Свободы сеятель пустынный

Пушкин. Свободы сеятель пустынный…
Художественный смысл.

Смысловая структура стихотворения… задается противоречием рассказа и способа рассказывания, нарратива и дискурса.

насчет противоречивости искусства

Паперный написал очень соблазнительную для меня статью ““Свободы сеятель пустынный…”: вокруг одной евангельской цитаты у Пушкина” в книге “Коран и Библия в творчестве А.С. Пушкина”, Иерусалим, 2000. Соблазн в том, что будто бы такие корифеи, как Томашевский и Лотман поняли всего лишь “в лоб” указанное произведение, тогда как “ смысловая структура стихотворения… задается противоречием рассказа и способа рассказывания, нарратива и дискурса ” (С. 137) . А вы ж знаете, как я падок на противоречие как источник и мерило художественного смысла.

При вчитывании в Паперного однако стало ясно, что он, в отличие от указанных ученых, прочитывающих у Пушкина только рассказ , сам прочитывает только способ рассказывания .

Чтоб было ясно, о чем речь, процитируем Пушкина.

Свободы сеятель пустынный,

Я вышел рано, до звезды;

Рукою чистой и безвинной

В порабощенные бразды

Бросал живительное семя —

Но потерял я только время,

Благие мысли и труды.

Паситесь, мирные народы!

Вас не разбудит чести клич.

К чему стадам дары свободы?

Их должно резать или стричь.

Наследство их из рода в роды

Ярмо с гремушками да бич.

Публиковать эти стихи Пушкин не предполагал, а в письме Тургеневу они предварены таким текстом:

“Кстати о стихах: вы желали видеть оду на смерть Наполеона. Она не хороша, вот вам самые сносные строфы: [приводятся стихи со следующим финалом]

Да будет омрачен позором

Тот малодушный, кто в сей день

Безумным возмутит укором

Его развенчанную тень!

Хвала! он русскому народу

Высокий жребий указал

И миру вечную свободу

Из мрака ссылки завещал.

Эта строфа ныне не имеет смысла, но она писана в начале 1821 года — впрочем, это мой последний либеральный бред, я закаялся и написал на днях подражание басне умеренного демократа Иисуса Христа (Изыде сеятель сеяти семена своя)”.

Предварение достаточно непонятно. И мне прийдется пояснения у Паперного переписать.

Во-первых, о Наполеоне.

“ Находясь в изгнании на острове Св. Елены, бывший французский диктатор заявлял… что истинной целью его войн было построение единой, мирной, стабильной и либеральной Европы (правда, под руководством Франции). Кроме того, свое поражение Наполеон объявил предвестием перехода от эпохи доминирования Европы в мировой политике к новой эпохе, в которую на господство в мире будут претендовать Россия (“Хвала. Он русскому народу Высокий жребий указал”) и Америка (на это Пушкин не отреагировал) ” (С. 135) .

Высокий жребий России, ее либерального тогда, в 1814 году, императора Александра I это — в мыслях либерального, по Паперному, в 1821 году Пушкина — равнялось либеральному в период “ста дней” (1815 г.) Наполеону:

“ Бенжамен Констан [ призванный Наполеоном ] просто взял хартию, т. е. конституцию, данную королем Людовиком XVIII в 1814 г., и сделал ее несколько либеральнее. Сильно был понижен избирательный ценз для избирателей и для избираемых, но все-таки, чтобы попасть в депутаты, нужно было быть богатым человеком. Несколько больше обеспечивалась свобода печати. Уничтожалась предварительная цензура, преступления печати могли отныне караться лишь по суду. Кроме избираемой палаты депутатов (из 300 человек), учреждалась другая — верхняя палата, которая должна была назначаться императором и быть наследственной. Законы должны были проходить через обе палаты и утверждаться императором ” ( http://www.museum.ru/museum/1812/Library/Tarle/part16.html ) .

Это – к либерализму, вдохновлявшему революции.

Но через два года, после поражения революций в Европе 20-х годов и разгрома преддекабризма в Молдавии, 1 декабря 1823 года, получается, если, по Паперному, верить пушкинским словам Тургеневу, это уже для Пушкина был “либеральный бред” . И Паперный понимает это так, что из-за упомянутых поражений Пушкину вообще вожжа под хвост попала и его понесло. В экстремизм.

Во-вторых, о демократе.

“ …во времена Пушкина “демократия” воспринималась как нестабильное правление, предполагающее постоянное насильное вмешательство народа в действия власти ” (С. 136) .

В-третьих, об Иисусе Христе.

Вот Евангелие от Луки:

“8:4 Когда же собралось множество народа, и из всех городов жители сходились к Нему, Он начал говорить притчею:

8:5 вышел сеятель сеять семя свое, и когда он сеял, иное упало при дороге и было потоптано, и птицы небесные поклевали его;

8: 6 а иное упало на камень и, взойдя, засохло, потому что не имело влаги;

8:7 а иное упало между тернием, и выросло терние и заглушило его;

8:8 а иное упало на добрую землю и, взойдя, принесло плод сторичный. Сказав сие, возгласил: кто имеет уши слышать, да слышит!

8:9 Ученики же Его спросили у Него: что бы значила притча сия?

8:10 Он сказал: вам дано знать тайны Царствия Божия, а прочим в притчах, так что они видя не видят и слыша не разумеют.

8:11 Вот что значит притча сия: семя есть слово Божие;

8:12 а упавшее при пути, это суть слушающие, к которым потом приходит диавол и уносит слово из сердца их, чтобы они не уверовали и не спаслись;

8:13 а упавшее на камень, это те, которые, когда услышат слово, с радостью принимают, но которые не имеют корня, и временем веруют, а во время искушения отпадают;

8:14 а упавшее в терние, это те, которые слушают слово, но, отходя, заботами, богатством и наслаждениями житейскими подавляются и не приносят плода;

8:15 а упавшее на добрую землю, это те, которые, услышав слово, хранят его в добром и чистом сердце и приносят плод в терпении. Сказав это, Он возгласил: кто имеет уши слышать, да слышит!”

Если считать, что речь идет об идейной обработке народа революционной властью, то тут-таки полная демократия. Кто как хочет, так и понимает. А революционная власть Христа это терпит. То есть никакой его власти нет. Значит, назвав Христа умеренным демократом, Пушкин над ним издевается. Никакой же умеренности, никакого ограничения народу. Издевка подтверждается еще и неуважительным называнием Его притчи басней.

Теперь можно переходить к интерпретации самого стихотворения.

Как его толковали “в лоб” до Паперного?

По тому, о чем написано в, главным образом, первом куплете: о разочаровании лирического героя. Значит, мол, и стихотворение о разочаровании. В революциях, в продекабризме, в самом гражданском романтизме.

Паперный же, свою версию доказывает ссылкой на то, как у Пушкина написано стихотворение. Особенно – его второй куплет:

“ Созданная в этом тексте риторическая “маска” лирического “Я” задает образ революционера, в голосе которого “звучит не только и не столько разочарование “умеренного демократа”, сколько едкая ирония революционера, не сумевшего поднять рабов на борьбу за свободу и теперь саркастически рисующего “мирным народам” перспективы их жизни на положении рабочего скота” (Виноградов) ” (С. 137) .

И я соглашаюсь с этим силлогизмом Виноградова и Паперного. Верно описывается одно из читательских противочувствий от стихотворения, от того, как написан второй куплет.

Кроме сарказма второй части Паперный усматривает в стихотворении распадение “ на две разноголосые части [спокойную и саркастическую?] и как бы незавершенный фрагмент – притчу с опущенным изъяснением, басню с неприведенной моралью” (137) .

И с этим можно согласиться, особенно в сравнении с Евангелием, где все разжевано. Раз у Пушкина проводится “ смысловая неясность ” (С. 137) , значит это зачем-то.

Но Паперный абсолютизирует переживание сарказма:

Стихотворный “ …текст был предназначен провозгласить политический радикализм автора как “радикализм несмотря ни на что”, бескомпромиссный, очищенный от “либерального бреда”, умеренности, уважения к традиционным святыням… ”

Чтоб такая абсолютизация звучала мощнее, Паперный привлекает наше внимание к такому, мол, пушкинскому приему, как автоцитаты:

“… готовые старые текстовые детали приносят в новый текст Пушкина значения, которые они имели внутри тех текстовых конструкций, в которые они входили прежде.

Так уже первый стих своего текста: “Свободы сеятель пустынный”, Пушкин извлекает из черновика IV строфы второй главы “Евгения Онегина”. В романе эта строка предшествует сообщению о том, что Евгений перевел своих крепостных с барщины на оброк… ” (С. 138) .

Тут я хочу уже немного возразить.

Из факта заимствования из “Евгения Онегина” совсем не следует нужный Паперному “ контекст, в который включен пушкинский образ “нового сеятеля”… конечно, не реальный, биографически-личностный контекст автора: реальный Пушкин, как известно, революционной пропагандой в народной среде никогда не занимался, а потому никакого личного повода разочароваться в такой деятельности не имел. Адекватный контекст этого образа – литературный, причем подчеркнуто литературный [ автоцитаты ] ” (С. 138) . Я хочу сказать, что если, как известно, при писании второй главы романа Пушкин уже твердо стал на рельсы реализма, то и нечего радикальный поступок Онегина (частность) подвязывать к радикализму художественного смысла “Сеятеля” в целом. Итоговый радикализм и итоговый реализм не совместимы.

Но у Паперного иная цель: доказать радикализм Пушкина в “Сеятеле”.

И он подпирает эту мысль текстом письма Тургеневу (процитированным здесь). Слова Пушкина Паперный понимает как по состоянию на 1823 год провоцирующее раскаяние перед колеблющимся Тургеневым в своем, пушкинском, либеральном бреде (не менее!) 1821 года, раскаяние ради радикализма, раз он тут же демонстрирует, что в своем антихристианстве он “ стал кощунствовать не шутя ” (С. 146) .

Здесь надо переходить к подтексту (по Паперному) пушкинского предварения стихотворению:

“ Объявляя о своем отречении от либерального конституционализма, Пушкин тут же иронически сообщает, что написанный им новый текст – это “подражание басни умеренного демократа Иисуса Христа”. При этом ирония Пушкина оказывается направленной одновременно в три различных адреса:

а) в адрес самого А. Тургенева, которому был присущ христианский энтузиазм, сочетавшийся, впрочем, с либеральным поведением (это сочетание уже подвергалось по-арзамасски кощунственному вышучиванию в послании “Тургеневу” (1817): “Один лишь ты, любовник страстный И Соломирской, и Христа, То ночью прыгаешь с прекрасной, То проповедуешь Христа”…

б) в адрес христианства [о чем уже говорилось]…

в) в адрес своей собственной позиции, которая посредством иронического отрицания дистанцируется от умеренного христианского демократизма ” (С. 136) .

Все это звучит тонко и убедительно, но усиливает правомерность лишь одного из двух противочувствий – сарказма по отношению к пассивным Тургеневу, Христу и себе.

Кроме того, можно ж сам текст предварения понять и вообще по-иному.

Бред творил уже Наполеон в 1815 году в свои “сто дней”. Его либерализм, отмежевывающийся от народа, был гибельным, что и подтвердил день сто первый. Без народа делать историю нельзя.

Точно такой бред творили все безнародные дворянские революции 20-х годов, что и подтвердилось их поражениями.

Бредом когда-то собирался заняться и либеральный Александр I , подумывая о конституции для Польши, что развалило б Российскую империю, ибо не может империя быть разнородна, а темный русский народ для конституции был, по Александру, еще не готов.

А вот Иисус Христос не творил бреда. Он не торопил событий. И, в результате, через четыре столетия его проповедь дошла до масс настолько, что христианство стало государственной религией Римской империи. Вот что значит опора на народ! Вот что значит История! Эволюция, а не революция.

Вот Пушкин в 1823 году перед Толстым и закаялся относительно все же волюнтаристов: Наполеона, молодого Александра I , всех последующих революционеров, какими бы либеральными они ни были, и себя. Вот почему он бредом назвал всю торопежку 1821 года.

А если он и не проявил пиетета к Христу, то ради Истории же. Теперь не средневековье, чтоб уповать на религию в деле ориентации исторических деятелей на народ.

В чем же ошибка Паперного? – В том, что он не вчувствовался в целое стихотворения. В том, что отбросил нарратив и сосредоточился только на дискурсе. В том, что не взял на вооружение психологическую теорию художественности Выготского, которая вполне способна объяснить противоречие нарратива и дискурса как вызывающих в читателях противочувствия, противочувствия ради их уничтожения и порождения третьего феномена, ради катарсиса, ради стихийного полуосознанного выражения авторского вдохновения от озарения реализмом.

Свободы сеятель пустынный

Все сочинения по произведению «Свободы сеятель пустынный»:

Изыде сеятель сеяти семена своя.

Свободы сеятель пустынный,
Я вышел рано, до звезды;
Рукою чистой и безвинной
В порабощенные бразды
Бросал живительное семя —
Но потерял я только время,
Благие мысли и труды.

Паситесь, мирные народы!
Вас не разбудит чести клич.
К чему стадам дары свободы?
Их должно резать или стричь.
Наследство их из рода в роды
Ярмо с гремушками да бич.

Анализ стихотворения Пушкина “Свободы сеятель пустынный…”

В 1823 году А.С.Пушкин переживает глубокую депрессию. Поэтом овладевает состояние духовного упадка и пессимизма, которое отражается в его стихотворениях, в частности в произведении «Свободы сеятель пустынный…». Поэт выражает свое разочарование и недоверие к политической пропаганде, не способной пробудить “мирные народы”.

Для Пушкина главной целью в жизни была свобода. И поэт чувствовал себя человеком, сеющим свободу. Но он был начинателем пустынным и одиноким, и “вышел слишком рано”, когда народ не был еще готов к переменам,

Страшное сомнение охватило поэта: а нужен ли вообще народу дар свободы, может быть, ему спокойнее в рабстве? Автор сравнивает народ со стадом, слепым и покорным, которое следует за пастухом, за своим правителем. Лирический герой теряет надежду пробудить их “честь кличем”, главным образом, ему не предоставляется возможности сделать это сейчас. Люди обречены, потому что выбрали свою судьбу и они останутся “мирным народом”, не готовым к нововведениям и преобразованиям. И пока они будут послушно подчиняться царю, пока не захотят перемен, семя свободы не прорастет.

По смыслу стихотворение разделяется на две части. В первой говорится о сеятеле, ее тон — возвышенный, чему способствует употребление евангельской образности («живительное семя», «сеятель»). Вторая посвящена «мирным народам», здесь резко меняется тон лирического героя, он выражает гневное обличение, где «мирные народы» сравнивает с послушным стадом. В данном стихотворении Пушкин использовал сюжет о сеятеле из евангельской притчи.

С помощью знаменитой притчи автор по-новому решает традиционную тему пророка в столкновении с народом. «Свободы сеятель пустынный» — это поэт, а слово символизирует «живительное семя», которое и сеет лирический герой. Политические стихотворения и радикальные действия ознаменовали жизнь поэта. В итоге он понимает, что все понапрасну и никакой призыв к свободе не пробудит «мирные народы».

Свободы сеятель пустынный

Интернет-активист Аарон Шварц совершил самоубийство

11 января 2013 года 26-летний интернет-активист Аарон Шварц (Aaron Swartz) совершил самоубийство. За свою жизнь Шварц успел поучаствовать в разработке RSS, создании сайта Reddit и активно побороться за свободу распространения информации в Сети. Настолько активно, что за взлом научной базы ему грозило несколько десятков лет тюремного заключения.

Как пишет Guardian, отец Аарона Роберт Шварц был руководителем компании-разработчика программного обеспечения. Сам интернет-активист вспоминал, что практически с рождения был окружен компьютерами. По его словам, он много читал о сетевой культуре, участвовал в интернет-обсуждениях, изучал сайты и пробовал делать свои.

Первый же сайт, сделанный Аароном, был интернет-энциклопедией, статьи в которой могли писать сами пользователи. Ресурс не «выстрелил» — о нем знали только одноклассники программиста, а позднее мать показала ему «Википедию». Со временем Шварц стал активным редактором всемирно известной интернет-энциклопедии, а в 2006 году — даже кандидатом в члены совета директоров Фонда «Викимедиа», управляющего «Википедией».

Правда, незадолго до голосования Шварц выпустил исследование «Кто пишет в «Википедию»?», в котором утверждается, что значительный вклад в написание статей для энциклопедии вносят случайные пользователи. Эти выводы шли вразрез с позицией создателя проекта Джимми Уэйлса о ключевой роли «ядра» из нескольких сотен преданных пользователей. В результате в совет директоров «Викимедии» Аарон не попал.

Зато еще в 2000 году 14-летний Шварц присоединился к группе разработчиков RSS-DEV, занявшихся созданием спецификации RSS 1.0 (несмотря на нумерацию, это была не первая версия стандарта — RSS 0.9 появился в 1999 году). RSS позволяет сайтам создавать специальные потоки частообновляемой информации, с помощью которых пользователь может собирать и читать обновления из различых источников в одном месте.

После школы Шварц поступил в Стэнфордский университет, но к концу первого года обучения получил письмо от писателя Пола Грэма (Paul Graham). Грэм писал, что создает компанию Y Combinator, которая будет заниматься созданием стартапов. Аарон согласился присоединиться к проекту и бросил учебу. «Пройдя через множество страхов и упорный труд, я обнаружил себя работающим над небольшим сайтом Reddit.com», — писал интернет-активист. Он вспоминал, что каждое утро разработчики смотрели, не упал ли сервер, не набежали ли на сайт спам-боты и не сбежали ли с него все пользователи.

Reddit — сайт, позволяющий публиковать и комментировать ссылки на различные материалы в интернете. Пользователи могут голосовать за или против той или иной ссылки. Благодаря этому на «главную» попадают наиболее интересные материалы. В 2006 году сайт продали компании Conde Nast, владеющей также интернет-изданием о технологиях Wired. Аарон устроился в Wired, но спустя несколько месяцев был уволен. После ухода из Conde Nast он создал проект OpenLibrary — что-то вроде «Википедии» для книг, а также участвовал в других проектах.

Сам Reddit неплохо рос, и к концу 2011 года его ежемесячная аудитория достигла почти 35 миллионов человек. В января 2012 года сайт стал одним из передовиков борьбы с антипиратскими законопроектами SOPA и PIPA, которые собирались принять американские власти. В знак протеста сайт ушел в офлайн на 12 часов, а его сооснователь Алексис Оханиан (Alexis Ohanian) выступал перед нижней палатой Конгресса с критикой этих инициатив, способных поставить под угрозу свободу интернета.

Борец за свободу

Против SOPA выступал и Аарон Шварц. Он стал сооснователем объединения Demand Progress, которое организовывало кампании против антипиратских законопроектов. Он же выступил с вдохновенной речью, когда власти отступили: «Сенаторы были правы — интернет действительно невозможно контролировать».

Свобода вообще стояла во главе угла на протяжении всей деятельности Шварца. Еще школьником он поддерживал Creative Commons — не столько лицензию, сколько философию о свободном распространении программ, музыки, фильмов и знаний. Эта страсть, по сути, и сгубила интернет-активиста.

В 13-летнем возрасте Шварц стал одним из победителей конкурса ArsDigita Prize, приз в котором вручался молодым людям за создание некоммерческих образовательных ресурсов. Помимо 10 тысяч долларов, Аарон получил возможность посетить Массачусетский технологический институт. Учиться он там не стал. Вскоре после ухода из Стэнфорда, в 2010 году, он поступил в Гарвард, но судьба все равно свела его с MIT.

В июле 2011 года прокурор Массачусетса Кармен Ортиц (Carmen Ortiz) обвинила Шварца в подключении к компьютерной сети MIT и последующем скачивании с сервера некоммерческой организации JSTOR 4,8 миллиона статей. JSTOR владеет одной из крупнейших баз научных материалов. Доступ к большинству из них возможен только организациям, оформившим дорогостоящую подписку. По версии обвинения, интернет-активист собирался выложить статьи на файлообменники, часть из которых доступна только по платной подписке.

Это было не первое упоминание «хакерских» талантов Шварца — в 2009 году он проходил по делу о скачивании нескольких миллионов документов с серверов федеральной судебной системы США. Но обвинение ему тогда так и не было предъявлено.

На этот раз обвинение все-таки предъявили, но Шварц вину не признал. Интернет-активиста отпустили под залог в 100 тысяч долларов — ему грозило до 35 лет тюрьмы (по данным CNET, более 50 лет) и до миллиона долларов штрафа. В самой JSTOR от иска к Аарону отказались, пояснив, что не считают произошедшее хакерской атакой. Однако прокурор Кармен Ортиц дело не закрыла — напротив, она заявила, что «воровство оно и есть воровство, неважно, использовалась ли компьютерная команда или лом».

Осенью 2012 года адвокат Шварца Эллиот Питерс (Elliot Peters) обсуждал с помощником прокурора возможность заключения сделки с правосудием. Ему ответили, что обвиняемому придется признать свою вину, а гособвинитель будет настаивать на тюремном сроке. В среду, 9 января, Питерс снова попытался найти компромисс, но помощник прокурора идти ему навстречу отказался.

В пятницу, 11 января, девушка Аарона Шварца нашла его тело. Интернет-активист повесился в собственной квартире, не оставив посмертной записки. На следующий день она рассказала: Шварц, и без того находившийся в депрессии, понимал, что его ждет затратное, мучительное и публичное разбирательство. У него заканчивались деньги, и нужно было у кого-то просить в долг, а это, по словам девушки, было для него почти невозможно. Все эти обстоятельства лишь усугубили его психологическое состояние.

Известие о самоубийстве всколыхнуло интернет-общественность. Родители активиста заявили, что это не просто личная трагедия, а следствие работы «криминальной судебной системы» с запугиванием и давлением со стороны обвинителей. Исследователи в память о тяге Шварца к свободному распространению знаний начали выкладывать в твиттер ссылки на научные публикации в формате .pdf.

Президент MIT начал внутреннее расследование, заявив, что намерен выяснить, какова роль института в череде событий, которые привели к самоубийству Аарона. Anonymous, не дожидаясь результатов расследования, выложили на сайте института посвящение Шварцу. СМИ опубликовали некрологи или просто почтили память активиста.

Специалист по информационной безопасности Алекс Стамос (Alex Stamos) утверждает, что Шварц даже не взламывал ничего: MIT покупает подписку на JSTOR, чтобы сотрудники и студенты из внутренней сети могли пользоваться материалами с сервера. Сеть практически никак не защищена от несанкционированного доступа, так что Шварц просто подключился к ней и скачал все, до чего смог дотянуться.

По иронии судьбы, за несколько дней до самоубийства JSTOR начал предоставлять пользователям бесплатный (но ограниченный по количеству материалов) доступ к своей базе. Невольно сложилась абсурдная ситуация: между организацией, решившей все-таки, что знания нужно распространять бесплатно, и человеком, который как раз боролся за эту самую свободу, встало государство с законами из прошлого века. В этот раз оно оказалось сильнее.

Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Добавить комментарий

;-) :| :x :twisted: :smile: :shock: :sad: :roll: :razz: :oops: :o :mrgreen: :lol: :idea: :grin: :evil: :cry: :cool: :arrow: :???: :?: :!: