Стихотворение Некрасова Н

«В полном разгаре страда деревенская. «

В полном разгаре страда деревенская.
Доля ты!- русская долюшка женская!
Вряд ли труднее сыскать.

Не мудрено, что ты вянешь до времени,
Всевыносящего русского племени
Многострадальная мать!

Зной нестерпимый: равнина безлесная,
Нивы, покосы да ширь поднебесная —
Солнце нещадно палит.

Бедная баба из сил выбивается,
Столб насекомых над ней колыхается,
Жалит, щекочет, жужжит!

Приподнимая косулю тяжелую,
Баба порезала ноженьку голую —
Некогда кровь унимать!

Слышится крик у соседней полосыньки,
Баба туда — растрепалися косыньки,-
Надо ребенка качать!

Что же ты стала над ним в отупении?
Пой ему песню о вечном терпении,
Пой, терпеливая мать.

Слезы ли, пот ли у ней над ресницею,
Право, сказать мудрено.
В жбан этот, заткнутый грязной тряпицею,
Канут они — всё равно!

Вот она губы свои опаленные
Жадно подносит к краям.
Вкусны ли, милая, слезы соленые
С кислым кваском пополам.

Стихотворение Некрасова Н.А. — В полном разгаре страда деревенская.

См. также Николай Некрасов — стихи (Некрасов Н. А.) :

Всевышней волею Зевеса
Всевышней волею Зевеса Вдруг пробудившись ото сна, Как быстро по пути.

В столице шум, гремят витии
В столице шум, гремят витии, Кипит словесная война, А там, во глубине.

База
стихотворений

Авторы стихов

Наша группа

В полном разгаре страда деревенская.

Доля ты!- русская долюшка женская!

Вряд ли труднее сыскать.

Не мудрено, что ты вянешь до времени,

Всевыносящего русского племени

Зной нестерпимый: равнина безлесная,

Нивы, покосы да ширь поднебесная —

Солнце нещадно палит.

Бедная баба из сил выбивается,

Столб насекомых над ней колыхается,

Жалит, щекочет, жужжит!

Приподнимая косулю тяжелую,

Баба порезала ноженьку голую —

Некогда кровь унимать!

Слышится крик у соседней полосыньки,

Баба туда — растрепалися косыньки,-

Надо ребенка качать!

Что же ты стала над ним в отупении?

Пой ему песню о вечном терпении,

Пой, терпеливая мать.

Слезы ли, пот ли у ней над ресницею,

Право, сказать мудрено.

В жбан этот, заткнутый грязной тряпицею,

Канут они — всё равно!

Вот она губы свои опаленные

Жадно подносит к краям.

Вкусны ли, милая, слезы соленые

С кислым кваском пополам.

Доля ты!- русская долюшка женская!

Вряд ли труднее сыскать.

Обсуждение стихотворения «В полном разгаре страда деревенская. »

“В полном разгаре страда деревенская. ”

Стихотворение Некрасова “В полном разгаре страда деревенская. ” рассказывает о трудной доле русской женщины, матери, крестьянки. Эта тема вообще характерна для творчества Некрасова, её возникновение объясняется биографически. Поэт вырос в семье, где отец был “домашним тираном”, мучающим мать. С детства Некрасов видел страдания любимых женщин, матери и сестры, брак которой, кстати, тоже не принёс ей счастья. Поэт тяжело переживал смерть матери и винил в ней отца, а через год умерла его сестра.

Тема материнства звучит в таких стихотворениях Некрасова, как “Родина”, “Внимая ужасам войны. ”, “Орина, мать солдатская”, “Мать”; теме страдания женщины посвящены стихотворения “Тройка”, “Крестьянка”, “Еду ли ночью по улице тёмной. ”, поэма “Мороз, Красный нос” и другие произведения Некрасова.

Стихотворение Некрасова “В полном разгаре страда деревенская. ” названо по первой строчке. Интересно, что поэт представляет женщину-крестьянку, женщину-мать именно на фоне страды, сбора урожая, самой горячей поры в деревне. В это время крестьянам приходится особенно много трудиться (так много, что из одного значения слова “страдать” – убирать урожай – для них сразу же следует другое – испытывать физическую или нравственную боль, мучение); одновременно для автора женщина, возможно, ассоциируется вообще с женским началом в природе.

Стихотворение сюжетно (для Некрасова это часто встречающееся явление), и в первой строчке автор показывает место и время действия. В следующих нескольких строках поэт определяет главную тему стихотворения – страдания русской женщины, причём делает это в очень пафосной манере: “. всевыносящего русского племени многострадальная мать!” Лексика, присущая высокому стилю, длинные слова со звуками “с” и “щ”, ударение на последнем, ключевом слове “мать” создают впечатление поэтического взлёта.

За ним следует описание пейзажа, как это часто бывает у Некрасова, не привлекающего внимания красотой видов. Ощущение какой-то гнетущей внешней силы, переданное в предыдущих строках (“всевыносящего”, “многострадальная”), напряжение сохраняются: “зной нестерпимый”, “солнце нещадно палит”.

Далее автор переходит от собирательного образа многострадальной матери к конкретной женщине. Крестьянка, выбиваясь из сил, на самой жаре работает в поле, и над ней “колыхается” целый столб насекомых. К напряжению от работы и палящего солнца добавляется это окружившее её со всех сторон “жалит, щекочет, жужжит”. Само звучание этих слов действует подавляюще.

Вся следующая сцена – как, порезавшись косой, крестьянка не успевает унять кровь и бежит к заплакавшему ребёнку – пересказана в совсем ином стиле. Вместо высоких и пафосных мы видим такие просторечные слова, как “баба”, “косуля”, “ноженька”. Сама ситуация, когда женщина трудится в поте лица, выбиваясь из сил, а её ребёнок (несмотря на всё это) недоедает или, как в данном случае, в такую жару лежит “у соседней полосыньки”, не однажды встречается в творчестве Некрасова. Достаточно вспомнить песню “Солёная” из “Пира на весь мир” (кстати, “слёзы солёные” есть и в этом стихотворении: “вкусны ли, милая, слёзы солёные. ”).

И какова же реакция автора на эту сцену, на эту ситуацию? “Что же ты встала над ним в отупении? // Пой ему песню о вечном терпении, // Пой, терпеливая мать. ” – горько иронизирует Некрасов над всевыносящим и терпеливым русским народом. Вместо “бедной бабы” вновь появляется “мать”, и последние две строчки вновь пафосны и сопровождаются поэтическим взлётом с ударением на последнем, ключевом слове “мать”. В этих строках крестьянка ассоциируется с Музой, поющей о вечном терпении русского народа (вспомним одноимённое стихотворение Некрасова).

В последних двух четверостишиях героиня, с одной стороны, воспринимается как вполне конкретная крестьянка, пьющая кислый квас из жбана, затыкающегося грязной тряпицей, а с другой – как собирательный образ русской женщины, все слёзы и пот, все страдания и труды которой “канут. всё равно”.

Стихотворение “В полном разгаре. ” написано в 1862 году, то есть уже после крестьянской реформы, и в нём можно увидеть иллюстрацию к вопросу, который будет поставлен Некрасовым в стихотворении “Элегия”: “Народ освобождён, но счастлив ли народ?” Нет, эта крестьянка далеко не счастлива и, видимо, не станет счастливой в обозримом будущем.

Теперь немного о форме стихотворения. Оно состоит из семи трёхстиший и двух четверостиший. Таким образом, вступление с сюжетной частью отделяются по построению от концовки. Стихотворение написано дактилем с его характерной интонацией причитания (один из излюбленных некрасовских размеров). Первые две рифмующиеся строки трёхстиший оканчиваются двумя безударными слогами, третья же строка завершается ударным слогом. Создаётся впечатление, что каждое трёхстишие (соответственно, пара строк четверостиший) – это новый вздох, полный горестных образов и мыслей. Часто последнее слово трёхстишия сопровождается восклицательным знаком, дополнительно усиливающим акцент. В конце некоторых строк стоит многоточие. Не всё, что чувствуется и думается, высказано до конца в этих строках. “Мало слов, да горя реченька” – Некрасов будто предлагает читателю самому прочувствовать до конца всю горечь ситуации.

В стихотворении заметно характерное для Некрасова стремление к прозаизации. Она выражается в сюжетности, рифмующихся глаголах (“палит”–“жужжит”, “выбивается”–“колыхается”, “унимать”–”качать”), выборе трёхсложного размера, смешении пафосных и просторечных слов (оно, кстати, создаёт особое ощущение надрыва). Повторы (“Доля ты! – русская долюшка женская!”, “Пой ему песню о вечном терпении, // Пой, терпеливая мать. ”), уменьшительно-ласкательные суффиксы и просторечные слова и формы (“долюшка”, “косуля”, “ноженька”, “полосынька”, “растрепался”, “косыньки”), интонация причитания привносят в это произведение Некрасова фольклорные черты.

В стихотворении нет призыва к бунту, скорее в нём чувствуется безысходность (“канут. всё равно”). И с этой безысходностью автор справляется так, как это принято среди простого народа и в народном творчестве. Горестный надрыв переходит в ласку, в тихие (“солёные”) слёзы. Автор искренне сопереживает страданиям русской женщины. “Вкусны ли, милая, слёзы солёные // С кислым кваском пополам. ” – какой горечью, нежностью и каким сочувствием наполнены эти строки.

Некрасов стих в полном разгаре страда

Каждый писатель стремится создать в своих произведениях тип женщины, в котором бы выразились его представления об идеальной героине. Таковы пушкинская Татьяна Ларина, тургеневские девушки: Лиза Капитана, Наталья Ласунская, Елена Стахова. Эти замечательные героини, которых воплотились лучшие черты русского характера, порождены дворянской средой. Некрасов вводит в свои стихи и поэмы новую героиню &#151 крестьянку, которая сочетает в себе нравственную чистоту, свойственную девушкам-дворянкам, и трудолюбие, стойкость, силу характера, которые формирует именно крестьянская среда.

В ранних стихотворениях поэта мы видим как бы первые наброски будущего яркого и выразительного образа «величавой славянки». Первое же стихотворение Некрасова, принесшее ему славу, «В дороге» посвящено судьбе крестьянской девушки Груши, которую погубили господа своей кажущейся добротой. Дав ей дворянское воспитание и образование, они затем вернули ее в крестьянскую среду, от которой она совершенно отдалилась. Эта драматическая судьба образованной девушки из народа, зависящей от прихоти барина, предстает перед нами в рассказе ее мужа, ямщика. Судьбы русских крестьянок удивительно схожи друг с другом тем, что до краев наполнены горем, обидами, унижениями, непосильным трудом. Поэтому в стихотворении «Тройка», рисуя обаятельный портрет «чернобровой дикарки», автор с грустью предвидит ее будущую жизнь, которая превратит это очаровательное, полное жизни существо в рано состарившуюся женщину, в лице которой «появится вдруг выраженье тупого терпенья и бессмысленный вечный испуг». Таким образом, рисуя образы женщин-крестьянок, автор настойчиво утверждает мысль о том, что невыносимые условия жизни, бесправие, рабство губят их судьбы, калечат душу, в которой бесполезно гаснут силы, убиваются желания и стремления. О тяжкой женской доле повествует стихотворение «В полном разгаре страда деревенская». Основу жизни безымянной героини этого стихотворения составляет бесконечный каторжный труд, который изматывает ее силы, не дает ей передохнуть.

Бедная баба из сил выбивается,
Столб насекомых над ней колыхается,
Жалит, щекочет, жужжит!

Приподнимая косулю тяжелую,
Баба порезала ноженьку голую &#151
Некогда кровь унимать!

Эта реалистически нарисованная картина дает яркое представление о жизни свободной крестьянки, ибо стихотворение было написано в 1862 году, то есть после отмены крепостного права. Судьба русской женщины из народа по-прежнему остается тяжелой. Но эти невыносимые условия закаляют женский характер, заставляя стойко переносить жизненные испытания.

На долю Дарьи из поэмы «Мороз, Красный нос» выпадает страшное горе &#151 смерть мужа, кормильца, опоры и надежды семьи. Но не только грозящая в недалеком будущем нищета иссушает Дарью. Самое страшное для нее &#151 утрата горячо любимого мужа. Гордость заставляет ее сдерживать подступающие слезы, которые все же проливаются на «холст гробовой». Мужественный и стойкий характер Дарьи проявляется в том, что она сама сшивает саван умершему мужу, заботливо отводит детей к соседке, едет за дровами в лес сразу после похорон. Картины предсмертного сна Дарьи с особенной силой раскрывают ее высокие моральные качества &#151 преданную любовь к мужу и детям, трудолюбие, силу воли. Чтобы выразить свое глубокое сочувствие героине, автор пользуется для создания ее образа такими эпитетами, как «горькая вдовица», «молодая вдова», ласково называет ее «Дарьюшкой». Поэт очень неожиданно использует здесь метафору. Слезы плачущей Дарьи то проливаются дождем, то истекают перезревшими зернами, то застывают жемчужинами. Мысленно говоря с мужем, бесконечно тоскуя о нем, Дарья мужественно встречает беду, заботясь о детях. Но она настолько привыкла делить свои радости и горести с Проклом, что и после его смерти, думая о предстоящей свадьбе сына, обращается к умершему мужу, как к живому

Я ли о нем не старалась?
Я ли жалела чего?
Я ему молвить боялась,
Как я любила его!

Сколько нежности, любви, заботы, ласки и тепла заключено в этих простых, безыскусных словах! Даже тяжелый крестьянский труд окрашивается светлыми, радостными тонами в картине предсмертного сна героини, потому что в нем рядом с ней те, кто для нее дороже всего: заботливый трудолюбивый муж, проворный сынишка Гришуха, красивая Маша-резвушка. Эта светлая, праздничная картина &#151 последнее, что видит замерзающая Дарья. Только в смерти обретает она покой и счастье, ибо жизнь сулит ей только беспросветную нужду и горе. Значит, в беде Дарьи отразилась трагедия многих крестьянских женщин: жен, сестер, матерей. Недаром в поэме авторское повествование о горестной судьбе героини прерывается взволнованным монологом поэта о русских женщинах-крестьянках. В нем он рисует обобщенный образ «величавой славянки», которая «коня на скаку остановит, в горящую избу войдет».

. Красавица, миру на диво,
Румяна, стройна, высока,
Во всякой одежде красива,
Ко всякой работе ловка.

И голод, и холод выносит,
Всегда терпелива, ровна.
Я видывал, как она косит:
Что взмах &#151 то готова копна!

Этот яркий, выразительный портрет выявляет высокие нравственные черты крестьянской женщины: силу, выносливость, трудолюбие, цельность характера, скромность, достоинство. Русская крестьянка, задавленная непосильным трудом, все-таки сумела сохранить и в рабстве свободное сердце, силу духа, физическую и духовную красоту. Пожалуй, наиболее полно эти черты русской женщины из народа воплотились в образе Матрены Тимофеевны Корчагиной из поэмы «Кому на Руси жить хорошо». Но в ней есть еще и нечто новое, что отличает ее от других героинь Некрасова. Она протестует против своего рабского положения, активно борется за свое счастье. Собственно, вся жизнь Матрены Тимофеевны, о которой она рассказывает мужикам-правдоискателям, &#151 это и есть бесконечная упорная борьба с горем, несправедливостью, унижением, беззаконием. Знакомя читателей со своей героиней, Некрасов дает ее портрет, в котором выразилось народное представление о женской красоте.

Матрена Тимофеевна,
Осанистая женщина,
Широкая и плотная,
Лет тридцати восьми.
Красива: волос с проседью,
Глаза большие, строгие,
Ресницы богатейшие,
Сурова и смугла.

Весь облик некрасовской героини полон достоинства и спокойной сдержанности. В ее жизни короткие радости сменялись тяжелыми несчастьями, которые, однако, не сломили ее сильной натуры. Огромные духовные силы этой женщины помогли ей перенести страшную смерть первенца Демушки, они дали ей силы защитить от жестокого наказания второго сына Федотушку, добиться отмены незаконной отправки мужа в рекрутчину. Своего относительного благополучия она добилась сама, отважно борясь с бедами и невзгодами, защищая свое человеческое достоинство. Рассказ Матрены Тимофеевны о своей жизни венчает притча о ключах от женского счастья.

Ключи от счастья женского,
От нашей вольной волюшки
Заброшены, потеряны
У бога самого.

Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Добавить комментарий

;-) :| :x :twisted: :smile: :shock: :sad: :roll: :razz: :oops: :o :mrgreen: :lol: :idea: :grin: :evil: :cry: :cool: :arrow: :???: :?: :!: