Театр в творчестве русских поэтов XIX векаЧасть II

Театр в творчестве русских поэтов XIX века

Во второй части нашей статьи, посвященной театру и околотеатральной деятельности, мы собрали подборку наиболее интересных (опять-таки, на наш скромный взгляд) произведений (драмы, комедии, трагедии) русских поэтов первой половины девятнадцатого века, которые хотя бы один раз ставились на сцене известных российских театров.

«Маскарад»: пожалуй, самая знаменитая драма гениального русского поэта Михаила Лермонтова, поводом к написанию пьесы послужили известные события произошедшие в начале XIX века. Впервые (полностью) драма была поставлена в 1862 году.

«Борис Годунов»: трагедия Александра Пушкина, поводом к написанию оной послужило многотомное сочинение великого Н. М. Карамзина «История государства Российского», впервые (с цензурными пропусками) трагедия была поставлена, артистами Александринского театра, 17 сентября 1866 года на сцене Мариинского театра. В Москве же пьеса была поставлена лишь в 1880 году в Малом театре.

«Моцарт и Сальери»: еще одна трагедия Александра Пушкина в нашем списке, описывающая трагическую часть жизни двух композиторов. Является единственной пьесой поэта, которая была поставлена при его жизни. Премьера состоялась 27 января 1832 года на сцене Александринского театра.

«Горе от ума»: комедия Александра Грибоедова, описывающая быт и нравы московского дворянства; является одной из самых популярных в русской литературе; многие стихи пьесы с первого же дня жизни произведения разошлись на цитаты. Первая полная постановка комедии состоялась во второй половине января 1831 года в Александринском театре.

«Женитьба Бальзаминова»: комедия величайшего русского драматурга Александра Островского. Из-за некоторых бюрократических сложностей выход пьесы на большую сцену задержался аж на целых два года, но в конце концов справедливость восторжествовала и 1 января 1863 года в петербургском Александринском театре состоялась премьера комедии под названием «За чем пойдешь, то и найдешь».

«Нахлебник»: комедия классика русской литературы Ивана Тургенева. Премьера пьесы состоялась в конце января 1862 года на сцене Большого театра в Москве.

Поэты середины и второй половины XIX века

Пушкинская эпоха стала высоким веком в русской поэзии. После того, как в первой половине 19 века внезапно угасла жизнь Лермонтова и Пушкина, поэзия, как часть литературного процесса переживала своеобразный период застоя.

Развитие поэзии во второй половине XIX века

Стихотворения, которые создавались русскими авторами в 50-х годах, были подданы острой критики – все они сравнивались с наследием Александра Сергеевича, и, по мнению многих критиков намного были намного «слабее» их. В этот период поэзию начала постепенно вытеснять проза. На литературном поприще появились такие талантливые прозаики как Толстой, Тургенев и Достоевский. Следует заметить, что именно Толстой был одним из самых безапелляционных критиков новых русских поэтов: творчество Тютчева он игнорировал, Полонского, Майкова и Фета открыто называл «бездарями».

Может быть, Лев Николаевич действительно был прав, и нам не стоит воспринимать поэзию послепушкинской поры как литературное наследие? Тогда почему у многих из нас 19 век ассоциируется не только с произведениями Лермонтова и Пушкина, но и гениальными стихами Фета, Некрасова, Плещеева, Кольцова, Полонского, А. Толстого?

Более того, если рассматривать русскую поэзию со столь радикальной позиции, то в категорию «бездарностей», не достигших уровня Пушкина автоматически попадают и поэты – серебряники – Ахматова, Блок, Белый, Маяковский, Цветаева. Поэтому мы видим, что такое мнение лишено всех логических оснований, и руководствоваться им категорично нельзя.

Творчество Некрасова

Во второй половине 19 века русская поэзия начала активно восстанавливаться, несмотря на активное противодействие. Творчество Н. А. Некрасова стало вершиной русской поэзии второй половины 19 века. В своих поэмах и стихотворениях он поднимал острые на то время темы, касающиеся тягостной жизни простого русского народа. Путем литературных приемов, активно задействованных в произведениях, Некрасов старался донести высшим слоям понятие о величие простого крестьянина, лишенного материальных благ, но сумевшего сохранить истинные человеческие ценности.

Свою литературную деятельность поэт воспринимал в первую очередь как свой гражданский долг, который заключался в служении своему народу и Родине. Некрасов, известный своей издательской деятельностью, стал отцом – наставником начинающих поэтов того времени и дал им толчок для дальнейшей реализации.

Творчество Фета, Тютчева, Плещеева, Полонского

Особое место в литературе той поры занимала поэтическая лирика. Стихотворения Фета, Тютчева, Майкова, Плещеева, Полонского, Кольцова, Никитина – были наполнены преклонением перед величием природы, ее могуществом и вместе с тем ранимостью. Ярким примером является стихотворение Тютчева «Люблю грозу в начале мая», которое у читателя всегда будет ассоциироваться с магией и волшебством обыкновенных природных явлений, захватывающих дух человека.

Произведения этих поэтов, несмотря на лирическое наполнение, не были лишены и гражданской позиции. Особенно ярко это наблюдалось в творчестве А. К. Толстого – автора многих исторических баллад и сатирических стихотворений, в которых высмеивался монархический режим и само понятие царской власти на Руси.

Нужна помощь в учебе?

Предыдущая тема: Критики Добролюбов и Авсеенко о значении комедий Островского
Следующая тема:&nbsp&nbsp&nbspНравственные и философские искания в поэзии: новые идеи и задачи

Все неприличные комментарии будут удаляться.

Реферат на тему: Поэзия «серебрянного века». Анна Ахматова

Раздел: Литература, Лингвистика ВСЕ РАЗДЕЛЫ

Первого октября 1912 года родился единственный сын Анны Ахматовой— Лев. С той поры ей довелось подолгу жить в имении свекрови, в Слеп-неве, под Бежецком. Веселой, несколько своенравной молодой женщинепришлось на первых порах нелегко: она ловила на себе «осуждающие взо-ры спокойных загорелых баб». Слепнево было для Ахматовой своеобраз-ной школой воспитания духа. В марте 1914 года вышла вторая книга — «Четки». Она открывалась сти-хотворением «Смятение», в котором заданы все основные мотивы книги: Было душно от жгучего света, А взгляды его — как лучи. Я только вздрогнула: этот Может меня приручить. Наклонился — он что-то скажет. От лица отхлынула кровь. Пусть камнем надгробным ляжет На жизни моей любовь. Многие стихи «Четок» и «Белой стаи» были написаны в Тверской губер-нии, в пятнадцати верстах от Бежецка. «Белая стая» вышла в сентябре 1917 года. Этот сборник появился при неблагоприятных обстоятельствах-не работал транспорт, переставали издавать газеты, журналы, росли го-лод и разруха. В «Белой стае» отразились тенденции национального и гражданского самосознания Ахматовой. Первая мировая война и народноебедствие обострили у нее чувство связи со своим народом, чувство от-ветственности за судьбу страны. Проявился национальный, русский ха-рактер Ахматовой. После Октябрьской революции она работала в библиотеке Агрономичес-кого института. Некоторые считают, что Ахматова приняла революцию всем сердцем. Вряд ли это точно. Многим поэтам была непонятна этанеобходимость переустройства, и они покидали страну. Ахматова оста-лась со своей Россией, разоренной, разграбленной, и голодной, но по—прежнему родной. Но осталась она, главным образом, потому, что немыслила своей жизни без России. Именно в этих неблагоприятных обсто-ятельствах Ахматова выразила в своих стихах то заветное, что в ка-кой-то мере определяет наше дальнейшее отношение к ней. 5 августа 1918 года состоялся развод с Н.Гумилевым. Ахматова насто-яла на разводе: она собиралась замуж за В.Шулейко. Несмотря на то, чтоих отношения с Гумилевым давно были только видимостью семейных, оночень переживал такой поворот событий (хотя и не подавал вида). Впро-чем, вскоре и сам он женился- на Анне Николаевне Энгельгардт. В 1921 году вышел сборник стихов «Подорожник». В 1922 году выходиткнига «A o Domi i». После Постановления ЦК Ахматова не могла печататься целых 14 лет(с 1925 по 1939 год, когда ею вдруг и почему-то с благосклонностью заинтересовался Сталин). В это время она занялась, по-видимому, посовету Н.Пунина, за которого вышла замуж после В.Шулейко, архитек-турой пушкинского Петербурга. Н.Пунин был искусствоведом, сотрудни-ком Русского музея, и, надо думать, помогал ей квалифицированными советами. Эта работа, хотя она никак не выразилась внешне — ни в ви-де статей, ни в других формах, очень увлекала Ахматову прежде всегопотому, что была связана с Пушкиным, изучением творчества которогоона в эти годы усиленно занялась и достигла таких успехов, что ста-ла пользоваться серьезным авторитетом среди профессиональных пушки- нистов. Отечественная война 1941 года застала ее в Ленинграде. Ахматова,как и все ленинградцы, вносила посильный вклад в укрепление обороны:шила мешки для песка, которыми обкладывались баррикады и памятникина площадях.

Она возникает на фоне кровавой зарницы, посреди серых бо- лот, охваченных огнем. И Муза в дырявом платке Протяжно поет и уныло. В жестокой и юной тоске Ее чудотворная сила. ( «Зачем притворяешься ты.», 1915 год ) Муза Ахматовой уже не Муза символизма. «Восприняв словесное искус-ствосимволической эпохи, она приспособила его к выражению новыхпереживаний, вполне реальных, конкретных, простых и земных. Если поэзия символистов видела в образе женщины отражение вечно женствен-ного, то стихи Ахматовой говорят о неизменно женском.»(Жирмунский В.) «Белая стая» явилась итогом тяжелого, кризисного состояния поэта.Поиски нового смысла жизни, отказ от легкости праздности, сложныеперипетии личной жизни — все это требовало от Ахматовой служения высшим, а не преходящим интересам. Стихотворение «Уединение» обуходе от легкого и праздного существования, оно отвергнуто поэтом,вступающим в более зрелый и высокий круг жизни. В ранних стихах Ахматовой уже обозначилась, более или менее отчет-ливо, основная тема всего ее последующего творчества — тема Родины,особое, интимное чувство высокого патриотизма ( «Ты знаешь, я томлюсьв неволе.», «Приду туда, и отлетит томленье.», «Молитва», и др. )Эта глубокая, шедшая от семьи и культуры любовь к России, котораясоставляла ее главное духовное богатство, эта национальная привязан- ность мало-помалу начала входить в ее стихи. Очевидно, в какие-тоболезненные и кризисные моменты Анна Ахматова не могла не ощущатьсо всей присущей ей чуткостью присутствие того огромного мира, ко-торый окружал ее и к которому она принадлежала по праву своего рож-дения: Ведь капелька новогородской крови Во мне — как льдинка в пенистом вине. Она вспоминала и о «бабушке-татарке», и об Украине, с которой онабыла связана через отца, — мир славяно-монгольской Азии в неожиданнородственной близости вдруг вставал перед нею и заставлял задумывать-ся о себе. Вначале ее чувство народа, принадлежности к нему и оторванности отнего, было, как подсказывают стихи, более рефлектирующим, чем воле-вым, было достаточно отчужденным: Ведь где-то есть простая жизнь и свет, Прозрачный, теплый и веселый. Таких стихов особенно много в «Белой стае» ( «Лучше б мне частушкизадорно выкликать.» ). В этих стихотворениях как будто нет России,нет понимания народной жизни, ее истинных богатств и подлинных бед-ствий, но уже есть некое ощущение оторванности от простоты и естест- венности, которые угадываются Ахматовой именно в народной жизни. Например, из стихотворения «Приду туда и отлетит томленье.» мож-но понять, что Россия была для нее страной достаточно темной, неиз-вестной и таинственной, а деревня представлялась неким хранилищеммолитвы и труда, излучающим тихий, устойчивый и успокаивающий светсмирения и кротости. Но такое такое представление было бесконечно далеко и неверно от подлинной российской деревни тех трудных военныхи предреволюционных лет. Но это непонимание вполне объяснимо, еслиучесть крайнюю отдаленность Ахматовой тех лет от главнейших и насущ-нейших, волновавших и будораживших страну социально-политическихпроблем. Она признается: В этой жизни я немного видела, Только пела и ждала. ( «Помолись о нищей, о потерянной.» ) Однако не может не обратить на себя внимания строфа о любви к Ро- дине из стихотворения «Приду туда, и отлетит томленье.»: Спокойной и уверенной любови Не превозмочь мне к этой стороне: Ведь капелька новогородской крови Во мне — как льдинка в пенистом вине.

В 1905 году роди-тели Анны Ахматовой расстались, и ее мать с детьми уехала на юг. Оницелый год прожили в Евпатории, где им пришлось познать нужду. Там Анна дома проходила курс предпоследнего класса гимназии. Чтобы окон-чить гимназию, она вынуждена была поехать в Киев, спасаясь от пре-следовавшей ее семью болезни (две ее сестры умерли от туберкулеза).Анна училась в Фундуклеевской гимназии, которую и окончила в 1907 году. В Киеве Анна Горенко поступила на юридический факультет Высшихженских курсов. Поначалу, когда приходилось изучать историю и латынь,учеба ей нравилась; но когда пошли чисто юридические предметы, онаохладела к курсам. В Киеве Анна Ахматова окончательно почувствоваласебя поэтом. 24 декабря 1903 года в Царском Селе состоялось знакомство с Нико-лаем Гумилевым. Н.Гумилеву было тогда семнадцать, а ей — четырнадцать лет. Но Аня Горенко довольно холодно относилась к ухаживаниям некра-сивого, долговязого подростка и не соглашалась на свадьбу около семилет. 25 апреля (старый стиль) 1910 года в Никольской слободе под Кие-вом в Никольской церкви они поженились. Через неделю после венчания молодожены едут в Париж, в свадебное путешествие. В Париже произошло знакомство Ахматовой с Амадео Модильяни, тогдаеще совершенно безвестным молодым художником. Переехав в Петербург, Анна Ахматова училась на Высших историко-лите-ратурных курсах Раева. В это время она уже писала стихи, вошедшие по-том в ее первую книгу. Ахматова публиковалась с 1907 года. Она оказалась рядом с крупными и яркими поэтами — с Бальмонтом, Брюсовым, Белым, Сологубом, Вяч.Ива-новым, Волошиным, Гумилевым, а вскоре с Маяковским, Мандельштамом,Цветаевой, Клюевым, Есениным. В ноябре 1911 года возникает кружок «Цех поэтов», во главе которогостановятся Н.Гумилев, С.Городецкий. Разделив участников на «мастеров»(«синдиков»), которыми и были Гумилев и Городецкий, — и «подмастерьев»,Гумилев вменял в обязанность «подмастерьям» беспрекословное повинове- ние, работу над «вещью» по указанию «мастера» и запрет на публикациюбез разрешения «мастера»(для публикаций использовались «Аполлон» исозданные при «Цехе» журнал и издательство, которые назывались одина-ково:»Гиперборей»). Акмеизм как программа зародился в «Цехе поэтов»,но это было несколько позже. Поначалу же «Цех», насчитывавший 26 чле-нов, вбирал в себя представителей разных направлений, большей частьюкак раз не акмеистов. Поколебавшись между выбором названия для нового течения — акмеизм илиадамизм, — родоначальники остановились на акмеизме, производном от гре- ческого акме:вершина, процветание. Членами «Цеха» были в основном на-чинающие поэты : А.Ахматова, Н.Бурлюк, Вас.Гиппиус, М.Зенкевич,Г.Ива-нов, Е.Кузьмина-Караваева, М.Лозинский, О.Мандельштам, Вл.Нарбут, П.Радимов, Н.Бруни, Г.Адамович, М.Моравская, Чернявский, Н.Оцуп. В 1910 году четко обозначился распад символизма. Образовались новыетечения в декадентской поэзии, поэтому начинающие поэты шли либо в футуризм, либо в акмеизм. Акмеисты поставили своей целью реформироватьсимволизм, главной бедой которого, с их точки зрения, было то, что он»направил свои главные силы в область неведомого» и «попеременно бра-тался то с мистикой, то с теософией, то с оккультизмом».

Я сейчас не буду перечислять, что можно ему, но если бы я это сделала, у современного читателя волосы бы встали дыбом. » Литературу «серебряного века» захватил антихристианский разгул, нормой стало одновременное поклонение Богу и дьяволу или же открытое служение дьяволу. И удивительно, что поклонники нового «ренессанса» из числа даже верующих ничего не знают об этом и не хотят знать. Главное — как обворожительно звучит: «поэзия серебряного века». Или возьмите писателя М. Булгакова. Мало кто вспомнит его ранние замечательные рассказы о молодом враче, его самоотверженной работе в сельской больнице, о трагических историях с больными, сопереживаниях автора. Но все при имени писателя выкрикнут: «Мастер и Маргарита». Однако ведь в этом романе много от самого «серебряного века». Автор вознамерился создать свое собственное «Евангелие», где некий Иешуа, довольно плоский моралист-правдолюбец, ничего общего не имеет со Христом, Богочеловеком. Главным героем в романе стал Воланд — с его обольстительным сатанинским обликом, предмет прямо-таки вдохновения и преклонения автора, который присваивает ему всяческие достоинства, доброжелательность к людям, справедливость, мудрость и т.д

Русская культура XIX века

Содержание. Русская культура XIX века. Особенности «Золотого века» классического русского искусства. Культурология как наука: методы и основные направления. Тестовое задание Используемая литература. 1. Русская культура XIX века. Особенности «Золотого века» классического русского искусства.Необычайный взлет отечественной культуры в первой половине 19 в. позволил назвать это время «золотым веком». Если в экономическом и социально-политическом развитии Россия отставала от передовых европейских государств, то в культурных достижениях она не только шла вровень с ними, но и часто опережала. Развитие русской культуры в первой половине 19 в. опиралось на преобразования предшествующего времени. Проникновение элементов капиталистических отношений в экономику усилило потребность в грамотных и образованных людях. Города стали основными культурными центрами. Новые социальные слои втягивались в общественные процессы. Культура развивалась на фоне все возрастающего национального самосознания русского народа и в связи с этим имела ярко выраженный национальный характер. Существенное влияние на литературу, театр, музыку и изобразительное искусство оказала Отечественная война 1812 года. Однако консервативные тенденции в политике императоров Александра 1 и Николая 1 сдерживали развитие культуры. Правительство активно боролось с появлением передовой мысли в литературе, публицистике, театре и живописи. Оно препятствовало широкому народному образованию. Крепостничество не давало возможности пользоваться высокими достижениями всему населению. Культурные запросы и потребности верхушки общества были иными, чем у народа, у которого складывались собственные культурные традиции. Архитектура и скульптура. Конец 18 и начало 19 вв. – это эпоха классицизма в русском зодчестве, наложившая яркий отпечаток на архитектурный облик обеих столиц и других городов. Классицизм – европейское культурно-эстетическое течение, которое ориентировалось на античное (древнегреческое и древнеримское) искусство, на античную литературу и мифологию. В русской литературе век классицизма был сравнительно короток и неярок, в русской музыке почти не было классицизма, зато в живописи и особенно в архитектуре он оставил подлинные шедевры. Еще в середине 18 в. Петербург был городом одиночных архитектурных ансамблей, утопал в зелени усадеб и был во многом похож на старую Москву. Затем началась регулярная застройка города вдоль прорезавших его проспектов, лучами расходившихся от Адмиралтейства. Петербургский классицизм – это архитектура не отдельных зданий, а целых проспектов и ансамблей, поражающих своей уравновешенностью, единством, гармоничностью. Работа по упорядочению центра Петербурга началась с возникновения здания Адмиралтейства по проекту Андрея Дмитриевича Захарова (1761-1811). В громадном здании архитектор выделил центральную башню. Принципиальное значение имело возведение в начале 19 в. здания Биржи на стрелке Васильевского острова. Именно это здание должно было объединить ансамбли, сложившиеся вокруг самого широкого участка русла Невы. Проектирование Биржи и оформление стрелки было поручено французскому архитектору Тома де Томону.

В доработке проекта участвовал А.Д.Захаров. Невский проспект, приобрел вид цельного архитектурного ансамбля с постройкой в 1801 – 1811 гг. Казанского собора. Автор проекта Андрей Никифорович Воронихин (1759-1814), взял за образец собор св. Петра в Риме, творение великого Микеланджело. Перед собором были поставлены памятники Кутузову и Барклаю-де-Толли, выполненные Б.И.Орловским. В 40 – 50-е годы 19в. Невский проспект украсили бронзовые скульптуры Петра Карловича Клодта (1805-1867) «Укротители коней», установленные на устоях Аничкова моста через Фонтанку. Еще одна работа Клодта – памятник Николаю 1 на Исаакиевской площади в Петербурге. Император изображен верхом на лошади. Сорок лет, с 1818 по 1858 г., строился Исаакиевский собор в Петербурге – самое большое здание, возведенное в России в первой половине 19в. Внутри собора одновременно могут находиться 13 тысяч человек. Проект был разработан французским архитектором Огюстом Монферраном (17886-1858). Фигура ангела, держащего крест, была выполнена Б.И.Орловским. Ему же принадлежит памятники М.И.Кутузову и М.Б.Барклаю де Толли в Петербурге. Карл Иванович Росси (1775-1849), сын итальянской балерины, родился и жил в России. По проекту Росси были построены здания Сената и Синода, Александровского театра, Михайловского дворца (ныне – Русский музей). Не ограничиваясь возведением отдельных зданий, знаменитый маэстро перестраивал и переоформлял прилегающие к ним улицы и площади. Московский классицизм был характерен отдельными зданиями, а не ансамблями. Трудно было создать архитектурные ансамбли на изогнутых улицах с наслоением разных эпох. Даже пожар 1812 г. не переломил традиционное разностилье московских улиц, живописную хаотичность застройки. После пожара в Москве были возведены такие выдающиеся по красоте здания, как Большой театр, Александровский сад и Манеж (архитектор О.И.Бове, инженер А.А.Бетанкур), Опекунский дворец на Солянке (архитектор Д.И.Жидярди). На Красной площади был воздвигнут памятник Минину и Пожарскому – произведение Ивана Петровича Мартоса (1754-1835). Следуя традициям классицизма, скульптур облачил своих героев в античные одежды. В целом, однако, московский классицизм не отличался такой величественной монументальностью, как петербургский. Для Москвы были характерны небольшие особняки усадебного типа. Московский классицизм более свободен, порою трогательно наивен (когда портик приделывался к оштукатуренному деревянному зданию) и более приближен к человеку. В 1839-1852 гг. по проекту немецкого архитектора Лео Кленце в Петербурге было построено здание Нового Эрмитажа. Спокойное равновесие его частей, декоративное оформление в новогреческом стиле, мощные гранитные атланты у входа – все это создавало впечатляющий образ музея – хранилища шедевров мирового искусства. Работа Тона понравились Николаю 1. Архитектор получил два крупных заказа для Москвы. В 1838-1849 гг. под его руководством был построен Большой Кремлевский дворец и здание Оружейной палаты. В 1839 г. на берегу Москвы-реки был заложен храм Христа Спасителя. Торжественное освящение храма Христа Спасителя состоялось в 1883 г.

В его строительстве участвовали многие талантливые русские скульпторы, художники, инженеры, литейщики, каменотесы. В храме были установлены мраморные доски с именами убитых и раненых офицеров, сообщалось о числе погибших солдат в каждом сражении, были увековечены имена людей, пожертвовавших свои сбережения на дело победы. Величественная стометровая громада храма органично вписалась в силуэт Москвы. Русская живопись. Для русского изобразительного искусства также были характерны романтизм и реализм. Однако официально признанным методом был классицизм. Академия художеств стала консервативным и косным учреждением, препятствовавшим любым попыткам свободы творчества. Она требовала строго следовать канонам классицизма, поощряла написание картин на библейские и мифологические сюжеты. Молодых талантливых русских художников не удовлетворяли рамки академизма. Поэтому они чаще, чем прежде, обращались к портретному жанру. Два замечательных портретиста своего времени – Орест Адамович Кипренский (1782-1836) и Василий Андреевич Тропинин (1776-1857) – Оставили нам прижизненные портреты Пушкина. У Кипренского Пушкин выглядит торжественно и романтично, в ореоле поэтической славы. На портрете Тропинина поэт по-домашнему обаятелен. В 1803 г. на раскопках античного города Помпеи побывал русский художник Карл Петрович Брюллов. Он гулял по древним мостовым, любовался фресками, и в его воображении вставала та трагическая ночь августа 79 г. н. э., когда город был засыпан раскаленным пеплом и пемзой проснувшегося Везувия. Через три года картина «Последний день Помпеи» совершила триумфальное шествие из Италии в Россию. В это время начинается эпоха академической живописи. Поистине с пушкинским изяществом он умел запечатлеть на холсте и красоту обнаженного человеческого тела, и дрожание солнечного луча на зеленом листе. Немеркнувшими шедеврами русской живописи навсегда останутся его полотна «Всадница», «Вирсавия», «Итальянское детство», многочисленные парадные и интимные портреты. Однако художник всегда тяготел к большим историческим темам, к изображению значительных событий человеческой истории. Своей вершины академическая живопись достигла в творчестве Александра Андреевича Иванова (11806-1858). Более 20 лет работал он над картиной «Явление Христа народу», в которую вложил всю мощь и яркость своего таланта. На переднем плане его грандиозного полотна в глаза бросается мужественная фигура Иоанна Крестителя, указывающего народу на приближающегося Христа. Его фигура дана в отдалении. Он еще не пришел, он идет, он обязательно придет, говорит художник. И светлеют, очищаются лица и души тех, кто ожидает Спасителя. В первой половине 19 в. в русскую живописи входит бытовой сюжет. Одним из первых к нему обратился А.Г.Венецианов. Он посвятил свои картины «На пашне», «Захарка», «Утро помещицы» изображению крестьян. Его традиции продолжил Павел Андреевич Федотов (1815-1852). Свой путь художника-сатирика он начинал, будучи офицером-гвардейцем. Тогда он делал веселые, озорные зарисовки армейского быта. В 1842 г. на академической выставке была представлена его картина «Свежий кавалер».

Вообще же русская философия самобытна прежде всего тем, что в определенном ее направлении сама Россия становится в ней «объектом» философии (как, скажем, в немецкой философии — Ничто, Абсолютный Дух и т. д). Такого (в отношении собственной страны) нигде не было. Другим ее оригинальным плодом, как известно, является религиозная философия начала XX века (фактически полубогословие, полуфилософия, с ее идеалом «богочеловечества»). Остановимся именно на познании России, как оно выражено у наших философов. Надо признать, что значение Бердяева здесь достаточно велико, ибо он обладал, видимо, интуицией и философа и писателя. Совершенно очевидно, что до сих пор наше искусство, особенно литература и музыка, было по уровню гораздо выше нашей философии, и именно в нашей литературе, наиболее философичной в мире, удалось выразить многие аспекты скрыто-потаенной живой русской философии и в художественных образах выразить философию России и русской личности (в ее отношении к себе и к Богу). Такой прорыв (ведь русскую культуру XIX века, например, называли чудом света — как, например, искусство века Перикла в Афинах) в метафизическом плане стал возможен потому, что «образ» многограннее «понятия» («концепции»), и в образе может быть заложено то, что практически почти невыразимо обычным (тем более западным) философским языком

Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Добавить комментарий

;-) :| :x :twisted: :smile: :shock: :sad: :roll: :razz: :oops: :o :mrgreen: :lol: :idea: :grin: :evil: :cry: :cool: :arrow: :???: :?: :!: