Своеобразие сатиры В

В творчестве В.В. Маяковского сатира занимает исключительно важное место. Говоря о главной функции его поэзии, нельзя забывать, что новое утверждалось в острой и непримиримой борьбе со старым. Поэт боролся с врагами социализма с тех пор, как осознал себя его частью, оружием борьбы избрав именно сатиру. В дореволюционные годы он, в основном, обличает старые порядки и идеологию, в послеоктябрьские – активно защищает новый строй.

Рассуждая о чертах, определяющих сатиру, М. Е. Салтыков-Щедрин писал: «Для того, чтоб сатира была действительно сатирой и достигала своей цели, надобно, во-первых, чтоб она давала почувствовать читателю тот идеал, из которого отправляется творец ее и, во-вторых, чтоб она вполне ясно сознавала тот предмет, против которого направлено ее жало». Сатира Маяковского полностью удовлетворяет этим требованиям: в ней всегда ощущается тот общественный идеал, за который борется поэт, и четко определено то зло, против которого направлено ее острие.

Наибольшее количество сатирических произведений Маяковский написал после Октябрьской революции. Тематика их разнообразна и обусловлена двумя центральными задачами – изображением социальных противоречий буржуазного мира (этому посвящены стихотворения, написанные под впечатлением поездок поэта за рубеж) и обличением мещанства и бюрократизма.

Первое направление в сатире писателя можно проиллюстрировать стихотворением «Блэк энд Уайт», написанным во время краткого пребывания поэта в столице Кубы – Гаване. Оно посвящено теме расовой дискриминации. Это подчеркнуто уже в заголовке стихотворения, который в переводе с английского означает «Черное и белое». В герое стихотворения – простом рабочем негре Вилли, подметающем гаванские улицы возле американской табачной фирмы «Энри Клей энд Бок, Лимитед», раскрыта печальная судьба миллионов американских негров, обреченных на нищету и бесправие. Поэт четко характеризует принцип, определяющий отношения людей в «рай-стране»: «… у белых доллары, у черных – нет».
Этот принцип объясняет образ главного героя – жертвы капитализма и расизма. Перед нами темный, забитый человек. Но это – не вина, а беда Вилли, результат социальных, экономических, культурных условий, в которых он живет. Этот человек не может себе даже представить бунта против белых угнетателей. Поэтому он никак не реагирует на удар мистера Брега после того, как попытался высказать свое мнение о распределении труда между белыми и черными.

Эти социальные противоречия становятся объектом обличения у Маяковского. В противовес им в финал стихотворения он выводит образ Москвы как центра мирового коммунистического движения, города, где в те годы находился штаб Коммунистического Интернационала. Для поэта Коминтерн в Москве – это то идеальное место, куда могут обращаться все «униженные и оскорбленные» с полной уверенностью, что им помогут. И хотя поэт осознает, что такие, как Вилли, далеки от понимая путей борьбы за свои права, он все же считает нужным подталкивать их к действиям своими наставлениями.

Второе сатирическое направление поэзии Маяковского ярко выражено в стихотворениях «О дряни» и «Прозаседавшиеся». Эти два стихотворения впервые озвучили тему обличения мещанства и бюрократизма. В первом из них поэт рисует двух представителей «модернизированных»: мещанского служащего, «свившего» себе «уютный кабинет» в одном из советских учреждений, и его жену – «товарища Надю». Маяковский показал две наиболее характерные черты нового мещанства. С одной стороны, мечты обывателей не идут дальше личного обогащения, а с другой – мещанин, оставаясь собственником, стремится создать видимость человека современного советского общества. Финал стихотворения исполнен «грозного смеха» поэта, клеймящего обывательщину устами ожившего К. Маркса: «…Скорее головы канарейкам сверните – чтоб коммунизм канарейками не был побит!».

В стихотворении «Прозаседавшиеся» поэт изобличает заседательскую суетню бюрократов, которые просто разрываются между всякого рода собраниями, а на самом деле ничего полезного не делают. В конце Маяковский призывает собрать еще одно заседание «относительно искоренения всех заседаний».

Разнообразна сатира Маяковского и в жанровом отношении. В дореволюционный период она была представлена так называемыми «гимнами», обличающими существующий строй. После Октября 1917 года поэт разрабатывает новый жанр – стихотворный сатирический фельетон, с присущей ему заостренностью образов и некоторой их индивидуализацией. В этом жанре написано большинство стихотворений 20-х годов. Стихотворения зарубежного цикла представляют собой лиро-эпическое повествование, в основу которого положен какой-либо эпизод из реальной жизни. Сатирическое звучание приобретают и произведения Маяковского-драматурга, такие его пьесы, как, например, «Баня», «Клоп».

Несомненно и то, что сатира Маяковского выделяется и художественным своеобразием. Излюбленным приемом в изображении объектов сарказма и шутки является у поэта гротеск, основанный на предельной гиперболизации образов. В стихотворении «Прозаседавшиеся» гротесковая картина заседания «людей половинок» не только вызывает веселый смех, но и подчеркивает реальность – бесконечность бестолковых заседаний. Гротесковость проявляется и в тридцатиметровом языке подлизы, который «лижет руку» своего начальства (стихотворение «Подлиза»), и в метровом ухе труса (стихотворение «Трус»), улавливающем все замечания властей и т.д.

Таким образом, можно заключить, что сатира Маяковского очень своеобразна в тематическом, художественном и жанровом отношении. Более того, коммунистическая партийность, которой она пронизана, ее откровенная публицистичность и агитационность в сочетании с жизненной достоверностью и значительностью тех проблем, которые в ней поставлены, определяют новаторский характер всего сатирического творчества поэта.

0 человек просмотрели эту страницу. Зарегистрируйся или войди и узнай сколько человек из твоей школы уже списали это сочинение.

Художественное своеобразие поэзии Маяковского

В.В. Маяковский – самобытный поэт начала XX века, который создал множество своеобразных поэтических произведений, новатор в области стихосложения. Его особый художественный стиль, внимание к ритму стихотворения, своеобразные рифмовки, использование новых слов – все это отличает поэзию В. В. Маяковского от традиционной лирики.

В поэтических произведениях Владимира Маяковского особенно важны рифмы, усеченные строки, разноударные стихи. Поэт использует свой стиль написания стихотворения, то есть В.В. Маяковский выделяет

Лошадь на круп (пауза)

грохнулась (пауза – читатель заостряет свое внимание),

за зевакой зевака (пауза),

штаны пришедшие Кузнецким клешить (пауза),

Такая нетрадиционная разбивка стихотворения на строки помогает поэту привлечь внимание читателя к самому важному. Состояние лошади передано через лексические художественные средства: глагол – грохнулась, существительное – на круп. Ощущение безысходности передано

В.В. Маяковский видел силу слова и пытался воздействовать на читателя через создание собственных авторских неологизмов – слов или словосочетаний, придуманных самим поэтом, они наиболее полно раскрывают суть поэтического замысла, передают оттенки авторской речи. В стихотворении «Необычное приключение, бывшее с Владимиром Маяковским летом на даче» много самобытных авторских неологизмов: «златолобо», «ясь», «трезвонится», «вспоем». Поэт играет со словами и рифмами, привлекая внимание читателя: «Гоню обратно я огни впервые с сотворенья. Ты звал меня? Чаи гони, гони, поэт, варенье!». Поэтическая лексика В.В. Маяковского-поэта всегда выразительна, в этом главное своеобразие его художественного творчества, например, солнце, златолобо, светило.

В поэтических произведениях используется такой фонетический прием, как звукопись. Таким образом, читатель не только представляет себе изображенную поэтом картину (большинство стихотворений Маяковского имеют сюжет), но и слышит то, что происходит. В стихотворении «Хорошее отношение к лошадям» стук копыт умирающей лошади передан так:

Здесь важно не лексическое значение слов, а сочетание звуков. По-новому звучат в поэзии В.В. Маяковского традиционные темы. Например, в стихотворении «Прозаседавшиеся» тема бюрократизма раскрывается поэтом через смешение фантастики и реальности, создание гротескных ситуаций, когда люди

…на двух заседаниях сразу.

Заседаний на двадцать

Надо поспеть нам.

Поневоле приходится разорваться.

В этом стихотворении используется и еще один особый художественный прием В. Маяковского: смешение разных языковых стилей. В рамках одного произведения есть слова и выражения, тесно связанные с реалиями современного поэту мира, а с другой стороны – встречаются устаревшие формы и слова. Например, в границах одного произведения находятся такие слова и выражения: Тео, Гукон (аббревиатуры начала двадцатого века) и старинная форма глагола орать – оря; неологизм того времени – аудиенция и архаизм – со времени она.

Итак, В.В. Маяковский создал собственный поэтический стиль, который сделал художественные произведения своеобразными, неповторимыми.

Поэзия Маяковского необычна.

Поэт разговаривает с нами откровенно о себе, о времени, о проблемах, которые его волнуют. Речь его то ласкова, то гневна, почти яростна. Это очень эмоциональный, неравнодушный человек. С ним говорить и легко, и трудно. Легко, потому что есть уверенность, что он выслушает, поймет, не прервет. Трудно, потому что каждое слово в стихотворениях этого поэта – образ, мысль, выраженная в слове. Он внимателен к слову, к его звучанию, к интонации, даже ударению. Лестница, которой пользуется В.В. Маяковский, придумана не им, но ассоциируется именно с его творчеством, так как каждое слово в его стихах значимое, емкое, яркое, незабывающееся, иногда шокирующее и тем более запоминающееся.

Так как привычные четверостишия видоизменились в его поэзии, изменилось и отношение к стихотворению. Это не рифмованные мысли и образы, это нерифмованные мысли и образы. Просто образы, живущие своей жизнью. В его стихах живут буквы, звуки, слова. Из них складываются стихи. Оживают предметы, явления, стихии, звезды. Из них складываются образы. Очеловечиваются животные, мебель, дома, города. Они начинают думать, мечтать, радоваться и корчиться от боли. Очень многое любит человек и поэт Маяковский, но есть вещи, которых он не выносит. Скрипка, лошадь способны плакать, им доступно сострадание. Но ложь, лицемерие, сытость, властолюбие, любовь к бумаге, а не к людям, мешают человеку быть человеком. И тогда такой человек в произведениях Маяковского уподобляется предмету, получеловеку. Маяковский всегда говорит во весь голос, можно даже сказать, что он не говорит, а кричит. Складывается такое впечатление, что он все время хочет до кого-то или до чего-то докричаться, хочет, как каждый из нас, быть понятым и услышанным, оцененным. Его трудно было не услышать. Можно относиться к творчеству Маяковского по-разному, но оно никогда не оставит равнодушным, так как это, действительно, явление в русской поэзии. Хорошо было кричать «Сбросим Пушкина…», перекрикивать Есенина, только все эксперименты над словом, ритмом, размером, которыми гордились поэты ХХ века, начинались в лирике Пушкина, да и еще раньше, и Маяковский это прекрасно знал, а стихотворение, посвященное Есенину, говорит о том, что это была дружба-вражда, спор Поэтов и Людей.

maxsochinenie.ru

2020 Copyright. All Rights Reserved.

The Sponsored Listings displayed above are served automatically by a third party. Neither the service provider nor the domain owner maintain any relationship with the advertisers. In case of trademark issues please contact the domain owner directly (contact information can be found in whois).

Художественные особенности поэзии Владимира Маяковского

Маяковский пристально вслушивался в пульс своего времени и постоянно искал новые поэтические решения, которые бы соответ­ствовали духу эпохи великих перемен.

Его излюбленный приём — метафора, особенно гиперболиче­ская, построенная на преувеличении. Например, в поэме «Облако в штанах» читаем: «И вот громадный, / горблюсь в окне, / плавлю лбом стекло окошечное». Поэт обыгрывает свой незаурядный рост, силу чувств передаёт с помощью гиперболы: стекло плавится под горячим от любовного жара лбом героя. Нередко Маяковский использовал так называемую футуристическую метафору, которая устанавливает связи между самыми отдалёнными вещами и предметами. Вспомните стихотворение «А вы могли бы?», в котором читателей поражает метафорический образ «флейты водосточных труб».

Присущ Маяковскому и футуристический эпатаж — шокирование «добропорядочной публики», когда поэт употребляет грубые, вызывающие, подчёркнуто неэстетские образы или высказывания, как, например, в стихотворении «Нате!»: «я захохочу и радостно плюну, плюну в лицо вам…».

Часты у Маяковского и эллипсы — пропуски значимых слов, что характерно для разговорной, эмоциональной речи (сравните название стихотворения «Скрипка и немножко нервно», которое, видимо, должно выглядеть как «Скрипка [звучала грустно] и немножко нервно»). Подобные нарушения объясняют негативной программой футуристов: для них характерен декларативный отказ от норм существующего языка. Но разрушение для художников-авангардистов было всегда актом творческим, для которого грамматические неправильности — не самоцель, а способ рождения новых смыслов.

Своеобразен и лексический состав поэзии Маяковского. Его произведения насыщены разговорной лексикой, неправильными и просторечными формами («нате», «хочете»). Особенностью художе­ственного мира поэта является и частое употребление неологизмов («небоскрёбы», «аэроплан», «автомобили»). Он и сам любил придумывать новые слова (громадьё, медногорлый, бесконечночасый, стихачество, пианинить, легендарь, бродвеище и многие другие).

Маяковского по праву считают мастером рифмовки. Преодолевая сложившиеся в поэзии традиции, он стремился использовать различные виды рифм:

  • усечённые («мозгу — лоскут», «тона — в штанах»);
  • неточные («безумий — Везувий», «кофту — эшафоту»);
  • составные («нежности нет в ней — двадцатидвухлетний») и другие.

Почти все его рифмы отличаются экзотичностью, то есть они не знакомы читателю, не всегда даже узнаваемы в качестве рифмы. Так, в стихотворении «Послушайте!» не сразу видна достаточно по­следовательная перекрёстная рифмовка, поскольку это немаленькое стихотворение состоит всего из четырёх четверостиший, каждая строка разбита на сегменты за счёт написания их «лесенкой».

Следует отметить, что «лесенка» — это новаторство Маяковского. Оно выражалось в том, что поэт разбивал стихотворные строки, каждое отдельное слово становилось как бы ступенькой (отсюда и название — лесенка), подсказывающей читателю остановку, как бы паузу для выделения смысла слова. Обычные знаки препинания казались поэту недостаточными. Это новшество осталось непривычным до сих пор, но оно оправдано, поскольку Маяковский считал, что стихи предназначены не только для чтения глазами, но и для произнесения вслух. «Лесенка» — это своеобразная подсказка исполнителю о темпе чтения, характере интонации, месте пауз. Материал с сайта //iEssay.ru

Установкой автора на произнесение стихов объясняется и большое количество в них обращений, восклицаний и риторических вопросов («А вы могли бы?», «Послушайте!», «Нате!»).

Преодоление традиций проявляется и в отбрасывании Маяковским старых законов мелодичности стихотворной речи. Он не стремится к милозвучности, как это делали поэты ХІХ в., а наоборот — создаёт стихи так, что они скрежещут, режут слух. Поэт как будто специально подбирает неблагозвучные слова: «Крепился долго, кургузый, шершавый…» («Мама и убитый немцами вечер»). Такая грубость поэтического материала обладает повышенной экспрессивностью и способствует созданию особого образа лирического героя­поэта, вождя уличных толп, певца городских низов.

Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Добавить комментарий

;-) :| :x :twisted: :smile: :shock: :sad: :roll: :razz: :oops: :o :mrgreen: :lol: :idea: :grin: :evil: :cry: :cool: :arrow: :???: :?: :!: