Тайны произведения — &nbspПушкина

Тайны произведения &nbsp » Пиковая дама » &nbspПушкина

Тайна первая: отсутствие имени у Германна

Не трудно заметить, что у главного героя произведения отсутствует имя (а может быть — фамилия). Докажем, что «Германн» — это фамилия. Поведем доказательство от противного: пусть «Германн» — это имя. Но в этом случае возникают противоречия: во-первых, в слове «Герман», обозначающем имя, только одна буква «Н», в отличие от написанного Пушкиным; во-вторых, исходя из диалогов можно сделать вывод, что кавалеры используют фамилию человека, когда обращаются друг к другу или говорят о ком-либо в третьем лице:

Что ты сделал, Сурин.
А каков Германн.

Следовательно, «Германн» — это фамилия. Почему же Пушкин обделил своего «расчетливого немца» именем? Можно предположить, что автор сделал это безо всякого подтекста: Чаплицкий, Нарумов, Чекалинский…— по аналогии. Но эта причина вряд ли является истинной, т.к. названные герои играют эпизодические роли, в то время как Германн — главный герой.

Мне кажется, Пушкин отказал своему герою в имени, преследуя цель подчеркнуть таинственность, связанную с героем: в душе страстный игрок, человек с «профилем Наполеона» и «душой Мефистофеля», Германн никогда не играл и вообще не проявлял светской активности. Единственным занятием, обусловленным азартным характером, было постоянное его пребывание около карточного стола в качестве наблюдающего за игрой.

Германн в произведении предстает нам хладнокровным военным инженером, обладающим способностью подчинять разуму свои чувства, когда подобная мера необходима для достижения поставленной цели. Как нетрудно заметить, необходимость прибегать к такой иерархии подчинения была у героя постоянная, ибо вся его жизнь преследовала цель самоутверждения в обществе, что было невозможно сделать без некоторого капитала. Именно стремлением добиться этой цели и было обусловлено знакомство Германна с графиней и ее воспитанницей Лизой.

Причина знакомства нашего героя с Лизаветой Ивановной из вышесказанного понятна, но не переросла ли искусственная любовь Германна в любовь истинную?

Тайна вторая: любил ли Германн Лизу?

Мне кажется, что не любил. Хотя, возможно, он и был влюблен в нее некоторое время, но о долгой и страстной любви говорить не приходится. Германн пишет Лизе признания в любви, попросту скопированные из немецких романов, благо воспитанница графини не знает немецкого. Но вдруг он делал это не по принципу «лишь бы как, только чтобы добиться “аудиенции” графини», а только из-за того, что был профаном в любовных делах: он не представлял себе методы знакомства с девушками отличные от описанных в романах. Этот довод убедителен. Действительно, многие люди прежде читают про любовь, а уж потом налаживают взаимоотношения со своими возлюбленными, и в этих случаях, если у человека нет красноречия и тому подобных эмоциональных черт, их свидания, и очные, и, тем более, заочные, становятся очень похожими на сцены из прочитанных романов. Также мой мнимый оппонент может опровергнуть меня, ссылаясь на то, что герой самоотверженно мерз на улице в холод только для того, чтобы увидеть лицо Лизаветы. Все так, но это не отрицает, что

Германн стоял на морозе не от любви к девушке, а от любви к тайне графини.

После смерти графини наш герой как-то небрежно сообщает бывшей воспитаннице умершей ужасную новость, не пытаясь каким-то образом огородить ее от этой вести, утешить ее. Но в противовес этому можно высказать следующее: во-первых, Лиза была домашней узницей у старой графини и смерть последней освободила бы воспитанницу от этой муки; во-вторых, Германна можно оправдать тем, что он сам был в предшоковом состоянии и не мог адекватно проанализировать обстановку. Опять мой виртуальный противник не согласен. Но я хочу напомнить, что Лизавета жила за счет графини и была от нее зависима в материальном плане.

Итак, счет равный. На все мои доводы мнимый оппонент ответил своими контраргументами. Так что же — спор проигран? Надеюсь, что нет. У меня в запасе остался еще один факт: после того, как Германн узнал тайну трех карт, он перестал встречаться с Лизой, перестал о ней думать. А уже сидя в Обуховской больнице, он и вовсе забыл про нее. Здесь можно возразить, что мол не до того ему было и вообще он сошел с ума — но это же только подчеркивает мое утверждение: При развитии умопомешательства у Германна наружу выплеснулось то, что занимало его воображение в предыдущее время. Как видно, это множество целиком и полностью состояло из мысли о картах: «…тройка, семерка, туз. тройка, семерка, дама. », и здесь нет даже намека на «былую» любовь.

Но также имеет право на существование и следующая гипотеза. Возможно, изначально Германн не думал воспользоваться Лизой в качестве невольной помощницы для личного знакомства с графиней. Возможная влюбленность Германн в Лизавету Ивановну нисколько не противоречит его основной цели, поэтому не исключено, что параллельно развивались две истории «любви»: между Германном и Тайной и Германном и Лизой.

Но за размышлениями о любви, действительной или отсутствующей, Германна к Лизе совершенно потерялся не менее интересный вопрос о чувствах Лизаветы Ивановны к герою. Смею утверждать, что и здесь не было любви. Постараюсь это доказать. Лиза, «чужая среди своих» на балах и затерроризированная дома графиней, по романному (т.к. больше ничего не знала) влюбилась в первого молодого человека, обратившего на нее внимание. Также быстро она и «бросила» своего недавнего избранника, увидев в нем прежде незамеченные отрицательные, на ее взгляд, черты. По-моему, если бы она действительно любила Германна, то хотя бы их разлука была бы более поэтичная.

Тайна третья: «случайные» явления

В «Пиковой даме» встречаются некоторые моменты, которые можно списать на счет случайных. Но так ли они случайны, или все-таки за ними есть какой-то внутренний смысл?

«…Рассуждая таким образом, очутился он в одной из главных улиц Петербурга, перед домом старинной архитектуры.
— Чей это дом? — спросил он [Германн] у углового будочника.
— Графини ***, — отвечал будочник.

Германн затрепетал. Удивительный анекдот снова представился его воображению. Он стал ходить около дома, думая об его хозяйке и о чудной её способности» * — Как видно, Германна влекла к этому ничем внешне не замечательному дому какая-то «неведомая сила». Вряд ли кто-либо будет утверждать, что его появление около этого дома два раза подряд является случайностью. Таким непреодолимым стремлением «проказницы судьбы» свести нашего героя с этим домом Пушкин, на мой взгляд, преследовал цель показать торжество подсознания Германна, стремившегося доставить своего хозяина поближе к возможному месту реализации его навязчивой идеи, над его разумом.

«В эту минуту показалось ему, что мёртвая насмешливо взглянула на него, прищуривая одним глазом. Германн поспешно подавшись назад, оступился и навзничь грянулся об земь. Его подняли. В то же самое время Лизавету Ивановну вынесли в обмороке на паперть» — без сомнения, подобная вещь могла произойти на похоронах, но Пушкин, на мой взгляд, вводит в произведение этот элемент для того, чтобы подчеркнуть ту неопределенную, нервозную обстановку, которая царила в душах Лизы и, в особенности, Германна.

Тайна четвертая: тайна графини

Как известно, тайну трех карт поведал графине Сен-Жермен. Но откуда он сам узнал эту тайну? Возможно, предположение Германна насчет дьявольского договора было верным. События произведения не противоречат этой гипотезе, что дает право считать ее возможной действительностью. Сделанное предположение можно развивать в двух направлениях. Следуя первому, сделку с Дьяволом совершил Сен-Жермен и потом «по доброте сердечной (душу-то он уже продал)» подарил эту тайну графине. Другая же версия заключается в том, что контракт с председателем оппозиции Богу заключала сама графиня, а Сен-Жермен был лишь «подарком судьбы», посланным Дьяволом. Эта версия, на мой взгляд, является более правдоподобной, т.к. при рассмотрении графини как сгустка темных сил достаточно просто объясняются многие моменты, связанные с тайной карт, которые можно списать на проявления воли властителя Преисподни. Итак, графиня продала душу Дьяволу и стала носителем страшной тайны.

В пользу вышеописанного говорит также намек, выраженный в речи Германна к графине: «Может быть, она [тайна] сопряжена с ужасным грехом, с пагубою вечного блаженства, с дьявольским договором. Подумайте: вы стары; жить вам уж недолго, — я готов взять грех ваш на свою душу»

Тайна пятая: почему Германн «обдернулся»?

Этот вопрос распадается на два: причина проигрыша и механизм осуществления этого приговора.

Среди возможных причин того, что Германн проиграл, несмотря на знание тайны трех карт, можно назвать следующие. Во-первых, из того, что графиня продала душу дьяволу может следовать, что она, помогая своему новому повелителю — Дьяволу, назвала Германну заведомо неправильные карты для того, чтобы получить его душу, не платя за это. Эту версию подтверждает и то, что графиня пришла к Германну «исполнить его просьбу» «не по своей воле». Во-вторых, делясь с героем тайной, она сделала оговорку: «…с тем, чтоб ты женился на моей воспитаннице Лизавете Ивановне. ». Германн же совсем не собирался жениться на Лизе. За этого графиня, обретшая способность рассматривать души людей, и наказала нашего героя. В-третьих, возможно, что таким весьма своеобразным способом Бог пытался спасти душу Германна от попадания к своему противнику, быстрее забрав ее к себе (этот способ чем-то напоминает предательство Христа Иудой, который пытался, на мой взгляд, самым верным способом оградить своего учителя от псевдолюбящих его людей).

Механизм такой странной ошибки может быть следующим. Во-первых, Германн мог нервничать и просто перепутать карты. Но эта версия является малоправдоподобной. Во-вторых, карту, уже отложенную Германном, могли подменить «темные силы». И третьей, наиболее сложной технически, версией является следующая. Эти «темные силы» каким-то образом действовали на Германна так, что дама ему виделась тузом. И только после того, как талья была проиграна, и Дьявол совершил свое грязное дело, наш герой увидел ошибку, которая так дорого ему стоила.

Еще одним вариантом развития событий могло служить следующее. Существовало Нечто, которое могло каким-то образом влиять на жизнь людей. Именно это Нечто «осчастливило» тайной Сен-Жермена, графиню и Чаплицкого. Когда это Нечто узнало о возможности того, что еще кто-нибудь (в данном случае — Германн) узнает тайну, то оно решило, что уже достаточно людей обогатилось благодаря этому и изменило условия розыгрыша карт. Оно сообщило графине об изменении, но не объяснило новые правила. Когда обладательница тайна говорила Германну про нее, она не была вполне уверена в правильности тактики, но, поддавшись уговорам на грани угроз нашего героя, она наугад изменила правила. Как видно, она не угадала. В пользу этой версии говорит то, что графиня и Чаплицкий ставили карты одну за другой, в то время как Германну было сказано: «Тройка, семёрка и туз выиграют тебе сряду, — но с тем, чтобы ты в сутки более одной карты не ставил и чтоб во всю жизнь уже после не играл».

Тайна самого Пушкина

Возникает естественный вопрос: а почему, собственно, Александр Сергеевич Пушкин взялся написать такое своеобразное произведение?

Попытаемся ответить на этот вопрос. Сразу необходимо отметить, что «Пиковая дама» написана в 1833 году, то есть уже не юным писателем. Возможно, это произведение стало продолжением исследования поведения человека под влиянием внешних факторов. Еще одним произведением, ставящим эту проблему, является «Медный всадник». Но «Пиковая дама» интереснее с точки зрения разнообразия сюжетных линий и проблем, никак не менее сложных, нашедших отражение в произведении. В «Евгении Онегине» автор убивает Ленского, мотивируя это предрешенностью судьбы героя. Почему же тогда он оставляет в живых Германна? Возможно, уже работая над произведением, Пушкин сам заинтересовался не совсем заурядным персонажем и решил проследить его судьбу.

Правда, возможно и такое, что «Пиковая дама» была своеобразным криком души поэта. Теперь уже ни для кого не секрет, что сам Пушкин был азартным игроком (это объясняет такое точное, детальное описание самой игры). Могло случиться так, что сам автор в то время проиграл крупную сумму и решил создать произведение, отражающее перипетии карточной жизни.

Если я не ошибаюсь, «Пиковая дама» была первым произведением в русской литературе, так ярко осветившим проблемы взаимосвязи азарта, денег, любви, светской жизни.

Список использованных источников информации

«А.С. Пушкин. Его жизнь и сочинения» Сборник историческо-литературных статей. Составитель В. Покровский. Москва, 1905 год.

А.С. Пушкин «Избранные произведения» в двух томах. Лениздат, Ленинград, 1961 год.

купить мбор 5ф и другую огнезащиту от ООО «КРОСТ», в том числе маты прошивные базальтовые, огнезащитную краску. Полный ассортимент огнезащитных материалов.

Роль эпиграфов в повести Пушкина «Капитанская дочка»

Многие считают, что эпиграфы — вещь не обязательная и старомодная. В школьном сочинении они, мол, больше для того, чтобы блеснуть эрудицией, а не заострить внимание читателя на главной проблеме произведения, подчеркнуть его главную мысль. До пушкинской «Капитанской дочки» я тоже не придавала эпиграфам особенного значения. Но Пушкин предпослал эпиграф не только ко всей повести в целом, но и к каждой отдельной главе. Поскольку сами события излагаются от первого лица главным героем Петром Гриневым — авторский прием, используемый

Общий эпиграф — «Береги честь смолоду» — действительно отражает главную мысль произведения, причем не только в образе главного героя Петруши Гринева, но и других героев. Его отец, Андрей Петрович Гринев, служивший при графе Минихе, ставит честь превыше всего — выше карьеры, состояния и душевного комфорта. Для сына своего он выбирает путь честного офицера, отправляя его не в блистательный гвардейский полк, к которому Петруша был приписан с рождения, а в армию.

Рассказывая о начале жизненного пути

Был бы гвардии он завтра ж капитан.
Того не надобно: пусть в армии послужит.
Изрядно сказано! Пускай его потужит…
Да кто его отец?

Исток верности присяге честных служак вроде капитана Миронова и поручика Ивана Игнатьича объясняет один из эпиграфов (из «Недоросля») ко II главе :

Старинные люди, мой батюшка.

К III главе Пушкин предпослал сразу два эпиграфа. Первый из них взят из солдатской песни:

Мы в фортеции живем,
Хлеб едим и воду пьем;
А как лютые враги
Придут к нам на пироги,
Зададим гостям пирушку:
Зарядим картечью пушку.

Эпиграф как бы предвосхищает описание Белогорской крепости — «деревушки, окруженной бревенчатым забором», простоты нравов в ней и строгого подчинения присяге. Старинное слово «фортеция» как нельзя лучше характеризует состояние крепости. Эпиграф к главе VII тоже взят из народной песни:

Голова моя головушка,
Голова послуживая!
Послужила моя головушка
Ровно тридцать лет и три года.
Ах, не выслужила головушка
Ни корысти себе, ни радости,
Как ни слова себе доброго
И ни рангу себе высокого;
Только выслужила головушка
Два высокие столбика,
Перекладинку кленовую,
Еще петельку шелковую.

Этот эпиграф — не просто «путеводная звезда» к VII главе, предвосхищающая события: гордый и мужественный ответ капитана Миронова и Ивана Игнатьича самозванцу и их трагический конец на виселице. У этих строчек есть еще одна роль. Она переплетается с народной «песней про виселицу, распеваемой людьми, обреченными виселице». Благодаря этому мы видим общее в судьбах капитана Миронова и Пугачева: оба они — «невольники чести», которым ни отступить от своей роли, от предназначения судьбы, ни получить благодарности. Как дочь-сирота капитана Миронова брошена оренбургским начальником на произвол судьбы, так и Пугачев знает, что его соратники «выкупят свою шею его головою». Эпиграф к XI главе — строчки из А. Сумарокова: В ту пору лев был сыт, хоть сроду он свиреп. «Зачем пожаловать изволил в мой вертеп?» — спросил он ласково.

Этот эпиграф — объяснение, почему Пугачев не только второй раз с миром отпускает Петрушу Гринева, так и не признавшего его государем, выступавшего против него и отказавшегося отвечать на вопросы о голоде в Оренбурге, но и помогает ему. Интересно обыгрывается здесь слово «вертеп»: — в первом значении это пещера, логово льва, а во втором — что-то ненастоящее, бутафорское, театральное, как импровизированный дворец Пугачева с бревенчатыми стенами, оклеенными золотою бумагою, с натуральными крестьянским инвентарем.

Но самое необычное назначение у эпиграфа к XIV главе «Суд». Многих удивляет неожиданная развязка — помилование Петруши благодаря императрице. Возникает вопрос: может быть, эта развязка — попытка подольститься к царю? дань цензуре, чтобы иметь возможность напечатать повесть о народном восстании с трактовкой образа Пугачева как человека, пытающегося улучшить жизнь народных масс?

Прочтем эпиграф:
Мирская молва —
Морская волна.
Пословица

О чем же эта пословица? Она говорит: людское мнение, как морская волна — поднимется и схлынет. То есть его можно изменить. Так и Маша сумела изменить мнение императрицы. Ведь помилование Петруши происходит не благодаря императрице, а благодаря Маше. Именно она отправляется в Петербург, именно она сумела объяснить, чем были вызваны поступки Гринева, именно она заставила императрицу поверить себе.

Проанализировав эпиграфы к «Капитанской дочке», понимаешь, что они —разгадка, ключ к пониманию авторской позиции по отношению к героям. Ключ к нашему пониманию Пушкина — писателя и гражданина.

Пушкинский театральный фестиваль в Пскове

В Пскове проходит XXIV ежегодный Пушкинский театральный фестиваль. Его события откликаются на актуальный и шумный спор между сторонниками свободной интерпретации классики и охранителями. Но при этом способны не только ссорить, но и примирять обе стороны. Из Пскова — РОМАН ДОЛЖАНСКИЙ.

Пушкинскому фестивалю уже почти четверть века. Когда-то он был задуман как приношение на могилу Пушкина (день памяти отмечается 10 февраля, и фестиваль всегда проходит около этой даты) от всего театрального сообщества: в программе были исключительно спектакли по пушкинским произведениям. Теперь фестиваль не узнать, и изменения не только внешние — комплекс зданий Псковского драматического театра имени Пушкина светится красками недавней реконструкции и просторами новых помещений. Во-первых, в афише не только Пушкин. Строгая преданность одному автору не могла не завести фестиваль в тупик — приличных (не говоря уже об отличных) новых спектаклей по Пушкину просто не хватало на полноценный ежегодный проект. А из тех, что достойны, далеко не все можно довезти до Пскова. И теперь новый арт-директор фестиваля петербургский критик Андрей Пронин получил право дополнить «наше все» остальной русской классикой — так что среди полутора десятков российских спектаклей, включенных в программу, есть поставленные по Достоевскому, Льву Толстому, Булгакову и Сухово-Кобылину.

Во-вторых, фестиваль перестал быть филологически-театральным: когда-то его гордостью и неотъемлемой частью была «Пушкинская лаборатория», на которой пушкинисты-филологи до хрипоты спорили с режиссерами и театроведами, отстаивая приоритет литературных текстов перед текстами сценическими. Споры эти, если честно, и тогда казались не очень плодоносными, а сейчас, когда отрицающие право театра на независимость и свободу высказывания вышли из «лабораторий» на властные трибуны, дискуссии о границах интерпретаций, скорее всего, просто навредили бы. Так что лаборатория, проходящая во время нынешнего фестиваля,— режиссерская, а в афише немало спектаклей, в которых авторские постановочные высказывания звучат без оглядок на взгляды уважаемых литературоведов.

Кто знает, возможно, специалисты по Достоевскому, не говоря уже о прочих «охранителях», и захотели бы одернуть знаменитого петербургского режиссера Льва Эренбурга за его «Братьев Карамазовых». Но спектакль Небольшого драматического театра, в котором заняты студенты, выпускники мастерской Эренбурга, с точки зрения театральной композиции сделан сильно и ярко. Он разыгрывается на помосте-возвышении, в центре которого, как на площади, установлен высокий деревянный столб — вроде как позорный, но и мучительный тоже, словно какая-то огромная заноза, которой этот роман сидит в сознании. Персонажей «Карамазовых», спотыкающихся и разгоряченных, кажется, буквально выталкивает из себя на сцену окружающая помост тьма — и потом проглатывает обратно. Не сегодня замечено, что спектакли Льва Эренбурга подчас преувеличенно «физиологичны», но здесь чувственная телесность героев более чем уместна — особенно во второй части спектакля, где логика повествования мнется, уступает место наваждениям и гротескным видениям, ведя «Карамазовых» к блестящему хулиганскому финалу, в котором четверо сыновей Карамазова, одетые лишь в детские подгузники, воссоединяются с отцом, радостно пародируя библейскую притчу о блудном сыне.

Кстати, тема «театр и религия» в этом году заявлена как сквозной мотив Пушкинского театрального фестиваля. Тема сейчас, пожалуй, даже еще больше конфликтная, чем «филология и театр»,— как по минному полю ходишь, особенно когда на сцене русская классика. Вот если в спектакле Небольшого драматического театра черт, как говорится, в своем праве, пусть и появляется он полукуклой с набеленным лицом, то у Николая Коляды в его «Фальшивом купоне» черти бегают уже по воле режиссера — два вертких парня с размалеванными лицами, похожие на веселых беспризорников. В спектакле «Коляда-театра» материализуются чертенята лишь в нескольких сценах, но невидимые бесы вселились во все представленное на сцене нездоровое, зараженное цепной реакцией лжи общество. Из повести Льва Толстого в спектакль Николая Коляды — один из лучших в репертуаре его самобытного частного театра — не пришло никакого очевидного нравоучения. В воздухе сцены, сгущающемся, как всегда у Коляды, в выразительных, отважных массовых сценах растворены неподдельные горечь и тоска. Зло здесь неизбывно, как бы неотделимо от жизненного уклада, а единственным добрым человеком, способным на сочувствие к ближнему, оказывается падшая женщина.

Соседствуя в афише Пушкинского фестиваля, столь разные «Карамазовы» и «Фальшивый купон» неожиданно сложились в русскую дилогию. Даже столб из спектакля Льва Эренбурга «срифмовался» с висящими у Николая Коляды в центре сцены лентами: площадное устрашение и площадное украшение с равным успехом служили то способом подняться к небу, то орудием смерти. Сразу после «Фальшивого купона» Псковский театр имени Пушкина играл премьеру своей «Пиковой дамы» — работы молодого режиссера Юрия Печенежского. На сцене тоже висели ленты, и они тоже соединяли жизнь со смертью — давали разыграться мечтам Лизы, а затем покрывали смертное ложе старой графини. Обе женщины, как выяснялось в финале, служат в сумасшедшем доме, где очутился несчастный Германн: Лиза — врач, а обладательница тайны трех карт, хрустально-хрупко сыгранная старейшиной псковской труппы Миррой Горской,— заботливая кастелянша. Вообще, в другом контексте эта «Пиковая дама», в которой режиссер увлек актеров задачей разыграть и оживить пушкинский текст, смотрелась бы слишком «правильной». Но на фестивале спектакль, способный примирить пушкинистов и театральных свободолюбцев, выглядел очень кстати — как жест умиротворения и гостеприимства.

Спектакль «Пиковая дама»

«Собственно, это не повесть, а анекдот: для повести содержание «Пиковой дамы» слишком исключительно и случайно.»
В.Г.Белинский

Инсценировка – Игорь Ларин
Постановка и сценография – Игорь Ларин
Режиссёр – Александр Невинский

Спектакль «Пиковая дама» по повести А.С. Пушкина – это первая постановка Игоря Ларина в качестве главного режиссера Театра «На Литейном». Он уже не раз обращался к творчеству Пушкина и к этому произведению, делая многочисленные пробы, наброски и зарисовки. Эта постановка станет сегодняшним воплощением размышлений режиссера над загадочной повестью Пушкина.

«Это не повесть, а анекдот». Розыгрыш картежный и человеческий. Провидение приводит главного героя в игорный дом. Мощная страсть движет им, а невозможность изменить ход событий приводит к трагическому финалу. Человек, одержимый страстями, в борьбе с самим собой терпит поражение.

Определив жанр спектакля как «мистический анекдот», Игорь Ларин поставил метафизический спектакль о человеке, который в руках судьбы оказывается всего лишь картой, которую можно разменять как угодно.

Премьера – 24 ноября 2012 г

Спектакль идет с одним антрактом.

Спектакль ведет Татьяна Романовская.

Игорь Ларин, известный театральный режиссер, став главрежем популярнейшего петербургского театра «На Литейном», сразу решился на масштабную постановку – переосмысление знаменитой пушкинской «Пиковой дамы». Сам режиссер, вторя Белинскому, считает, что его спектакль больше похож на анекдот, однако мистического в его работе не меньше, чем комического, так что не раз по ходу действия зрителя посещают самые странные образы, аллюзии и мысли. Окончательной редакции ларинского спектакля редшествовали многочисленные этюды и наброски, поэтому «Пиковая дама» получилась столь завершенной, цельной и глубокой, продуманной до мельчайших деталей. В этом могут убедиться все, кто купит билеты на спектакль «Пиковая дама», в котором играют лучшие артисты театра «На Литейном».

Все они становятся участниками зловещего заговора, который карты устроили над людьми. И в самом деле, посмотрев спектакль «Пиковая дама», понимаешь, что человек, зависимый от азартных игр – всего лишь беспомощная игрушка для всевластной Пиковой дамы, он более не принадлежит сам себе. Стремясь выиграть, он проигрывает все больше, впадая в отчаяние и сходя с ума. Это история – о борьбе с собой, которую главный герой постоянно ведет и неизменно проигрывает.

Потрясающее музыкальное и художественное оформление спектакля – еще одна причина посмотреть «Пиковую даму» театра «На Литейном». Билеты на эту постановку лучше окупать заранее, ведь уже 4 года этот спектакль остается одним из самых востребованных среди богатого репертуара театра. Поэтому просто нажмите кнопку «Купить билет» и оформите билеты на «Пиковую даму» онлайн.

Возможность еще раз прикоснуться к творчеству великого русского классика, посетить любимый театр, встретиться с прекрасными актерами. А также сравнить видение режиссера с собственным прочтением произведения. Можно рекомендовать старшеклассникам для изучения школьной программы.

Пушкин — наше все, взять любое произведение — более двух столетий они остаются востребованы и актуальны. Режиссер нашел свое оригинальное решение постановки повести на сцене, его творческие находки интересны, необычны, музыкальны, что делает спектакль привлекательным для широкой аудитории зрителей. Очень удачное музыкальное оформление передает всю атмосферу мистики, безудержной страсти и трагизма. Великолепная игра актеров в очередной раз порадовала поклонников театра на Литейном.

Современное прочтение классического произведения А.С. Пушкина. Оригинальная постановка. Много музыки. Удачно подобраны декорации.

Спектакль подойдет для просмотра школьникам при изучении произведения в рамках школьной программы. Режиссер назвал постановку мистическим анекдотом. Декораций мало, но все очень продумано. Всем очень понравилось перевоплощение тряпичной куклы в маленького живого человечка.

Много музыки. Графиня была бесподобна. Спектакль о вечных ценностях. Хорошо подобраны костюмы.

Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Добавить комментарий

;-) :| :x :twisted: :smile: :shock: :sad: :roll: :razz: :oops: :o :mrgreen: :lol: :idea: :grin: :evil: :cry: :cool: :arrow: :???: :?: :!:

Adblock detector