Стихотворение Лермонтова «Как часто, пестрою толпою окружен

Стихотворение Лермонтова «Как часто, пестрою толпою окружен. » (восприятие, истолкование, оценка)

Здравствуй, Саша!
Сегодня получил твое письмо и, не поверишь, обрадовался, как ребенок. Каждый день с нетерпеньем жду я весточки из дома, с тоской и надеждой смотрю на почтовый ящик, а там пусто. И вдруг, совсем потеряв веру в чудо, бросаю взгляд, а там. Невозможно описать, как я был счастлив!

Ты не представляешь, как много я должен тебе рассказать, как много я передумал и переосмыслил после нашего разговора, который, к сожалению, так и не закончился из-за моего отъезда. Я, наверное, был резок, отвечая на твое заявление о том, что Лермонтов — уже история, атавизм, никто его уже не понимает и не принимает. Хорошо, что ты осознал свою неправоту и сумел признаться мне в этом. Но, наверное, и я перегнул палку, не сумев тебе разумно и последовательно объяснить и передать то ощущение грусти, нежности, тоски и гордости, которое охватывает, едва открываешь томик стихов этого великого поэта, едва бросаешь взгляд на странное молодое лицо с печальными глазами, непримечательное и одновременно прекрасное, лицо человека, обреченного на долгие страдания.

Я не буду писать о его судьбе, такой странной и короткой, ты и сам достаточно знаешь об этом, и не хочу больше возвращаться к нашему спору; все разногласия между нами, надеюсь, улажены. Правда, мы не закончили обсуждение стихотворения «Как часто, пестрою толпою окружен. «, поэтому сегодня, в продолжение лермонтовской темы, мне просто хочется поделиться с тобой некоторыми своими мыслями о нем — одном из самых, по моему мнению, значительных в творчестве знаменитого поэта.

Как часто, пестрою толпою окружен,
Когда передо мной, как будто бы сквозь сон,
При шуме музыки и пляски,
При диком шепоте затверженных речей,
Мелькают образы бездушные людей,
Приличьем стянутые маски.

1840. Стихотворение написано за год до смерти, за год до рокового выстрела Мартынова, оборвавшего жизнь молодого поэта. Ты знаешь, я часто думаю о том, как переменчива бывает жизнь, но, с другой стороны, как все в ней взаимосвязано: «пестрая толпа», «бездушные образы людей», одиночество и смерть. Не поняли, не приняли, стерли с лица земли.

Незадолго до своей гибели Лермонтов, сам того не предполагая, озадачил многих, написав стихотворение, творческая история которого и доныне является предметом неутихающих споров исследователей. Стих имеет подзаголовок «1 января», указывающий на его связь с новогодним балом. Это был маскарад в Дворянском собрании, где Лермонтов якобы нарушил этикет: поэт дерзко ответил «двум сестрам» в голубом и розовом домино, задевшим его «словом»; положение этих «сестер» в обществе было известно (намек на принадлежность их к царской фамилии). Обратить внимание на поведение Лермонтова в этот момент оказалось неудобным: «это значило бы предавать гласности то, что прошло незамеченным для большинства публики. Но когда в «Отечественных записках» появилось стихотворение «Первое января», многие выражения в нем показались непозволительными». И. С. Тургенев в «Литературных и житейских воспоминаниях» утверждал, что сам видел Лермонтова в маскараде Дворянского собрания под новый 1840 год, и высказал предположение, что, быть может, именно тогда ему пришли в голову строчки:

Когда касаются холодных рук моих
С небрежной смелостью красавиц городских
Давно бестрепетные руки.

В настоящее время существует другая версия. Установлено, что в Дворянском собрании не было маскарада (неужели Тургенев ошибался?), это превращает все предыдущие сообщения в легенду. Высказывалось предположение, что выходка Лермонтова все же имела место и относилась не к царским дочерям, как это считалось раньше, а к императрице, которая в 1839 году посещала маскарады в Дворянском собрании, где под маской «интриговала» близких друзей Лермонтова.

Возможно, что рассказы о маскарадных происшествиях в 1839 году и впечатления от нового стиха слились в памяти современников в один эпизод.

Все это предположения. А как было на самом деле? Кто знает? Может, нам с тобой предстоит разгадать эту загадку? Из всего этого потока информации ясно одно: такое происшествие было, и закончилось оно для Лермонтова не лучшим образом. Публикация стихотворения повлекла за собой новые гонения поэта.

Почему-то сразу вспомнились твои слова об обличительном пафосе этого стихотворения. «Как можно, — говорил ты мне, — быть таким циником? Разве люди бездушны? Только человек желчный и злой может испытывать такие низкие чувства, находясь среди веселья, праздничной суеты». Действительно, зачем было так болезненно реагировать на невинные женские шалости? Я долго размышлял над этим вопросом, взвешивал все «за» и «против» и вдруг понял: значение стихотворения не сводится только к обличению обидчиц поэта или даже «большого света». Оно глубже и значительнее. Тема маскарада здесь, как и в драме Лермонтова, символична. Речь идет не просто о бале, а о бездушии и фальши светского общества. Да, не все так просто: взял человек, да и возненавидел всех. Вероятнее всего, эти мысли уже давно занимали поэта. В юности, сочиняя романтические поэмы и драмы, он рисовал в своем воображении свободных и гордых героев, людей пылкого сердца, могучей воли, верных клятве, гибнущих за Родину, за идею, за верность самим себе. В окружающей жизни их не было.

Обнаруживается парадокс: то, что непосредственно окружает поэта, оказывается призрачным, видимым «как будто бы сквозь сон», и напротив, воображаемое прошлое оказывается подлинной реальностью, описанной точным, вещественно-предметным языком:

И вижу я себя ребенком; и кругом
Родные все места: высокий барский дом
И сад с разрушенной теплицей.

Лермонтов как бы спасается в своих детских воспоминаниях: там было все просто, естественно, свободно от удушающей атмосферы зрелых лет, и жизнь казалась такой безоблачной, такой светлой. В ней не было места светским условностям, разрушающим мир живой, настоящий. Таким образом, стих рисует две действительности: окружающую и воображаемую, ту, которая близка природным началам и вводится в стих через мотив мечты, приобретающий особое значение:

И странная тоска теснит уж грудь мою:
Я думаю об ней, я плачу и люблю,
Люблю мечты моей созданье
С глазами, полными лазурного огня.

Конечно же, в противовес «двум дамам в домино», оскорбившим поэта, должна была появиться она, мечта, женщина, не обезличенная светскими манерами (сразу в памяти всплывают образы Бэлы из «Героя нашего времени», Нины из «Маскарада»), идеал из нереального мира, в котором Лермонтов поэтически находился всю свою жизнь. С появлением «мечты» юношеская романтическая тема в этом стихотворении вспыхивает с новой силой. Противоречие между грезами и действительностью решается в пользу утраченной идиллии детства, исчезнувших идеалов и вызывает вспышку энергии, желание бросить «в глаза» веселящемуся светскому обществу «железный стих, облитый горечью и злостью».

Небезынтересен и тот факт, что критики единодушно отмечают сочетание лирического и сатирического начал в этом стихотворении. В жанровом отношении стихотворение имеет черты сходства с сатирами и «ямбами», характерными, в частности, для французской поэзии (не случайно же размер, выбранный автором, — шестистопный ямб, с одной стороны, отличающийся торжественным, плавным ритмом, так подходящим для раздумий, с другой — дающий возможность бросить в толпу язвительное замечание). Действительно, когда хочешь выразить свое негодование, легче всего прибегнуть к сатире, но у Лермонтова она перемежается с лирической темой, которая отчасти опирается на элегическую традицию. Предметность места действия органично сочетается с таинственным и неопределенным зрительным воплощением «мечты» (о чем мы с тобой уже говорили выше), предстающей поэту в женском облике. Лермонтов прибегает здесь к психологическим и эмоциональным эпитетам и метафорам («С глазами, полными лазурного огня», «с улыбкой розовой»), что дало возможность некоторым исследователям говорить о своеобразном лермонтовском «импрессионизме».

Метафорические эпитеты иного эмоционального качества характерны и для сатирической части стиха. Так, эпитет «железный» в применении к стиху стал у Лермонтова символическим образом поэзии—оружия и в этом качестве был воспринят последующей литературной традицией. Помогает раскрыть замысел стихотворения и такой троп, как метонимия, — например, метким выражением «приличьем стянутые маски» поэт высказал все свое презрение к находящимся на балу, обозначив всю сущность людей, скованных светскими приличиями.

Особенная роль в стихотворении отводится антитезе — противопоставлению, с одной стороны, идеала, «мечты», с другой — «образов бездушных людей» (этот прием помогает глубже прочувствовать конфликт поэта с обществом), а также сравнениям: «лечу птицей», «как свежий островок. цветет на влажной их пустыне», которые еще больше усиливают антагонизм грез и действительности. Лирический герой Лермонтова предстает в динамике в резких сменах душевных состояний. Благодаря созданному поэтом контрасту он воспринимается по-разному: в петербургских салонах — разочаровавшимся, подчеркивающим свою внутреннюю свободу, независимость, презрение к светской толпе, а в мечтах — наивным романтиком, живущим среди людей простых и достойных. В этом контексте слово «маски», употребляемое Лермонтовым по отношению к людям, можно считать даже некоей аллегорией.

Сейчас, мой друг, ты, наверное, подумал о том, что я чрезмерно увлекся литературоведческой терминологией. Позволь мне не согласиться с тобой. На самом деле, исследуя каждый стих с точки зрения его структуры, мы имеем возможность полностью прочувствовать мир поэта, насладиться своеобразием его стиля, языковых средств, глубже понять саму идею его произведения. Ведь только слово могло быть оружием поэта в борьбе с людьми, которых он презирал.

Все-таки я еще раз убедился в том, что твоя трактовка образа в стихотворении не совсем верна. Здесь, как мне кажется, Лермонтов не желчный, не злой, отвергнутый светом, а, вероятнее всего, глубоко несчастный, не принимающий фальши, не умеющий и не желающий скрывать свои мысли, маскировать свои чувства человек. Скорбная и суровая мысль о поколении, которое, как казалось ему, обречено пройти по жизни, не оставив следа, вытеснила юношескую мечту о романтическом подвиге. Лермонтов жил теперь только для того, чтобы сказать современному поколению, как ему казалось, малодушному, безвольному, живущему в праздности, одним днем, без надежды на будущее, — правду о плачевном состоянии его духа и совести.

И это был поступок труднейший, ибо не только враги, но даже те, ради которых он говорил эту правду, обвиняли его в клевете на современное общество. И при всем том он не стал мрачным палачом жизни. Он любил ее страстно, вдохновленный мыслью о родине, мечтою о свободе. Он хотел доказать, что в мире, где нет ни чести, ни любви, ни дружбы, ни мыслей, ни страстей, где царят зло и обман, — ум и сильный характер уже отличают человека от светской толпы. И погиб, оставив в наследство свои мысли, чувства, страдания. Вот, наверное, почему через всю жизнь проносим мы в душе образ этого человека — грустного, строгого, нежного, властного, скромного, смелого, благородного, язвительного, мечтательного, наделенного могучими страстями, волей и проницательным, беспощадным умом. Как сказал известный исследователь творчества Лермонтова И. Андронников, «поэта гениального и так рано погибшего, бессмертного и навсегда молодого».

Вот и все, заканчиваю. Надеюсь, что доставил тебе удовольствие своим письмом.
До свидания. С нетерпением жду твоего ответа.
Игорь

купить мбор 5ф и другую огнезащиту от ООО «КРОСТ», в том числе маты прошивные базальтовые, огнезащитную краску. Полный ассортимент огнезащитных материалов.

Реферат на тему: Любовная лирика М.Ю.Лермонтова

Раздел: Литература, Лингвистика ВСЕ РАЗДЕЛЫ

Любовная лирика М.Ю.Лермонтова Я не могу любовь определить, Но это страсть сильнейшая! — любить Необходимость мне; и я любил Всем напряжением душевных сил. Эти строки из стихотворения “1831-го, июня, 11 дня” — словно эпиграф к лирике Лермонтова, лирике “сильнейших страстей” и глубоких страданий. И хотя Лермонтов вступил в русскую поэзию прямым наследником Пушкина, эта вечная тема — тема любви — зазвучала у него совершенно по-иному. “Пушкин — дневное, Лермонтов — ночное светило нашей поэзии”, — писал Д. Мережковский. И воистину, если для Пушкина любовь — источник счастья, то для Лермонтова она неразлучна с печалью. У Михаила Юрьевича мотивы одиночества, противостояния героя-бунтаря “бесчувственной толпе” пронизывают и стихи о любви, в его художественном мире высокое чувство всегда трагично. Лишь изредка в стихах юного поэта мечта о любви сливалась с мечтою о счастье: Меня бы примирила ты С людьми и буйными страстями, — писал он, обращаясь к Н. Ф. И. — Наталии Федоровне Ивановой, в которую был страстно и безнадежно влюблен. Но это лишь одна, не повторившаяся больше нота. Весь же цикл посвященных Ивановой стихов — это история неразделенного и оскорбленного чувства: Я недостоин, может быть, Твоей любви; не мне судить, Но ты обманом наградила Мои надежды и мечты, И я скажу, что ты Несправедливо поступила. Перед нами словно страницы дневника, где запечатлены все оттенки пережитого: от вспыхивающей безумной надежды до горького разочарования: И стих безумный, стих прощальный В альбом твой бросил для тебя, Как след единственный, печальный, Который здесь оставлю я. Лирическому герою суждено остаться одиноким и непонятым, но это лишь усиливает в нем сознание своей избранности, предназначенности для иной, высшей свободы и иного счастья — счастья творить. Завершающее цикл стихотворение — одно из самых прекрасных у Лермонтова — это не только расставание с женщиной, это и освобождение от унижающей и порабощающей страсти: Ты позабыла: я свободы Для заблужденья не отдам. Контраст между высоким чувством героя и “коварной изменой” героини в самом строе стиха, насыщенном антитезами, столь характерными для романтической поэзии: И целый мир возненавидел, Чтобы тебя любить сильней. Этот типично романтический прием определяет стиль не только одного стихотворения — на контрастах, противопоставлениях построена вся лирика поэта. И рядом с образом “изменившегося ангела” под его пером возникает другой женский образ, возвышенный и идеальный: Улыбку я твою видал, Она мне сердце восхищала. Эти стихи посвящены Варваре Лопухиной, любовь к которой не угасала у поэта до конца дней. Пленительный облик этой нежной, одухотворенной женщины предстает перед нами и в живописи, и в поэзии Михаила Юрьевича: .все ее движенья, Улыбки, речи и черты Так полны жизни, вдохновенья, Так полны чудной простоты. Но и в стихах, посвященных Варваре Александровне, звучит тот же мотив разлуки, роковой неосуществимости счастья: Мы случайно сведены судьбою, Мы себя нашли один в другом, И душа сдружилася с душою, Хоть пути не кончить им вдвоем! Отчего же так трагична судьба любящих? Известно, что Лопухина ответила на чувство Лермонтова, между ними не было непреодолимых преград.

Ввел мусульманское летосчисление по хиджре. Убит рабом-персом. ОМАР АЛЬ-МУХТАР (ок. 1862-1931) — национальный герой ливийского народа, руководитель вооруженной борьбы племен Киренаики (Ливия) против итальянских войск в 1923-31; сенуситский шейх. Был ранен, взят в плен и казнен. ОМАР ИБН АБИ РАБИА (644-712 или 719) — арабский поэт. Мастер любовной лирики; первый в арабской поэзии проявил интерес к внутреннему миру человека. ОМАР ХАЙЯМ (ок. 1048 — после 1122) — персидский и таджикский поэт, математик и философ. Всемирно известные философские четверостишия — рубаи проникнуты гедоническими мотивами, пафосом свободы личности, антиклерикальным вольнодумством. В математических трудах дал изложение решения уравнений до 3-й степени включительно. ОМАРЫ — семейство морских беспозвоночных отряда десятиногих ракообразных. Внешне похожи на речных раков. 36 видов, в т. ч. европейский омар — длина до 65 см, масса до 11 кг, американский — соответственно 63 см и 15 кг, норвежский — 32 см и 7 кг. Объект промысла и разведения. ОМАХА (Omaha) — город в США, на р. Миссури, шт. Небраска

Романтическое мироощущение в поэзии М. Ю. Лермонтова

Лермонтов — поэт юности, аккурат в юношеские годы им грезят и упиваются. Меня больше всего привлекает в нем романтика, мятежность, героичность, мечтательность, вера в высокие идеалы. Очень часто бывают такие минуты, когда чувствуешь себя одиноким в этом мире, всеми покинутым. И тогда приятно перечитать знакомые стихотворения: «Парус», «Тучи», «На севере диком стоит одиноко сосна». Привлекает в поэзии Лермонтова его искренность, пламенность. Лермонтов начал писать рано, четырнадцатилетним подростком. И очень скоро освободился от прямых подражаний старшим, научился воплощать свой собственный добросердечный опыт. Дневники Лермонтова — это непрерывный лирический монолог, пламенная стихотворная исповедь. Лермонтов рано осознал себя «избранным», человеком загадочной и непременно высокой, трагической судьбы. Избрав своим орудием поэзию, он не мечтал занять скромное место на журнальной странице. Он должен был произнести перед миром слово, какого не сказал ни Пушкин — его кумир, ни Байрон, никто прочий из поэтов. И вся его жизнь — это никогда не прекращавшийся труд, непрерывные поиски совершенства, стремление выказать в поэзии ещё небывалое.

Лирическое «я» раннего Лермонтова — это героическая натура, жаждущая света, свободы, активной деятельности. И картины природы помогают раскрыть образ героя, выявить те или иные оттенки его переживаний. Они дополняют портрет героя, дают вероятность более проворно ощутить его характер.

Где бьет волна о брег рослый,

Где бешеный памятник небрежно положен,

В сырой земле и в яме неглубокой —

Там спит герой, друзья! — Наполеон!

Шум волны, которая снова и снова набегает, однообразно плещется о скалу, вызывает чувство вечности, величия. Такие чувства испытывал Лермонтов к личности Наполеона. Для поэта он герой, который постоянно стремился вперед и которому покорялись народы. Окружающую природу Лермонтов изображает как святилище, где покоится прах «честолюбивого изгнанника».

В ранней лирике с необычайной яркостью видна двойственность героя — тяготение к высшему идеальному миру, к совершенной красоте и музыкальности:

В песчаных степях аравийской земли

Три гордые пальмы приподнято росли.

Родник между ними из почвы бесплодной,

Журча, пробивался волною холодной. —

и разочарование в морали «света», в любви, в дружбе, отрицание ценностей земного бытия.

Стою — ужель тому ужасно

Стремленье всех надземных сил,

Кто в жизни чувствовал напрасно

И жизнию обманут был?

Все эти глубокие противоречия художественного сознания Лермонтова заставляют его вглядеться в себя. В центре лирики — непрерывный процесс внутреннего размышления. Излюбленной формой поэта становится «отрывок», как бы момент душевной жизни, вырванный из ее потока.

Лишь только жук ночной,

Жужжа, в долине пролетит порой;

Из-под травы блистает червячок,

От наших дум, от наших бурь далек.

Природа тиха, безмятежна, помогает человеку забежать вовнутрь себя, услышать звук души.

Герой зрелой лирики Лермонтова полон эмоциональных переживаний, энергии. Он жаждет обнять душой всю вселенную и заключить ее в своей груди, хочет обрести единство с природой.

Для чего я не родился

Этой синею волной?

Как бы громко я катился

Под серебряной луной.

Настроения поэта близки полотнам Айвазовского. На них изображено бушующее Черное море, огромные вздымающиеся волны, разлетающиеся на тысячи брызг.

Лермонтовский герой по-прежнему чужд обществу, по-прежнему «гонимый миром странник», бросающий вызов земле и небесам и отвергающий тихие пристани любви, христианского смирения и дружбы. Дружеские встречи, участие близких людей не удовлетворяют его. Герою Лермонтова с его титанической душой мало внимания отдельных людей. Ему надобно сочувствие вселенной — так грандиозны его жизненные запросы. Образы, взятые из мира природы, становятся символами людских судеб и отношений: разлучены сосна и пальма, утес и тучка золотая, теряет дикую и суровую вольность Кавказ. Сразу вспоминается «Песня о буревестнике» Горького, образ молнии и бури несет в себе приближающееся потрясение — революцию. У Лермонтова человек не может обрести единение ни с природным, ни с фантастическим миром. Всюду его поджидает трагедия, и повсюду рушатся его светлые мечты и надежды. Везде таится зло, которое может появиться в обличье добра, красоты, заворожить, очаровать услаждающими душу звуками. В этом развитии зла и есть обобщающая сила лермонтовского отрицания.

И дик и чуден был около

Весь божий мир; но высокомерный дух

Презрительным окинул оком

Творенье бога своего,

И на челе его высоком

Не отразилось ничего.

Поэма показывает новый взлет мятежных и свободолюбивых романтических настроений поэта. В последующих стихах изображаются шумные бури природы, тайные страсти, язык произведений оглушителен. Лермонтов играет со светотенью, применяет резкие контрасты. Все дышит бунтом.

Ревет гроза, дымятся тучи

Над темной бездною морской,

И хлещут пеною кипучей,

Толпяся, волны меж собой.

В поэме «Мцыри» основной герой хочет выйти из монастыря-тюрьмы, стремится повидать родные края, его манят далекие горы. Он совершает побег, остается один на один с природой. Мцыри вступает в единоборство с ней: сражается с барсом, мечется в темном, не выпускающем из своих объятий лесу. Природа и он едины по духу. Горы, ручьи так же прекрасны, как личность Мцыри, барс так же храбр и ловок, как он. В поздней лирике поэт, не принимая и отрицая реальность, все чаще ощущает ее верх. Лермонтов приходит в тупик, конфликт невозможно разрешить. В лирику проникают мотивы усталости, безысходности, Лермонтов обращается к теме родины. Но в природе России поэт не находит отрадных красок, бескрайние поля, пыльные дороги, степи лишь усиливают тоску поэта. Лермонтов задумывается о судьбе России, о ее нынешнем поколении, описывает стихотворения «Выхожу один я на дорогу», «Дума», «Родина».

Но я люблю — за что, не знаю сам —

Ее степей холодное молчанье,

Ее лесов безбрежных колыханье.

Последние стихи Лермонтова мрачны, он много думает о смерти, о своей трагической судьбе, об одиночестве. В его пейзажах преобладают осенние краски, пасмурное настроение, серое небо, сквозной ветер, облетевшие листья, голые дубы с уродливыми ветками. Везде запустение, безнадежность.

Толстой сказал о Лермонтове: «Власть имеющий». И на самом деле, стихи Лермонтова завораживают, берут в плен, ты уносишься из реальности в сказочный мир лермонтовских образов. Прочитав томик поэта, становишься старше, начинаешь много понимать, для тебя открываются неведомые до этого миры. Все стихи Лермонтова сильно продуманы, прочувствованы, выстраданы им. У поэта была тонкая, музыкальная личность, его строки мелодичны, свободно льются. Не случайно многие стихотворения Лермонтова были положены на музыку и стали знаменитыми романсами.

«Благодарю!» М. Лермонтов

«Благодарю!» Михаил Лермонтов

Анализ стихотворения Лермонтова «Благодарю!»

В 16 лет Михаил Лермонтов влюбился в Екатерину Сушкову – барышню кокетливую и не воспринимавшую всерьез своего кавалера. Тем не менее, она была прекрасно осведомлена о чувствах юного поэта и иногда даже подыгрывала ему, проявляя благосклонность. Лермонтов прекрасно понимал это, и в 1830 году посвятил своей избраннице стихотворение «Благодарю!».

Это произведение в полной мере показывает, насколько глубинным и серьезным было увлечение автора, которые радовался даже тому, что его стихи не вызывают улыбки со стороны возлюбленной. Именно за это он благодарит Екатерину Сушкову, хотя и понимает, что был выслушан из вежливости. Однако «притворное вниманье» для молодого поэта является тем живительным глотком надежды, которого он так жаждет. Именно это стихотворение показывает, что Лермонтов обладает не по годам зрелым разумом, но при этом не может справиться со своими чувствами. Из-за этого возникает внутренний дисбаланс, который тяготит поэта и заставляет его совершать опрометчивые поступки, о которых он потом часто жалеет. К ним, в частности, относятся стихотворные признания в любви, адресованные Сушковой, которые он с завидным упорством вручал девушке при каждом удобном случае. Из тщеславия она их бережно хранила, что впоследствии сослужило прекрасную службу всей русской литературе. Ведь благодаря Сушковой значительная часть произведений любовной лирики поэта была опубликована после его смерти, пролив свет на личную жизнь Лермонтова.

Описывая свою избранницу, Лермонтов отмечает ее «чудный взор» и подчеркивает, что «острота речей останутся навек в душе». Однако автор больше всего на свете боится быть отвергнутым поэтому даже малейшее внимание к своей особе со стороны Сушковой воспринимает, как дар небес. Вместе с тем, Лермонтов не желает «умножить в цвете жизни печальную толпу твоих рабов», то есть пополнить многочисленную армию поклонников, чьи чувства остаются без ответа. Он готов терпеть насмешки избранницы и ее равнодушие, лишь бы не услышать слова «благодарю», которое при определенном контексте можно рассматривать как отказ от общения.

Это для юного поэта равносильно смерти, поэтому он готов прощать своей возлюбленной равнодушие и пренебрежение, лишь бы не лишиться ее общества. И за эту малость он готов благодарить судьбу, считая, что возможность хоть изредка видеть Екатерину Сушкову является для него щедрой наградой.

Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Добавить комментарий

;-) :| :x :twisted: :smile: :shock: :sad: :roll: :razz: :oops: :o :mrgreen: :lol: :idea: :grin: :evil: :cry: :cool: :arrow: :???: :?: :!: