Текст книги — Стихотворения

ПРЕДИСЛОВИЯ В СБОРНИКЕ «СТИХОТВОРЕНИЯ» — 1923, БЕРЛИН

ЗОЛОТО В ЛАЗУРИ

Прежде и теперь

КОРОЛЕВНА И РЫЦАРИ

(к сборнику «Пепел», 1925)

(к сборнику «Пепел», 1929)

(к неизданному тому стихов «Зовы времен»)

ПРЕДИСЛОВИЕ К НЕИЗДАННОМУ ТОМУ СТИХОВ «ЗОВЫ ВРЕМЕН»

RARUS’S GALLERY

Fine Books,Prints,Photographs & Icons

Забавная библиография

Сейчас на сайте

Ваше мнение

Маяковский В. Что такое хорошо и что такое плохо? [Стихотворение]. Рис. Н. Денисовского.

Ленинград, рабочее издательство «Прибой», 1925. 20 с. c ил. Описано по хромолитографированной обложке. 27,5х20 см. Издано без титульного листа. Тираж 10130 экз. Цена 75 коп. Одна из самых известных советских детских книг. Чрезвычайная редкость!

Написано весной 1925 года. 20 мая 1925 г. Маяковский подписал договор с издательством «Прибой». Срок представления рукописи – 22 мая 1925 г. По‑видимому, стихотворение уже было написано. Вышло в свет отдельным изданием в ноябре 1925 г. с рис. худ. Н. Денисовского. Строгий отбор деталей, композиционный лаконизм и насыщенная цветовая гамма в значительной степени адаптируют новаторские приемы худ. Николая Денисовского к уровню восприятия ребенка. Названные качества присутствуют и в иллюстрациях к стихотворению «Что такое хорошо и что такое плохо?», выполненных в 1925 г. Н. Денисовским. Художник находит остроумные оформительские решения, почти дословно следуя словам поэта. «Если бьет/ дрянной драчун/ слабого мальчишку,/ я / такого/ не хочу / даже/ вставить в книжку», — пишет Маяковский, а Денисовский запечатывает сделанный рисунок жирной кляксой. В книге постоянно встречаются не только поэтические, но и графические гиперболы. Например, ворона, при виде которой трусливый мальчик обращается в бегство, значительно превосходит ребенка своими размерами. Рисунок обложки (в нем можно найти явные штрихи из лебедевского «Мороженого») в уменьшенном варианте повторяется на одном из разворотов: отец отвечает на вопросы сына, держа в руках ту самую книгу, внутри которой находится он сам. В некоторых литографиях условность манеры исполнения подчеркивается вкраплениями инородных четко детализированных фрагментов (рисунок обоев, циферблат часов, обертка мыла).

Что такое хорошо и что такое плохо?

и спросила кроха:

для ребячьей кожицы.

и зубной порошок,

вставить в книжку.

Этот вот кричит:

кто меньше ростом! —

хоть и сам с вершок,

с грозной птицей.

что грязна рубаха.

хотя и маленький,

но вполне хороший.

ДЕНИСОВСКИЙ, НИКОЛАЙ ФЁДОРОВИЧ (1901, Москва – 1981, Москва) — живописец, график, театральный художник, плакатист, заслуженный художник РСФСР. Родился в семье художника-графика Ф. Денисовского. Учился в Москве в Строгановском художественно-промышленном училище (1911–1917) у С. Ноаковского и Д. Щербиновского, в ГСХМ (1918–1919) в театрально-декорационной мастерской Г. Якулова. В 1917 под руководством Г. Якулова участвовал в росписи кафе «Питтореск» на Кузнецком мосту в Москве. Еще во время учебы попробовал свои силы в качестве художника-оформителя в Камерном театре, в Свободной опере С. Зимина (с 1914-го). В 1920–1921 оформлял спектакли Мастерской Н. Форрегера и Показательного театра в Москве. Сотрудничество с Г. Якуловым продолжалось до 1928. В 1918–1928 вместе с другими учениками Г. Якулова работал над декорациями и эскизами костюмов к спектаклям «Царь Эдип» (премия Театрального отдела Наркомпроса), «Мера за меру», «Красный петух», «Принцесса Брамбилла», «Жирофле-Жирофля», «Сеньора Формика», «Колла ди Риенца» для Показательного и Камерного театров. В 1918 участвовал в оформлении Москвы к празднованию 1 Мая. Сразу после окончания Вхутемаса работал секретарем отдела художественного образования Наркомпроса у Д. Штеренберга. В эти годы сблизился с В. Мейерхольдом, В. Маяковским, В. Брюсовым, Л. Поповой, А. Родченко, В. Степановой. В 1922–1924 командирован Наркомпросом в Берлин и Амстердам в качестве секретаря Первой русской художественной выставки. Один из организаторов и председатель правления ОБМОХУ, участник всех его выставок в 1919–1922. Вместе с другими членами Общества делал трафареты для «Окон РОСТА» В. Маяковского, расписывал агитпоезда, создавал плакаты. Один из членов-учредителей Общества станковистов (1925–1932), участник 2–4 выставок ОСТа. В 1929 году вышел из ОСТа. В 1920-х сотрудничал с московскими и ленинградскими сатирическими журналами («Красный перец», «Смехач», «Крокодил», «Бузотёр», «Бегемот», «Прожектор», «Бич» и др.). В 1925 написал серию картин «Мещане на курорте».

Для выставки художественных произведений к десятилетнему юбилею Октябрьской революции, открывшейся в январе 1928 в Москве, создал полотно «Первое заседание Совнаркома». В конце 1920-х — начале 1930-х ездил в творческие командировки на шахты Донбасса (1929), заводы Керчи (1930), золотые прииски Дальнего Востока (1930), в части Красной армии (1931) и по результатам этих командировок создал несколько графических циклов («В Донбассе» и «На Керченском металлургическом заводе», оба — 1929) и книг-альбомов («Товарищ Артём», 1930; «Золото», с собственным текстом, 1931; «Уголь, чугун, сталь», 1932). По мотивам графических серий в начале 1930-х создавал живописные произведения на производственные темы: «Шахтеры», «Паровой молот», «Выход чугуна» и др. Иллюстрировал книги для Госиздата и других издательств, в частности «Гусиный шаг» Э. Синклера (1924), «9-е января» М. Горького (в сборнике «9-е января», 1930), «Звездочки в лесу» А. Барто (1934) и др. Много работал над иллюстрациями к стихотворениям В. Маяковского: «Что такое хорошо и что такое плохо?» (1925), «Левый марш», «Товарищу машинистке», «Фабрика оптимистов» и др. Дружеские отношения с В. Маяковским продолжались до самой смерти поэта. Именно Н. Денисовский в 1930 году оформлял квартиру В. Маяковского в Гендриковом переулке к празднованию 20-летия творческой деятельности поэта. Участвовал в выставках: VII Выставка группы «Л’аренье» («Паук») (1925, Париж), «Русский рисунок за десять лет Октябрьской революции» (1927, Москва), выставка приобретений Государственной Комиссии по приобретениям произведений изобразительных искусств за 1927–1928 годы (1928, Москва), Четвертая выставка картин современных русских художников (1928, Феодосия), Современное книжное искусство на Международной выставке прессы (1928, Кельн), выставка немецких художников (1928, Берлин), «Графика и книжное искусство в СССР» (1929, Амстердам), выставка русской графики (1929, Рига), Художественно-кустарная выставка СССР (1929, Нью-Йорк, Филадельфия, Бостон, Детройт), выставка русского искусства (1929, Винтертур, Швейцария), выставка приобретений Государственной Комиссии по приобретениям произведений изобразительных искусств за 1928–1929 годы (1930, Москва), выставка произведений революционной и советской тематики (1930, Москва), «Социалистическое строительство в советском искусстве» (1930, Москва), «Современное русское искусство» (1930, Вена), выставка советского искусства (1930, Берлин), Первая выставка изобразительного искусства СССР (1930, Стокгольм, Осло, Берлин), выставка отчетных работ художников, командированных в районы индустриального и колхозного строительства (1931, Москва), «Антиимпериалистическая выставка, посвященная Международному Красному дню» (1931, Москва), международная выставка «Искусство книги» (1931, Париж; 1932, Лион), выставка советской графики, книги, плаката, фото и художественной промышленности (1931, Йоханнесбург), выставка работ художников, командированных в районы индустриального и колхозного строительства (1932, Москва), юбилейная выставка «Художники РСФСР за XV лет» (1932, Ленинград), выставка советского искусства (1932, Кенигсберг), выставка по здравоохранению (1932, Лос-Анджелес), Вторая выставка советской графики, книги, плаката, фотографии и художественной промышленности (1932–1933, Йоханнесбург), художественная выставка «15 лет РККА» (1935, Харьков), художественная выставка «Индустрия социализма» (1939, Москва), выставка графики на темы истории ВКП(б) (1940, Москва), выставка лучших произведений советских художников (1941, Москва), всесоюзные художественные выставки 1947 и 1950 (обе — Москва), художественная выставка, посвященная 40-летию Великой Октябрьской социалистической революции (1957–1958, Москва) и др. С конца 1910-х много и плодотворно работал в области плаката. В 1929–1930 совместно с В. Маяковским создал серию рисунков к плакатам Наркомздрава. В 1931 стал членом-учредителем Объединения работников революционного плаката. В годы войны был одним из организаторов и руководителей «Окон ТАСС», а с 1956-го — художником творческого объединения «Агитплакат». Работал художником в Изогизе (1931–1935) и «Всекохудожнике» в Москве (1931–1935, 1947–1949). В 1930-х продолжал работу в театре, оформлял спектакли Малого театра (с 1933-го). В 1934 возглавил бригаду художников, разработавшую и осуществившую проект декоративного убранства жилых кварталов, производственных и транспортных объектов и т. п. по заказу Краматорского машиностроительного завода. В 1930–40-х продолжал заниматься станковой живописью, писал портреты и тематические картины. Преподавал во Вхутеине в Ленинграде (1928–1930), затем в ИПК при МГХИ им. В. И. Сурикова (1935–1938), МИПиДИ (1949–1952), ЛВХПУ (1952–1954). Автор статей по изобразительному искусству, воспоминаний. Заслуженный художник РСФСР (1962). Персональные выставки: 1956, 1961 (обе — Москва).

Художник Алексей Лаптев, иллюстрировавший «Что такое хорошо. » в 1930 году, повторил наиболее удачные смысловые и композиционные находки Денисовского («дрянной драчун» зачеркивается волнистой линией и т.п.), но придал своим рисункам несколько более реалистичный характер, дополнил композиции пейзажными мотивами. Художник вспоминает, что «по просьбе редактора должен был показать Маяковскому эскизы. Но не успел. Я пошел к нему — он жил около Политехнического музея, но дома его не застал. А на другой день газеты сообщили о его смерти. ». В 1930-е гг. стихотворение стало настоящим бестселлером, оно печаталось в Москве, Горьком, Ростове-на-Дону, Пятигорске.

«Книги в красном переплете» М. Цветаева

«Книги в красном переплете» Марина Цветаева

Из рая детского житья
Вы мне привет прощальный шлете,
Неизменившие друзья
В потертом, красном пререплете.
Чуть легкий выучен урок,
Бегу тот час же к вам, бывало,
— Уж поздно! — Мама, десять строк!…-
Но, к счастью, мама забывала.
Дрожат на люстрах огоньки…
Как хорошо за книгой дома!
Под Грига, Шумана и Кюи
Я узнавала судьбы Тома.
Темнеет, в воздухе свежо…
Том в счастье с Бэкки полон веры.
Вот с факелом Индеец Джо
Блуждает в сумраке пещеры…
Кладбище… Вещий крик совы….
(Мне страшно!) Вот летит чрез кочки
Приемыш чопорной вдовы,
Как Диоген, живущий в бочке.
Светлее солнца тронный зал,
Над стройным мальчиком — корона…
Вдруг — нищий! Боже! Он сказал:
«Позвольте, я наследник трона!»
Ушел во тьму, кто в ней возник.
Британии печальны судьбы…
— О, почему средь красных книг
Опять за лампой не уснуть бы?
О золотые времена,
Где взор смелей и сердце чище!
О золотые имена:
Гекк Финн, Том Сойер, Принц и Нищий!

Анализ стихотворения Цветаевой «Книги в красном переплете»

Первый сборник стихов марины Цветаевой под названием «Вечерний альбом», увидевший свет в 1910 году, стал знаковым событием в жизни 18-летней поэтессы. И не только потому, что этот дебют предопределил ее судьбу. Таким оригинальным способом Цветаева прощалась со своим детством, которое прошло под знаком семейного благополучия, гармонии и любви. Однако преждевременная кончина матери поэтессы разрушила этот хрупкий мир, и его осколки навсегда остались в сердце юной девушки, которая утратила иллюзии, став старше и сдержаннее в своих суждениях. Тем не менее, окончательно расстаться с миром детских грез ей удалось лишь спустя несколько лет.

Подтверждением этому служит стихотворение «Книги в красном переплете», которое вошло в дебютный поэтический сборник Цветаевой, став последним приветом из прошлой, счастливой и безмятежной, жизни. Ее символом для Цветаевой были книги, которые она так любила. Именно благодаря чтению будущая поэтесса открыла для себя удивительный мир волшебства, именуемый литературой. Прошли годы, и она смогла по достоинству оценить этот багаж знаний, называя книги не иначе, как «неизменившие друзья в потертом, красном переплете».

Обращаясь к недавнему прошлому, Цветаева испытывает ностальгию и восклицает: «Как хорошо за книгой дома!». В соседней комнате мать играет на рояле, время от времени напоминая своим девочкам, что давно уже пора укладываться спать. Однако юные сестры Цветаевы с упоением перелистывают страницы книг, пахнущие типографской краской, мечтая поскорее узнать, чем же закончится очередная история. В жизни же все оказалось намного сложнее и трагичнее. После смерти матери хрупкий мир семенного благополучия перестал существовать, и даже любимые книги уже больше не могли избавить поэтессу от грустных раздумий. Счастливое детство закончилось, и вместе с ним канули в небытие ночные чтения под лампой с абажуром, которые переносили юную Цветаеву в мир пусть и выдуманных, но таких любимых, близкий, понятных литературных героев.

Став старше, поэтесса неоднократно пыталась повернуть время вспять и восстановить те ощущения, которые испытывала в детстве. Она даже порывалась провести ночь за чтением любимых книг, но очень скоро поняла, что это не поможет ей перенестись в прошлое и услышать требовательный голос матери, которая призывала дочерей отправляться в постель. «О золотые времена, где взор смелей и сердце чище!», — с ностальгией восклицает поэтесса, понимая, что этот этап ее жизни, наполненный светом и душевным теплом, отныне будет жить лишь в воспоминаниях.

Рецензии на книгу « Стихотворения и баллады » Василий Жуковский

отлиличное качество книги за эти деньги. странички белоснежные. шрифт не крупный, четко и ярко пропечатан. очень обширное содержание. имеются Стихотворения и баллады. а также биография поэта. добавляю фото. иллюстраций мало- чёрно -белые.

Книжка понравилась. Листы плотные, текст крупный. Ребёнку понравилось читать.

Очень приятное издание с комментариями. Периодически встречаются черно-белые изображения в классическом стиле. Жесткая обложка. Страницы не тонкие. Очень хорошее качество для такой цены. У нас дома несколько книг из этой серии и мы ими довольны.

Брала эту книгу, в первую очередь, из-за баллад Василия Жуковского. Не любила поэзию в школьные годы, да и студенческие тоже, даже не то чтобы не любила, а скорее была к ней равнодушна. Сейчас же, кардинально поменяла свои взгляды на этот вид искусства. Баллады Василия Жуковского для меня занимают особое место – мистические; немного страшные; ожившие былины, но в стихотворной форме. Эти баллады – очень красивы и они прямо-таки утягивают в омут своих историй. Если можно изобразить дух баллад Василия Жуковского – то мне кажется, это картины Михаила Врубеля, — тоже мрачные, но от которых захватывает дух.

Само издание книги, серийное – а значит, очень хорошее. Книги в этой серии, сделаны без изысков, но качественно и по-своему красиво. Твёрдый крепкий переплёт, а в этой книге, на переплёте, очень даже интересные иллюстрации; хорошие белые офсетные страницы; в книге есть чёрно-белые иллюстрации, их правда не так много, но они всё-таки радуют глаз. Книга выпущена в 2014 году, тиражом в 5 тысяч экземпляров.

Всем советую ещё одну замечательную книгу из этой серии.

Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Добавить комментарий

;-) :| :x :twisted: :smile: :shock: :sad: :roll: :razz: :oops: :o :mrgreen: :lol: :idea: :grin: :evil: :cry: :cool: :arrow: :???: :?: :!: