, что есть жизнь, и чего стоит ждать от смерти. Потусторонний мир Цветаева воспринимает, как некую темную пропасть, бездонную и устрашающую, в которой люди попросту исчезают. Рассуждая о смерти, она отмечает: «Настанет день, когда и я исчезну с поверхности земли». Однако поэтесса осознает, что после ее ухода ничего в этом бренном мире не изменится. «И будет все —- как будто бы под небом и не было меня!», — отмечает поэтесса.

Сама по себе смерть не пугает 20-летнюю Цветаеву, которой уже довелось столкнуться с этой незваной гостьей. Поэтесса переживает лишь о том, что близкие и дорогие ей люди уходят из этой жизни, и со временем память о них стирается. Тех, кто умер, Цветаева сравнивает с дровами в камине, которая «становится золой». Ветер разносит ее по земле, и вот уже она смешивается с землей, превращаясь в прах, который, возможно, станет основой для новой жизни.

Однако Марина Цветаева не готова смириться с таким положением дел, она хочет, чтобы память о людях была вечной, даже если они этого не достойны. Себя она причисляет именно к той категории будущих покойников, которые не заслужили права войти в историю из-за того, что имеют «слишком гордый вид». Но этой черте характера поэтесса противопоставляет «безудержную нежность», рассчитывая, что, тем самым, может продлить свою земную жизнь хотя бы в воспоминаниях близких людей. «Я обращаюсь с требованьем веры и с просьбой о любви», — отмечает Цветаева. Столь необычная трактовка евангельских истин все же имеет право на существование. Поэтесса не верит в жизнь после смерти в библейском понимании, однако рассчитывает, что сумеет оставить яркий след на земле, иначе само ее существование лишается всякого смысла. Поэтесса не подозревает, что своеобразным пропуском в вечность для нее станут стихи, которые раскрывают богатый внутренний мир этой удивительной женщины, наполненный мятежными и весьма противоречивыми чувствами.

Стихотворения цикла Москва Марины Цветаевой

Марина Ивановна Цветаева родилась в 1892 году в Москве. Пожалуй, нет ни одного поэта, который бы столь сильно любил этот древний город. Куда бы ни заносила судьба великую русскую поэтессу, Цветаева рвалась в Москву, которая была для нее воплощением русского духа, непокорного и самобытного. Первые строки, посвященные исчезающим «домикам старой Москвы», написаны Цветаевой еще в 1911 году. Это юношеская зарисовка, полная любви и обожания, но еще незрелая. Гораздо интереснее цикл стихов о Москве, написанный в 1916 году. Каждое стихотворение этого цикла — истинный шедевр. Цветаева говорит о Москве как о городе своих предков, городе, с которым связана все ее жизнь и который она должна передать по наследству своей дочери. Москва поэтессы наполнена колокольным перезвоном, это город богомольцев и сорока церквей:

  • Облака — вокруг,
  • Купола — вокруг.
  • Надо всей Москвой
  • Сколько хватит рук!

Цветаева уподобляет Москву женщине, отвергнутой Петром, но женщине гордой, несломленной:

  • Царю Петру и вам, о царь, хвала!
  • Но выше вас, цари, колокола.
  • Пока они гремят из синевы
  • Неоспоримо первенство Москвы.

В стихотворениях цикла Москва названа огромным странноприимным домом, домом всей бездомной Руси. Москва не помнит имен — она живет жизнью дорог и паломничеств. В ней слились воедино сброд и монахи, в ее жителях кипит дерзкая кровь и царствует святость. Может быть, именно этим и была близка Цветаевой Москва, потому что сама поэтесса была от природы бунтарем, готовым дерзко нарушать все законы жизни и творчества. На протяжении всей жизни Цветаеву интересует история России. И ближе всего ей смелые бунтари:

  • Кремль! Черна наготой твоей!
  • Но не скрою, что всех мощей
  • Преценнее мне — пепел Гришки!

Россия для поэта — воплощение духа бунтарства, непокорности, своеволия. Московская Русь, ее цари и царицы, ее кремлевские святыни, Смутное время, Лжедмитрий и Марина Мнишек, свободное цыганское житье и, наконец, кабацкая, каторжная Россия — все это образует некое единство:

  • Нетоптаный путь,
  • Непутевый огонь.
  • Ох, Родина-Русь,
  • Неподкованный конь!

Москва воплотила в себе все эти стихии: «Даром что свят — вид». В ней слышен «рев молодых солдат» и колокольный звон, в ней «за голенищем — нож» и смиренные странники, «во тьме поющие бога». Но над всем этим — «сорок сороков» колоколен, а в центре — «пятисоборный несравненный круг» древнего Кремля. В послании к Александру Блоку Цветаева противопоставляет Москву надменному Петербургу:

  • И не знаешь ты, что зарей в Кремле
  • Легче дышится — чем на всей земле!

«Колокольный град», пожалуй, самое дорогое, что носила в своем сердце эта мужественная женщина с нелегкой судьбой. В молодости Марина Цветаева не скрывала своей неприязни к Петру Великому. Она очень любила Москву и не могла простить того, кто лишил этот город венца столицы. Москва для Цветаевой была символом старой, патриархальной Руси, которой противостояла грубая сила царского каприза. Старая Русь была для Цветаевой как бы даром Божьим, и ее разрушение поэтесса воспринимала как богоборческий бунт земной власти, бессильной, однако, утвердить свое превосходство в высшем смысле: «Но выше вас, цари, колокола».

Петр в изображении Цветаевой претендует на власть не только над частью материального мира, но и над иными мирами, что превращает его в слугу дьявола (недаром же многие религиозные люди воспринимали его как Антихриста). Эту мысль Цветаева выражает в стихотворении «Петру» из цикла «Лебединый стан»:

  • . Нет, Государь Распровеликий,
  • Распорядитель снов.
  • Не на своих сынов работал,
  • Бесам на торжество.

Построив на крови свою сатанинскую империю и ее новую столицу, Петр как бы заранее обрекает все это на гибель:

  • Родоначальник — ты — развалин.
  • Твоею же рукой провален
  • Твой баснословный град.

Нормальная жизнь в таком царстве невозможна. Стихотворение Цветаевой перекликается и с «Ужо тебе!» героя «Медного всадника», и со стихотворением Якова Полонского «Миазм», где рассказывается страшная история о том, как в петербургский дом является призрак одного из тех, на чьих костях был построен город. Болотными испарениями привидение губит невинного ребенка. Судьба этого ребенка, как и трагедия пушкинского Евгения, говорит о том, что пролитая кровь рано или поздно напомнит о себе тем, кто живет на земле, ее впитавшей. И петровская империя взорвалась, расплескивая кровь, которая была в ее фундаменте.

Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Добавить комментарий

;-) :| :x :twisted: :smile: :shock: :sad: :roll: :razz: :oops: :o :mrgreen: :lol: :idea: :grin: :evil: :cry: :cool: :arrow: :???: :?: :!:

Тема предназначения поэта и поэзии в лирике Цветаевой

Марина Цветаева по-особому определяет своеобразие лирического героя, говоря о его биографической сущности. Она считает, что каждое поэтическое стихотворение – отражение собственной жизни, индивидуального взгляда на мир, поэтому в ее стихах так много перекличек со своей судьбой, поэтому предназначение поэта Цветаева видит в первую очередь в выражении собственных позиций. При этом лирика ее не эгоистичная, в ней раскрываются различные грани человеческой души.

Поэт – это тот, кто знает многое из «того, что не знают они».

Лирическая героиня бросает вызов всем обывателям:

Вы, идущие мимо меня

К не моим и сомнительным чарам, –

Если б знали вы, сколько огня,

Сколько жизни, растраченной даром…

…Сколько темной и грозной тоски

В голове моей светловолосой…

Эпитеты «темный», «грозный», «сомнительные чары» характеризуют в этом стихотворении весь мир, всех людей, лирическая героиня, наоборот, как и сама поэзия, является носителем светлого начала,

За поэтом признается право особого взгляда на существующий порядок вещей, отличного от всех остальных. В стихах, посвященных Блоку, Марина Цветаева использует повторы, которые акцентируют внимание на главном:

Имя твое – птица в руке,

Имя твое – льдинка на языке.

Цветаева считала Александра Блока – мастером поэтического слога, поэтому свою задачу как поэта видела в следующем:

Блок связывает Цветаеву с Москвой, с Кремлем. Только истинный поэт понимает родственную душу, и поэтому все молитвы обращены к нему:

И не знаешь ты, что зарей в Кремле

Я молюсь тебе – до зари.

Марина Цветаева связывает поэтов общей судьбой. В цикле стихов, посвященных А. Ахматовой, появляется образ МЫ, объединяющий двух поэтесс ХХ века:

Мы коронованы тем, что одну с тобой

Мы землю топчем, что небо над нами – то же!

Цветаева умоляет читателя-прохожего остановиться, не проходить мимо.

В стихотворении «Идешь, на меня похожий…» слышна просьба:

Легко обо мне подумай…

Здесь используются риторические восклицания:

Я слишком сама любила

Смеяться, когда нельзя!

Поэтесса верит в силу своего слова, в поэтическое бессмертие

Пусть тебя не смущает:

Мой голос из под земли…

Предчувствуя сложную судьбу своих произведений, М. Цветаева написала стихотворение «Моим стихам, написанным так рано…», в котором указала на своеобразие поэтического творчества, на неповторимость, на собственную индивидуальность. В этом произведении поэт использует различные синонимы к слову стихотворения, характеризуя таким образом свой поэтический язык: стихи для нее то «как брызги из фонтана», то «как искры из ракет», то «как маленькие черти». Границы цветаевских произведений необъятны, она пишет «о юности и смерти», предчувствуя сложную судьбу своих творений, «нечитанным стихам», «разбросанным в пыли по магазинам (Где их никто не брал и не берет!)». Здесь Марина Цветаева выступает в роли поэта-пророка и предсказывает:

Моим стихам, как драгоценным винам,

Настанет свой черед.

Действительно, голос женщины-поэта услышан, а предназначение поэтического творчества Цветаевой очевидно.

«Ошибка» М. Цветаева

«Ошибка» Марина Цветаева

Когда снежинку, что легко летает,
Как звездочка упавшая скользя,
Берешь рукой — она слезинкой тает,
И возвратить воздушность ей нельзя.

Когда пленясь прозрачностью медузы,
Ее коснемся мы капризом рук,
Она, как пленник, заключенный в узы,
Вдруг побледнеет и погибнет вдруг.

Когда хотим мы в мотыльках-скитальцах
Видать не грезу, а земную быль —
Где их наряд? От них на наших пальцах
Одна зарей раскрашенная пыль!

Оставь полет снежинкам с мотыльками
И не губи медузу на песках!
Нельзя мечту свою хватать руками,
Нельзя мечту свою держать в руках!

Нельзя тому, что было грустью зыбкой,
Сказать: «Будь страсть! Горя безумствуй, рдей!»
Твоя любовь была такой ошибкой, —
Но без любви мы гибнем. Чародей!

Анализ стихотворения Цветаевой «Ошибка»

Марина Цветаева никогда не считала себя роковой женщиной, однако к выбору спутника жизни относилась с огромной серьезностью. До того, как познакомиться с Сергеем Эфроном, она успела отказать в предложении о замужестве нескольким молодым людям. Среди них оказался поэт и переводчик Лев Кобылинский, которого в литературных кругах ласково именовали Эллис. История умалчивает о том, как развивались его отношения с Мариной Цветаевой. Известно лишь, что он был хорошо знаком с Гумилевым и входил в число довольно близких друзей Максимилиана Волошина, с которым общалась и Марина Цветаева. Трудно сказать, когда между этой парой произошло финальное объяснение – предположительно, это случилось в 1910-1911 годах. Однако после этого поворотного момента в отношениях было написано стихотворение «Ошибка», которое Марина Цветаева посвятила Эллису.

Первые строчки этого произведения отвечают на вопрос о том, почему юная поэтесса не готова стать супругой человека, который влюблен в нее без памяти. Она сравнивает себя со снежинкой, которая, если возьмешь ее в руки, «слезинкой тает, и возвратить воздушность ей нельзя». Поэтесса осознает, что при всей свое симпатии к Эллису она никогда не будет с ним счастлива. Но ей очень тяжело сделать подобное признание, так как это означает причинить боль человеку, который по-настоящему дорог. Изящный мотылек и скользкая морская медуза – эти сравнения поэтесса приводит лишь с целью свести к минимуму последствия неприятного и очень сложного для себя объяснения с Эллисом. Убеждая его в том, что подобные отношения являются ошибкой, Цветаева одновременно пытается разобраться и в собственных чувствах. Для этого человека она хочет остаться недосягаемой музой, так как только в этом случае чувствует себя по-настоящему счастливой. Ведь вместе с замужеством уходит то ощущение волшебства от взаимоотношений на расстоянии, когда мужчина сходит с ума лишь только от одного взгляда на предмет своего обожания.

Пытаясь развить и конкретизировать эту мысль, поэтесса отмечает: «Нельзя мечту свою хватать руками! Нельзя мечту свою держать в руках!». Это означает, что она попросту не уверена в тех чувствах, которые испытывает к ней Эллис. Поэтому его предложение о браке вызывает у Цветаевой легкую грусть, так как для нее разбивается еще одна красивая иллюзия. Более того, она вынуждена разрушить придуманный мир своего поклонника, который еще не понимает, насколько реальность может отличаться от поэтических и романтических фантазий. По словам поэтессы, между ними никогда не было страсти, и она исключается по различным причинам. А чувства друг к другу Цветаева трактует, как «зыбкую грусть» — весьма сомнительный фундамент для построения гармоничных отношений. «Твоя любовь была такой ошибкой, — но без любви мы гибнем. Чародей!», — отмечает поэтесса, тем самым, благодаря своего воздыхателя за минуты удивительной душевной теплоты, внимания и заботы, которые прочувствовала, общаясь с этим незаурядным человеком.

Стих м цветаевой поэт

Марина Ивановна Цветаева (1892-1941) — русская поэтесса, прозаик, переводчик, одна из крупнейших русских поэтов XX века. Родилась 26 сентября (8 октября по новому стилю) 1892 года в Москве. Её отец, Иван Владимирович, — профессор Московского университета, известный филолог и искусствовед; стал в дальнейшем директором Румянцевского музея и основателем Музея изящных искусств. Мать, Мария Мейн (по происхождению — из обрусевшей польско-немецкой семьи), была пианисткой, ученицей Антона Рубинштейна.
Марина начала писать стихи — не только на русском, но и на французском и немецком языках — ещё в шестилетнем возрасте. Огромное влияние на формирование характера Марины оказывала мать. Она мечтала видеть дочь музыкантом.
После смерти матери от чахотки в 1906 году Марина с сестрой Анастасией остались на попечении отца.
Детские годы Цветаевой прошли в Москве и в Тарусе. Из-за болезни матери Марина подолгу жила в Италии, Швейцарии и Германии. Начальное образование получила в Москве, в частной женской гимназии М. Т. Брюхоненко; продолжила его в пансионах Лозанны (Швейцария) и Фрайбурга (Германия). В шестнадцать лет предприняла поездку в Париж, чтобы прослушать в Сорбонне краткий курс лекций о старофранцузской литературе.
В 1910 году Марина опубликовала на свои собственные деньги первый сборник стихов — «Вечерний альбом». Её творчество привлекло к себе внимание знаменитых поэтов — Валерия Брюсова, Максимилиана Волошина и Николая Гумилёва. В этот же год Цветаева написала свою первую критическую статью «Волшебство в стихах Брюсова». За «Вечерним альбомом» двумя годами позже последовал второй сборник — «Волшебный фонарь».
Начало творческой деятельности Цветаевой связано с кругом московских символистов. После знакомства с Брюсовым и поэтом Эллисом Цветаева участвует в деятельности кружков и студий при издательстве «Мусагет».
На раннее творчество Цветаевой значительное влияние оказали Николай Некрасов, Валерий Брюсов и Максимилиан Волошин (поэтесса гостила в доме Волошина в Коктебеле в 1911, 1913, 1915 и 1917 годах).
В 1911 году Цветаева познакомилась с Сергеем Эфроном; в январе 1912 г. вышла за него замуж. В этом же году у Марины и Сергея родилась дочь Ариадна (Аля).
В 1913 году выходит третий сборник — «Из двух книг».
Летом 1916 года Цветаева приехала в город Александров, где жила ее сестра Анастасия Цветаева с гражданским мужем Маврикием Минцем и сыном Андреем. В Александрове Цветаевой был написан цикл стихотворений («К Ахматовой», «Стихи о Москве» и др. стихотворения), а ее пребывание в городе литературоведы позднее назвали «Александровским летом Марины Цветаевой».
В 1917 году Цветаева родила дочь Ирину, которая умерла от голода в приюте в возрасте 3-х лет.
Годы Гражданской войны оказались для Цветаевой очень тяжелыми. Сергей Эфрон служил в рядах Белой армии. Марина жила в Москве, в Борисоглебском переулке. В эти годы появился цикл стихов «Лебединый стан», проникнутый сочувствием к белому движению.
В 1918—1919 годах Цветаева пишет романтические пьесы; созданы поэмы «Егорушка», «Царь-девица», «На красном коне».
В апреле 1920 года Цветаева познакомилась с князем Сергеем Волконским.
В мае 1922 года Цветаевой с дочерью Ариадной разрешили уехать за границу — к мужу, который, пережив разгром Деникина, будучи белым офицером, теперь стал студентом Пражского университета. Сначала Цветаева с дочерью недолго жила в Берлине, затем три года в предместьях Праги. В Чехии написаны знаменитые «Поэма Горы» и «Поэма Конца», посвященные Константину Родзевичу. В 1925 году после рождения сына Георгия семья перебралась в Париж.
В Париже на Цветаеву сильно воздействовала атмосфера, сложившаяся вокруг неё из-за деятельности мужа. Эфрона обвиняли в том, что он был завербован НКВД и участвовал в заговоре против Льва Седова, сына Троцкого.
В мае 1926 года с подачи Бориса Пастернака Цветаева начала переписываться с австрийским поэтом Райнером Мария Рильке, жившим тогда в Швейцарии. Эта переписка оборвалась в конце того же года со смертью Рильке. В течение всего времени, проведённого в эмиграции, не прекращалась переписка Цветаевой с Борисом Пастернаком.
Большинство из созданного Цветаевой в эмиграции осталось неопубликованным. В 1928 в Париже выходит последний прижизненный сборник поэтессы — «После России», включивший в себя стихотворения 1922—1925 годов. Позднее Цветаева пишет об этом так: «Моя неудача в эмиграции — в том, что я не эмигрант, что я по духу, то есть по воздуху и по размаху — там, туда, оттуда…»
В 1930 году написан поэтический цикл «Маяковскому» (на смерть Владимира Маяковского), чьё самоубийство потрясло Цветаеву.
В отличие от стихов, не получивших в эмигрантской среде признания, успехом пользовалась её проза, занявшая основное место в её творчестве 1930-х годов («Эмиграция делает меня прозаиком…»). В это время изданы «Мой Пушкин» (1937), «Мать и музыка» (1935), «Дом у Старого Пимена» (1934), «Повесть о Сонечке» (1938), воспоминания о Максимилиане Волошине («Живое о живом», 1933), Михаиле Кузмине («Нездешний вечер», 1936), Андрее Белом («Пленный дух», 1934) и др.
С 1930-х годов Цветаева с семьёй жила практически в нищете.
15 марта 1937 г. выехала в Москву Ариадна, первой из семьи получив возможность вернуться на родину. 10 октября того же года из Франции бежал Эфрон, оказавшись замешанным в заказном политическом убийстве (ради возвращения в СССР он стал агентом НКВД за границей).
В 1939 году Цветаева вернулась в СССР вслед за мужем и дочерью. По приезде жила на даче НКВД в Болшево (ныне Музей-квартира М. И. Цветаевой в Болшево). 27 августа была арестована дочь Ариадна, 10 октября — Эфрон. В августе 1941 года Сергей Яковлевич был расстрелян; Ариадна после пятнадцати лет репрессий реабилитирована в 1955 году.
В этот период Цветаева практически не писала стихов, занимаясь переводами.
Война застала Цветаеву за переводами Федерико Гарсиа Лорки. Работа была прервана. 8 августа Цветаева с сыном уехала на пароходе в эвакуацию; 18-го прибыла вместе с несколькими писателями в городок Елабугу на Каме. В Чистополе, где в основном находились эвакуированные литераторы, Цветаева получила согласие на прописку и оставила заявление: «В совет Литфонда. Прошу принять меня на работу в качестве посудомойки в открывающуюся столовую Литфонда. 26 августа 1941 года». Но ей не дали и такой работы: совет писательских жен счел, что она может оказаться немецким шпионом. 28 августа она вернулась в Елабугу с намерением перебраться в Чистополь.
Пастернак, провожая в эвакуацию, дал ей для чемодана веревку, не подозревая, какую страшную роль этой веревке суждено сыграть. Не выдержав унижений, Цветаева 31 августа 1941 года повесилась на той самой веревке, которую дал ей Пастернак.
Марина Цветаева похоронена 2 сентября 1941 года на Петропавловском кладбище в г. Елабуге. Точное расположение её могилы неизвестно.

Марина Цветаева. Стихотворения.
Поэмы. Библиотека Русской Поэзии.
Санкт-Петербург, «Респекс», 1996.

Марина Цветаева. Стихотворения и поэмы.
Ленинград: Советский писатель, 1979.

Марина Цветаева. Просто — сердце.
Домашняя библиотека поэзии.
Москва: Эксмо-Пресс, 1998.

Русская поэзия серебряного века.
1890-1917. Антология.
Ред. М. Гаспаров, И. Корецкая и др.
Москва: Наука, 1993.

Марина Цветаева. Собрание сочинений в 7 т.
Москва: Эллис Лак, 1994.

Айзенштейн Е.О. Построен на созвучьях мир: Звуковая стихия Марины Цветаевой. — СПб.: Ж-л «Нева», ИТД «Летний сад», 2000. — 288 с.
Аксютич В. Поэтическое богословие Марины Цветаевой // Вестник РХД. — № 147 (1986). — С. 126-152
Марины Цветаевой // Литература и фольклор: Вопросы поэтики: Межвуз. сб. науч. трудов — Волгоград, 1990. — С. 123-130
Александров В.Ю. Фольклорно-песенные мотивы в лирике Марины Цветаевой // Русская литература и фольклорная традиция: Сб. научн. трудов/ Отв. ред. Д.Н. Медриш — Волгоград, 1983. — С. 103-112
Бабушкина С. В. Поэтическая онтология Марины Цветаевой 1926-1941 годов // Константин Бальмонт, Марина Цветаева и художественные искания ХХ века: Межвузовский сборник научных трудов. Вып. 4. — Иваново: ИГУ, 1999. — С. 189-190
Бельская Л.Л. «Бессонница» в русской поэзии // Русская речь — № 4 (1995). — С. 8-16
Бродский И. Вершины великого треугольника: («Магдалина» Марины Цветаевой) // Звезда — № 1 (1996). — С. 223-233
Бродский И. Об одном стихотворении: («Новогоднее» Марины Цветаевой) // Новый мир — № 2 (1991). — С. 157-180
Гаспаров М.Л. (совм. С Н.Г. Дацкевич) Тема дома в поэзии Марины Цветаевой // Здесь и теперь — № 2 (1992).
Гурьева Т.Н. Концепция творчества в художественном сознании Марины Цветаевой. — Автореф. на соиск. уч. степ. к.ф.н. Специальность 10.01.01 — Саратов, 1998.
Зубова Л.В. Лингвистический аспект поэзии М. Цветаевой. — Автореф. дис…. д.ф.н. — Л.: ЛГУ, 1990. — 37 с.
Комолова Н.П. Италийские сполохи Марины Цветаевой // Проблемы итальянской истории: Альманах. — М.: АН РФ: Институт всеобщей истории; Ассоциация культ. и делового сотр-ва с Италией, 1993. — С. 122-143.
Кузнецова Т.В. Антропософия Марины Цветаевой: Циклы «Деревья», «Сивилла» // Рукопись.
Лаврова Е.Л. Философия любви Марины Цветаевой // Гуманистические основы педагогической концепции Н.К. Крупской и современность: Сб. докл. — Горловка: ГГПИИЯ, 1994.
Лаврова Е.Л. Философия религии Марины Цветаевой. — Горловка, 1993.
Переславцева Р.С. Поэтика трагического в творческой эволюции М. Цветаевой: Автореф. на соиск. уч. степ. к.ф.н. — Воронеж: Воронеж. гос. ун-т, 1998. — 23 с.

«Стихи о любви и стихи про любовь» — Любовная лирика русских поэтов & Антология русский поэзии. © Copyright Пётр Соловьёв

Свидание ( на стихи М. Цветаевой )

На назначенное свиданье
Опоздаю. Весну в придачу
Захвативши – приду седая.
Ты его высоко назначил!

Буду годы идти – не дрогнул
Вкус Офелии к горькой руте!
Через годы идти – и стогны,
Через души идти – и руки.

Землю долго прожить! Трущоба –
Кровь! и каждая капля – заводь.
Но всегда стороной ручьевой
Лик Офелии в горьких травах.

Той, что, страсти хлебнув, лишь ила
Нахлебалась! – Снопом на щебень!
Я тебя высоко любила:
Я себя схоронила в небе!

Рейтинг работы: 193
Количество рецензий: 24
Количество сообщений: 28
Количество просмотров: 1351
© 23.12.2013 Таисия Поляруш
Свидетельство о публикации: izba-2013-947586

Ди.Вано 11.06.2017 10:37:25
Отзыв: положительный
Погостила, послушала любимых поэтов..
Замечательно, дорогая Таисия, передали глубину.
Браво!

Спасибо, Динушка, знаю, что любите Цветаеву. переслушала,
вот никак без помарок не обойдусь. смеюсь

Ольга Ситникова 14.02.2016 20:22:07
Отзыв: положительный
Очень понравилось

Спасибо Вам.
М.И.Цветаева — моя любовь.

скан 30.04.2015 23:26:25

Мне очень нравится фотография! По-видимому, она очень редкая!
Поэт Сергей Каныгин

Ани Ди 07.03.2015 16:26:33
Отзыв: положительный
Спасибо Вам огромное, за невероятно трепетное исполнение стихов Марины Ивановны!
Каждую клеточку души трогает..

С наступающим Праздником, Таисия!
Радостей и Тепла Вам. )

Ани, спасибо тебе за трепетную душу и неизменную любовь
к творчеству М.И.Цветаевой.
Счастья во все времена тебе и твоей семье.
Обнимаю нежно.

Николай Стах 06.01.2015 09:29:39
Отзыв: положительный
Какая трогательная песня, Таечка,-
сильно впечатляет, незабываемая!
С Рождеством! Удачи и любви!

С теплом души, Николай

Неавторизованный пользователь 06.01.2015 12:07:56

Спасибо Большое, Николай.
С Новым Годом и Рождеством.
Светлых праздников Вам.
С Теплом души.

СПАСИБО ЗА ОЧАРОВАНИЕ. ЛЮБВИ И СЧАСТЬЯ! С УВАЖЕНИЕМ

Спасибо, Андрей!
Взяла в руки томик Цветаевой, да и поглядываю на гитару.
Вот что значит сила слова. радуюсь.
С теплом и улыбкой.

Ох, а это вообще отдельная тема, Натали :)))
Спасибо Вам.

178.88.204.78 22.06.2014 22:30:14

Ваше долгое отсутствие наводит на грустные размышления, милая Таисия.

Александр Куташов 07.03.2014 16:14:42
Отзыв: положительный
Чудо какое-то. просто фантастический резонанс.

Когда-то я совместно с одним из школьных Поэтов переживал один из вечных вопросов: «а душу можно ль рассказать?» Теперь — с чудесной Вашей подсказкой — я знаю верный ответ.

Меня вновь порадовал Ваш отзыв. спасибо.
С весной.

Женечка, спасибо.
Весь этот цикл люблю.
Да и вообще часто слушаю стихи Марины Цветаевой в исполнении
драматических актёров. И просто «читку», и под музыку.
По-разному воспринимаю, но не всегда принимаю.
Но на то оно и творчество. равнодушной не оставляет никогда.
Солнышка тебе всегда :)))

Наталья Полякова 50 07.01.2014 17:21:38
Отзыв: положительный
Не передать словами. И голос твой, Таюшка, за душу берёт и мелодия, и строки Цветаевские.
Слушаю, слушаю. И заберу с собою, на память. В Избранное)

Такую бы красоту — да на народ!
С восторгом аплодирую!!
Наташа

Переделывала эту запись.
Первые песни через аудио записывались. вроде, как проба.
Но их всё же так и оставила.
Читаю много её стихов. бывает озаренье, бегу к гитаре побренькать.
Кое-что рождается, тогда радуюсь.
Спасибо, Наташенька, словам твоим тоже радуюсь.
Пусть всё будет хорошо.
С Праздником ещё разок.

. мне эти строки не показались пророческими.
Хотя очень трудно судить о творчестве Цветаевой.
В нём столько света, и столько горькой правды.
Спасибо Вам за оставленное тепло.
С Наступающим, Александр :)))

Роза Госман 27.12.2013 11:26:57
Отзыв: положительный
Таечка, родная моя, сердце навылет!! Очень душу разволновала, моя хорошая! БЕСПОДОБНО.
Стихи Марины не могут оставлять равнодушным никого! Не случайно они так близки и понятны твоей чуткой душе, Таечка милая.
Спасибо от всего сердца за радость услышать.
Обнимаю крепко-крепко, с восхищением, Роза
Таечка, я неделю отсутствовала. Вчера только вернулись домой с Ваней.
И очень рада вновь слышать тебя, человек мой дорогой.
С НАСТУПАЮЩИМ, моя хорошая! Пусть год грядущий будет щедр на добрые, счастливые мгновенья.

Спасибо, моя дорогая Роза.
Я очень-очень рада твоему восприятию, и тому, что ты
рядом со мной. А мне тоже было некогда несколько дней.
Конец года :(
Обнимаю тебя, Солнышко.

Павел Куншин 26.12.2013 06:47:27
Отзыв: положительный
Дорогая Таисия, замечательно спели стихи талантливейшей поэтессы!
С наступающим Новым годом! Счастья Вам и успехов в творчестве!
Пора украшать елочку: http://text-master.ru/ecards/images/ecards/fullsize/img_b1123fe8-new-year.swf

Павел, большое спасибо.
Я рада, что наши взгляды на творчество М.Цветаевой совпадают.
Пусть всё будет хорошо.
Ёлочку уже украсила :)))

Виардо 25.12.2013 13:25:40
Отзыв: положительный
Два таланта, две души, строчки оживают и пронзают.
Твои песни прослушиваю не мельком, всегда до конца.
Мурашки пробегают по коже от строчек и голоса — высший балл.
Искренность души- высшая ценность.
Соавтор серьезный.Когда-то переписывали стихи Марины в тетрадочку.
Таюшка, родилась замечательная песня.Ты умеешь огранять строчки.
С нежностью и обожанием)))

Нина, мне радостно твоё восприятие.
Спасибо, что слушаешь меня.
Поэзия Цветаевой всегда рядышком, а вот этот стих : —

«. уж сколько их упало в эту бездну,
разверзтую вдали
настанет день, когда и я исчезну
с поверхности земли. «

Ну скажи, как вот так можно написать юной деве?
Ну не будем о грустном ( смеюсь )
Скоро засверкают фейерверки. припасла шампанского уже?
С Наступающим, Ниночка.
Обнимаю девочку дорогую :)))

Людмила Володина 24.12.2013 20:47:18
Отзыв: положительный
Тасик, так как ты поёшь Маринины стихи — душевным потрясением для меня, любящую её и чтимую с юных лет. Спасибо, родное сердце.

И я помню, Люсенька, что именно этот цикл нас с тобой и познакомил.
И это не случайно. Совпадения во взглядах и единение душ.
Спасибо, моя дорогая, что так же чувствуешь.
С Наступающим.
Света, Добра, Мира и Благоденствия.
Обнимаю тебя, Муза моя. нежно и с любовью :)))

Наталья Зарубина(Дьякова) 24.12.2013 15:39:28
Отзыв: положительный
Таюшка.
Очаровываешь с первых секунд. Слушаю и не дышу.

Тебе СПАСИБО, Свет-Натальюшка,
Что слушаешь меня.
С Наступающим!
Обнимаю. люблю.

Серебро я считаю самым изысканным драгоценным металлом,
а поэзия М.Цветаевой именно из этого серебряного века.
Спасибо за восприятие, Саша.
С Наступающим.
Света и Добра.

Ирэна Дунайская 23.12.2013 13:16:08
Отзыв: положительный
Какой хороший подарок к Новому Году, Таечка!
Вот ведь — и не белогвардейская боль, а женская, а как же опять хорош твой голос!
Знаешь, я ведь трудно воспринимаю Цветаеву, но твоё исполнение здорово мне помогает.
Когда-то так же помогала А. Фрейндлих, когда читала её со сцены.
Спасибо тебе!

Ирочка, как я люблю читать твои отзывы.
Как ты всегда умеешь поддержать, только благодаря этому
что-то стоит делать. Спасибо тебе большое.
Этот цикл я начала делать лет пять назад.
Первая песня была «Бессонница», он и в книге так же
называется. А книжицу я купила очень-очень давно, когда в магазинах
ещё ничего нельзя было купить. Читала и перечитывала.
И Даже думать не могла, что когда-то это ещё и спою.
Но пришло время.
Алису Фрейндлих очень люблю. настоящий мастер.
Доброго тебе вечерочка. а у нас мороз стоит.

А у нас дождик и темень — самые тёмные дни в году.
Специально накупила зеркальных шариков себе и сыну на ёлку —
хоть посветлее будет.
Добрый, добрый вечер!

Скоро ёлку будем украшать.
Знаешь, как я раньше это любила делать.
Ещё и в вазы по всему дому ставила веточки хвойные,
а сейчас ведь это у нас под запретом, да и у вас, наверное, тоже.
Обеднела страна. эх.
Но для этой цели были специально предусмотрены «молодняки»,
а сейчас никому ничего не надо. книжек не было, зато были ёлки. смеюсь.

Птица Гала 23.12.2013 12:11:32
Отзыв: положительный
Наслаждение.
Необычайное наслаждение!
Обнялась поэзия Марины с голосом твоим, Таюшка,
и душа плачет от восторга и.
Воспоминания будит песня.

С НАСТУПАЮЩИМ!
. http://www.bluemountain.com/ecards/holidays/christmas/everyone/card-3287002 На открытке нажать одно за другим — луну, беседку, мост, дверь. Только не торопись, делай это постепенно.

Галочка, спасибо тебе, моя дорогая.
Так дорого твоё восприятие. моя единственная и неповторимая.
Спасибо за такой замечательный ПОДАРОК.
ПРОСТО ЧУДО :)))
Обнимаю искренне и нежно.

Неавторизованный пользователь 23.12.2013 10:21:27

Таечка! Пронзила.
Дает же Бог дар некоторым женщинам!
Божественный дуэт.
«Спасибо» — еле выдохнула.

Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Добавить комментарий

;-) :| :x :twisted: :smile: :shock: :sad: :roll: :razz: :oops: :o :mrgreen: :lol: :idea: :grin: :evil: :cry: :cool: :arrow: :???: :?: :!:

Рецензия на фильм Человек-амфибия Режиссеры Владимир Казанский, Владимир Чеботарев

Роман Александра Беляева «Человек-амфибия» появился в 1928 году. Одноименный фильм — тридцать четыре года спустя. Книга написана в год официального рождения звукового кино. Фильм снимался в ту пору, когда съемочная техника уже освоила морские глубины. Беляев сочинил печальную утопию, в которой мотивы открытия новых жизненных пространств рифмовались с животрепещущей темой синтетического человека. Падкие до наживы обыватели тянули сальные щупальца к открытию доктора Сальватора, лютовали спецслужбы, прогрессивный журналист Ольсен бился о стену молчания как рыба об лед, а полурыба-получеловек, волшебный мутант Ихтиандр воплощал границы дерзания, которые оказались куда шире границ общественной терпимости. Морской дьявол загибался в мире желтого дьявола, пытливый разум пасовал перед капиталом, а науки — перед людской низостью. В конце двадцатых особой романтикой наделялось позитивное знание социального будущего. Начало шестидесятых было эпохой романтического настоящего. Толковали о фильмах и «лириках», о том, стоит ли отправляться на Марс, брать с собой веточку сирени и цитировать наизусть строчку-другую Аполлинера. В моду входит все хрупкое, контрастное, причудливое, как Пикассо на мещанских обоях, транзистор в тайге или объяснение в любви под сводами имперского метрополитена. Беляевский сюжет должен был соблазнить шестидесятые годы уже тем, что разворачивается в морских глубинах. Кораллы, ракушки, диковинные рыбы и водоросли, наполняющие обитель безмолвия и покоя, вообще давно присмотрены в качестве кинематографической натуры. У нас глубоководный культ перекликался с суровой поэзией одиночества. За три года до «Человека-амфибии» на «Ленфильме» сняли «Последний дюйм», в котором двухсотпроцентно хемингуэевский Николай Крюков насмерть бился под водой с акулами-людоедами. Еще через несколько лет воображение советских зрителей навсегда поразит сцена подводных похорон из франко-итальянских «Искателей приключений», когда под переливчатый вокализ тело Джин Шимкус медленно опустится на дно. Так вплоть до конца восьмидесятых, до «Голубой звезды» Люка Бессона, нырнувшего отдохнуть на полпути из парижской подземки к американскому экрану. Не менее экзотичной средой, чем облака или толща вод, для советского кино была заграница. Конструируя ее, советское кино всегда садилось в лужу. Париж, снятый во Львове, или Таллин, загримированный под Берлин, неизменно выдавали рукоделие и кустарщину. «Человек-амфибия» оказался в числе немногих фильмов, где заграница получилась без поддавков и стильно. Южный портовый город, темно-синее небо, яркое солнце и пыль, длинные жаровни и маленькие лавочки, почти пахнущие с экрана ванилью, имбирем и табаком, не были потугами на копию асфальтовых джунглей или тщетной попыткой подглядеть в щелочку железного занавеса. Марсель, Алжир, Лиссабон? Может быть, Маракайбо или Джорджтаун? Или Касабланка? А вернее всего Зурбаган — столица мечты, призрачный город, придуманный и занесенный на карту шестидесятых Александром Грином. В экранном варианте «Человека-амфибии» Грин как будто и впрямь переписал

Тема предназначения поэта и поэзии в лирике Цветаевой

Марина Цветаева по-особому определяет своеобразие лирического героя, говоря о его биографической сущности. Она считает, что каждое поэтическое стихотворение – отражение собственной жизни, индивидуального взгляда на мир, поэтому в ее стихах так много перекличек со своей судьбой, поэтому предназначение поэта Цветаева видит в первую очередь в выражении собственных позиций. При этом лирика ее не эгоистичная, в ней раскрываются различные грани человеческой души.

Поэт – это тот, кто знает многое из «того, что не знают они». Отсюда основной поэтический прием цветаевской поэзии – прием контраста. Поэт противопоставлен черни, толпе, как вечное, истинное контрастирует с бытовым, сиюминутным.

Лирическая героиня бросает вызов всем обывателям:

Вы, идущие мимо меня

К не моим и сомнительным чарам, –

Если б знали вы, сколько огня,

Сколько жизни, растраченной даром…

…Сколько темной и грозной тоски

В голове моей светловолосой…

Эпитеты «темный», «грозный», «сомнительные чары» характеризуют в этом стихотворении весь мир, всех людей, лирическая героиня, наоборот, как и сама поэзия, является носителем светлого начала, отсюда и характерный эпитет – «светловолосая».

За поэтом признается право особого взгляда на существующий порядок вещей, отличного от всех остальных. В стихах, посвященных Блоку, Марина Цветаева использует повторы, которые акцентируют внимание на главном:

Имя твое – птица в руке,

Имя твое – льдинка на языке.

Цветаева считала Александра Блока – мастером поэтического слога, поэтому свою задачу как поэта видела в следующем:

Блок связывает Цветаеву с Москвой, с Кремлем. Только истинный поэт понимает родственную душу, и поэтому все молитвы обращены к нему:

И не знаешь ты, что зарей в Кремле

Я молюсь тебе – до зари.

Марина Цветаева связывает поэтов общей судьбой. В цикле стихов, посвященных А. Ахматовой, появляется образ МЫ, объединяющий двух поэтесс ХХ века:

Мы коронованы тем, что одну с тобой

Мы землю топчем, что небо над нами – то же!

Цветаева умоляет читателя-прохожего остановиться, не проходить мимо.

В стихотворении «Идешь, на меня похожий…» слышна просьба:

Легко обо мне подумай…

Здесь используются риторические восклицания:

Я слишком сама любила

Смеяться, когда нельзя!

Поэтесса верит в силу своего слова, в поэтическое бессмертие

Пусть тебя не смущает:

Мой голос из под земли…

Предчувствуя сложную судьбу своих произведений, М. Цветаева написала стихотворение «Моим стихам, написанным так рано…», в котором указала на своеобразие поэтического творчества, на неповторимость, на собственную индивидуальность. В этом произведении поэт использует различные синонимы к слову стихотворения, характеризуя таким образом свой поэтический язык: стихи для нее то «как брызги из фонтана», то «как искры из ракет», то «как маленькие черти». Границы цветаевских произведений необъятны, она пишет «о юности и смерти», предчувствуя сложную судьбу своих творений, «нечитанным стихам», «разбросанным в пыли по магазинам (Где их никто не брал и не берет!)». Здесь Марина Цветаева выступает в роли поэта-пророка и предсказывает:

Моим стихам, как драгоценным винам,

Настанет свой черед.

Действительно, голос женщины-поэта услышан, а предназначение поэтического творчества Цветаевой очевидно.

Марина Ивановна Цветаева вошла в русскую литературу XX века как мастер лирического монолога. До появления на поэтическом небосклоне имени Цветаевой женская лирика была салонной, жеманной и, в сущности, малоинтересной. Цветаева ворвалась в мир русского стиха, как комета, наполнив его неслыханными до сих пор созвучиями и ритмами, в которых слышны летняя гроза, горечь любви, ярость покинутой женщины и множество других лирических аккордов, на которые до сих пор не осмеливались русские поэтессы.

Значительную часть своего творчества М. Ю. Лермонтов посвятил проблеме взаимопонимания поэта и общества. В творчестве поэта это тема активных и часто даже враждебных взаимоотношений между творческой личностью и окружающей средой.

Тема родины в лирике. Марины Цветаевой. О неподатливый языкЧего бы попросту мужик. А я руки настежь застыла столбняк. Любовь к родине поэтесса пронесла через всю свою жизнь. Ее ранние стихи проникнуты нежностью к Москве где она родилась.

Маяковский о месте поэта в рабочем строю alignjustifyМаяковский о месте поэта в рабочем строю рубеже нового периода в жизни страны и в своём собственном творчестве у Маяковского возникает необходимость заново пересмотреть и до конца продумать свои взгляды на сущность литературы и на положение и задачи писателя в социалистическом обществе.

Жизнь М. Цветаевой была переплетена с судьбами других поэтов серебряного века. Со многими из них были дружеские отношения некоторые из поэтов вдохновляли ее на прекрасные стихи В. Маяковский О. Мандельштам Б.

В лирике А. С. Пушкина существует множество тем но можно выделить три главные темы любовь и дружба назначение поэта и поэзии и вольнолюбивая лирика. К вольнолюбивой лирике относятся такие произведения как ода.

В русской литературе тема поэта и поэзии является одной из самых главных. Стихи такого рода всегда представляют собой своеобразный самоотчет напряженную авторскую исповедь. Звучит эта тема и в лирике Б.

«Тема «Памятника» и бессмертия поэта в русской литературе», написанный Грыдиной Анной Олеговной, ученицей 10 класса

Если душа родилась крылатой 8230 . По лирике Цветаевой М.И. Цветаева является поэтом исключительно яркого дарования даже для плодотворной в поэтическом отношении эпохи «серебряного века». Воспитанная в семье известного профессора-искусствоведа И.В. Цветаева, девушка получила не только весьма хорошее образование, но и с ранних лет обнаружила в себе непреодолимую тягу к творчеству.

Художественно-выразительные средства делают поэтическое произведение ярким, неповторимым, образным. В своих стихотворениях С.А. Есенин использует метафоры, сравнения, эпитеты, олицетворения. Особая роль в лирике поэта отведена эпитету.

Творчество М.И.Цветаевой — яркий пример оригинального творческого мастерства, последовательного служения искусству. С ранних лет она поняла, что судорожно торопится жить. Поэзию же М.И.Цветаева воспринимала как органичную часть духовного существования.

С Москвой были нерасторжимо связаны вся жизнь и творчество Марины Цветаевой. В своих стихах она постоянно обращалась к образу любимого города, с которым ассоциировала свое чувство родины. Неслучайно целый цикл из девяти произведений в лирике Цветаевой посвящен именно Москве, в него входит и стихотворение «У меня в Москве – купола горят!»

Поэт и общество в лирике Лермонтова Значительную часть своего творчества М. Ю. Лермонтов посвятил проблеме взаимопонимания поэта и общества. В творчестве поэта — это тема активных и часто даже враждебных взаимоотношений между творческой личностью и окружающей средой.

Стихотворная форма позволяет поэту выразить чувства, переживания, внутренний мир человека. Любовная тема занимает в лирике Марины Цветаевой важное место. С помощью поэтических строк она передает неповторимую гамму чувств женской души.

Автор: Цветаева М.И. “Моим стихам, как драгоценным винам, настанет свой черед”, — писала Марина Цветаева, будучи совсем юной. Ее пророчество сбылось. Сейчас поэзия Цветаевой занимает особое место в русской литературе XX века. Выделяют Цветаеву из ряда других авторов ее предельная искренность, нетерпимость к шаблонам и правилам, самостоятельность во взглядах и оценках.

Моё восприятие «Поэмы Горы» М.И. Цветаевой Автор: Цветаева М.И. Муравьи на моей горе… Ассоциации, возникшие у меня, – метафора Маяковского – «бабочка поэтиного сердца». Казалось бы – бабочка и Гора…-«дистанция огромного размера», а глубинная общность есть.Только Маяковский говорит о «стоглавой воши» , которая взгромоздилась на сердце поэта, а Цветаева – о муравьях.

Автор: Цветаева М.И. Войти в художественный мир Цветаевой трудно, подчас невозможно, не понимая первооснов. О них поэт однажды сказала так: «Пушкин был мой первый поэт, и моего первого поэта – убили… С тех пор… я поделила мир на поэта – и всех, и выбрала поэта». К сказанному можно добавить, что поэтом стала сама, точнее – не стала, а изначально была, ощущала всем своим существующим в себя поэтом и поэта в себе.

Автор: Лермонтов М.Ю. В стихотворении «Родина» Лермонтов заявляет о своей кровной связи с природой, с народом, с его радостями и горем. Он любит все родное, русское, национальное, но ненавидит «страну рабов, страну господ», т. е. Россию самодержавно-крепостническую.

Тема поэта и поэзии в лирике А. С. Пушкина Автор: Пушкин А.С. Эта традиционная тема волновала таких поэтов, как Гораций, Байрон, Жуковский, Державин и другие. Лучшие достижения мировой и русской литературы использовал в своей поэзии А. С. Пушкин. Наиболее ярко это проявилось в теме предназначения поэта и поэзии.

Автор работы ясно излагает свои мысли на поставленную тему, раскрывая аспекты вопросов и проблем, поднимаемых Лермонтовым в своих сочинениях.

Я не верю с стихи, Которые льются. Рвутся – да! Цветаеву-поэта не спутаешь ни с кем другим. Стихи ее узнаешь безошибочно по особому распеву, неповторимым ритмам, необщей интонации.

Основной род его творчества — это лирика, главными темами которой являются свободолюбие, любовь и дружба, тема Родины, природы и назначения поэта и поэзии.

Московская лирика Цветаевой. Любовь к родине. Цикл произведений «Стихи о Москве».

Россия как национальная стихия. Россия – выражение духа бунтарства, непокорности, своевольства. Образ женщины в стихах Цветаевой.

На рубеже нового периода в жизни страны и в своём собственном творчестве у Маяковского возникает необходимость заново пересмотреть и до конца продумать свои взгляды на сущность литературы и на положение и задачи писателя в социалистическом обществе.

Тема поэта и поэзии имеет в классической литературе глубокие корни и традиции. Александр Блок тоже отдал дань этой теме очень оригинально, без излишнего пафоса и напыщенности.

Роль поэзии в жизни — ключевое место в мировоззрении поэта. Это та социальная ниша, которая позволяет поэту чувствовать себя нелишним в обществе и мире вообще. По способу определения места поэзии авторов можно разделить на два “лагеря”.

Автор: Фет А.А. В лирике А. А. Фета немаловажную роль играет тема любви. Создание прекрасных стихов о любви объясняется не только великим даром и особым талантом поэта. В случае с Фетом оно имеет реальное отражение в жизни.

Автор: Цветаева М.И. Стихотворение «Молодость» написано в 1921 году. Оно состоит из двух частей. Каждая из них – обращение поэта к уходящей молодости.

Автор: Цветаева М.И. У Марины Цветаевой была очень сложная судьба. Несколько лет ей пришлось прожить за границей в эмиграции. Однако свою любовь к родине она пронесла через все беды, выпавшие на её долю. Неприятие поэзии Цветаевой, а также стремление поэта воссоединиться с эмигрировавшим мужем и стало причиной выезда Цветаевой за границу.

Автор: Цветаева М.И. Любовь для Марины Цветаевой была важнейшей частью бытия. Нельзя представить себе героиню цветаевской лирики вне любви. Предчувствие любви, ожидание ее, расцвет, разочарование в любимом, ревность, боль разлуки — все это звучит в лирике Цветаевой. Одним словом любовь у Цветаевой многогранна.

Автор: Лермонтов М.Ю. М.Ю. Лермонтов – это выдающийся поэт первой половины девятнадцатого века. В своих стихах поэт описывал много тем, например, тема свободолюбия, тема Родины, природы, любви и дружбы, поэта и поэзии. И, исходя из этого, хотелось бы уделить особое внимание романтической лирике в его произведениях.

Автор: Цветаева М.И. Закачай меня, звездный челн! Голова устала от волн! Слишком долго причалить тщусь, — Голова устала от чувств. М. Цветаева Марина Ивановна Цветаева — большой и яркий поэт, привнесший в литературу свое видение мира, мятежную и неугомонную душу и большое, верное, любящее сердце. Гениальность Цветаевой проявилась рано, когда она еще не понимала масштабов своей личности, того дара, каким наградил ее Господь.

Автор: Пушкин А.С. А.С. Пушкин написал цикл стихов, посвященных теме поэта: «Пророк», «Поэт», «Поэт и толпа», «Поэту» и т.д. . В них Пушкин выразил свои политические принципы, свою точку зрения о роли поэта и поэзии в обществе.

Тема предназначения поэта и поэзии является традиционной для русской литературы. Она прослеживается в творчестве Державина, Кюхельбекера, Рылеева, Пушкина, Лермонтова. Некрасов не исключение. Некрасов уделяет большое внимание предназначению поэта и поэзии, их роли в жизни общества.

Тема предназначения поэта и поэзии в лирике Цветаевой

Марина Цветаева по-особому определяет своеобразие лирического героя, говоря о его биографической сущности. Она считает, что каждое поэтическое стихотворение – отражение собственной жизни, индивидуального взгляда на мир, поэтому в ее стихах так много перекличек со своей судьбой, поэтому предназначение поэта Цветаева видит в первую очередь в выражении собственных позиций. При этом лирика ее не эгоистичная, в ней раскрываются различные грани человеческой души.

Поэт – это тот, кто знает многое из «того, что не знают они».

Лирическая героиня бросает вызов всем обывателям:

Вы, идущие мимо меня

К не моим и сомнительным чарам, –

Если б знали вы, сколько огня,

Сколько жизни, растраченной даром…

…Сколько темной и грозной тоски

В голове моей светловолосой…

Эпитеты «темный», «грозный», «сомнительные чары» характеризуют в этом стихотворении весь мир, всех людей, лирическая героиня, наоборот, как и сама поэзия, является носителем светлого начала,

За поэтом признается право особого взгляда на существующий порядок вещей, отличного от всех остальных. В стихах, посвященных Блоку, Марина Цветаева использует повторы, которые акцентируют внимание на главном:

Имя твое – птица в руке,

Имя твое – льдинка на языке.

Цветаева считала Александра Блока – мастером поэтического слога, поэтому свою задачу как поэта видела в следующем:

Блок связывает Цветаеву с Москвой, с Кремлем. Только истинный поэт понимает родственную душу, и поэтому все молитвы обращены к нему:

И не знаешь ты, что зарей в Кремле

Я молюсь тебе – до зари.

Марина Цветаева связывает поэтов общей судьбой. В цикле стихов, посвященных А. Ахматовой, появляется образ МЫ, объединяющий двух поэтесс ХХ века:

Мы коронованы тем, что одну с тобой

Мы землю топчем, что небо над нами – то же!

Цветаева умоляет читателя-прохожего остановиться, не проходить мимо.

В стихотворении «Идешь, на меня похожий…» слышна просьба:

Легко обо мне подумай…

Здесь используются риторические восклицания:

Я слишком сама любила

Смеяться, когда нельзя!

Поэтесса верит в силу своего слова, в поэтическое бессмертие

Пусть тебя не смущает:

Мой голос из под земли…

Предчувствуя сложную судьбу своих произведений, М. Цветаева написала стихотворение «Моим стихам, написанным так рано…», в котором указала на своеобразие поэтического творчества, на неповторимость, на собственную индивидуальность. В этом произведении поэт использует различные синонимы к слову стихотворения, характеризуя таким образом свой поэтический язык: стихи для нее то «как брызги из фонтана», то «как искры из ракет», то «как маленькие черти». Границы цветаевских произведений необъятны, она пишет «о юности и смерти», предчувствуя сложную судьбу своих творений, «нечитанным стихам», «разбросанным в пыли по магазинам (Где их никто не брал и не берет!)». Здесь Марина Цветаева выступает в роли поэта-пророка и предсказывает:

Моим стихам, как драгоценным винам,

Настанет свой черед.

Действительно, голос женщины-поэта услышан, а предназначение поэтического творчества Цветаевой очевидно.

Сочинение Тема предназначения поэта и поэзии в творчестве М. Цветаевой

«Для меня стихи – дом…», — писала Марина Ивановна Цветаева. Этим домом поэтесса владела сполна и оставила его непохожим на другие – теплым, высоким, красивым и светлым, в который хочется возвращаться снова и снова.

Разбросанным в пыли по магазинам

(Где их никто не брал и не берет!),

Моим стихам, как драгоценным винам,

Настанет свой черед.

Эти строки написаны, когда их автору не исполнилось и 21 года, однако, и десятилетия спустя Цветаева говорила об этой заключительной строфе: «Формула наперед – всей моей писательской судьбы». Позже в лирике Цветаевой появились стихи, которые провозглашали высокое предназначение и долг поэта:

В поте – пишущий, в поте – пашущий!

Нам знакомо иное рвение:

Легкий огнь над кудрями пляшущий, —

Гений вдохновения – единственный повелитель поэта. Он парит над ним в облике огненного всадника: «Пожирающий огонь – мой конь!. . »; «С красной гривою свились волоса…/ Огневая полоса – в небеса!». И сама она, женщина-поэт, уподоблена птице Феникс, что поет «только в огне», сгорая в «тайном жаре» души, и этому костру приносит в жертву все: «Я и жизнь маню, я и смерть маню / В легкий дар моему огню». Тема поэта и его предназначения достигает своей мощи в маленькой энергичной поэме «На красном коне». Героиня приносит к ногам Гения-повелителя — всаднику на красном коне – свою жизнь, чтобы он умчал ее ввысь, и «в лазурь», в иной мир – в небо поэта.

В 1923 году Цветаева пишет стихотворение «Поэт». Оно – о поэте, его природе, его сути, его величии и беззащитности, о его могуществе и ничтожности «в мире сем». «Есть в мире лишние, добавочные, / Не вписанные в окоём», живущие с пером и бумагой, душа которых больше и чувствительнее, не похожие на остальных. Поэт должен быть выше и светлее, чтобы быть тем лучиком света, который освещает дорогу остальным:

Поэты мы – и в рифму с париями,

Но выступив из берегов,

Мы бога у богинь оспариваем

И девственницу у богов!

Особенна, но нелегка дорога поэтов в мире, где остальные не видят ничего, кроме собственного «Я», своих проблем, задыхаются в быту, отвергают поэтов, которые могут нарушить их обыденность, призывая стать лучше, светлее, приоткрыть свои души:

Что же мне делать, певцу и первенцу,

В мире, где наичернейший – сер!

Где вдохновенье хранят, как в термосе!

С этой безмерностью

19 марта 1918 года Цветаева написала стихотворение, в котором делает творческий рывок к той себе, какой стала совсем скоро, к той себе, где она прозревает Поэта – Женщину – Любовь в их противоположных началах, где ее поэтической интуиции приоткрывается двоякость природы человека: две женские сути, символизирующиеся в Психее (душа) и Еве (тело). Также, она говорит о человеческих высотах – низостях, чистоте – греховности, свете – тьме, высшем – земном, «бытие» — быте:

Что хочешь – спрашивай. Ты добр и стар,

И ты поймешь, что с эдаким в груди

Кремлевским колоколом – лгать нельзя.

И ты поймешь, как страстно день и ночь

Боролись промысел и Произвол

В ворочающей жернова груди…

А голос, голубем покинув грудь,

В червонном куполе обводит круг.

Две чаши весов: на одной – произвол, опущенный взор; на другой – промысел (высший), закинутая в своей правоте голова. Две чаши весов – и не перевешивает ни одна. Ведь над всем, вне всего, — голос поэта (Логос), голубем вылетающий из груди и парящий над куполом храма…

Поэт, по Цветаевой, не подвластен суду. «Я не судья поэту, / И можно все простить за плачущий сонет!» — так в юности она защищала поэта Эллиса. Поэт, считает она, не только не подсуден читателям, но и не судья другим. Он мыслит по-своему. Его «тьма» не всегда означает зло, а высота – добро. Ева может оказаться доброй, а Психея – бесстрастной. Когда, позже, сама Марина Цветаева жестом поэта и Психеи в голодной Москве отдаст Бальмонту последнюю картофелину; или когда она уйдет с работы, не в силах «служить», в то время, когда дома сидят два голодных ребенка, то как женщина и мать она была…не права. Впрочем, можно ли судить и мерить поэта одними обычными житейскими мерками? А если он не укладывается в них, а если он только и существует благодаря своей «внемерности»? На эти вопросы трудно ответить однозначно. Во всяком случае, Цветаева в 25-28 лет была именно такова. С годами она станет другой, станет острее воспринимать чувство долга. Но взгляды на права поэта не изменит и провозгласит: «В жизни – черно, в тетради – чисто». .

Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Добавить комментарий

;-) :| :x :twisted: :smile: :shock: :sad: :roll: :razz: :oops: :o :mrgreen: :lol: :idea: :grin: :evil: :cry: :cool: :arrow: :???: :?: :!:

Тема предназначения поэта и поэзии в лирике Цветаевой

Марина Цветаева по-особому определяет своеобразие лирического героя, говоря о его биографической сущности. Она считает, что каждое поэтическое стихотворение – отражение собственной жизни, индивидуального взгляда на мир, поэтому в ее стихах так много перекличек со своей судьбой, поэтому предназначение поэта Цветаева видит в первую очередь в выражении собственных позиций. При этом лирика ее не эгоистичная, в ней раскрываются различные грани человеческой души.

Поэт – это тот, кто знает многое из «того, что не знают они».

Лирическая героиня бросает вызов всем обывателям:

Вы, идущие мимо меня

К не моим и сомнительным чарам, –

Если б знали вы, сколько огня,

Сколько жизни, растраченной даром…

…Сколько темной и грозной тоски

В голове моей светловолосой…

Эпитеты «темный», «грозный», «сомнительные чары» характеризуют в этом стихотворении весь мир, всех людей, лирическая героиня, наоборот, как и сама поэзия, является носителем светлого начала,

За поэтом признается право особого взгляда на существующий порядок вещей, отличного от всех остальных. В стихах, посвященных Блоку, Марина Цветаева использует повторы, которые акцентируют внимание на главном:

Имя твое – птица в руке,

Имя твое – льдинка на языке.

Цветаева считала Александра Блока – мастером поэтического слога, поэтому свою задачу как поэта видела в следующем:

Блок связывает Цветаеву с Москвой, с Кремлем. Только истинный поэт понимает родственную душу, и поэтому все молитвы обращены к нему:

И не знаешь ты, что зарей в Кремле

Я молюсь тебе – до зари.

Марина Цветаева связывает поэтов общей судьбой. В цикле стихов, посвященных А. Ахматовой, появляется образ МЫ, объединяющий двух поэтесс ХХ века:

Мы коронованы тем, что одну с тобой

Мы землю топчем, что небо над нами – то же!

Цветаева умоляет читателя-прохожего остановиться, не проходить мимо.

В стихотворении «Идешь, на меня похожий…» слышна просьба:

Легко обо мне подумай…

Здесь используются риторические восклицания:

Я слишком сама любила

Смеяться, когда нельзя!

Поэтесса верит в силу своего слова, в поэтическое бессмертие

Пусть тебя не смущает:

Мой голос из под земли…

Предчувствуя сложную судьбу своих произведений, М. Цветаева написала стихотворение «Моим стихам, написанным так рано…», в котором указала на своеобразие поэтического творчества, на неповторимость, на собственную индивидуальность. В этом произведении поэт использует различные синонимы к слову стихотворения, характеризуя таким образом свой поэтический язык: стихи для нее то «как брызги из фонтана», то «как искры из ракет», то «как маленькие черти». Границы цветаевских произведений необъятны, она пишет «о юности и смерти», предчувствуя сложную судьбу своих творений, «нечитанным стихам», «разбросанным в пыли по магазинам (Где их никто не брал и не берет!)». Здесь Марина Цветаева выступает в роли поэта-пророка и предсказывает:

Моим стихам, как драгоценным винам,

Настанет свой черед.

Действительно, голос женщины-поэта услышан, а предназначение поэтического творчества Цветаевой очевидно.

««Прости» волшебному дому» М. Цветаева

««Прости» волшебному дому» Марина Цветаева

В неосвещенной передней я
Молча присела на ларь.
Темный узор на портьере,
С медными ручками двери…
В эти минуты последние
Все полюбилось, как встарь.

Был заповедными соснами
В темном бору вековом
Прежде наш домик любимый.
Нежно его берегли мы,
Дом с небывалыми веснами,
С дивными зимами дом.

Первые игры и басенки
Быстро сменились другим.
Дом притаился волшебный,
Стали большими царевны.
Но для меня и для Асеньки
Был он всегда дорогим.

Зала от сумрака синяя,
Жажда великих путей,
Пренебреженье к науке,
Переплетенные руки,
Светлые замки из инея
И ожиданье гостей.

Возгласы эти и песенки
Чуть раздавался звонок!
Чье-нибудь близко участье?
Господи, может быть счастье?
И через залу по лесенке
Стук убегающих ног…

Анализ стихотворения Цветаевой ««Прости» волшебному дому»

Цветаева родилась в Москве, в доме номер восемь, расположенном в Трехпрудном переулке. В нем она провела детство и юность, за исключением периода с 1902 по 1905 год. Это время прошло в заграничных поездках. В отчем доме поэтесса сочинила первые стихотворения. Во многих из них упоминается дорогое ее сердцу родительское гнездо. Навсегда покинула его Марина Ивановна в начале 1910-х. Отъезд был связан с предстоящим замужеством. Момент прощания с домом нашел отражение в стихотворении «”Прости” волшебному дому». Оно включено в последний раздел «Не на радость» второго сборника Цветаевой «Волшебный фонарь», увидевшего свет в 1912 году. Из-за близкой разлуки чувства лирической героини предельно обострены. Каждая деталь отчего дома становится во сто крат милее, нежели обычно. В минуты последние ей все полюбилось, как встарь, — и темный узор на портьере, и с медными ручками двери. Родительское гнездо хранит в себе сокровенные воспоминания о времени, в нем проведенном. Здесь и отроческие надежды, и мечты о дальних странствиях, и «первые игры и басенки», и детские секреты. В стихотворении Марине Ивановне удалось запечатлеть музыку юности, когда даже дверной звонок звучит в такт пению, когда навстречу неизвестному будущему хочется мчаться без оглядки, когда счастье кажется невероятно близким. Лирическая героиня безмерно благодарна дому за пережитые в нем «дивные зимы» и «небывалые весны».

В прозаическом произведении «Мой Пушкин» у Цветаевой есть следующие строчки: «…я все вещи своей жизни полюбила и пролюбила прощанием». Прощание для Марины Ивановны представляет собой апогей любовного чувства. Именно поэтому в рассматриваемом тексте для описания дома используются слова самые нежные, искренние, теплые. Такой степени интимности нет ни в одном стихотворении Цветаевой, посвященном родительскому гнезду. Слово «прости», вынесенное в заглавие, обозначает одновременно и прощание, и прощение.

Небольшой особняк, в котором жила Марина Ивановна, до наших дней не сохранился. Его снесли в революционную эпоху. В 1928 году на месте, где он когда-то находился, появилось семиэтажное кирпичное здание, возведенное по проекту архитектора Приемышева. Через двадцать лет мастер архитектурной реконструкции Булгаков надстроил дом. Квартиры в нем были у любимой публикой певицы Изабеллы Юрьевой и великого кукольника Сергея Образцова.

Я люблю Пушкина Цветаевой (цикл М. Цветаевой >)

Пушкиным не бейте!
Ибо бьют вас — им!
М. Цветаева

Марину Цветаеву я считаю принцессой русской поэзии. Она так самоотреченно была влюблена в поэзию, что часто в других любила ее больше, чем в себе. Отсюда столько посвящений великим поэтам, ее современникам, ее принцам духа: А. Блоку, В. Маяковскому, Б. Пастернаку, П. Антокольскому и многим другим. Перечисленных поэтов она знала лично. Поразительно, но иногда мне кажется, что Цветаева считала Пушкина своим современником, вопреки времени и здравому смыслу. Это ощущение не покидало меня во время прочтения ее поэтической прозы «Мой Пушкин».
Своим воображением Цветаева однажды в детстве создала себе живого поэта Пушкина, да так и не отпускала его ни на шаг от своей души всю жизнь. Обстоятельства ей помогли. Вспомним случай, когда отец маленькой Марины привел в дом сына Пушкина и девочка приняла его за настоящего поэта.
Пушкина рядом с Цветаевой я всегда представляю в окружении его знаменитых героев, и Марина с детской непосредственностью и восторгом наблюдает, как благороден Дубровский, стоящий перед Машей в саду, как очаровательна Татьяна Ларина, дающая отповедь Онегину, какой страшный и прекрасный Пугачев! Как замечательный русский художник Илья Глазунов изобразил на одном холсте почти всех великих россиян и назвал картину «Великая Россия», так и я себе представляю еще не написанную картину, на которой М. Цветаева рядом с А. Пушкиным в окружении множества персонажей его произведений. Лицо Цветаевой при этом светится блаженством и счастьем.
Эта фантазия не случайна. Я знаю, что Цветаева любила играть в красивые и сложные игры. Обычные детские игрушки ее не интересовали никогда. Ее любимой «игрушкой» был опять же Пушкин. Она то обряжала его во фрак и цилиндр, то облачала в охотничий костюм и сажала верхом на лошадь. Или вдруг на месте Дубровского в темном саду оказывался сам Пушкин, и Машу это нисколько не удивляло, а даже наоборот — приводило в восторг. Татьяна Ларина, в свой черед, поднимает глаза и видит, что перед ней вовсе не Онегин, а. В такой ситуации Татьяна просто должна упасть в обморок от неразрешимости выбора. Все-таки Пушкин на голову выше всех прекрасных генералов и поэтичных Онегиных, вместе взятых. А блистательный Сильвио из «Повестей Белкина»! Конечно, только Пушкин мог позволить себе такие игры с судьбой.
Итак, заполнив всю воображаемую жизнь Цветаевой, поэт, естественно, вторгся и в ее собственную поэзию. Одно за другим стали появляться посвящения Пушкину. Наиболее зрелый, я считаю, цикл «Стихи Пушкина».
В эти стихи вместе с самим Александром Сергеевичем перекочевали и почти все его герои:

Бич жандармов, бог студентов,
Желчь мужей, услада жен,
Пушкин — в роли монумента?
Гостя каменного? — он,
Скалозубый, нагловзорый
Пушкин — в роли Командора?

В это стихотворение и «Медный всадник» прискакал, и «Небо Африки» возникло, и даже «Ваня бедный» появился:

Трусоват был Ваня бедный,
Ну, а он — не трусоват.

Естественно, Пушкин был для Цветаевой олицетворением лужественности. И вообще идеалом мужчины. Казалось бы, зрелости эта игра в Пушкина должна была незаметно сойти за нет, уступив место более реалистическому мироощущению. Но возникло очередное явление Пушкина в духовном лире Цветаевой в качестве волшебного, божественного существа, подаренного ей русской историей и царем, наперсником Зога на земле:

И шаг, и светлейший из светлых
Взгляд, коим поныне светла.
Последний — посмертный — бессмертный
Подарок России — Петра.

Появление в России Пушкина — потомка арапа Петра I Ганнибала, Цветаева напрямую связывает с божественной волей.
Подтверждением божественного происхождения Пушкина могут служить и такие ее строки:

То — серафима
Сила — была:
Несокрушимый Мускул — крыла.

Русские поэты еще много раз будут открывать для себя нового Пушкина, но мне более по душе цветаевский Пушкин — воплощение красоты, мужества, ума и бесконечности.

В нашей базе:

Сочинений: 4132
Биографий: 283
Изложений: 432

Сочинение на тему Особенности поэзии Марины Цветаевой

Нежный и бесповоротный

Никто не глядел вам вслед-

Целую вас — через сотни

Марина Цветаева — одна из неугасаемых звезд поэзии XX века. В своем стихотворении 1913 г. она просила: «Легко обо мне подумай, Легко обо мне забудь».

Но чем дальше мы уходим от года ее смерти, тем невозможнее забыть ее судьбу, все труднее постичь и расшифровать до конца ее творчество, суметь душой углубиться в ни на что не похожие поэзию, прозу, драматургию.

Цветаевский талант пытались раскрыть, утвердить, опрокинуть, оспорить многие. По-разному писали о Марине Цветаевой писатели и критики русского зарубежья. Русский редактор Слоним был уверен в том, что «наступит день, когда ее творчество будет заново открыто и оценено и займет заслуженное место, как один из самых интересных документов дореволюционной эпохи». Первые стихи Марины Цветаевой «Вечерний альбом» вышли в 1910 году и были приняты читателями как стихи настоящего поэта. Но в тот же период началась трагедия Цветаевой. То была трагедия одиночества и не-признанности, но без какого-либо привкуса обиды, ущемленного тщеславия. Цветаева принимала жизнь такой, какая есть. Так как она в начале своего творческого пути считала себя последовательным романтиком, то добровольно отдавала себя судьбе. Даже тогда, когда что-то попадало в поле ее зрения, тотчас чудесно и празднично преображалось, начинало ис криться и трепетать с какой-то удесятеренной жаждой жизни.

Постепенно поэтический мир Марины Цветаевой усложнялся. Романтическое мироощущение вступало во взаимодействие с миром русского фольклора. Во время эмиграции поэзия Марины Цветаевой принимает в себя эстетику футуризма. В своих произведениях от интонации напевной и говорной она переходит к ораторской, часто срывающейся на крик, вопль. Цветаева по-футуристически обрушивается на читателя всеми поэтическими приемами. Большая часть русской эмиграции, в частности живущей в Праге, отвечала ей недружелюбным отношением, хотя и признавала ее дарование. Но Чехия все равно осталась в памяти Марины Цветаевой светлым и счастливым воспоминанием. В Чехии Цветаева заканчивает свою поэму «Молодец». Эта поэма была ангелом-хранителем поэтессы, она помогла ей продержаться самое трудное время в начальную пору существования на глубине.

В Берлине Марина Цветаева очень много работает. В ее стихах чувствуется интонация выстраданной мысли, выношенности и жгучести чувств, но появилось и новое: горькая сосредоточенность, внутренние слезы. Но сквозь тоску, сквозь боль переживания она пишет стихи, исполненные самоотречен-ности любви. Здесь же Цветаева создает «Сивиллу». Этот цикл музыкален по композиции и образности и философичен по смыслу. Она тесно связана с ее «русскими» поэмами. В эмигрантский период наблюдается укрупненность ее лирики.

Читать, слушать, воспринимать цветаевские стихи спокойно так же невозможно, как нельзя безнаказанно прикоснуться к оголенным проводам. В ее стихи входит страстное социальное начало. По мне нию Цветаевой, поэт почти всегда противопоставлен миру: он — посланец божества, вдохновенный посредник между людьми и небом. Именно поэт противопоставлен богатым в цветаевской «Хвале. «.

Поэзия Марины Цветаевой постоянно видоизменялась, сдвигала привычные очертания, на ней появлялись новые ландшафты, начинали раздаваться иные звуки. В творческом развитии Цветаевой неизменно проявлялась характерная для нее закономерность. «Поэма горы» и «Поэма Конца» представляют собою, в сущности, одну поэму-дилогию, которую можно было бы назвать или «Поэмой’ Любви» или «Поэмой Расставания». Обе поэмы — история любви, бурного и краткого увлечения, оставившего след в обеих любящих душах на всю жизнь. Никогда больше Цветаева не писала поэм с такой страстной нежностью, лихорадочностью, исступленностью и полнейшей лирической исповедал ьностью.

После возникновения «Крысолова» Цветаева от лирики повернулась к сарказму и сатире. Именно, в этом произведении она разоблачает мещан. В «парижский» период Цветаева много размышляет о времени, о смысле мимолетной по сравнению с вечностью человеческой жизни. Ее лирика, проникнутая мотивами и образами вечности, времени, рока, становится все более и более трагичной. Чуть ли не вся ее лирика этого времени, в том числе и любовная, пейзажная, посвящена Времени. В Париже она тоскует, и все чаще и чаще думает о смерти. Для понимания поэм Цветаевой, а также некоторых ее стихотворений важно знать не только опорные смысловые образы-символы, но и мир, в котором Марина Цветаева как поэтическая личность мыслила и жила.

В парижские годы она лирических стихов пишет мало, она работает главным образом над поэмой и прозой мемуарной и критической. В 30-е годы Цветаеву почти не печатают — стихи идут тонкой прерывающейся струйкой и, словно песок, — в забвение. Правда, она успевает переслать «Стихи к Чехии» в Прагу — их там сберегли, как святыню. Так произошел переход к прозе. Проза для Цветаевой, не являясь стихом, представляет, тем не менее, самую настоящую цветаевскую поэзию со всеми другими присущими ей особенностями. В ее прозе не только видна личность автора, с ее характером, пристрастиями и манерой, хорошо знакомой по стихам, но и философия искусства, жизни, истории. Цветаева надеялась, что проза прикроет ее от ставших недоброжелательными эмигрантских изданий. Последним циклом стихов Марины Цветаевой были «Стихи к Чехии». В них она горячо откликнулась на несчастье чешского народа.

Сегодня Цветаеву знают и любят миллионы людей — не только у нас, но и во всем мире. Ее поэзия вошла в культурный обиход, сделалась неотъемлемой частью нашей духовной жизни. Иные стихи кажутся такими давними и привычными, словно они существовали всегда — как русский пейзаж, как рябина у дороги, как полная луна, залившая весенний сад, и как извечный женский голос, перехваченный любовью и страданьем.

Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Добавить комментарий

;-) :| :x :twisted: :smile: :shock: :sad: :roll: :razz: :oops: :o :mrgreen: :lol: :idea: :grin: :evil: :cry: :cool: :arrow: :???: :?: :!: