Некрасов Н — Есть женщины в русских селеньях (из поэмы Мороз красный нос ) В

В своих поэмах и стихотворениях Некрасов показывал замечательные характеры русских женщин. Сопоставлял их судьбу с будущей жизнью, изображал тяжелый труд крестьянок на барщине. В его поэзии нашла свое отражение целая эпоха общественного развития. Некрасов явился поэтическим вождем поколения 60—70-х годов XIX века. Поэт сблизил поэзию с народом, внес в литературу новые темы и образы. Его произведения, остаются актуальными и в наше время.
В произведениях поэта возникает согретый авторской любовью образ женщины-крестьянки, чистой сердцем, светлой умом, сильной духом. Именно такова Дарья, героиня поэмы «Мороз, Красный нос», по духу — сестра некрасовских декабристок.

Н. А. Некрасов.«Есть женщины в русских селеньях. »

Есть женщины в русских селеньях
С спокойною важностью лиц,
С красивою силой в движеньях,
С походкой, со взглядом цариц,—

Их разве слепой не заметит,
А зрячий о них говорит:
«Пройдет — словно солнце осветит!
Посмотрит — рублем подарит!»

Идут они той же дорогой,
Какой весь народ наш идет,
Но грязь обстановки убогой
К ним словно не липнет. Цветет

Красавица, миру на диво,
Румяна, стройна, высока,
Во всякой одежде красива,
Ко всякой работе ловка.

И голод и холод выносит,
Всегда терпелива, ровна.
Я видывал, как она косит:
Что взмах — то готова копна!

Платок у ней на ухо сбился,
Того гляди косы падут.
Какой-то парнек изловчился
И кверху подбросил их, шут!

Тяжелые русые косы
Упали на смуглую грудь,
Покрыли ей ноженьки босы,
Мешают крестьянке взглянуть.

Она отвела их руками,
На парня сердито глядит.
Лицо величаво, как в раме,
Смущеньем и гневом горит.

По будням не любит безделья.
Зато вам ее не узнать,
Как сгонит улыбка веселья
С лица трудовую печать.

Такого сердечного смеха,
И песни, и пляски такой
За деньги не купишь. «Утеха!»
Твердят мужики меж собой.

В игре ее конный не словит,
В беде — не сробеет,— спасет;
Коня на скаку остановит,
В горящую избу войдет!

Красивые, ровные зубы,
Что крупные перлы, у ней,
Но строго румяные губы
Хранят их красу от людей —

Она улыбается редко.
Ей некогда лясы точить,
У ней не решится соседка
Ухвата, горшка попросить;

Не жалок ей нищий убогий —
Вольно ж без работы гулять!
Лежит на ней дельности строгой
И внутренней силы печать.

В ней ясно и крепко сознанье,
Что все их спасенье в труде,
И труд ей несет воздаянье:
Семейство не бьется в нужде,

Всегда у них теплая хата,
Хлеб выпечен, вкусен квасок,
Здоровы и сыты ребята,
На праздник есть лишний кусок.

Идет эта баба к обедне
Пред всею семьей впереди:
Сидит, как на стуле, двухлетний
Ребенок у ней на груди,

Рядком шестилетнего сына
Нарядная матка ведет.
И по сердцу эта картина
Всем любящим русский народ!

Никола́й Алексе́евич Некра́сов (28 ноября (10 декабря) 1821, Немиров, Российская империя — 27 декабря 1877 (8 января 1878), Санкт-Петербург) — русский поэт, писатель и публицист. Признанный классик мировой литературы.
Современники говорили, что он был «человек мягкий, добрый, независтливый, щедрый, гостеприимный и совершенно простой… человек с настоящею… русскою натурой — бесхитростный, весёлый и грустный, способный увлекаться и весельем и горем до чрезмерности».

Текст некрасов красный нос

Каждый писатель стремится создать в своих произведениях тип женщины, в котором бы выразились его представления об идеальной героине. Таковы пушкинская Татьяна Ларина, тургеневские девушки: Лиза Капитана, Наталья Ласунская, Елена Стахова. Эти замечательные героини, которых воплотились лучшие черты русского характера, порождены дворянской средой. Некрасов вводит в свои стихи и поэмы новую героиню — крестьянку, которая сочетает в себе нравственную чистоту, свойственную девушкам-дворянкам, и трудолюбие, стойкость, силу характера, которые формирует именно крестьянская среда.

В ранних стихотворениях поэта мы видим как бы первые наброски будущего яркого и выразительного образа «величавой славянки». Первое же стихотворение Некрасова, принесшее ему славу, «В дороге» посвящено судьбе крестьянской девушки Груши, которую погубили господа своей кажущейся добротой. Дав ей дворянское воспитание и образование, они затем вернули ее в крестьянскую среду, от которой она совершенно отдалилась. Эта драматическая судьба образованной девушки из народа, зависящей от прихоти барина, предстает перед нами в рассказе ее мужа, ямщика. Судьбы русских крестьянок удивительно схожи друг с другом тем, что до краев наполнены горем, обидами, унижениями, непосильным трудом. Поэтому в стихотворении «Тройка», рисуя обаятельный портрет «чернобровой дикарки», автор с грустью предвидит ее будущую жизнь, которая превратит это очаровательное, полное жизни существо в рано состарившуюся женщину, в лице которой «появится вдруг выраженье тупого терпенья и бессмысленный вечный испуг». Таким образом, рисуя образы женщин-крестьянок, автор настойчиво утверждает мысль о том, что невыносимые условия жизни, бесправие, рабство губят их судьбы, калечат душу, в которой бесполезно гаснут силы, убиваются желания и стремления. О тяжкой женской доле повествует стихотворение «В полном разгаре страда деревенская». Основу жизни безымянной героини этого стихотворения составляет бесконечный каторжный труд, который изматывает ее силы, не дает ей передохнуть.

Бедная баба из сил выбивается,
Столб насекомых над ней колыхается,
Жалит, щекочет, жужжит!

Приподнимая косулю тяжелую,
Баба порезала ноженьку голую —
Некогда кровь унимать!

Эта реалистически нарисованная картина дает яркое представление о жизни свободной крестьянки, ибо стихотворение было написано в 1862 году, то есть после отмены крепостного права. Судьба русской женщины из народа по-прежнему остается тяжелой. Но эти невыносимые условия закаляют женский характер, заставляя стойко переносить жизненные испытания.

На долю Дарьи из поэмы «Мороз, Красный нос» выпадает страшное горе — смерть мужа, кормильца, опоры и надежды семьи. Но не только грозящая в недалеком будущем нищета иссушает Дарью. Самое страшное для нее — утрата горячо любимого мужа. Гордость заставляет ее сдерживать подступающие слезы, которые все же проливаются на «холст гробовой». Мужественный и стойкий характер Дарьи проявляется в том, что она сама сшивает саван умершему мужу, заботливо отводит детей к соседке, едет за дровами в лес сразу после похорон. Картины предсмертного сна Дарьи с особенной силой раскрывают ее высокие моральные качества — преданную любовь к мужу и детям, трудолюбие, силу воли. Чтобы выразить свое глубокое сочувствие героине, автор пользуется для создания ее образа такими эпитетами, как «горькая вдовица», «молодая вдова», ласково называет ее «Дарьюшкой». Поэт очень неожиданно использует здесь метафору. Слезы плачущей Дарьи то проливаются дождем, то истекают перезревшими зернами, то застывают жемчужинами. Мысленно говоря с мужем, бесконечно тоскуя о нем, Дарья мужественно встречает беду, заботясь о детях. Но она настолько привыкла делить свои радости и горести с Проклом, что и после его смерти, думая о предстоящей свадьбе сына, обращается к умершему мужу, как к живому

Я ли о нем не старалась?
Я ли жалела чего?
Я ему молвить боялась,
Как я любила его!

Сколько нежности, любви, заботы, ласки и тепла заключено в этих простых, безыскусных словах! Даже тяжелый крестьянский труд окрашивается светлыми, радостными тонами в картине предсмертного сна героини, потому что в нем рядом с ней те, кто для нее дороже всего: заботливый трудолюбивый муж, проворный сынишка Гришуха, красивая Маша-резвушка. Эта светлая, праздничная картина — последнее, что видит замерзающая Дарья. Только в смерти обретает она покой и счастье, ибо жизнь сулит ей только беспросветную нужду и горе. Значит, в беде Дарьи отразилась трагедия многих крестьянских женщин: жен, сестер, матерей. Недаром в поэме авторское повествование о горестной судьбе героини прерывается взволнованным монологом поэта о русских женщинах-крестьянках. В нем он рисует обобщенный образ «величавой славянки», которая «коня на скаку остановит, в горящую избу войдет».

. Красавица, миру на диво,
Румяна, стройна, высока,
Во всякой одежде красива,
Ко всякой работе ловка.

И голод, и холод выносит,
Всегда терпелива, ровна.
Я видывал, как она косит:
Что взмах — то готова копна!

Этот яркий, выразительный портрет выявляет высокие нравственные черты крестьянской женщины: силу, выносливость, трудолюбие, цельность характера, скромность, достоинство. Русская крестьянка, задавленная непосильным трудом, все-таки сумела сохранить и в рабстве свободное сердце, силу духа, физическую и духовную красоту. Пожалуй, наиболее полно эти черты русской женщины из народа воплотились в образе Матрены Тимофеевны Корчагиной из поэмы «Кому на Руси жить хорошо». Но в ней есть еще и нечто новое, что отличает ее от других героинь Некрасова. Она протестует против своего рабского положения, активно борется за свое счастье. Собственно, вся жизнь Матрены Тимофеевны, о которой она рассказывает мужикам-правдоискателям, — это и есть бесконечная упорная борьба с горем, несправедливостью, унижением, беззаконием. Знакомя читателей со своей героиней, Некрасов дает ее портрет, в котором выразилось народное представление о женской красоте.

Матрена Тимофеевна,
Осанистая женщина,
Широкая и плотная,
Лет тридцати восьми.
Красива: волос с проседью,
Глаза большие, строгие,
Ресницы богатейшие,
Сурова и смугла.

Весь облик некрасовской героини полон достоинства и спокойной сдержанности. В ее жизни короткие радости сменялись тяжелыми несчастьями, которые, однако, не сломили ее сильной натуры. Огромные духовные силы этой женщины помогли ей перенести страшную смерть первенца Демушки, они дали ей силы защитить от жестокого наказания второго сына Федотушку, добиться отмены незаконной отправки мужа в рекрутчину. Своего относительного благополучия она добилась сама, отважно борясь с бедами и невзгодами, защищая свое человеческое достоинство. Рассказ Матрены Тимофеевны о своей жизни венчает притча о ключах от женского счастья.

Ключи от счастья женского,
От нашей вольной волюшки
Заброшены, потеряны
У бога самого.

В некрасовской поэме звучит оптимистическая мысль о том, что «ключи» должны найтись, ибо русская крестьянка достойна счастливой и свободной жизни, которая поможет реализовать ее богатые нравственные силы, найдя им достойное применение.

Текст некрасов красный нос

Данной статьей мы продолжаем тему, которая разрабатывалась Анной Ивановной Журавлевой в ее ценном исследовании «Некрасов и Лермонтов» [i] . О связях поэзии Некрасова с русским романтизмом существует целый ряд работ, затрагивающих в том числе и интересующий нас аспект – влияние русской романтической поэмы на лироэпическую поэзию Некрасова. Романтическую традицию в «Несчастных» Некрасова отмечал К. Чуковский [ii] ; есть отдельные замечания о романтических мотивах в «Княгине Трубецкой» у А. И. Битюговой [iii] . А. Л. Жовтис возводил генезис некрасовского произведения к романтической поэме декабристского типа [iv] . Важны наблюдения В.В. Гиппиуса о мотивах «Мцыри» Лермонтова в поэме Некрасова «На Волге» [v] . Ю. Лебедев в своей монографии о поэмах Некрасова подробно останавливается на параллелях поэмы «Несчастные» с «Мцыри», видя в Кроте образ романтического страдальца [vi] . Следующим шагом в разработке данной проблематики стала монография А.Н. Березневой [vii] , в которой творчество Лермонтова, Некрасова и Блока рассматривается как три этапа (sic!) становления русской романтической поэмы. По мнению исследовательницы, именно лермонтовские инновации в жанре романтической поэмы легли в основу следующего этапа ее развития у Некрасова и его современников: «…жанровые особенности лермонтовской романтической поэмы определялись изменением идейной содержательности образа героя, снятием исключительности, большей психологической разработанностью характера. Существенно появление своеобразного историзма. В доведенной до совершенства монологической структуре открылись возможности символического подтекста. Вовлечение в глубь лирической конструкции описательного материала и природы обусловило активное, деятельное начало этих жанровых компонентов. Все эти черты (в разной степени у разных поэтов) стали важной вехой на пути дальнейшего движения романтической поэмы» [viii] . В свою очередь, «обращение Некрасова к романтической поэме было важным моментом для самого жанра. Развивая прежние традиции, Некрасов внес в него такие элементы, которые позволяют говорить о некрасовском этапе в истории жанра» [ix] . А.Н. Березнева находит и подробно разбирает лермонтовские мотивы не только в поэме «Несчастные», но и в поэме «Русские женщины».

Влияние поэзии Лермонтова на Некрасова затрагивается и в ряде других работ [x] .

Итак, чертами романтизма в структуре некрасовской поэмы исследователи считают формы монолога и исповеди, героический и трагический пафос повествования, символический подтекст сюжета, взаимоотраженность мира природы и человека [xi] .

В данной статье мы хотим проаналировать романтические черты еще одной поэмы Некрасова, «Мороз, красный нос» (далее «МКН»). Появление сказочного персонажа Мороза в ее второй части, в сочетании с литературной оранжировкой народных песен, неизменно рассматривалось исследователями как обращение поэта к русскому фольклору, для раскрытия изнутри народного миросозерцания [xii] . В то же время сложная система символических мотивов поэмы «Мороз, красный нос», присутствие в ней фантастического элемента позволяют прямо соотнести ее с романтической традицией, где сопричастность природы событиям жизни героя была важнейшей концептуальной составляющей.

Сюжетный мотив смерти от таинственных сил природы, персонифицированных в мифологическом образе, перешел из народных преданий и мифов в романтические жанры баллады, поэмы и литературной сказки [xiii] . Демонизация природы встречается в таких важных для русской поэзии XIX в. текстах, как «Лесной царь» и «Рыбак» Гете, «Ундина» Де ла Мотт Фуке – в переводах Жуковского. Природные силы могут приобретать различные степени персонификации – от пантеистического «хора» природы как синтетического целого (какой предстоит природа в поэме «Мцыри», голос самой природы также слышится в песне рыбки из сна Мцыри) до выделенного из нее антропоморфного образа (Лесного царя, Ундины, Струя), принимающего полноправное и активное участие в сюжете и, в первую очередь, – в любовной интриге, как возлюбленный/возлюбленная героя, Такая любовь неизменно оборачивается смертью человека, что символизирует трагичность взаимоотношений романтического героя с природой, и в целом обреченность его положения в мироздании.

Некрасов, таким образом, в точности воспроизводит в «МКН» традиционную романтическую коллизию – любовь и гибель от природного божества.

Разумеется, образ природы у Некрасова нагружается и социальной проблематикой, причем специфически русской: суровая зима усиливает и без того почти невыносимые тяготы крестьянской жизни и становится прямой причиной гибели Прокла и его жены («Зима доконала его» [xiv] ). Однако это совсем не означает разрыва с романтическими традициями. Вспомним, что впервые зимний пейзаж для живописания русского национального колорита был разработан в ультраромантической «Светлане» Жуковского, с которой «МКН» совпадает целым рядом мотивов: так, если Светлана видит во сне «хижину под снегом», где в гробу лежит «милый друг ее – мертвец», то в начале «МКН» «как саваном, снегом одета, избушка в деревне стоит» (79), в которой лежит умерший муж Дарьи.

Если в первой части «МКН» природа предстает мрачной и смертоносной (убивающей богатыря Прокла), то во второй части она романтизируется и изображается прекрасной и в таинственном зимнем покое, и в богатстве позднего лета.

Зимний пейзаж у Некрасова наделяется не менее богатыми символико-мифологическими коннотациями, нежели традиционно романтические морской или кавказский. Как и Море, Зима представлена всепобеждающей стихией, волшебно прекрасной и губительной одновременно. В контексте крестьянской жизни (в сознании Дарьи) Лето ассоциируется с жизнью (плодородие полей и зачатое дитя у Дарьи) и трудом (который и есть сама жизнь для крестьян), а Зима – со смертью («Как саваном, снегом одета» 79; «На небо глянешь — какие-то гробы. » 99; «В лесу тишина гробовая…» 102). С летними сценами уборки урожая у Дарьи связываются воспоминания о муже, с зимним лесом – страх нечистой силы и видение фантастического возлюбленного – Мороза, насильно забирающего ее из мира живых в свое царство, подобно Лесному царю из одноименной баллады. Морозу у Некрасова приданы, помимо прочих, макабрические черты Смерти: «Люблю я в глубоких могилах Покойников в иней рядить, И кровь вымораживать в жилах…» (104).

Крестьяне причастны природной жизни главным образом через свой труд на земле. В природе имеются градации близости – враждебности крестьянам: так, соединительным звеном между человеческим и природным миром предстает Савраска, кормилец трудовой семьи. Поля пшеницы и ржи несут жизнь и процветание (Стала рожь-матушка в колос метаться, Бог нам послал урожай!» 95) и, подобно Савраске, очеловечиваются ( во сне Дарье «из снопов улыбались Румяные лица детей. » 107), но они же ассоциируются с мукой непосильного, извечного труда (образ «несметной рати» колосьев, с которой во сне бьется Дарья). Падающие на землю зерна осмысляются как символ жизни и плодородия, но с зернами сравниваются и слезы, катящиеся из глаз вдовы Прокла («Слеза за слезой упадает На быстрые руки твои. Так колос беззвучно роняет Созревшие зерна свои. » 82). Наконец, зимний лес – образ отчужденной от человека природы, влекущей своей красотой и холодным бесстрастьем исстрадавшееся сознание к смертному забвению («Нет глубже, нет слаще покоя, какой посылает нам лес» 108). В лесу слезы героини превращаются в жемчужины и льдинки. Так составляется круг символических образов (зерна – слезы – льдинки), означающих неразрывное сцепление жизни и смерти в природе, и в этот круговорот вовлечен – через слезы, то есть страдания, – человек.

Мотив смерти – один из главных и структурообразующих в поэзии Некрасова, охватывающий все остальные темы. Некрасов использует его богатую аранжировку в романтизме для получения самых неожиданных художественных эффектов в рамках своей собственной реалистической поэтики. Он мог заимствовать как устрашающие образы балладных мертвецов (в «Железной дороге» он изображает крестьян как призраков-мстителей, которые являются в полночь пассажирам, едущим по их костям [xv] ), – так и лирический мотив благостной смерти, исцеляющей страдания забвением. Подобный образ был представлен, к примеру, в «Смерти» Баратынского («О дочь верховного Эфира! О светозарная краса! В руке твоей олива мира, А не губящая коса»), или «Элизиуме» Маттисона в переводе Жуковского, «где податель мира, Добрый гений смерти спит». Именно данный мотив оказался концептуально востребованным в поэме «Мороз, красный нос».

Сам фантастический сюжет «МКН» составлен из контаминации мотивов двух народных сказок: из «Морозко» взят мотив замороженной в лесу девицы, к которой с дерева все ближе подбирается Мороз, троекратно спрашивая: «тепло ли тебе, девица?», а из сказки про двух Морозов взят мотив рубки дров и социальная направленность (рубящего дрова крестьянина оказывается заморозить невозможно, в отличие от барина, едущего в богатой шубе). Однако итоговый смысл сказок принципиально изменен Некрасовым: в обеих сказках положительные герои выживают: в «Морозко» Мороз убивает ленивую дочь мачехи, а падчерицу богато оделяет приданым, в сказке «Два мороза» работящий крестьянин берет над Морозом верх и даже жестоко поколачивает его. У Некрасова Мороз убивает работящую и ласковую Дарью. Заимствуя мотивы и персонажей из русских народных сказок, Некрасов придает сюжету логику и смысловые коннотации европейского романтизма.

Смерть героини осмысляется как уход в природу, растворение в ней. Это – излюбленный лермонтовский мотив, воплощенный наиболее отчетливо в поэме «Мцыри» и в поздней лирике. Метафорически умирание изображается как погружение в сон, в котором герой слышит чудесную песню, обещающую вечные любовь и счастье (такова песня рыбки во сне Мцыри, картина сна-смерти в стихотворении «Выхожу один я на дорогу…»). Некрасов в целостности воспроизводит мотивно-семантическую структуру Лермонтова при концепировании смерти Дарьи:

«Иди в огонь за честь отчизны, за убежденье, за любовь. » (гражданская лирика Н. А. Некрасова)

Школьное сочинение

Неповторимое своеобразие поэзии Николая Алексеевича Некрасова было емкой весомо определено им самим: «Я лиру посвятил народу своему. » В этом одновременно сокровенном признании и декларации, подводя итоги жизненного пути, поэт обозначил смысл своего подвига и суть своего творчества. Более развернуто свое кредо поэт охарактеризовал так: «Важно только одно: любить народ, родину, служить им сердцем и душой».

Совершенно естественно, что тема крестьянской жизни, изображение дореформенной и пореформенной деревни заняли одно из самых значительных мест в поэзии Некрасова. Народник П.Ф. Якубович справедливо подчеркивал, что «поэт чаще и охотнее воспевает мужицкое горе». Этой тематике действительно посвящено множество лирических стихотворений и поэм. Но Некрасов воссоздает в своих стихах не только образ многострадальной родины и несчастных, забитых и униженных детей ее, а и великих подвижников гражданского служения отчизне.

Хорошо известно, что Н. А. Некрасова и критика В.Г. Белинского связывала преданная крепкая дружба. Критик оказал на поэта, на формирование его взглядов и эстетической позиции, художественных пристрастий и мастерства значительное влияние. Некрасов же со своей стороны преклонялся перед гражданским темпераментом критика и видел в нем пламенного борца за высокие общественные идеалы. Облик Белинского мы встречаем в целом цикле произведений Некрасова, среди которых «Деловой разговор» (1851), «Памяти Белинского» (1853), поэма «Несчастные» (1856-1858) и др. Критик предстает в них как пример гражданского служения отчизне. Особенное место принадлежит поэме «В. Г. Белинский», написанной в 1855 году.

Произведение открывается лирическим вступлением, в котором тесно переплелись мотивы значительности гражданского служения нового человека, каким был Белинский, и трудности того тернистого жизненного пути, по которому он идет. Здесь сжато изложены факты из биографии выдающегося критика-демократа, особенно отмечено его простонародное происхождение, суровое воспитание в семье бедного лекаря и раннее приобщение к литературе. Поэт не показывает нам портрета или картин быта, пейзажа и интерьера. Нет, главное для него обаяние личности Белинского, который уже в юные годы был «родником» «богатых сил природных» — «источником» благородных мыслей и «честных, бескорыстных дел!». Сочетание суховатого изложения биографии и восторженных лирических строк, характеризующих обаяние и неповторимость этой личности, очень своеобразно, оно помогает наиболее полно раскрыть нравственный облик Белинского. Упоминая о раннем творчестве критика, Некрасов свидетельствует:

стремленьем к истине суровой

горячий труд его дышал.

В обстановке, когда «все глухо и мертво в литературе нашей было», Белинский сумел великолепно выразить потребность «в могучем слове правды честной, в открытом обличенье зла». Некрасов особенно подчеркивает такие его качества, как проницательность, глубина анализа действительности, активность, темперамент неутомимого борца с крепостническим рабством, черты трибуна, неистовство в сражениях, мужество гражданского служения родине. Проявляя удивительное благородство чувств и мыслей, Белинский оказывается в числе лучших людей отчизны, для которых Некрасов находит высокие и возвышенные слова:

О! сколько есть душой свободных

Сынов у родины моей,

И неподкупно верных ей,

Кто в человеке брата видит,

Кто зло клеймит и ненавидит.

Среди этих лучших сынов родины Белинский удостаивается высокого звания учителя. Но у героя произведения неизбежно появляются недоброжелатели и враги: ложные «друзья отчизны». Однако Белинский не опускается до единоборства с ними, он вступает в неравную борьбу со всей враждебной ему общественной системой в целом. И эта система губит великого человека в пору новых потрясений в Европе и России. Ода не вызывает чувства тоски и безнадежности, потому что она воспевает гражданский подвиг нового человека, показывая, что у родины есть еще много свободных душой и преданных ей сыновей.

В ряде своих стихотворений Некрасов изображает человека особенного, идущего путем Белинского, продолжающего его дело. Так, в торжественном, пафосном стихотворении «Памяти Добролюбова», написанном в 1864 году, поэт показывает идеал общественного деятеля. В этом стихотворении также нет деталей, которые могли бы помочь представить образ, но все оно — выражение чувства скорби и печали о безвременно ушедшем:

Какой светильник разума угас!

Какое сердце биться перестало!

Внезапность смерти очень точно передана метафорой » ударил час «. А чтобы изобразить человека, оставшегося до конца на своем посту, поэт находит выразительную деталь: «И вещее перо из рук упало». Но автор не только скорбит о друге, — он гордится своим соратником, восхищается его нравственной красотой, самоотверженностью, Отказом от мирских наслаждений, способностью подчинить страсти рассудку, а личную жизнь — делу свободы. Стихотворение это написано высоким слогом; ключевые по смыслу слова: «свобода», «слава», «русская земля», «гордость», «душевная красота»; используется стилистически окрашенная лексика: «мирские наслаждения», «года минули», «благодатно совмещены», «высоко вознесся» и др. Автор мастерски использует разнообразные художественные средства, которые делают стихотворение образным, глубоким. Это эпитеты и метафоры: «светлый рай», «сокровища душевной красоты», метонимические конструкции: «Какой светильник разума угас», «Такого сына не рождала ты и в недра не брала свои обратно».

Все эти художественные средства помогают автору наиболее точно передать свои мысли и чувства. В конце стихотворения Некрасов подчеркивает огромное историческое значение деятельности Добролюбова, причисляя его к лучшим умам эпохи:

Природа-мать! Когда б таких людей

Ты иногда не посылала миру,

Заглохла б нива жизни.

Ярким выражением гражданского служения отчизне является творчество передовых художников слова. К этой теме обращались и А.С. Пушкин, и М.Ю. Лермонтов. Н.А. Некрасов обращался к теме поэта и поэзии на протяжении всего своего творческого пути.

Размышления о художнике-творце нашли свое выражение в таких стихотворениях, как «Муза» (1852), «Блажен незлобивый поэт. » (1852), «Поэту (Памяти Шиллера)» (1874), «Элегия» (1874) и др.

Прославленное стихотворение «Поэт и гражданин», написанное в 1856 году, принесло Некрасову широкую известность как поэту демократическому и революционно настроенному. В этом стихотворении, размышляя о художнике-творце, Некрасов придал образу поэта некоторые собственные черты, например известные сомнения, колебания и покаяния, хотя, конечно, стремился создать образ типический. Обобщенной получилась фигура гражданина, требующего от поэта отклика на несправедливость окружающей действительности, активного служения народу, защиты обездоленных, призывающего «идти в огонь за честь отчизны, за убежденье, за любовь. «. Строки, «Поэтом можешь ты не быть, но гражданином быть обязан» восходят к формуле поэта-декабриста К.Ф.Рылеева: «Я не поэт, а гражданин». Произведение построено в форме диалога с элементами дидактизма и декларативности, но Некрасов намеренно использовал такой метод, чтобы усилить драматизм, ярче выразить призыв к активной деятельности. Поэт придавал этому стихотворению большое значение, не случайно сборник стихов 1856 года он открыл именно этой поэтической декларацией.

Подводя окончательные итоги своего творческого пути, служения отечеству, в четверостишии «Музе» (1876) Н. А. Некрасов возвращается к мотиву ранних стихов и вновь утверждает верность своей поэзии родному русскому народу и восклицает: пришедшая ко гробу Муза — «сестра народа — и моя!»:

Поэт и гражданин Н.А. Некрасов действительно остался верен идеалам своей юности, пронес их через всю творческую жизнь, продолжая «. любить народ, родину, служить им сердцем и душой».

Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Добавить комментарий

;-) :| :x :twisted: :smile: :shock: :sad: :roll: :razz: :oops: :o :mrgreen: :lol: :idea: :grin: :evil: :cry: :cool: :arrow: :???: :?: :!:

Adblock detector