Лермонтов: судьба поэта и основные мотивы лирики

Мать Лермонтова умерла, когда ему было три года, поэтому воспитывала его бабушка — Елизавета Алексеевна Арсеньева-Столыпина. Она не разрешала мальчику общаться с отцом, таким образом, ребенок рос без родителей. Впоследствии это вызвало множество комплексов.

Судьба поэта Лермонтова

Но именно эта семейная трагедия подтолкнула мальчика к тому, чтобы писать стихи. Он рано сформировался как поэт, в 15 лет уже полноценно писал (например, стихотворения Парус и Нищий принадлежат этому периоду). Собственно, из-за раннего начала творчества Лермонтов и успел написать много, ведь погиб он молодым.

Сначала с ним занимались домашние учителя, а в 1827 году он поступил в пансион при Московском университете, а потом, в 1830 году, — на филологический факультет МГУ. Несмотря на то, что Университет в то время был центром культурной жизни Москвы, философские споры были неинтересны Лермонтову, он ни с кем не дружил, лекции записывал невнимательно.

В 1832 году в Москве случилась эпидемия холеры, и Университет закрыли. Бабушка перевезла Лермонтова из Москвы в Петербург, там он хотел продолжить учебу, но не удалось — программы в университетах были разными, перевод ему не разрешили. Поэтому Лермонтов выбрал карьеру военного и поступил в Школу гвардейских подпрапорщиков и кавалерийских юнкеров, где проучился два года. Он стал корнетом и начал службу в гвардейском гусарском полку. Ему очень нравилась веселая светская жизнь гусаров, и следующие два года он провел легко и беззаботно.

Но все изменилось в 1837 году, когда после гибели А.С. Пушкина Лермонтов написал стихотворение Смерть поэта. Распространил он его поначалу в списках, т.к. боялся цензуры. Но император об этом все равно узнал, и Лермонтов оказался под следствием.

Его сослали на Кавказ, где шла война. В те годы там обетало множество ссыльных — декабристов и штрафных офицеров. Командовал ими младший сын генерала Раевского, благодаря которому на Кавказе образовался свободомыслящий островок александровской эпохи. Но Лермонтову и это было не близко. Он написал стихотворение Дума, где объяснял, что прошлое поколение ему не интересно. Однако с одним человеком из того поколения он все же подружился — с Одоевским.

В 1838 году, благодаря стараниям бабушки, Лермонтов был прощен и переведен обратно в Петербург, где начал служить в полку Гродно. Следующие два года — его творческий расцвет. Лермонтова приняли в пушкинском кругу, признали его талант.

В 1840 году Лермонтов стрелялся на дуэли с сыном французского посла (из-за замужней г-жи Щербатовой). Поскольку оба не хотели дуэли, то выстрелили в воздух. Но посол все равно сообщил об этом императору, и Лермонтова снова сослали — на этот раз в Тенгинский пехотный полк, и там ему уже пришлось воевать в полную силу. За это Раевский представил Лермонтова к ордену, но Николай I не согласился.

Весной 1841 года Лермонтов поехал в отпуск в Пятигорск, где встретился со своим старым приятелем — Мартыновым. У них были своеобразные отношения: Лермонтов регулярно издевался и недобро подшучивал над Мартыновым. И когда он в очередной раз так поступил, причем в широком кругу, Мартынов не выдержал и вызвал его на дуэль.

15 июля 1841 года Лермонтов был убит Мартыновым на этой дуэли.

Основные мотивы лирики Лермонтова

Главное отличие Лермонтова от Пушкина состоит в том, что он никогда не отказывался от романтизма в поэзии. Он писал на те же темы, но с другой точки зрения, раскрывал их согласно романтической традиции.

1) Философская лирика во многом она выросла из вольнолюбивой лирики Пушкина. Тот требовал свободы для поэта, а Лермонтов — свободы для любого человека. В отличие от Пушкина, Лермонтов не верил, что все зависит от судьбы. Так возникает стихотворение Парус, посвященное гордой личности, которая желает борьбы.

2) Патриотическая лирика. В отличие от Пушкина, Лермонтов не принимает свою страну целиком и полностью. Он любит Россию странною любовью — ему нравятся родные пейзажи и дух народа, но само государство, империю и ее историю он ненавидит. Стихотворения на эту тему очень противоречивы.

3) Интимная лирика. В отличие от Пушкина, у Лермонтова нет дружеской лирики, поскольку и друзей-то не было. Ее заменяет тема поколения, которую он вводит в литературу. Например, в стихотворении Дума (1838 год) Лермонтов дает оценку и своему поколению, и предыдущему — декабристам. Он отрицает необходимость служения Отечеству. Собственное поколение Лермонтов считает потерянным, однако и в предыдущем, по его мнению, ничего хорошего не было, ведь декабристы только мечтали. Лермонтов пишет Бородино, где приходит к выводу, что стоящие люди жили только в 1812 году, а потом остались лишь невыразительные.

Любовная лирика Лермонтова очень пессимистична. Он всегда пишет либо о несостоявшейся любви, либо о закончившейся, и в центре стихотворения — всегда он сам, страдающий и покинутый. Если сравнить Я вас любил. Пушкина и Нищего Лермонтова, то сразу видно, что Лермонтов — эгоист. Для Пушкина важно было счастье любимой женщины, пусть даже она и не с ним. Лермонтов же смакует собственные страдания, претендует на жалость и сочувствие.

4) Тема поэта и поэзии. Лермонтов продолжает идею Пушкина: пишет собственное стихотворение Пророк, где представляет, что случится, когда пророк отправится глаголом жечь сердца людей, и решает — ничего хорошего не будет. По его мнению, место поэта — в пустыне, где он никому ничего не должен.

С пушкинским Разговором книгопродавца с поэтом Лермонтов спорит в стихотворении Журналист, читатель и поэт: он решает, что люди все равно не оценят творчества, поэтому не нужно показывать им свои произведения.

Смерть поэта — это, в свою очередь, полемика с пушкинским Памятником. Лермонтов считает, что поэту вовсе не нужна вечная слава и признание его таланта после смерти — хорошо было бы, если б ценили при жизни.

5) Психологическая лирика. Лермонтов первый заостряет литературное внимание на психике. Ему интересны не столько поступки героев, сколько то, что происходит у них в голове. В стихотворении В полдневный жар в долине Дагестана он пытается описать сознание человека. Лирический герой там спит, а сон для Лермонтова равен смерти.

Подводя итог, следует заметить, что Лермонтов разительно отличается от Пушкина — это люди разных эпох, с разными характерами. Нерационально ставить их в один ряд.

Нужна помощь в учебе?

Предыдущая тема: Оценка творчества Пушкина Белинским: образы Пушкина
Следующая тема:&nbsp&nbsp&nbsp«Пророк» Лермонтова: пафос непокорности, вольности, бунтарства

Все неприличные комментарии будут удаляться.

ТЕМА ПОЭТА И ПОЭЗИИ В ЛИРИКЕ ПУШКИНА И ЛЕРМОНТОВА

Пушкин и
Лермонтов. Их имена рядом на небосклоне
русской поэзии. В своем творчестве каждый
из них достиг вершин мастерства, поэтому
так интересны и важны для нас их мысли о
поэте и поэзии, о месте писателя в обществе.
Мысли эти выстраданы, подчеркнуто
независимы от мнений “светской черни” (стихотворения
А.С. Пушкина “Разговор книгопродавца с
поэтом” (1824), “Поэт и толпа” (1828), “Поэту”
(1830) и другие).

Кто же
такой поэт в представлении Пушкина и
Лермонтова? Поэт — избранник неба (Лермонтов
о себе: “Нет, я не Байрон, я другой. Еще
неведомый избранник. ”), наперсник богов (вспомним
стихотворение Пушкина “Дельвигу” (1817): “наперснику
богов не страшны бури злые. ”), обладающий
рядом качеств, которые отличают его от
обычных людей. Поэт наделен
всечеловеческой, вселенской отзывчивостью.
“Чувство правды”, способность видеть мир
таким, каков он есть, — неотъемлемое
свойство всякого истинного поэта.

Есть
чувство правды в сердце человека,

Пространство
без границ, теченье века

Объемлет в
краткий миг оно, —

писал М.Ю.
Лермонтов в стихотворении “Мой дом” в 1830
году. Высшая художественная правда
достигается ценой больших лишений, ценой
жертвенного служения добру. Пушкин вообще
считал, что:

Пока не
требует поэта

К священной
жертве Аполлон,

В заботах
суетного света

Поэтическое
служение — всегда жертва, связанная с
отречением от многих “мирских благ”. В
послании “К другу стихотворцу” (1814)
Пушкиным сказаны горькие слова о судьбе
русских поэтов:

Лачужка под
землей, высоки чердаки —

Вот пышны
их дворцы, великолепны залы.

Поэтов —
хвалят все, питают — лишь журналы;

Катится
мимо их фортуны колесо.

К идее
жертвенности поэтического служения
подводили Пушкина и Лермонтова раздумья об
их собственных судьбах, сама историческая
действительность. Перед глазами Пушкина
был пример поэтов-декабристов, в ушах
Лермонтова еще словно бы звучал преступный
выстрел Дантеса. Показательно, что “глагол
смерти” дважды
используется уже в самом начале
стихотворения “Смерть поэта” (1837):

Погиб поэт!
— невольник чести —

Мотив
жертвенности чувствуется и в стихотворении
Пушкина “Пророк” (1826), и в одноименном
произведении Лермонтова. Пушкинский пророк
дан в развитии, в динамике, в движении.
Кульминация стихотворения заключается в
словах:

И он мне
грудь рассек мечом,

И сердце
трепетное вынул,

И угль,
пылающий огнем,

Во грудь
отверстую водвинул.

Но
принесенная жертва не напрасна. Энергия
находит выход в повелительном “жги”
последней строки:

И Бога глас
ко мне воззвал:

“Восстань,
пророк, и виждь, и внемли,

Исполнись
волею моей, И, обходя моря и земли,

Глаголом
жги сердца людей”.

Стихотворение
Лермонтова “Пророк” (1841) создано совсем в
другую эпоху. Усиление консервативных
тенденций в обществе оказало влияние и на
поэзию. Лермонтовского пророка забрасывают
камнями. Он бежит от “ближних”, бежит, но
остается пророком. Жертва принесена, но это
бесполезная жертва. В этом и заключается
трагизм лермонтовского героя. Пророку
внемлет лишь безгрешная природа:

Мне тварь
покорна там земная;

И звезды
слушают меня,

Самолюбивые
старцы пугают им детей:

“. Смотрите
ж, дети, на него:

Как он
угрюм, и худ, и бледен!

Смотрите,
как он наг и беден,

Как
презирают все его!”

Сходные
мотивы находим и во многих других
стихотворениях Лермонтова периода
политической реакции в стране: “Поэт” (1838),
“Не верь себе” (1839), “Журналист, читатель и
писатель” (1840) и в лирике Пушкина 1830-х годов.
Достаточно вспомнить стихотворение “Эхо”
(1831):

Ревет ли
зверь в лесу глухом,

Трубит ли
рог, гремит ли гром,

Поет ли
дева за холмом —

Свой отклик
в воздухе пустом

Ты внемлешь
грохоту громов,

И гласу
бури и валов,

И крику
сельских пастухов —

Тебе ж нет
отзыва. Таков

Печальные,
горькие слова! Трагическое признание гения,
обреченного на непонимание современников!
И все-таки время расставило все на свои
места. Поэзия Пушкина и Лермонтова заняла
достойное место в русской классической
литературе. Сбылись пророческие слова
Пушкина:

Нет, весь я
не умру — душа в заветной лире

Мой прах
переживет и тленья убежит —

И славен
буду я, доколь в подлунном мире

Тема поэта и поэзии в лирике Лермонтова

Смерть Пушкина возвестила о приходе в русскую литературу нового поэта. Это был Михаил Юрьевич Лермонтов, написавший стихотворение «Смерть поэта», где выступил выразителем гнева народного, защитником народной славы и русской национальной культуры.

Поэзия Лермонтова тесно связана с тем общественным протестом, который выразился в движении декабристов, но его творчество отражает уже иное состояние общества – эпоху после поражения восстания декабристов, крушения прежних иллюзий и надежд. Вот почему в поэзии Лермонтова звучит не только

Все это определяет особенности лермонтовского понимания места поэзии в жизни и роли поэта. Во многом он продолжает традиции своих предшественников, прежде всего Пушкина, но есть в его трактовке и существенные отличия.

Поэт, образ которого возникает в лермонтовской лирике, это человек с твердой и страстной волей. Так, в одном из самых ранних стихотворений Лермонтова «Поэт» («Когда Рафаэль вдохновенный…», 1828) поэт сравнивается с художником, который, восхищенный своим искусством,

Таков поэт: чуть мысль блеснет,

Как он пером своим прольет

И вдруг хладеет жар ланит,

Его сердечные волненья

Все тише, и призрак бежит!

Лермонтов рисует образ поэта, который под властью вдохновения «чарует свет» своими стихами, но, когда вдохновение покидает его, он забывает этот «огонь небесный» и хранит в себе только «первоначальны впечатленья» о нем.

В стихотворении «Молитва» («Не обвиняй меня, Всесильный…»), написанном в 1829 году, Лермонтов называет творчество «всесожигающим костром», а «жажду песнопений» – «страшной». Это происходит потому, что Лермонтов ощущает соединение в своем творчестве двух враждующих начал: земного и небесного, ангельского и демонического. При этом именно земные страсти, как говорит поэт, преобладают в его творчестве, и «редко в душу входит» благодатная струя «живых речей» Всевышнего. Как все это непохоже на пушкинский «божественный глагол», его жажду горения сердца и пламенного дара слова.

Лермонтов – человек другой эпохи, он видит разочарование людей, а не их жажду объединения, стремления к добру и справедливости. Лермонтов понимает, что люди изменились, общество стало другим, с совсем иными запросами. И в этот век «позорно малодушных» людей поэт утратил свое истинное назначение, «на злато променяв ту власть, которой свет / Внимал в немом благоговенье».

Об этом он четко сказал в своем стихотворении «Поэт» («Отделкой золотой блистает мой кинжал…») 1838 года. Автор использует символ-иносказание, сопоставляя поэта с грозным некогда оружием. Произведение построено на развернутом сравнении. Составляющая большую его часть история кинжала имеет и самостоятельное значение.

Кинжал наделен человеческими чертами: беспорочностью, верностью, бескорыстием. Он, слуга и спутник лирического героя, теперь превращен в бесславную и безвредную игрушку на стене. Так возникает не столько аллегория, сколько многозначный символ, благодаря которому размышления о современном поэте – некой обобщенной фигуре – насыщаются особо емким смыслом.

Бесспорна перекличка между образами: «игрушкой золотой он блещет» – «на злато променяв ту власть, которой свет / Внимал в немом благоговенье»; «молясь перед зарей» – «как фимиам в часы молитвы». То, что поэт «воспламенял бойца для битвы», также находит соответствие в строках о кинжале; в первой части упоминались «забавы», во второй – «чаша для пиров».

Подобные аналогии усиливают как сопоставление, так и противопоставление образов поэта и кинжала. Язык поэта остается «гордым», но для современников он стал «скучен», их «тешат блестки и обманы», то есть то, во что, судя по общему смыслу стихотворения, превратилась современная Лермонтову поэзия. Теперь истинный поэт – «осмеянный пророк», и неизвестно, «проснется ль» он опять.

Последняя строфа, возвращая образность первой части, несколько изменяет ее. Прежде сам кинжал, лишенный «ножон», был «игрушкой золотой», поэт сопоставлялся непосредственно с кинжалом. Теперь кинжал – не сам поэт, а его оружие, «железный стих» еще ненаписанного стихотворения «Как часто пестрою толпою окружен…». В золотых ножнах он заржавел от «презренья» к нему, пренебрежения им. Вопросом о том, вырвет ли поэт-пророк из этих ножен свой клинок, стихотворение и кончается. Но это лишь по форме вопрос, а по существу – призыв.

Для самого Лермонтова творчество – это спасительное освобождение от страданий, возможность прийти к вере, ощутить гармонию. Он осознавал, что поэзия призвана объединить людей, а сила заключенного в слове чувства – это устремленность человечества к высшей духовности.

Об этом свидетельствует стихотворение «Есть речи – значенье…» (1840). Читая его, понимаешь, почему в Лермонтове при всей горечи сомнений, мучительности творческого процесса, побеждала вера в поэзию, ее силу и гармонию, высшее предназначение. «Из пламя и света рожденное слово» вызывает не просто волнение, а страстное желание творчества и порыв броситься к нему навстречу:

Как полны их звуки

Не кончив молитвы,

На звук тот отвечу,

И брошусь из битвы

Ему я навстречу.

Это творчество, вера в слово помогают поэту сохранить веру в жизнь, в духовные, нравственные ценности и не пасть духом. К сожалению, он чувствовал себя одиноким в своих убеждениях. Он как поэт-романтик всегда противостоит «толпе». Так, в стихотворении «Смерть поэта» именно те, «жадною толпой стоящие у трона», виновны в гибели Пушкина. Поэт у Лермонтова напрямую соотносится с Христом:

И прежний сняв венок – они венец терновый,

Увитый лаврами, надели на него:

Но иглы тайные сурово

Язвили славное чело…

Лаврами в Риме увенчивали выдающихся поэтов, а терновый венец стал символом страданий на кресте Христа, который принес себя в жертву во имя будущего человечества.

У Лермонтова поэт противопоставлен тем, кого он называет потомками «известной подлостью прославленных отцов», морально низким людям, живущим в мире «завистливом и душном». Он же обладает «сердцем вольным» и «пламенными страстями». Так возникает неравный поединок одного против всех. Светская толпа, объединяясь против «гордого» «невольника чести», восставшего «против мнений света», губит «дивного гения», которым должна была бы дорожить и гордиться. А потому лермонтовский приговор этой «толпе» звучит так грозно и зловеще:

Но есть и божий суд, наперсники разврата!

Есть грозный суд: он ждет…

Тогда напрасно вы прибегните к злословью:

Оно вам не поможет вновь,

И вы не смоете всей вашей черной кровью

Поэта праведную кровь!

И все же отношение общества к поэту и поэзии представляется Лермонтову не столь однозначным. В стихотворении «Журналист, читатель и писатель» (1840) он показывает три разные точки зрения на проблемы современной ему литературы. Для читателя творения писателей не представляют никакой духовной ценности. Его заботит совсем другое:

Во-первых, серая бумага,

Она, быть может, и чиста;

Да как-то страшно без перчаток…

Читаешь – сотни опечаток!

Но самое главное – это содержание современной литературы:

Стихи – такая пустота;

Слова без смысла, чувства нету…

Удивительно, но в этом стихотворении точка зрения читателя во многом совпадает с авторской:

Когда же на Руси бесплодной,

Расставшись с ложной мишурой,

Мысль обретет язык простой

И страсти голос благородный?

Журналист тоже ругает современную литературу. Но у него, в основном, «мелкие нападки», а хуже всего то, что это критика не по существу, а ради заработка: «Деньги все ведь платят ровно». Но и журналист понимает все ничтожество того, что публикуется на страницах журналов:

Скажите, каково прочесть

Весь этот вздор, все эти книги…

Запросы читателя и журналиста сходятся: все хотят увидеть «живое, свежее творенье». С таким призывом они и обращаются к писателю, но он, не находя истинных ценителей своего творчества, не хочет давать на суд публики свои произведения:

К чему толпы неблагодарной

Мне злость и ненависть навлечь,

Чтоб бранью назвали коварной

Мою пророческую речь?

Так снова возникает тема непонятого поэта-пророка, который не хочет и не может «на мелочь душу разменять», но подлинные творения искусства, «горькие строки» он не решается показать «неприготовленному взору».

Эта мысль продолжается и получает свое окончательное завершение в лермонтовском «Пророке», написанном в 1841 году и ставшим его своеобразным поэтическим завещанием.

Во многом это стихотворение продолжает пушкинского «Пророка», но общий смыл его иной. Лермонтовский герой уже пытался – и тщетно – «глаголом жечь сердца людей», провозглашать «любви и правды чистые ученья». Люди не хотят его слушать, гонят прочь. Лишь природа готова внимать поэту-пророку, «завет предвечного храня». Люди же платят ему презрением, называют глупцом, не верят в его пророческое призвание.

Лермонтов вошел в литературу со словами «невольник чести», а ушел из жизни, занеся на бумагу слова злобных гонителей поэта-пророка:

«Смотрите: вот пример для вас!

Он горд был, не ужился с нами.

Глупец, хотел уверить нас,

Что Бог гласит его устами!»

Бог теперь не говорит с поэтом, но он оставил не своего пророка – ведь «звезды слушают» его, он оставил людей, презирающих и изгоняющих поэта-пророка.

Пророк остается пророком и тогда, когда ему не верят, когда он вынужден бежать от людей, «пробираться торопливо» «через шумный град», ибо сам он остался верен себе и «завету предвечного». И автор стихотворения солидарен со своим героем. Недаром Белинский сказал об этом стихотворении: «Какая глубина мысли! Какая страшная энергия выражения! Таких стихов долго не дождаться России».

Действительно, Лермонтов выступил достойным преемником Пушкина, продолжая его размышления о роли поэта и месте поэзии в мире и внеся в разработку этой темы новые аспекты, давая иные направления поиска решения проблемы писатель и читатель. И в дальнейшем развитии русской литературы лермонтовское понимание темы поэта и поэзии было продолжено в творчестве его преемников.

Тема поэта и поэзии в лирике Пушкина и Лермонтова Пушкин А. С

Тема поэта и поэзии в лирике Пушкина и Лермонтова
Пушкин и Лермонтов — великие русские поэты. В своем творчестве каждый из них достиг вершин мастерства. Поэтому так интересны и важны их мысли о поэте и поэзии, о месте писателя в обществе. Мысли эти выстраданы, подчеркнуто независимы от мнений «светской черни» (стихотворения Пушкина «Разговор книгопродавца с поэтом», «Поэт и толпа», «Поэту» и др.).

Кто же такой поэт в представлении Пушкина и Лермонтова? Поэт — это избранник неба (Лермонтов о себе: «Нет, я не Байрон, я другой / Еще неведомый избранник. «), наперсник богов (вспомним стихотворение «Дельвигу» Пушкина: «»наперснику богов» не страшны бури злые. «), обладающий рядом качеств, которые отличают его от обычных людей. Поэт наделен всечеловеческой, вселенской отзывчивостью, способностью видеть мир таким, каков он есть,— «чувством правды».

Есть чувство правды в сердце человека,

Святое вечности зерно:

Пространство без границ, теченье века

Объемлет в краткий миг оно,—

писал Лермонтов в стихотворении «Мой дом».

Высшая художественная правда достигается ценой больших лишений, ценой жертвенного служения добру. Пушкин вообще считал, что

Пока не требует поэта

К священной жертве Аполлон,

В заботах суетного света

Он малодушно погружен.

Поэтическое служение —: всегда жертва, связанная с отречением от многих мирских благ. В послании «К другу стихотворцу» Пушкиным сказаны горькие слова о судьбе русских поэтов:

Лачужка под землей, высоки чердаки —

Вот пышны их дворцы, великолепны залы.

Поэтов — хвалят все, читают —лишь журналы;

Катится мимо их Фортуны колесо.

К идее жертвенности поэтического служения подводили Пушкина и Лермонтова раздумья об их собственных судьбах, сама историческая действительность. Перед глазами Пушкина был пример поэтов-декабристов, в ушах Лермонтова словно бы звучал еще преступный выстрел Дантеса. Показательно, что «глагол смерти» дважды используется уже в самом начале стихотворения «Смерть Поэта»:

Погиб поэт! — невольник чести —

Пал, оклеветанный молвой.

Мотив жертвенности чувствуется в стихотворении Пушкина «Пророк» и одноименном произведении Лермонтова. Пушкинский пророк дан в развитии, динамике, движении. Кульминация стихотворения заключается в словах:

И он мне грудь рассек мечом,

И сердце трепетное вынул,

И угль, пылающий огнем,

Во грудь отверстую водвинул.

Но принесенная жертва не напрасна. Энергия находит выход в повелительном «жги» последней строки стихотворения:

И Бога глас ко мне воззвал:

«Восстань, пророк, и вождь, и внемли,

Исполнись волею моей,

И, обходя моря и земли,

Глаголом жги сердца людей».

Стихотворение Лермонтова «Пророк» создано совсем в другую эпоху. Усиление консервативных тенденций в обществе оказало влияние и на поэзию. Лермонтовского пророка забрасывают камнями. Он бежит от «ближних», бежит, но остается пророком. Жертва принесена, но это бесполезная жертва. В этом и заключается трагизм лермонтовского героя. Пророку внемлет лишь безгрешная природа:

Завет предвечного храня,

Мне тварь покорна там земная;

И звезды слушают меня,

Лучами радостно играя.

Самолюбивые старцы пугают им детей:

Смотрите ж, дети, на него:

Как он угрюм, и худ, и бледен!

Смотрите, как он наг и беден,

Как презирают все его!

Сходные мотивы находим и во многих других лермонтовских стихотворениях периода политической реакции в стране («Поэт», «Не верь себе», «Журналист, читатель и писатель»), а также в лирике 30-х годов Пушкина. Достаточно вспомнить стихотворение «Эхо»:

Ревет ли зверь в лесу глухом,

Трубит ли рог, гремит ли гром,

Поет ли дева за холмом —

Свой отклик в воздухе пустом

Родить ты вдруг.

Ты внемлешь грохоту громов,

И гласу бури и валов,

И крику сельских пастухов —

Тебе ж нет отзыва.

Таков И ты, поэт!

Печальные, горькие слова! Трагическое признание гения, обреченного на непонимание современников! И все-таки время расставило все на свои места. Поэзия Пушкина и Лермонтова заняла достойное место в русской классической литературе. Сбылись пророческие слова Пушкина:

Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Добавить комментарий

;-) :| :x :twisted: :smile: :shock: :sad: :roll: :razz: :oops: :o :mrgreen: :lol: :idea: :grin: :evil: :cry: :cool: :arrow: :???: :?: :!: