Текст песни Марина Цветаева — Повесть о Сонечке, монолог

Имя Марины Цветаевой связано с Татарстаном, а конкретно – с чудесной Елабугой, с «нижней» (нежной!) Елабугой, со «старым городом». Дом, в котором поэт рассталась с жизнью, стоит и теперь, в нём – музей. Мемориал Цветаевой. Бродишь там, испытывая и грусть, и радость, и нечто третье, неуловимое, как дух поэзии. А на шишкинских прудах почему-то особенно думается о Цветаевой, о её жизни в целом и о последних днях.

Человек «в поте пышущем, в поте пишущем» рождал стихи, прозу, которая не плавно лилась, но стреляла каждой фразой. Прозу, не похожую ни на какую другую, и стихи, не похожие ни на чьи. Она – сама по себе, Марина Цветаева. Всю жизнь – мать троих детей. Её третьим ребёнком был собственный муж. Их политические взгляды сильно не совпадали, в вопросах воспитания детей они не совпадали тоже. Нельзя и Сергея Яковлевича назвать кормильцем и отцом семейства. Но Марина ни на секунду не отказалась от своего Серёжи. Когда впервые увидела его в Коктебеле, сразу взяла к себе под сердце. Год ждала его совершеннолетия, чтобы выйти за него замуж. Ещё через год, родила Ариадну.

В жизни Цветаевой, как в жизни любой красивой талантливой женщины, были мужчины. Но о Цветаевой нельзя сказать, что она красива и талантлива. Да, она таковой была. Но она носила в себе невероятный поэтический, музыкальный дар, стихи, ритмы, образы, которые каждую секунду раздирали её и лишь время от времени выплескивались стихами. Она была не то награждена, не то наказана им, своим даром, писать саму жизнь, петь (и пить!) любовь, само понятие любви.

Серёжу любила всем сердцем, Родзевича – любила, кажется, всем телом, низом живота, «у совести его отстояла». А сколько было увлечений, влюбленностей, восхищений! Такой женщине, вероятно, нравился не мужчина, а дух его, нечто особенное, только её глазу видимое. Какое-то качество (или его отсутствие). Привлекала какая-то часть личности, за которую цеплялось всё её существо. Остальное она домысливала, дописывала, погружалась в человека и какое-то время жила в своём творении. Но вскоре теряла интерес, или вырывала с «мясом», как Родзевича, ибо в жизни люди, как правило, по натуре своей простые, донельзя простые и медленные. Не в ритме её поэзии, не в ритме биения её сердца.

Цветаева умела увидеть в человеке божью искру, талант, которым человек не пользовался или пользовался мало, а порой и не знал о нём вовсе. А уж если это было нечто мощное, как она сама, нечто неподъёмное, совершенное или, напротив, несовершенное, невозможно было не полюбить этого человека на всю жизнь. И таких совпадающих или сильно разнящихся с ритмом её собственной поэзии, она распознавала, её к ним тянуло, и это не всегда были мужчины.

Первая Соня – в юности, ещё в старом мире, в царской России. Время, в котором они, дети конца девятнадцатого, нежились последней нежностью, носили хорошую одежду и вкусно завтракали, а кофе им подавали слуги. И вторая Соня, когда старый мир рухнул, пришлось выживать в «красной» Москве и любить ближнего с такой силой, чтобы чувство голода заглушить и не сгинуть среди крыс, вшей, холода.

Обеих «Сонечек» Цветаева любила, но разной любовью, в двух таких разных своих жизнях. Одна появилась в начале Пути. Соблазнила, утащила всю без остатка в свои запретные ласки. Тоже писала стихи. Тоже была женщиной – София Яковлевна Парнок.

«Твоя душа мне встала поперек души», – пишет Цветаева и бежит от этой ласки, ненавидит себя, но поделать со своим телом ничего не может. Есть мнение, что именно Парнок (а не Эфрон!) раскрыла весь эротизм Цветаевой, пробудила страсть, вытащила из неё женское, побудила на иные стихи, которых до встречи с Парнок в Цветаевой не было, она их – не слышала. Первая в её жизни «Сонечка» дала миру новые стихи Цветаевой (цикл «Подруга»), где дрожь, жар, ненависть, запретный плод, крик, который порой вырывается в мир, порой остаётся по ту сторону зубов. Надо сказать, что на момент любовной связи с Парнок Цветаева уже была замужней женщиной и матерью.

Другая Сонечка, та самая, из «Повести».

Благодаря Софье Евгеньевне Голлидэй, проснулась в Цветаевой проза. Но уже – после смерти подруги. Конечно, «Повесть о Сонечке» – не первая проза Цветаевой. Она пишет «Повесть о Сонечке» летом, буквально за пару лет до собственной кончины, после того, как в 1937 году узнала из письма дочери Ариадны о смерти Сони Голлидэй в 1934. За повестью и проводит лето, вспоминает события двадцатилетней давности, их совместную зимовку в Москве 1919, когда, по словам самой Цветаевой, она променяла бы кусок хлеба на клочок бумаги. И поветь о Сонечке написана в память Сонечки. На смерть Софьи Евгеньевны Голлидэй, «Галлиды», как называла её маленькая Ирина.

«Галлида» была в восторге от Цветаевой. Считала верхом несправедливости, что руки поэта, созданные для поцелуев, вынуждены мыть, стирать, таскать… Цветаева была женщиной в полном расцвете, что называется «в самом соку», на момент революции ей не было и тридцати.

Но как пришлось проститься с платьями, квартирой, где они жили с Эфроном, и с отцовским домом в Трехпрудном, так и с молодостью своей она прощается: «Вырванная из грудных глубин, молодость моя, иди к другим». Удивительно, что в образе «послереволюционной» Цветаевой одновременно присутствует и гордо поднятая голова, и смирение перед новыми печальными обстоятельствами. У поэта отняли то, что не имело первейшей ценности, потому и осталась она в живых. А что её убило бы, то отнять у неё было нельзя, потому как руками такое не ухватишь. В просторе множества комнат, в тепле и уюте пелось одно, в нетопленой, заваленной вещами, мешками, лохмотьями каморке – совсем другое. Но и то, и то у Цветаевой были песни. Не песен у неё не было.

Первая Соня (Парнок) познала Цветаеву – молодую, даже юную девушку, еще не слишком раскрывшегося поэта, не слишком умеющего управлять своим талантом. Парнок – любопытство, прикосновение, запретный плод, одного поля ягода, изюминка в солнечной жизни пока ещё царской России. Сошлись телами, не в силах оторваться. Роскошь телесная. Буря в гавани.

Вторая Соня (Голлидэй) менее чем через пять лет узнала Цветаеву – женщину. Жену, которая жила без мужа и была матерью голодных детей. Голлидэй – шанс на дыхание, соломинка утопающего. Соломинка в буквальном смысле – маленькая, худая с большим сердцем девочка. Сошлись душами, и вместе им было не так холодно. Роскошь в общении. Совместное творчество. Гавань в буре.

Конечно, не только прозу Цветаевой (были также и «Стихи к Сонечке»), а в первую очередь, драматургию Цветаевой «родила» Софья Голлидэй. Она была актрисой театра, и Цветаева писала на неё пьесы, много пьес в голодный год. Но Голлидэй прогремела на всю Москву из-за роли Настеньки. Актриса работала спектакль по повести Достоевского «Белые ночи». Голлидэй недолюбливали, и режиссёр в том числе. Все считали её неудобной, потому что она была непростым человеком. Сама же Цветаева считала свою Сонечку чудом, о чём и сказала однажды режиссёру Мчеделову: «В ваших руках – чудо». А он ответил: «И что с того? Если это никому не нужно».

Итак, о Софии Парнок Цветаева вспоминать не любила. Софью Голлидэй вспоминала с теплом. Ни той, ни другой, быть может, мир бы не интересовался, если бы жизнь Цветаевой не соприкоснулась с этими женщинами. Конечно, нашлись бы воспоминания об актрисе, да и дерзкая, смелая, с мужским характером поэтесса серебряного века оставила после себя стихи. Но Цветаева, масштаб её личности, отношение к этим женщинам, а главное – творчество, которое они в ней пробудили, – вот что удивительно, загадочно, необъяснимо. По словам Марины Ивановны, вещь искала саму себя через неё. Помимо огромного литературного наследия, которое она оставила, цикл дореволюционных стихов «Подруга» и «Повесть о Сонечке», которая была написана в конце тридцатых, нашли себя через её перо, взяться за которое одну женщину вдохновили другие женщины, почти тёзки (с разницей в одну букву). Друг с другом незнакомые, непростые, ранимые, смелые, непостижимые уму-разуму существа. Как и сама женщина-поэт, которая «отказалась жить с волками площадей», и в последний день лета первого года второй мировой войны приняла решение «исчезнуть с поверхности земли».

Текст песни Марина Цветаева — Повесть о Сонечке, монолог

«Повесть о Сонечке» рассказывает о самом романтическом периоде в биографии Марины Цветаевой — о её московской жизни в 1919 — 1920 гг. в Борисоглебском переулке. Это время неопределенности (ее муж у белых и давно не подает о себе вестей), нищеты (ее дочери — одной восемь, другой пять — голодают и болеют), преследований (Цветаева не скрывает, что она жена белого офицера, и сознательно провоцирует враждебность победителей). И вместе с тем это время великого перелома, в котором есть что-то романтическое и великое, и за торжеством быдла просматривается подлинная трагедия исторического закона. Настоящее скудно, бедно, прозрачно, потому что вещественное исчезло. Отчетливо просматриваются прошлое и будущее. В это время Цветаева знакомится с такой же, как она, нищей и романтической молодежью — студийцами Вахтангова, которые бредят Французской революцией, XVIII веком. и средневековьем, мистикой, — и если тогдашний Петербург, холодный и строгий, переставший быть столицей, населен призраками немецких романтиков, Москва грезит о якобинских временах, о прекрасной, галантной, авантюрной Франции. Здесь кипит жизнь, здесь новая столица, здесь не столько оплакивают прошлое, сколько мечтают о будущем.

Главные герои повести — прелестная молодая актриса Сонечка Голлидэй, девочка-женщина, подруга и наперсница Цветаевой, и Володя Алексеев, студиец, влюбленный в Сонечку и преклоняющийся перед Цветаевой. Огромную роль играет в повести Аля — ребенок с удивительно ранним развитием, лучшая подруга матери, сочинительница стихов и сказок, вполне взрослый дневник которой часто цитируется в «Повести о Сонечке». Младшая дочь Ирина, умершая в 1920 году в детском приюте, стала для Цветаевой вечным напоминанием о её невольной вине: «не уберегла». Но кошмары московского быта, продажа рукописных книг, отоваривание пайками — все это не играет для Цветаевой существенной роли, хотя и служит фоном повести, создавая важнейший её контрапункт: любовь и смерть, молодость и смерть. Именно таким «обтанцовыванием смерти» кажется героине-повествовательнице все, что делает Сонечка: её внезапные танцевальные импровизации, вспышки веселья и отчаяния, её капризы и кокетство.

Сонечка — воплощение любимого цветаевского женского типажа, явленного впоследствии в драмах о Казанове. Это дерзкая, гордая, неизменно самовлюбленная девочка, самовлюбленность которой все же ничто по сравнению с вечной влюбленностью в авантюрный, литературный идеал. Инфантильная, сентиментальная и при этом с самого начала наделенная полным, женским знанием о жизни, обреченная рано умереть, несчастливая в любви, невыносимая в быту, любимая героиня Цветаевой соединяет в себе черты Марии Башкирцевой (кумира цветаевской юности), самой Марины Цветаевой, пушкинской Мариулы — но и куртизанки галантных времен, и Генриетты из записок Казановы. Сонечка беспомощна и беззащитна, но её красота победительна, а интуиция безошибочна. Это женщина «пар экселянс», и оттого перед её обаянием и озорством пасуют любые недоброжелатели. Книга Цветаевой, писавшаяся в трудные и страшные годы и задуманная как прощание с эмиграцией, с творчеством, с жизнью, проникнута мучительной тоской по тому времени, когда небо было так близко, в буквальном смысле близко, ибо «недолго ведь с крыши на небо» (Цветаева жила с дочерьми на чердаке). Тогда сквозь повседневность просвечивало великое, всемирное и вневременное, сквозь истончившуюся ткань бытия сквозили его тайные механизмы и законы, и любая эпоха легко аукалась с тем временем, московским, переломным, накануне двадцатых.

В этой повести появляются и Юрий Завадский, уже тогда щеголь, эгоист, «человек успеха», и Павел Антокольский, лучший из молодых поэтов тогдашней Москвы, романтический юноша, сочиняющий пьесу о карлике инфанты. В ткань «Повести о Сонечке» вплетаются мотивы «Белых ночей» Достоевского, ибо самозабвенная любовь героя к идеальной, недосягаемой героине есть прежде всего самоотдача. Такой же самоотдачей была нежность Цветаевой к обреченной, всезнающей и наивной молодежи конца серебряного века. И когда Цветаева дарит Сонечке свое самое-самое и последнее, драгоценные и единственные свои кораллы, в этом символическом жесте дарения, отдачи, благодарности сказывается вся неутолимая цветаевская душа с её жаждой жертвы.

А сюжета, собственно, нет. Молодые, талантливые, красивые, голодные, несвоевременные и сознающие это люди сходятся в гостях у старшей и самой одаренной из них. Читают стихи, изобретают сюжеты, цитируют любимые сказки, разыгрывают этюды, смеются, влюбляются. А потом кончилась молодость, век серебряный стал железным, и все разъехались или умерли, потому что так бывает всегда.

«Повесть о Сонечке»

«Повесть о Сонечке» рассказывает о самом романтическом периоде в биографии Марины Цветаевой — о её московской жизни в 1919 — 1920 гг. в Борисоглебском переулке. Это время неопределённости (ее муж у белых и давно не подаёт о себе вестей), нищеты (ее дочери — одной восемь, другой пять — голодают и болеют), преследований (Цветаева не скрывает, что она жена белого офицера, и сознательно провоцирует враждебность победителей). И вместе с тем это время великого перелома, в котором есть что-то романтическое и великое, и за торжеством быдла просматривается подлинная трагедия исторического закона. Настоящее скудно, бедно, прозрачно, потому что вещественное исчезло. Отчётливо просматриваются прошлое и будущее. В это время Цветаева знакомится с такой же, как она, нищей и романтической молодёжью — студийцами Вахтангова, которые бредят Французской революцией, XVIII веком и средневековьем, мистикой, — и если тогдашний Петербург, холодный и строгий, переставший быть столицей, населён призраками немецких романтиков, Москва грезит о якобинских временах, о прекрасной, галантной, авантюрной Франции. Здесь кипит жизнь, здесь новая столица, здесь не столько оплакивают прошлое, сколько мечтают о будущем.

Главные герои повести — прелестная молодая актриса Сонечка Голлидэй, девочка-женщина, подруга и наперсница Цветаевой, и Володя Алексеев, студиец, влюблённый в Сонечку и преклоняющийся перед Цветаевой. Огромную роль играет в повести Аля — ребёнок с удивительно ранним развитием, лучшая подруга матери, сочинительница стихов и сказок, вполне взрослый дневник которой часто цитируется в «Повести о Сонечке». Младшая дочь Ирина, умершая в 1920 году в детском приюте, стала для Цветаевой вечным напоминанием о её невольной вине: «не уберегла». Но кошмары московского быта, продажа рукописных книг, отоваривание пайками — все это не играет для Цветаевой существенной роли, хотя и служит фоном повести, создавая важнейший её контрапункт: любовь и смерть, молодость и смерть. Именно таким «обтанцовыванием смерти» кажется героине-повествовательнице все, что делает Сонечка: её внезапные танцевальные импровизации, вспышки веселья и отчаяния, её капризы и кокетство.

Сонечка — воплощение любимого цветаевского женского типажа, явленного впоследствии в драмах о Казанове. Это дерзкая, гордая, неизменно самовлюблённая девочка, самовлюблённость которой все же ничто по сравнению с вечной влюблённостью в авантюрный, литературный идеал. Инфантильная, сентиментальная и при этом с самого начала наделённая полным, женским знанием о жизни, обречённая рано умереть, несчастливая в любви, невыносимая в быту, любимая героиня Цветаевой соединяет в себе черты Марии Башкирцевой (кумира цветаевской юности), самой Марины Цветаевой, пушкинской Мариулы — но и куртизанки галантных времён, и Генриетты из записок Казановы. Сонечка беспомощна и беззащитна, но её красота победительна, а интуиция безошибочна. Это женщина «пар экселянс», и оттого перед её обаянием и озорством пасуют любые недоброжелатели. Книга Цветаевой, писавшаяся в трудные и страшные годы и задуманная как прощание с эмиграцией, с творчеством, с жизнью, проникнута мучительной тоской по тому времени, когда небо было так близко, в буквальном смысле близко, ибо «недолго ведь с крыши на небо» (Цветаева жила с дочерьми на чердаке). Тогда сквозь повседневность просвечивало великое, всемирное и вневременное, сквозь истончившуюся ткань бытия сквозили его тайные механизмы и законы, и любая эпоха легко аукалась с тем временем, московским, переломным, накануне двадцатых.

В этой повести появляются и Юрий Завадский, уже тогда щёголь, эгоист, «человек успеха», и Павел Антокольский, лучший из молодых поэтов тогдашней Москвы, романтический юноша, сочиняющий пьесу о карлике инфанты. В ткань «Повести о Сонечке» вплетаются мотивы «Белых ночей» Достоевского, ибо самозабвенная любовь героя к идеальной, недосягаемой героине есть прежде всего самоотдача. Такой же самоотдачей была нежность Цветаевой к обречённой, всезнающей и наивной молодёжи конца серебряного века. И когда Цветаева дарит Сонечке своё самое-самое и последнее, драгоценные и единственные свои кораллы, в этом символическом жесте дарения, отдачи, благодарности сказывается вся неутолимая цветаевская душа с её жаждой жертвы.

А сюжета, собственно, нет. Молодые, талантливые, красивые, голодные, несвоевременные и сознающие это люди сходятся в гостях у старшей и самой одарённой из них. Читают стихи, изобретают сюжеты, цитируют любимые сказки, разыгрывают этюды, смеются, влюбляются… А потом кончилась молодость, век серебряный стал железным, и все разъехались или умерли, потому что так бывает всегда.

Период с 1919 по 1920 гг. в жизни Цветаевой одинаково романтичен и трагичен. Такое настроение вобрало в себя ее произведение «Повесть о Сонечке». Цветаеву, как жену офицера белой армии, преследуют неопределенность и нищета. У нее двое дочерей и никакой весточки от мужа. Это время, когда быдло торжествует, но на дальнем плане видна истинная трагедия народа. Есть в великом переломе своя романтичность. Четко видно прошлое и будущее. В этот период Цветаева общается с похожей на нее саму молодежью. Они тоже романтичны и нищие. Это студийцы театра Вахтангова.

Одна такая молоденькая актриса Соня Голлидэй, близкая подруга Цветаевой. В нее влюблен Володя Алексеев, тоже студиец. Немалая роль предназначена Але. Это удивительно развитый ребёнок, который сочиняет стихи и сказки, и ведет взрослый для нее дневник. С него взяты цитаты в повесть. Не уберегла Цветаева младшую дочь Ирину, которая умерла в 1920 году в приюте для детей. Всю жизнь писательница пронесет в своем сердце эту вину. Кошмарный московский быт, продажа написанных книг, получение товаров по пайками — это является фоном для повести, в которой обыгрываются такие понятия, как молодость, любовь и смерть. Сонечка может то смеяться — то изнывать от тоски, то танцевать до упаду – то убиваться в горе.

Цветаева в образ Сонечки вложила черты нескольких женских образов: Марии Башкирцевой, своего юношеского кумира, Мариулы из Пушкина и самой себя. Получился образ сентиментальной, дерзкой, инфантильной, влюбленной в литературный идеал мужчины девочки. Сонечке несносен быт, она обречена на несчастную любовь и раннюю смерть. У героини безошибочная интуиция и победительная красота. Это спасает девушку от ее собственной беззащитности и беспомощности. А перед озорством и обаянием барышни отступают недоброжелатели. Этой книгой Цветаева решила прощаться с эмиграцией, творчеством и самой жизнью. Она жила с детьми на чердаке и мысль о том, что с крыши на небо совсем недолго, посещала ее.

Образы еще нескольких реальных людей Цветаева перенесла в свою «Повесть о Сонечке». В произведении отведено место Юрию Завадскому, который щеголял своим тогдашним успехом, положением и был по натуре эгоистом. Описала Цветаева и Павла Антокольского, который был лучшим среди тогдашних московских молодых поэтов. Это был молодой романтик, который сочинял пьесу про карлика инфанты. В повести мы можем видеть переплетение с мотивами достоевских «Белых ночей». Герой также самозабвенно и самоотданно любит главную героиню. С такой самой самоотдачей Цветаева относилась к наивной, обреченной и всезнающей молодежи конца того серебряного века.

А собственно сюжета, как такового, и не наблюдаем. Читателю показана талантливая, вечно голодная, несовременная молодежь, которые общаются дома у самой старшей из них и самой одаренной девушки. Происходит прочтение стихов, выбирают цитаты из любимых сказок, разыгрывают сценки…влюбляются и смеются. Так проходит молодость. Век серебряный сменил век железный. Кто-то умер, кто-то уехал. Так всегда происходит, это жизнь.

Играть в демо Imperial Fruits: 40 lines

В казино наше казино Старс могут проводить время все совершеннолетние гэмблеры.

Реальные ставки

В распоряжении игроков будет 25 направлений.
Этот раунд в виртуальном аппарате Devil’s Delight проходит на отдельном поле, где изображена обычная городская улица со случайными пешеходами.

Казино вулкан мега скачать — Вейджер не дает вывести средства со счета до того момента, как будут сделаны ставки, учитывающиеся за все время игры, на необходимую сумму.
Если же вы не любите риск и предпочитаете пассивный расслабляющий отдых – для вас есть возможность играть на деньги, не искушая судьбу.
Вышедший в июне 2008 года онлайн-слот Agent Jane Blonde сделан в формате комикса.

Несмотря на то, что все эти подарки кажутся привлекательными и очень щедрыми, у них ряд ограничений и особые условия использования.
Сам по себе процесс увлекателен и не требует особых навыков.
Когда три наименования окажутся в разных частях поля, игроки попадут в бонусный тур.

Каждое казино с бездепозитным бонусом выставляет собственные оригинальные условия по отыгрышу и выводу такого поощрения.
«Птица», «Лама», «Лягушка», «Орёл», «Пантера», «Золотой дракон» и «Ацтек».
Некоторые казино считают требования не только от суммы бонуса, но и от депозита.
Однако имейте ввиду, что фриспины это не реальные средства, а так называемые бонус кредиты.
Особенно это типично для новичков онлайн-казино.

Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Добавить комментарий

;-) :| :x :twisted: :smile: :shock: :sad: :roll: :razz: :oops: :o :mrgreen: :lol: :idea: :grin: :evil: :cry: :cool: :arrow: :???: :?: :!: