Тема поэта и поэзии в лирике нтова

Тема поэта и поэзии в лирике М.Ю.Лермонтова

Погиб поэт! — невольник чести —
Пал, оклеветанныймолвой,
С свинцом в груди и жаждой мести,
Поникнув гордой головой.
М. Ю. Лермонтов

Еще в юношеских стихотворениях Лермонтов говорит о все сжигающем пламени вдохновения, о трагической судьбе поэта. Стихи о поэте и поэзии занимают особое место в русской литературе. В этих стихах — отношение поэзии к действительности, к Родине, к миру, ко времени, осознание поэтом своего места в обществе. У Лермонтова свой особый взгляд на поэзию. В его стихотворениях нашли свое выражение ощущение трагической несовместимости искусства и наступающего «железного века», чувство одиночества художника, его разлад с миром,

Потрясенный гибелью А. С. Пушкина, Лермонтов пишет стихотворение «Смерть поэта», исполненное боли и тоски. В этом произведении Лермонтов размышляет о трагической участи поэта, осмысливает его горькую судьбу, говорит о его убийце. Причем он обвиняет не только Дантеса, чуждого России и ее культуре:

И что за диво? . издалека,
Подобный сотням беглецов,
Наловлю счастья и чинов
Заброшен к нам по воле рока;
Смеясь, он дерзко презирал
Земли чужой язык и нравы;
Не мог щадить он нашей славы.

Появление убийц и душителей свободы — следствие существования любого бездуховного сообщества.

Вы, жадною толпой стоящие у трона,
Свободы, Гения и Славы палачи!
Таитесь вы под сепию закона,
Пред вами суд и правда — все молчи.

Свои размышления о судьбе поэта, о назначении поэзии в этом мире Лермонтов продолжает в стихотворении «Поэт». Оно начинается с размышления о судьбе кинжала. Было время, когда клинок был верным товарищем своему владельцу. Потом он был взят казаком «на холодном трупе господина» и продан в лавку армянина, где купил его поэт, который, глядя на него, размышляет о поэзии своего времени:

В наш век изнеженный не так ли ты, поэт,
Свое утратил назначенье,
На злато променяв ту власть, которой свет
Внимал в немом благоговенье?

Поэт вспоминает о том, что раньше поэзия была орудием битвы. Для него поэзия прошедших лет — это чаша для пиров, колокол на башне вечевой. Тем самым он подчеркивает, что предназначение поэзии — обращение к людскому множеству в борьбе за объединение людей. У Лермонтова гораздо сильнее, чем у Пушкина, звучит мысль о том, что поэзия должна служить народу. Сейчас же, по мысли автора, она утратила это свое назначение и вряд ли обретет его вновь. Заканчивает Лермонтов свое стихотворениериторическимвопросом:

Проснешься ль ты опять, осмеянный пророк?
Иль никогда на голос мщенья
Из золотых ножон не вырвешь свой клинок,
Покрытый ржавчиной презренья?

Образ осмеянного и презираемого пророка появляется и в стихотворении «Пророк». Оно как бы продолжает одноименное произведение Пушкина: поэт, наделенный божественным даром, осознает всю тяжесть своего предназначения. Он понимает, как трудно выполнять «веленье Божие». Трудно потому, что люди, которым он говорит о любви и правде, не верят ему, смеются над ним, презирают его. Но поэт не отказывается от своей высокой миссии, он возвращается в пустыню, где слушают его звезды да тварь земная. И хотя он один, он продолжает свое дело. Стихотворение прекрасно отражает трагическое мироощущенье Лермонтова, одинокого, отвергнутого, видящего вокруг себя лишь пороки и злобу:

С тех пор как вечный судия
Мне дал всеведенье пророка,
В очах людей читаю я
Страницы злобы и порока.
Провозглашать я стал любви
И правды чистые ученья —
В меня все ближние мои
Бросали бешено каменья.

Тему одиночества поэта в этом мире Лермонтов затронул еще раньше — в стихотворении «Нет, я не Байрон. ». В нем он подчеркнул, что он уже не скиталец-романтик, так как традиционный романтический конфликт между обществом и поэтом стал гораздо более трагичным и глубоким. Лермонтов описал состояние души и крестный путь русского поэта «эпохи безвременья»:

Я начал раньше, кончу ране,
Мой ум немного совершит:
В душе моей, как в океане,
Надежд разбитых груд лежит.

Лермонтов — духовный преемник Пушкина. Он отразил в произведениях размышления о своем поколении, о времени, о себе, о поэзии, о Родине. Все стихи поэта рождались «из пламя и света», то есть из бури чувств и напряженно бьющейся мысли. Так как большинство произведений Лермонтова написано в годы реакции, многие из них проникнуты горечью одиночества, сознанием того, что его современники живут бесцельно. Об этом пишет Лермонтов в стихотворении «Дума». Говоря, что будущее его поколенья «иль пусто, иль темно», Лермонтов уточняет: «Богатымы, едваиз колыбели, ошибками отцов и поздним их умом». Этот вывод тяжел для поэта, потому что отцы — декабристы. И отказ от их идеалов, отсутствие всяких стремлений позорны. Поэтому задача поэта— «провозглашать любви и правды чистые ученья», будить в сердцах современников стремление к новой жизни, к светлым идеалам, к прекрасному будущему.

купить мбор 5ф и другую огнезащиту от ООО «КРОСТ», в том числе маты прошивные базальтовые, огнезащитную краску. Полный ассортимент огнезащитных материалов.

Тема поэта и поэзии в лирике М. Ю. Лермонтова

Легко ли читать стихи? Легко ли писать стихи? Уходят в прошлое произведения одних поэтов, продолжает жить в веках творчество других. Но есть поистине бессмертные творцы, стихи которых читаешь и перечитываешь, и каждый раз открываешь для себя что-то новое, становишься богаче душой. Одним из таких поэтов для меня является М. Ю. Лермонтов. Почему.

Решал поэт проблемы вселенского масштаба… Его не стало. Теперь те же проблемы решают другие поэты. Продолжается Жизнь. И в этой Жизни есть место Лермонтову. Каково назначение поэта и поэзии в жизни общества? В его понимании поэт — это сгусток совести. Поэт- пророк. Поэт — целитель человеческих душ.

Эта тема волновала Лермонтова на протяжении всей жизни. Итогом его размышлений о смысле и назначении поэзии, о месте поэта в обществе явилось стихотворение «Поэт».

Стихотворение построено на сравнении. Первая его часть — описание кинжала, его славного прошлого, воинской героической судьбы и ненужного настоящего, когда «игрушкой золотой он блещет на стене», — представляет собой параллель со второй частью, в которой говорится об утрате поэзией её общественной роли в 30-е годы 19 века.

Лермонтов свел воедино целый комплекс идей, обсуждавшийся в русской и европейской литературе, публицистике и философии его времени. Он сурово осуждает современную поэзию, которая, утратив былую «власть», превратилась в «золотую игрушку», салонные развлечения. Резкое обличение такой поэзии, изменившей своему назначению, сочетается в стихотворении с ожиданием лирики актуальной и гражданственной. Заключительные строки стихотворения позволяют видеть не только выражение надежды на возрождение истинного искусства, но и прямой гражданственный призыв: « Проснешься ль ты опять, осмеянный пророк! // Иль никогда на голос мщенья, // Из золотых ножон не вырвешь ты клинок, //Покрытый ржавчиной презренья. »

В стихотворении «Журналист, читатель и писатель» Лермонтов отражает спор вокруг нескольких социальных и эстетических проблем, бывших предметом полемики в русской литературе и журналистике. В монологе журналиста звучит мысль о политическом уединении как обязательном условии вдохновенного творчества: « Когда ему в пылу забав // Обдумать зрелое творенье. // Зато какая благодать, // Коль небо вздумает послать // Ему изгнанье, заточенье //Иль даже долгую болезнь: // Тотчас в его уединенье // Раздастся сладостная песнь!»

Мысль эта в устах Журналиста приобретает несколько иронический оттенок: «Поверьте мне, судьбою несть // Даны нам тяжкие вериги. // скажите, каково прочесть // Весь этот вздор, все эти книги,- // И все зачем? Чтоб вам сказать, //Что их не надобно читать. » В ответе Писателя намечается обоснование его поэтического молчания. Он не желает следовать расхожим темам. Тема «массовой литературы» продолжается на ином уровне в диалоге Читателя и Журналиста; в словах Читателя есть отзвуки протеста пушкинского круга против «торговой словесности» и консервативной прессы. Оправдываясь, Журналист признается, что вынужден следовать требованиям коммерции, пренебрегая «приличьями» и «вкусом». Журналистика перестает быть посредником между создателями истинных культурных ценностей и их ценителями. Что же получается? Не удовлетворяя Читателя, она заставляет и писательскую элиту замыкаться в себе. Возникает тип молчащего, нереализованного таланта. Более глубокие признаки кризиса литературы вскрываются в заключительном монологе Писателя: «К чему толпы неблагодарной //Мне злость и ненависть навлечь, // Чтоб бранью назвать коварной //Мою пророческую речь? // …О нет! Преступною мечтою // Не ослепляя мысль мою, Такой тяжелою ценою //Я вашей славы не куплю…» Каков выход из создавшегося положения? Писатель неизбежно вынужден прийти к отказу от творчества: для него закрыты пути понимания обществом. Что же, опять трагедийность?

«Пророк», одно из последних и наиболее значительных стихотворений Лермонтова, завершает в его творчестве тему поэта. Изображение поэта-гражданина в образе пророка характерно для декабристской поэзии Ф. Глинки, Ф. Кюхельбекера. Та же метафора, но в философски-обобщенном плане, разворачивается в одноименном стихотворении А.С.Пушкина, полемическим ответом на которое в известной мере явилось стихотворение Лермонтова. Если пушкинскому пророку открыты как природный мир, так и мир людей, то лермонтовскому пророку внемлет лишь мирная, не знающая людских пороков природа: « И звезды слушают меня, // Лучами радостно играя».

А что же те, ради которых и существует пророк? «Шумный град» встречает его насмешками «самолюбивой» пошлости, неспособной понять высокого, аскетического инакомыслия. Таким образом, тема пророка приобретает трагическое звучание. Она многогранна: это и образ общества, враждебного «любви к правде», и образ страдающей в таком обществе свободной творческой личности, и мотив трагической разобщенности интеллигенции и народа, их взаимного непонимания.

Лермонтов вносит в описание своего героя простые человеческие черты, даже бытовые подробности: пророк худ, бледен, одет в рубище, он торопливо пробирается через город, слыша за спиной оскорбительные возгласы. Перед нами трагедия не только поэта-гражданина, но и человеческого подвижничества, оказывающегося лишним в условиях обывательского самодовольства, безразличия толпы: «…Он горд был, не ужился с нами, // Глупец, хотел уверить нас, // Что бог гласит его устами!»

«Он не ужился с нами…» Не в этом ли лермонтовское предчувствие своей близкой смерти? «Настанет день — и миром осужденный, // Чужой в родном краю, // На месте казни — гордый, хоть презренный — Я кончу жизнь мою…», — в этих строках звучит мотив жертвенности. Поэт предвидит свою трагическую судьбу: «За дело общее, быть может, я паду // Иль жизнь в изгнании бесплодном проведу…». Жизнь поэта, действительно, оборвалась рано. Но, идя по творческому пути, он всегда с гордостью нес имя Поэта, он «грудью шел вперед», он «жертвовал собой».

Почему и в наше время не ослабевает интерес к творчеству Лермонтова? Не потому ли, что чрезвычайно важен опыт Лермонтова-человека, мечтавшего об осуществлении лучшего на земле? Поэт говорит о необходимости саморазвития, внутреннего преобразования. Хочется верить, что о нашем поколении поэт не сказал бы: «Печально я гляжу на наше поколенье!». Хочется верить, что, мы, поколение 21 века, не состаримся в «бездействии пустом». Я уверена, что один из нас скажет однажды: «Я не могу сложить стихотворенья, // Но Лермонтов доволен был бы мной!»

0 человек просмотрели эту страницу. Зарегистрируйся или войди и узнай сколько человек из твоей школы уже списали это сочинение.

/ Сочинения / Пушкин А.С. / Разное / Тема поэта и поэзии в лирике М. Ю. Лермонтова

Смотрите также по разным произведениям Пушкина:

Тема поэта и поэзии в лирике М. Ю. Лермонтова

В одном из своих самых известных произведений — стихотворении «Смерть поэта», написанного после трагической гибели А. С. Пушкина, — молодой поэт выступил как выразитель гнева народного, защитник славы народной и русской национальной культуры. Лирика Лермонтова, как писал Луначарский, — «это последнее эхо декабрьского восстания». Его по праву можно назвать одним из основоположников реализма в русской литературе. Его лирика носит революционный характер, в ней выражен протест против самодержавия и рабства в лице крепостного права, в ней звучит презрение к современности, жажда борьбы, отчаяние от сознания одиночества. Стихи Лермонтова носят исповедальный характер.
Творчество М. Ю. Лермонтова разнообразно. Он затрагивает в нем разные темы: тема поколения, отрицания современной действительности, тема одиночества, любви, дружбы, родины и другие.
Одной из таких тем в лирике Лермонтова является тема поэта и поэзии. Поэт, образ которого возникает в лермонтовских стихотворениях, — это человек с твердой и страстной волей.
В стихотворении «Поэт» («Когда Рафаэль вдохновенный», 1828), одном из первых стихотворений Лермонтова, поэт сравнивается с художником, который, восхищенный своим искусством, «перед картиною упал». Но вскоре этот порыв восхищения проходит, и художник о нем забывает. Лермонтов пытается понять сущность поэта и такого явления, как вдохновение:
Таков поэт: чуть мысль блеснет,
Как он пером своим прольет
Всю душу.
И вдруг хладеет жар ланит,
Его сердечные волненья
Все тише, и призрак бежит!
Лермонтов рисует образ поэта, который под властью вдохновенья «чарует свет» своими стихами, но, когда вдохновенье покидает его, он забывает этот «огонь небесный» и только хранит в себе «первые впечатления» о нем.
В стихотворении «Молитва» («Не обвиняй меня, всесильный»), написанном в 1829 году, Лермонтов называет творчество «всесожигающим костром», а «жажду песнопений» — «страшной». Это существенно отличает его от поэтов прошлых лет, в особенности от Пушкина, для которого поэзия — дар, приходящий легко и естественно. Но Лермонтов — человек уже другой эпохи, он видит разъединение людей, а не их общность. Он видит, что люди изменились, что общество уже не то, и это нашло отражение в душах людей, в их жизненных потребностях. Лермонтов также замечал, что в сей век «позорно малодушных» людей поэт утратил свое истинное назначение, «на злато променяв ту власть, которой свет внимал в немом благоговенье». Об этом он четко сказал в своем стихотворении «Поэт» («Отделкой золотой блистает мой кинжал») 1838 года. Автор использует символ-иносказание для сравнения поэта с грозным некогда оружием. Боевой кинжал был снят отважным казаком с убитого господина, затем стал предметом купли-продажи. В конце концов — это игрушка с золотой отделкой:
Теперь родных ножон, избитых на войне,
Лишен героя спутник бедный,
Игрушкой золотой он блещет на стене —
Увы, бесславный и безвредный!
Такой кинжал безвреден, но и бесславен. Автор пользуется положением бездейстия кинжала для сравнения его с поэтом:
В наш век изнеженный не так ли ты, поэт,
Свое утратил назначенье,
На злато променяв ту власть, которой свет
Внимал в немом благоговенье?
Поэт вспоминает славное прошлое, когда поэт достойно выполнял свою
миссию:
Бывало, мерный звук твоих могучих слов
Воспламенял бойца для битвы,
Он нужен был толпе, как чаша для пиров,
Как фимиам в часы молитвы.
Твой стих, как божий дух, носился над толпой
И, отзыв мыслей благородных,
Звучал, как колокол на башне вечевой
Во дни торжеств и бед народных. Лермонтов заканчивает стихотворение вопросом:
Проснешься ль ты опять, осмеянный пророк.
Иль никогда, на голос мщенья
Из золотых ножон не вырвешь свой клинок,
Покрытый ржавчиной презренья.
Лермонтов обвиняет поэтов-современников, променявших высокое назначение поэта на обеспеченное, сытое существование. Он осознавал то печальное положение, в котором находились поэт и поэзия, и старался бороться за жизнь настоящего, подлинного искусства, а не заменять его пустой болтовней ради денег.
Художественное своеобразие стихотворения заключается в том, что поэт сравнивается с кинжалом — грозным оружием. В стихотворении много риторических вопросов, метафор («покрытый ржавчиной презренья»), эпитетов («осмеянный пророк»).
Для самого Лермонтова творчество — это спасительное освобождение от страданий, приход к вере, к гармонии. Он осознавал, что поэзия призвана объединять людей, сила заключенного в слове чувства — зов человечества к высшей духовности.
Из стихотворения «Есть речи — значенье. » (1840) мы понимаем, почему в Лермонтове побеждала вера в поэзию при всей мучительности творческого процесса. «Из пламя и света рожденное слово» вызывает не просто волнение, а страстное желание творчества, порыв броситься к нему навстречу:
Как полны их звуки
Безумством желанья!
В них слезы разлуки,
В них трепет свиданья.
Это творчество, вера в «слово», помогают поэту сохранить веру в жизнь, в духовные, нравственные ценности и не пасть духом.
К сожалению, он чувствовал себя одиноким в своих убеждениях. В стихотворении «Журналист, читатель и писатель» (1840) Лермонтов показывает три разные точки зрения на проблемы современности. Для читателя творения писателей не представляют никакой духовной ценности, они обращают внимание на:
Во-первых, серая бумага,
Она, быть может, и чиста;
Да как-то страшно без перчаток.
Читаешь — сотни опечаток!
Для читателей скучен простой и гордый язык, их тешат глупые романы, блеск и обманы, читатель замечает: «В чернилах ваших, господа, И желчи едкой даже нету — А просто грязная вода».
Журналист тоже ругает писателей, но у него, в основном, мелкие нападки: он говорит, что рад бы вовсе не браниться. Но в этом мире все опирается на деньги, и материальное благополучие для него важнее:
Приличье, вкус — все так условно;
А деньги все ведь платят ровно.
Поэтому журналист уговаривает сочинителя написать что-нибудь, чтобы было, что критиковать. Но писатель не хочет представить свои творения на суд читателя:
Но эти страшные творенья
Читает дома он один,
И ими после без зазренья
Он затопляет свой камин.
Автор не хочет, чтобы его творения назвали «бранью коварной», но он не хочет и покупать славу такой ценой.
В этот век «позорно малодушных» людей поэт, «на мелочь душу разменяв», гибнет жертвой общих мнений, что для него особенно болезненно. «Да и о чем писать?» — спрашивает писатель, ведь все уже давно описано. Такое положение вещей угнетает поэта, он становится одиноким.
Последним стихотворением Лермонтова является «Пророк», написанное в 1841 году. Темой стихотворения является высокая миссияпоэтического призвания и непонимание этого толпой Возвышенная идея общественного служения поэта ярко выражена Лермонтовым в образе пророка, одухотворенного высокой идеей и готового отречься от всех земных благ жизни во имя служения этой высокой идее В основе стихотворения лежит скорбь поэта-гражданина о том, что высокое учение пророка не признается толпой. Эгоистическая, мелкая толпа отнеслась к пророку-поэту жестоко, она дошла до преследования, глумления и унижения его:.
С тех пор как вечный судия
Мне дал всеведенье пророка,
В очах людей читаю я
Страницы злобы и порока.
Провозглашать я стал любви
И правды чистые ученья:
В меня все ближние мои
Бросали бешено каменья.
Картине грубости, мелочности мещански настроенной толпы Лермонтов противопоставляет величественный образ природы, необыкновенной силы и красоты:
И вот в пустыне я живу.
Мне тварь покорна там земная;
И звезды слушают меня,
Лучами радостно играя.
В этом противопоставлении восторженного внимания звезд к пророческой речи поэта бездушному, жестокому отношению людей чувствуется глубокий протест Лермонтова против этого бездушия. В. Г. Белинский писал по поводу «Пророка»: «Какая глубина мысли! Какая страшная энергия выражения! Таких стихов долго, долго не дождаться России».
Лермонтов выступил достойным преемником Пушкина в вопросах о месте и назначении поэта и поэзии в современном обществе. Он продолжил мысль о гражданском назначении поэзии, она должна откликаться на насущные нужды современности.

В нашей базе:

Сочинений: 4132
Биографий: 283
Изложений: 432

Образ поэта в лирике Лермонтова

«На смерть поэта»

1837 год стал знаковым для истории русской литературы и культуры России в целом. В этом году умирает Александр Пушкин. Спустя некоторое время Лермонтов реагирует на событие стихотворением «На смерть поэта». Характерно, что 1837 год отмечен в классическом литературоведении как год перехода автора к качественно другой поэзии – начало зрелого периода творчества. «На смерть поэта» входит в цикл произведений о поэзии, однако, образ поэта в лирике Лермонтова складывается постепенно, пополняясь новыми смыслами.

Стихотворение «На смерть поэта» можно разделить на две части. Они различны по настроению и по способу написания. Первая часть – элегия, написанная четырёхстопным ямбом. Здесь сказано о горечи утраты. Несмотря на общее минорное настроение, вопросительные предложения достаточно резкие и язвительные, а восклицания лишь усиливают напряжённость. Уже в этом отрывке сказано, что истинным убийцей был не дуэлянт, убивший физическую оболочку, а общество, загонявшее талант Пушкина (тут образ Поэта неразрывно связан с образом Александра Сергеевича) в рамки.

«Не вынесла душа поэта
Позора мелочных обид,
Восстал он против мнений света
Один, как прежде… и убит!»

Вновь звучит мотив одиночества, прошедший красной нитью через всё творчество Лермонтова. Этот мотив служит связующим звеном между лермонтовским понимание гения Пушкина и романтической традицией. Во второй части, имеющей сатирическую направленность, четырёхстопный ямб чередуется с пяти- и шестистопным, что делает стихотворение более живым и подвижным. Вопросительные и восклицательные интонации разбавлены сопоставлениями, задумчивым настроением, лёгким упрёком самому поэту, открывавшим свой талант невеждам. В финале стихотворения автор снова обращается к высшему свету, вновь обвиняет их в смерти поэта. Здесь говорится о Страшном суде, перед которым равны все, и на котором преступники ответят за содеянное.

«Не верь себе»

Написанное в 1839 году стихотворение «Не верь себе» продолжает тему поэта и поэзии. Образ поэта в лирике Лермонтова начинает меняться: теперь это больше не мученик, погибший от рук общества. Выбрана интересная форма повествования – стихотворение является обращением ко всем и каждому писателю либо же поэту, решившему творить. Назидательность смешивается с большим количеством романтической иронии и язвительности. Автор советует молодым писателям отрицать и подавлять творческие порывы, не прислушиваться к желанию писать, сторониться вдохновения:

«Как язвы, бойся вдохновенья…
Оно — тяжёлый бред души твоей больной
Иль пленной мысли раздраженье».

Чувства и переживания Поэта обесценятся, как только будут заключены в стихотворную форму и прочитаны широкой публикой.

«Не унижай себя. Стыдися торговать
То гневом, то тоской послушной
И гной душевных ран надменно выставлять
На диво черни простодушной».

К тому же, вполне возможно, что для описания глубины и силы переживаемых эмоций может не найтись нужных слов:

«Набрось на них покров забвенья:
Стихом размеренным и словом ледяным
Не передашь ты их значенья».

В этом стихотворении Лермонтов достаточно резок в высказываниях. Он предугадывает реакцию читателя, отговаривая Поэта быть поэтом, чтобы избежать участи Пушкина или же просто глубокой психологической травмы. Однако при этом Поэт всё равно остаётся несчастен! Итак, писатель отказывается творить и отдавать свой талант публике. Но с другой стороны, он всё равно остаётся тонко чувствующим лириком. В нём бурлят переживания и страсти, к нему приходит вдохновение, но Поэт не может поделиться этим с другими, и именно в этом и заключается его трагедия.

«Журналист, читатель и писатель»

Теме поэта и толпы посвящено стихотворение «Журналист, читатель и писатель». Тут Лермонтов предстаёт в разных ипостасях, выражая мнения каждой из трёх сторон. Непосредственно перед текстом дана небольшая ремарка в скобках, что отсылает к пьесе как форме изложения. Писатель сидит в кресле перед камином, возможно, задумавшись. Читатель стоит с сигарой, будто ожидая от Писателя чего-то решительно нового и интересного. Журналист говорит, что Писатель болен, ведь:

«В заботах жизни, в шуме света
Теряет скоро ум поэта
Свои божественные сны».

Читатель обвиняет Писателя в том, что произведения вторичны, в печатном варианте множество ошибок, а к самому журналу не хочется даже прикасаться, не облачив предварительно руки в перчатки. Писатель же не ищет оправдания, а, наоборот, соглашается:

«О чём писать? Восток и юг
Давно описаны, воспеты;
Толпу ругали все поэты,
Хвалили все семейный круг».

Несмотря на то что «Журналист, читатель и писатель» было написано более 150 лет назад, Лермонтов поднимает вполне современный вопрос: как найти баланс между заказчиком (в этом случае Журналистом), читателем и самим поэтом? Как писать так, чтобы и высшее общество и «низший свет» понимали и принимали творчество? Нужно ли писать по мановению сердца или же писать на заказ, понимая, что с каждым разом тексты становятся всё более плоскими, а темы более избитыми? Когда искусство снова станет возвышенным? Ответов в произведении не дано. Опять поднимается тема пророческой миссии поэта (последний монолог писателя). Он воображает своего читателя, чувствует его настроения и ожидания, поэт ответственен перед ним. Как и в стихотворении «На смерть поэта» финальные строки несут обличительную, критическую направленность: «неблагодарной» толпе вовсе не нужно открывать, показывать свой внутренний мир, делиться с ней одной из самых интимных вещей – своим творчеством.

Два непохожих «Пророка»

В цикле о поэте и поэзии выделяется ещё одно стихотворение – «Пророк». Следует сказать, что Пушкин в 1826 году написал одноимённое стихотворение на подобную тему. Поэт здесь мыслился пророком, призванным «глаголом жечь сердца людей». Вдохновение и способности к сочинительству представляются даром свыше, который передал влачащемуся в пустыне мученику шестикрылый серафим:

«В уста замершие мои
Вложил десницею кровавой.
И он мне грудь рассёк мечом,
И сердце трепетное вынул,
И угль, пылающий огнём,
Во грудь отверстую водвинул».

Кроме религиозных образов и мотивов, в стихотворении использована возвышенная лексика (архаизмы и библейские слова) для создания торжественности и возвышенного пафоса.
Лермонтов своим «Пророком» (1841) отвечает своему предшественнику, не вступая с ним в полемику, а написав «продолжение» — что стало с Поэтом, которого щедро одарили талантом высшие силы.

«С тех пор как вечный судия
Мне дал всеведенье пророка,
В очах людей читаю я
Страницы злобы и порока».

Следуя за Пушкиным, Лермонтов вводит в текст стихотворения библейские афоризмы («посыпал пеплом я главу», «в меня все ближние мои бросали бешено каменья») и книжную лексику и устаревшие словоформы: старцы, град. Но функция у этого приёма совершенно другая: показать различие в миропонимании наделённого даром Поэта и той толпы, ради которой он творит. Поэт вновь возвращается в пустыню, нищий, непонятый и чуждый этому миру. Герой стихотворения уходит туда, где его могут понять – свободное от условностей и осуждения место – на природу:

«И звёзды слушают меня,
Лучами радостно играя».

Завершающие строки выдержаны в стиле предыдущих стихотворений этого цикла: глас общества, насмехающегося над творцом, открыто презирающее его.
Поэт в лирике Лермонтова предстаёт отчуждённым, не воспринятым публикой, обречённым на вечное непонимание. Вопреки тому, что образ поэта вписывается в традиционное понимание героя эпохи романтизма, романтические противоречия поэта и толпы снимаются. Поэт и толпа сближаются, так как современная толпа порождает современного поэта, готового отвечать каждому требованию аудитории. Романтическая антитеза растворяется, вместо неё отражена попытка реалистического осмысления проблемы. В цикле М. Ю. Лермонтова о поэте и поэзии отчётливо прослеживается плавный переход от романтизма к реализму, характерный для всех писателей первой величины XIX века.

Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Добавить комментарий

;-) :| :x :twisted: :smile: :shock: :sad: :roll: :razz: :oops: :o :mrgreen: :lol: :idea: :grin: :evil: :cry: :cool: :arrow: :???: :?: :!: