Стихотворение Г

Поэзия XVIII века нуждалась в полной перестройке – придворные лживые оды, полные напыщенных фраз и чувств, не давали развития уже назревшей проблеме национального характера, решения которой стало просто необходимой. Равнодушию вельмож постепенно начинает противопоставляться просвещённый разум и благородные порывы частного человека. Именно поэтому вклад Гавриила Романовича Державина в русскую литературу несомненно велик.

Отличительные черты творчества Державина можно легко проследить на примере стихотворения «Памятник», которое было написано в 1775 году.

Прежде всего, в лирику Державина вошла его собственная жизнь. Образ поэта создавался теперь уже не как отрешённый от всякой обыденности и житейской прозы, но в единстве с ними и через них. Стихотворение «Памятник» содержит некоторые биографические сведения из жизни поэта. Его лирический герой не вымышлен воображением, он дышит и действует. Именно поэтому стихи начинаются с личного местоимения я: «Я памятник себе воздвиг чудесный, вечный». И далее продолжается рассказ о себе:

…первый я дерзнул в забавном русском слоге

О добродетелях Фелицы возгласить,

В сердечной простоте беседовать о боге

И истину царям с улыбкой говорить.

Фелица. Так называл Державин Екатерину II. Ещё в 1783 году была опубликована посвящённая императрице ода с тем же названием, которая принесла Державину литературную славу. А в том, что поэт говорил истину царям, сомневаться не приходится. Биография его служит прямым тому доказательством. И Павел I, и Александр I в своё время отказались от услуг Гавриила Романовича, так как истина не всем приятна.

Ещё одна отличительная черта поэзии Державина – соединение «высоких» и «низких» слов. Так поэт добивается большей выразительности и эмоциональности:

Я памятник себе воздвиг чудесный, вечный,

Металлов твёрже он и выше пирамид…

Слух пройдет обо мне от Белых вод до Черных…

Что первый я дерзнул в забавном русском слоге…

В сердечной простоте беседовать о боге…

И, наряду с этими простыми и понятными каждому строчками, есть в «Памятнике» стихи, наполненные высокой лексикой. Особенно показательно последнее четверостишие, наполненное героическим воодушевлением и верой в свое предназначение:

О муза! возгордись заслугой справедливой,

И презрит кто тебя, сама тех презирай;

Непринуждённою рукой неторопливой

Чело твоё зарёй бессмертия венчай.

В основу стихотворения положен образ памятника. Это материальное свидетельство заслуг отдельной личности становится в произведении Державина одухотворённой памятью человечества. Художественный приём, лежащий в основе стихотворения, — метафора:

Я памятник себе воздвиг чудесный, вечный,

Металлов твёрже он и выше пирамид;

Ни вихрь его, ни гром не сломит быстротечный,

И времени полёт его не сокрушит.

Ещё один излюбленный приём поэта – антитеза. С помощью неё он выявляет диалектическую связь противоречий в их единстве. Например:

Что первый я дерзнул в забавном русском слоге

О добродетелях Фелицы возгласить,

В сердечной простоте беседовать о боге

И истину царям с улыбкой говорить.

Именно поэтому особым достижением Державина следует признать художественное исследование противоречивости бытия. Причём найденные противоречия (сердечная простота-бог, русский слог-добродетель, истина-улыбка) он провозглашает нормой.

Наряду с антитезой, Державин был вынужден использовать и одушевление, так как этого требует основной художественный приём – метафора. Вот четверостишие, полностью состоящее из олицетворений:

Так! – весь я не умру, но часть меня большая,

От тлена убежав, по смерти станет жить,

И слава возрастёт моя, не увядая,

Доколь славянов род вселенна будет чтить.

Стихотворение написано двустопным ямбом, который обычно подразумевает четкость и жёсткость стиха. Но стихи содержат множество пиррихиев, поэтому строфы звучат мягко и плавно. Рифмовка перекрёстная с чередованием мужской и женской рифм. Иногда, для сохранения ритма в строке, автор использует перенесение нормативного ударения («Слух пройдет обо мне от Белых вод до Черных»; «И презрит кто тебя, сама тех презирай»), неполноту окончаний (вселена, славянов).

В стихотворении Державин утверждал вечность литературного творчества, определял свои несомненные заслуги перед Отечеством («Всяк будет помнить то в народах неисчётных / Как из безвестности я тем известен стал»). Но не менее он гордился и своим народом («Доколь славянов род вселенна будет чтить»). Также большое значение имеет и образ императрицы («О добродетелях Фелицы возгласить»). Но с самой большой теплотой поэт относится к своей Музе, считая, что именно она, то есть божье проведение, двигала его пером:

О муза! возгордись заслугой справедливой,

И презрит кто тебя, сама тех презирай;

Непринуждённою рукой неторопливой

Чело твоё зарёй бессмертия венчай.

Таким образом, поэт у Державина представлен как орудие высшей силы, действующее по велению свыше и направленное на обличение пороков окружающей среды.

0 человек просмотрели эту страницу. Зарегистрируйся или войди и узнай сколько человек из твоей школы уже списали это сочинение.

/ Сочинения / Державин Г.Р. / Разное / Стихотворение Г. Р. Державина «Памятник» (восприятие, истолкование, оценка)

Смотрите также по разным произведениям Державина:

Творчество Державина

Творчество Г. Р. Державина, великого русского поэта, сохранило свое историческое значение до наших дней. Наследие Державина пережило годы забвения и восторг современников, но не утратило живой поэтической прелести.

Немолодым и много повидавшим человеком Державин пришел в литературу, воспевая в своем творчестве стремление к правде и справедливости.

Писать Г. Р. Державин начал во время солдатской службы, размышляя о смерти и бессмертии, о бренности жизни. О раннем периоде творчества Державина дают представление две сохранившиеся тетради

Державин никогда не был придворным поэтом, хотя современники считали его таковым. Стать ручным стихотворцем Державину не позволял его горячий нрав, а характер заставлял говорить царям и вельможам “истину… с улыбкой”. Державин старался добиваться своего, зная, что на его стороне правда.

Охватывая все мироздание в своем воображении, поэт как-будто стремится взлететь ввысь, но это не всегда ему удается. Яркая и запоминающаяся метафора: ” Я червь – я Бог” рисует образ поэта, стремящегося изобразить душу человека, словно художник, не отрывающий кисти от бумаги, пока не закончен рисунок.

Подводит итог своему творчеству Державин рядом работ, одна из них “Рассуждение о лирической поэзии, или об оде”. Автор объясняет значение слова “ода”, разъясняет понятия слов “вдохновение” и многих других, ратуя за правдоподобие и краткость оды. Только после изучения наследия автора, все что осталось недосказанным и что автор применял на практике получило признание.

За два дня до смерти Г. Р. Державин написал оду “На тленность”, завершив свой творческий путь. Назначение поэта Державин видел в посредничестве людей с Богом, говоря нам об истине и бессмертии души.

Г. Р. Державин о назначении поэта

Гаврила Романович Державин вступил в литературу уже немолодым, много повидавшим человеком со стихами, говорившими о бренности жизни, о смерти и бессмертии. И закончил путь монументальным восьмистишием, одой «На тленность». Он написал оду за два дня до кончины и подтвердил этим, что остался поэтом в мире до гробовой доски.

Многие современники Державина считали его придворным поэтом. Но он никогда таковым не был, несмотря на попытки склонить его к этому (вспомним безуспешное увещевание поэта А. В. Храбровицким, статс-секретарем Екатерины II), Державин не мог стать ручным стихотворцем хотя бы из-за своего горячего нрава. «В правде черт», — говорил он сам о себе. Характер заставлял его наперекор вельможам и царям вещать «истину. с улыбкой».
Ясно, что без простодушной улыбки, себе на уме, царям ничего не скажешь. А Державин говорил и умел, пусть не вечно, добиваться своего, зная, что правда на его стороне. В сознании своей правоты он обращался в стихах в Богу, к Высшему Судии.

Находясь под судом после тамбовского губернаторства, в оде «Величество Божие» он создает гимн во славу Творца, но не может не воскликнуть:

Но грешных пламя и язык

Да истребит десницы строга!

Эта мысль была почерпнута поэтом из одного из псалмов книги Давида. После счастливого оправдания Державин обращается ещё к одному псалму, «Милость и суд воспою Тебе, Господи», и под гнетом мучающих его размышлений о суде и справедливости поэт ещё и ещё развивает излюбленную тему, используя ту же неисчерпаемую книгу Давида.

В переложении очередного псалма, «Истинное счастие», он ещё обрушивается на «беззаконников»:

Они с лица земли стряхнутся,

Развеются и разнесутся,

Как ветром возметенный прах.

Используя псалом в стихотворении «Радость о правосудии», Державин говорит:

Да правый суд я покажу,

Колеблемы столпы земные

Законом Божьим утвержу.

В переложении из псалма «Доказательство творческого бытия» поэт рисует величественную картину мира:

Небеса вещают Божью славу.

Нощи нощь приносит весть.

Охватывая в воображении как бы сразу все мироздание, бездны и выси, поэт словно стремится взлететь туда, где можно дышать полно, не боясь ледяного и разреженного воздуха. Но это удавалось ему неблизко не вечно.

А если удавалось, то оттого, что ногами он вечно крепко стоял на земле.

Его чеканное (через Юнга восходящее ещё к библейскому) «я червь — я Бог» было и метафорой, рисующей образ самого поэта. Ведь о том же позднее говорит и Пушкин, являя поэта, погруженного в «заботы суетного света», но с душой, готовой встрепенуться, как «пробудившийся орел».

Державин от души полагал, что поэт призван живописать человеческую душу, словно художник-акварелист, не отрывающий от листа бумаги кисти, пока рисунок не закончен. Это удалось ему в оде «Бессмертие души»:

Как червь, оставя паутину

И в бабочке взяв новый вид,

В лазурну воздуха равнину

На крыльях блещущих летит,

В прекрасном веселясь убранстве,

С цветов садится на цветы:

Так и суть человеческая небес в пространстве

Не будешь ли бессмертна ты?

Определив в «Доказательстве Творческого бытия» гармонию мироздания как основной аргумент Божьего присутствия в мире, Державин живописует его картины с лирическим удивлением перед Творением, перед грозной и прекрасной его тайной, а не просто как созерцатель:

В тяжелой колеснице грома

Гроза, на тьме воздушных крыл,

Как страшная гора несома,

Жмет воздух под собой, — и пыль

И понт кипят, летят волнами,

Древа вверьх вержутся корнями,

Ревут брега и воет лес.

Позднее в «Памятнике» поэт записывает себе в заслугу умение «в сердечной простоте беседовать о Боге» в полной уверенности, что:

Я памятник себе воздвиг чудесный, вечный,

Металлов тверже он и выше пирамид;

Ни вихрь его, ни гром не сломит быстротечный,

И времени полет его не сокрушит.

Одой «Бог» он начинает свое собрание сочинений. Державин вечно отмечал первостепенность для стихотворца религиозной поэзии.

В своем «Рассуждении о лирической поэзии» Г. Р. Державин писал: «В духовной оде удивляется поэт премудрости Создателя, в видимом им в сем великолепном мире чувствами, а в невидимом — духом веры усматриваемой; хвалит провидение, славословит благость и силу Его».

У самого Державина Бог — это песнь, и восхищенное любование перед Создателем и созданием, и своеобразный лирический символ веры. Осмыслив изложенные моменты из творческого поэтического наследия Г. Р. Державина, можно утверждать, что назначение поэта он видел прежде всего в посредничестве его между Создателем и людьми. Державинские представления о поэзии и поэте вобрал в свое творчество великий Пушкин, явление которого само по себе подчеркнуло правоту державинского гения. Державин благословил Пушкина как прекрасное будущее РФ, которое ещё с большей лукавинкой улыбалось царям, отстаивая правду на земле, ещё более откровенно говорило с Богом и людьми о смысле бытия.

В завершение хочу ещё вернуться к оде «На тленность», которой Г. Р. Державин закончил свой творческий и злободневный путь. Ее текст на грифельной доске, написанный рукой поэта за два дня до смерти, постепенно тускнел и осыпался, подтверждая свойства «реки времени». Но звуки его лиры ещё слышны, вера в слово крепка, и по-прежнему величественно, красноречиво и прекрасно говорит нам о бессмертии души, об истине и Боге «старик Державин».

(сочинения) Державин Г.Р.

Гавриил (Гаврила) Романович Державин (3 (14) июля 1743, село Сокуры (ныне Державино) Лаишевского уезда (ныне Лаишевского района) Казанской губернии (ныне Татарстан), Российская империя — 8 (20) июля 1816, имение Званка, Новгородская губерния, Российская империя) — крупнейший русский поэт эпохи Просвещения. Его творчество представляет собой вершину русского классицизма.
В различные годы занимал высшие государственные должности: правитель Олонецкого наместничества (1784—1785), губернатор Тамбовской губернии (1786—1788), кабинет-секретарь Екатерины II (1791—1793), президент Коммерц-коллегии (с 1794), министр юстиции (1802—1803). Член Российской академии с момента её основания.

Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Добавить комментарий

;-) :| :x :twisted: :smile: :shock: :sad: :roll: :razz: :oops: :o :mrgreen: :lol: :idea: :grin: :evil: :cry: :cool: :arrow: :???: :?: :!:

Adblock detector