Стихотворение Пушкина А

«Погасло дневное светило. «

Погасло дневное светило;
На море синее вечерний пал туман.
Шуми, шуми, послушное ветрило,
Волнуйся подо мной, угрюмый океан.
Я вижу берег отдаленный,
Земли полуденной волшебные края;
С волненьем и тоской туда стремлюся я,
Воспоминаньем упоенный.
И чувствую: в очах родились слезы вновь;
Душа кипит и замирает;
Мечта знакомая вокруг меня летает;
Я вспомнил прежних лет безумную любовь,
И все, чем я страдал, и все, что сердцу мило,
Желаний и надежд томительный обман.
Шуми, шуми, послушное ветрило,
Волнуйся подо мной, угрюмый океан.
Лети, корабль, неси меня к пределам дальным
По грозной прихоти обманчивых морей,
Но только не к брегам печальным
Туманной родины моей,
Страны, где пламенем страстей
Впервые чувства разгорались,
Где музы нежные мне тайно улыбались,
Где рано в бурях отцвела
Моя потерянная младость,
Где легкокрылая мне изменила радость
И сердце хладное страданью предала.
Искатель новых впечатлений,
Я вас бежал, отечески края;
Я вас бежал, питомцы наслаждений,
Минутной младости минутные друзья;
И вы, наперсницы порочных заблуждений,
Которым без любви я жертвовал собой,
Покоем, славою, свободой и душой,
И вы забыты мной, изменницы младые,
Подруги тайные моей весны златыя,
И вы забыты мной. Но прежних сердца ран,
Глубоких ран любви, ничто не излечило.
Шуми, шуми, послушное ветрило,
Волнуйся подо мной, угрюмый океан.

Стихотворение Пушкина А.С. — Погасло дневное светило.

См. также Александр Сергеевич Пушкин- стихи (Пушкин А. С.) :

Погреб
О сжальтесь надо мною, Товарищи друзья! Красоткой молодою Вконец изму.

Под каким созвездием
Под каким созвездием, Под какой планетою Ты родился, юноша? Ближнего .

Я думал, что любовь погасла навсегда

Я думал, что любовь погасла навсегда,
Что в сердце злых страстей умолкнул глас мятежный,
Что дружбы наконец отрадная звезда
Страдальца довела до пристани надежной.
Я мнил покоиться близ верных берегов,
Уж издали смотреть, указывать рукою
На парус бедственный пловцов,
Носимых яростной грозою.
И я сказал: «Стократ блажен,
Чей век, свободный и прекрасный,
Как век весны промчался ясной
И страстью не был омрачен,
Кто не страдал в любви напрасной,
Кому неведом грустный плен.
Блажен! но я блаженней боле.
Я цепь мученья разорвал,
Опять я дружбе. я на воле —
И жизни сумрачное поле
Веселый блеск очаровал!»
Но что я говорил. несчастный!
Минуту я заснул в неверной тишине,
Но мрачная любовь таилася во мне,
Не угасал мой пламень страстный.
Весельем позванный в толпу друзей моих,
Хотел на прежний лад настроить резву лиру,
Хотел еще воспеть прелестниц молодых,
Веселье, Вакха и Дельфиру.
Напрасно. я молчал; усталая рука
Лежала, томная, на лире непослушной,
Я все еще горел — и в грусти равнодушной
На игры младости взирал издалека.
Любовь, отрава наших дней,
Беги с толпой обманчивых мечтаний.
Не сожигай души моей,
Огонь мучительных желаний.
Летите, призраки. Амур, уж я не твой,
Отдай мне радости, отдай мне мой покой.
Брось одного меня в бесчувственной природе
Иль дай еще летать надежды на крылах,
Позволь еще заснуть и в тягостных цепях
Мечтать о сладостной свободе.

Романтическая лирика

Далеко не все лирические стихотворения Пушкина 1820-1824 годов могут быть названы романтическими . И в пору своего романтизма Пушкин написал ряд стихотворений , выдержанных в классическом духе и восходящих к русской литературе восемнадцатого века.
В стихотворениях Пушкина романтического периода мы нередко находим не романтическое обращение к классической мифологии . На ней целиком построено пушкинское стихотворение 1824 года «Прозерпина» , начатое словами:
Плещут воды Флегетона ,
Своды Тартара дрожат ,
Кони бледного Плутона
Быстро к нимфам Пелиона
Из Аида бога мчат.
Эти строки пропитаны мифологией. И стиль стихотворений Пушкина романтического периода , заключающих мифологические мотивы , далёк от «разорванности» романтического стиля. Таковы превосходные антологические стихотворения «Муза» и «Нереида» :
Среди зелёных волн , лобзающих Тавриду ,
На утренней заре я видел нереиду.
Сокрытый меж дерев , едва я смел дохнуть:
Над ясной влагою полубогиня грудь
Младую , белую как лебедь воздымала
И пену из власов струёю выжимала .
У них плавные , как бы закруглённые концовки.
И всё же самые яркие и смелые лирические произведения Пушкина 1820-1824 годов — это стихотворения романтические . Их пронизывает идея человеческой свободы. Пушкина- романтика возмущало не только отсутствие свободы в самодержавном государстве , его отталкивала душевная мелкость общественных верхов. Эту мелкость он подметил в графе М.С. Воронцове , под начальством которого был вынужден служить в Одессе. В стихотворении о нем Пушкин иронически противопоставил свойственный Воронцову «хороший тон» подлинно выдающимся умственным и моральным качествам:
Он не хранил в своём запасе
Глубоких замыслов и дум ;
Имел он не блестящий ум ,
Душой не слишком был отважен ;
Зато был сух , учтив и важен.
(«Не знаю где , но не у нас» ).
В романтической лирике Пушкина иногда рассказывается, как возникает бесстрастие, как исчезает страсть. Об этом говорится в стихотворении «Чёрная шаль». Герой , переживший измену возлюбленной , «младой гречанки» , которую он «страстно любил» , и убивший её , приходит к полной душевной охладелости . Он навсегда забывает о женской красоте , совсем как старый цыган в пушкинской поэме «Цыганы» . Здесь есть даже совпадения текстов :
С тех пор не целую прелестных очей ,
С тех пор я не знаю весёлых ночей .
Гляжу , как безумный , на чёрную шаль ,
И хладную душу терзает печаль .
( «Чёрная шаль» )

. С этих пор
Постыли мне все девы мира ;
Меж ними никогда мой взор
Не выбирал себе подруги,
И одинокие досуги
Уже ни с кем я не делил .
( Рассказ старого цыгана).
В обоих случаях катастрофическое исчезновение страсти становится трагическим рубежом в жизни человека. ( «С тех пор» , «С этих пор» — именно черта во времени ).
Но чаще, чем душевный холод, в лирике Пушкина -романтика мы видим душевное горение , мощную огненную страсть . Она появляется и тогда , когда Пушкин говорит о своей политической страстности поэта . «Страстею воли и гонениям я стал известен меж людей» , — пишет Пушкин в одном из посланий В.Ф. Раевскому .
И всё же на первый план у Пушкина-романтика выдвигалась тема любви с её принципиальным психологизмом . Поэтому в любовных произведениях блистательнее всего была развёрнута его философия страстей и резче всего проявилась его убеждённость в том , что романтический поэт должен жить в стихии яркой , напряжённой страсти. С представлением о страсти у Пушкина связаны образы пламени . В сердце поэта живёт «пламенная страсть» , «пламенный восторг» , «лобзанья» возлюбленной «так пламенны» , «новый жар волнует кровь», возлюбленная «вливает» в душу «огонь» , «юный пыл страстей» . Противопоставлен этому пламени образ того , что остаётся от любовного горенья- образ пепла.
В «Сожженном письме» Пушкин пишет :
Свершилось! Тёмные свернулися листы ;
На лёгком пепле их заветные черты
Белеют. Грудь моя стеснилась . Пепел милый ,
Отрада бедная в судьбе моей унылой ,
Останься век со мной на горестной груди .
Поэт называет пепел «милым» , «лёгким». Для него пепел- единственная «отрада» . Это всё что осталось от любви, от всего того , что было ему дорого.
Живущий в стихии страстей , поэт- романтик часто говорит об единственности своей любви , захватывающей всё его существо. «Всё в жертву памяти твоей» ,- обращается он к Воронцовой. Даже слава нужна ему лишь для того , чтобы она всегда напоминала о нём возлюбленной. В стихотворении «Желание славы» , посвящённом Воронцовой , читаем :
Желаю славы я , чтоб именем моим
Твой слух был поражён всечасно, чтоб ты мною
Окружена была , чтоб громкою молвою
Всё, всё вокруг тебя звучало обо мне .
Это «единственное» чувство заставляет поэта жить с образом возлюбленной даже тогда , когда её нет с ним . Нередко в любовной лирике Пушкина возникает видение- воспоминание, заменяющее реальность. В стихотворении «Ночь» , посвящённом Амалии Ризнич , перед поэтом «в молчаньи ночи тёмной» с поразительной ясностью , возможной только при огромной силе чувства, предстаёт образ возлюбленной. Он слышит даже звуки её голоса , её страстные признания:
Во тьме твои глаза блистают предо мною.
Мне улыбаются , и звуки слышу я :
Мой друг , мой нежный друг. люблю. твоя. твоя
Такое же, только смягчённое видение-воспоминание есть в знаменитом стихотворении «К ***». Поэт тоже видит лицо любимой женщины и слышит её голос :
В томленьях грусти безнадёжной ,
В тревогах шумной суеты
Звучал мне долго голос нежный,
И снились милые черты.
И в стихотворении «Ненастный день потух. », посвящённом Воронцовой, перед поэтом — видение — воспоминание. Но на этот раз оно исключительно зрительного порядка. Поэт видит возлюбленную на фоне южной природы—движущейся «роскошной пелены» моря:
. по горе теперь идёт она
К берегам, потопленным шумящими волнами;
Там , под заветными скалами,
Теперь она сидит , печальна и одна.
В любовной лирике Пушкина огромная эмоциональная сила переживаний поэта в большинстве случаев разрывает упорядоченность художественных форм. Стиль становится динамичным , остро экспрессивным и даже «разорванным». Подобная «разорванность» отражает душевную взволнованность поэта и противоречивость его любовных переживаний, не поддающихся упорядоченности. Вопросы и восклицания сменяют друг друга в стихотворении «Желание славы» , где поэт сетует на интриги , возникшие в связи с этой любовью :
И что же ? Слёзы , муки ,
Измены , клевета, всё на главу мою
Обрушилося вдруг. Что это я, где я ? Стою
Как путник, молнией постигнутый в пустыне,
И всё передо мной затмилося !
Какую бурю чувств мы видим в этих стихах ! Мы ощущаем все переживания лирического героя . Стихотворение «Ненастный день потух» завершено предельно экспрессивным описанием одиночества возлюбленной:
Одна. никто пред ней не плачет , не тоскует;
Никто её колен в забвенье не целует;
Одна. ничьим устам она не предаёт
Ни плеч, ни влажных уст , ни персей белоснежных,
. . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . .
. . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . .
. . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . .
Никто её любви небесной не достоин.
Не правда ль : ты одна . ты плачешь. Я спокоен
. . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . .
Но если. . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . .
Всё это необыкновенно сильно.
Ряды точек графически выражают взволнованную прерывистость и скачкообразность эмоций возлюбленного. Эти точки в то же время намекают на то, что скрывается в глубинах психологии поэта. И замечательнее всего последнее «Но если. ». Это внезапно обрывает стихотворение и даже лишает его внешней стройности и последовательности рифмовки. Это гениальное «Но если. ». Внезапный обрыв речи повествователя яснее, чем слова , раскрывает ревнивое волнение влюблённого . «Протяжённость» подразумеваемой мысли изображена многоточием , занимающим почти целую строку: поэт чувствовал бы себя глубоко несчастным , если бы любимая женщина была не одна и полюбила бы другого человека.
Вся эта поэзия страстей и бесстрастия имела художественной целью раскрыть психологический . внутренний мир личности и воссоздать её образ. Но перед романтиками стояла и другая задача: отказываясь от традиций «классической» поэзии , они стремились нарисовать индивидуальный образ нации. Эту задачу решил романтик Пушкин.
Подлинным шедевром пушкинского романтического воспроизведения русского национального колорита явилась «Песнь о вещем Олеге». Здесь не только использовано летописное предание и блестяще нарисована эпоха древнегреческого язычества, но и взят явно романтический сюжет чудесного таинственного предсказания. Здесь у Пушкина появляется тема поэта-пророка , не подчиняющегося никакой земной власти, наделённого силой безошибочного предвидения , которое выделяет его из среды обыкновенных людей. Предсказывающий смерть Олега «вдохновенный кудесник» открывает собой длинный ряд таких пушкинских героев , как пророк из первого «Подражания Корану» , Андре Шенье , Моцарт и др. Об этом свидетельствуют слова «Песни»:
Волхвы не боятся могучих владык,
А княжеский дар им не нужен
Правдив и свободен их вещий язык
И с волей небесного дружен.
Грядущие годы таятся во мгле;
Но вижу твой жребий на светлом челе.
В лирических стихотворениях Пушкина -романтика , изображающих жизнь разных народов , нет соответствующих пейзажей или же они не имеют почти ничего национально характерного . Нет пейзажей в стихотворениях «Гречанка верная !» , «Гречанке» (упоминается лишь достаточно абстрактное «небо Греции священной» ), «Чёрная шаль» ( упоминаются лишь «дунайские волны» , куда раб убийцы бросил мёртвые тела). И в «русских» произведениях Пушкина мало национальных пейзажных образов. Дать описание жизни разных народов на фоне соответствующих национальных пейзажей Пушкину удалось лишь в южных поэмах. Зато в пушкинской романтической лирике есть великолепные «личностные» пейзажные стихотворения , рисующие экзотическую природу и вместе с тем проникнутые глубоким и тонким психологизмом . Эти стихотворения связаны не с изображением какой-либо национальной среды , а с переживаниями самого поэта , с его восприятием жизни.
Прекрасны морские пейзажи Пушкина-романтика. Пушкин видел в море воплощение непокорности и бунтарства. Недаром в его стихотворении «Узник» орёл, стремящийся на волю , звал поэта улететь «туда , где синеют морские края» . В стихотворении «Погасло дневное светило» волнение океана пробуждает в поэте воспоминания о его прошлых «желаниях и надеждах» , о прошлой «безумной любви» , которую он не в силах забыть , и бесконечно сильное стремление к новым впечатлениям. Не только о море , но и о волнении души поэта написаны строки этого стихотворения:
Шуми , шуми , послушное ветрило ,
Волнуйся подо мной , угрюмый океан
Я вижу берег отдалённый ,
Земли полуденной волшебные края ;
С волненьем и тоской туда стремлюся я ;
Воспоминаньем упоённый.
И чувствую: в очах родились слёзы вновь;
Душа кипит и замирает;
Мечта знакомая вокруг меня летает ;
Я вспомнил прежних лет безумную любовь,
И всё чем я страдал, и всё , что сердцу мило,
Желаний и надежд томительный обман .
В этих строках прекрасно сочетается волнующееся море и душа в волнении.
Такова романтическая лирика Пушкина. Удивительно тонкая и возвышенная , она стала художественным материалом для многих крупных русских композиторов , находивших в ней мир благородных эмоций. На тексты этой лирики были написаны прекрасные романсы А.Н. Верстовского , М.И. Глинки, Н.А. Римского-Корсакова и др. Особенно замечателен романс Н.А. Римского-Корсакова, написанный на текст стихотворения Пушкина «Редеет облаков летучая гряда. » . Когда после слушания этого романса начинаешь читать пушкинское стихотворение , невольно повторяешь именно те интонации , которые даны в романсе Римского-Корсакова. Так органически сливается музыка с текстом романса. Но всё же основная область романтической лирики Пушкина — это область любовных переживаний. Поэтому все его романтические поэмы имели любовные сюжеты . В них ещё ярче , чем в романтической лирике , выразились сильные , «пламенные» страсти и полярная душевная охладелость. Так как же проявилось всё это в его поэмах ?

«Погасло дневное светило…» А. Пушкин

Дата создания: август 1820 г.

Анализ стихотворения Пушкина «Погасло дневное светило…»

Эпиграммы на чиновников и самого государя императора Александра I, написанные Пушкиным, имели весьма печальные последствия для поэта. В 1820 году он был отправлен в южную ссылку, и конечным пунктом его назначения стала Бессарабия. По пути поэт останавливался не несколько дней погостить у своих друзей в различных города, включая и Феодосию. Там, наблюдая за бушующим морем, он написал стихотворение-размышление «Погасло дневное светило».

Пушкин видел море впервые в жизни и был очарован его силой, мощью и красотой. Но, пребывая далеко не в самом лучшем расположении духа, поэт наделяет его мрачными и угрюмыми чертами. Кроме этого, в стихотворении, словно рефрен, несколько раз повторяется одна и та же фраза: «Шуми, шуми, послушное вертило». Трактовать ее можно по-разному. В первую очередь, поэт пытается показать, что морская стихия совершенно равнодушна к его душевным терзаниям, которые автор испытывает из-за вынужденной разлуки с родиной. Во-вторых, эпитет «послушное вертило» Пушкин примеряет и к самому себе, считая, что не до конца боролся за свою свободу и вынужден был покориться чужой воле, отправившись в ссылку.

Стоя на морском берегу, поэт предается воспоминаниям о своей счастливой и довольно безмятежной юности, наполненной безумной любовью, откровениями с друзьями и, что самое главное, надеждами. Теперь же все это осталось в прошлом, а будущее Пушкину видится мрачным и совершенно непривлекательным. Мысленно он каждый раз возвращается домой, подчеркивая, что постоянно стремится туда «с волненьем и тоской». Но от заветной мечты его отделяют не только тысячи километров, но и несколько лет жизни. Еще не зная, сколь долгой будет его ссылка, Пушкин мысленно прощается со всеми радостями жизни, считая, что отныне его жизнь кончена. Этот юношеский максимализм, все еще живущий в душе поэта, заставляет его мыслить категорически и отвергать любую возможность разрешения жизненной проблемы, с которой ему довелось столкнуться. Он похож на тонущий корабль, который штормом выбросило на чужой берег, где, как считает автор, помощи ждать просто не от кого. Пройдет время, и поэт поймет, что даже в далекой южной ссылке его окружали верные и преданные друзья, роль которых в своей жизни ему еще предстоит переосмыслить. Пока же 20-летний поэт вычеркивает из сердца минутных друзей и возлюбленных своей юности, отмечая, что «прежних сердца ран, глубоких ран любви, ничто не излечило».

Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Добавить комментарий

;-) :| :x :twisted: :smile: :shock: :sad: :roll: :razz: :oops: :o :mrgreen: :lol: :idea: :grin: :evil: :cry: :cool: :arrow: :???: :?: :!:

Adblock detector