Стихотворение (Басня) Крылова И

«Бедный Богач»

«Ну стоит ли богатым быть,
Чтоб вкусно никогда ни съесть, ни спить
И только деньги лишь копить?
Да и на что? Умрем, ведь всё оставим.
Мы только лишь себя и мучим, и бесславим.
Нет, если б мне далось богатство на удел,
Не только бы рубля, я б тысяч не жалел,
Чтоб жить роскошно, пышно,
И о моих пирах далеко б было слышно;
Я, даже, делал бы добро другим.
А богачей скупых на муку жизнь похожа».
Так рассуждал Бедняк с собой самим,
В лачужке низменной, на голой лавке лежа;
Как вдруг к нему сквозь щелочку пролез,
Кто говорит — колдун, кто говорит — что бес,
Последнее едва ли не вернее:
Из дела будет то виднее,
Предстал — и начал так: «Ты хочешь быть богат,
Я слышал, для чего; служить я другу рад.
Вот кошелек тебе: червонец в нем, не боле;
Но вынешь лишь один, уж там готов другой.
Итак, приятель мой,
Разбогатеть теперь в твоей лишь воле.
Возьми ж — и из него без счету вынимай,
Доколе будешь ты доволен;
Но только знай:
Истратить одного червонца ты не волен,
Пока в реку не бросишь кошелька».
Сказал — и с кошельком оставил Бедняка.
Бедняк от радости едва не помешался;
Но лишь опомнился, за кошелек принялся,
И что ж?— Чуть верится ему, что то не сон:
Едва червонец вынет он,
Уж в кошельке другой червонец шевелится.
«Ах, пусть лишь до утра мне счастие продлится!»
Бедняк мой говорит:
«Червонцев я себе повытаскаю груду;
Так, завтра же богат я буду —
И заживу, как сибарит».
Однако ж поутру он думает другое.
«То правда», говорит; «теперь я стал богат;
Да кто ж добру не рад!
И почему бы мне не быть богаче вдвое?
Неужто лень
Над кошельком еще провесть хоть день!
Вот на дом у меня, на экипаж, на дачу,
Но если накупить могу я деревень,
Не глупо ли, когда случай к тому утрачу?
Так, удержу чудесный кошелек:
Уж так и быть, еще я поговею
Один денек,
А, впрочем, ведь пожить всегда успею».
Но что ж? Проходит день, неделя, месяц, год —
Бедняк мой потерял давно в червонцах счет;
Меж тем он скудно ест и скудно пьет;
Но чуть лишь день, а он опять за ту ж работу.
День кончится, и, по его расчету,
Ему всегда чего-нибудь недостает.
Лишь кошелек нести сберется,
То сердце у него сожмется:
Придет к реке, — воротится опять.
«Как можно», говорит: «от кошелька отстать,
Когда мне золото рекою само льется?»
И, наконец, Бедняк мой поседел,
Бедняк мой похудел;
Как золото его, Бедняк мой пожелтел.
Уж и о пышности он боле не смекает:
Он стал и слаб, и хил; здоровье и покой,
Утратил всё; но всё дрожащею рукой
Из кошелька червонцы вон таскает.
Таскал, таскал. и чем же кончил он?
На лавке, где своим богатством любовался,
На той же лавке он скончался,
Досчитывая свой девятый миллион.

Дата : не позднее ноября 1828 года

Стихотворение (Басня) Крылова И.А. — Бедный Богач

См. также Иван Крылов — стихи и басни (Крылов И. А.) :

Безбожники
Был в древности народ, к стыду земных племён, Который до того в сердц.

Белка
В деревне, в праздник, под окном Помещичьих хором, Народ толпился. На.

Басня Бедный Богач — Крылов Иван Андреевич

Крылов Иван Андреевич. Басни. Книга восьмая

Крылов Иван Андреевич. Басни. Книга восьмая

I. ЛЕВ СОСТАРЕВШИЙСЯ
II. ЛЕВ, СЕРНА И ЛИСА
III. КРЕСТЬЯНИН И ЛОШАДЬ
IV. БЕЛКА
V. ЩУКА
VI. КУКУШКА И ОРЕЛ
VII. БРИТВЫ
VIII. СОКОЛ И ЧЕРВЯК
IX. БЕДНЫЙ БОГАЧ
X. БУЛАТ
XI. КУПЕЦ
XII. ПУШКИ И ПАРУСА
XIII. ОСЕЛ
XIV. МИРОН
XV. КРЕСТЬЯНИН И ЛИСИЦА
XVI. СОБАКА И ЛОШАДЬ
XVII. ФИЛИН И ОСЕЛ
XVIII. ЗМЕЯ
XIX. ВОЛК И КОТ
XX. ЛЕЩИ
XXI. ВОДОПАД И РУЧЕЙ
XXII. ЛЕВ
XXIII. ТРИ МУЖИКА

I. ЛЕВ СОСТАРЕВШИЙСЯ

Могучий Лев, гроза лесов,
Постигнут старостью, лишился силы:
Нет крепости в когтях, нет острых тех зубов,
Чем наводил он ужас на врагов,
И самого едва таскают ноги хилы.
А что всего больней,
Не только он теперь не страшен для зверей,
Но всяк, за старые обиды Льва, в отмщенье,
Наперерыв ему наносит оскорбленье:
То гордый конь его копытом крепким бьет,
То зубом волк рванет,
То острым рогом вол боднет.
Лев бедный в горе толь великом,
Сжав сердце, терпит все и ждет кончины злой,
Лишь изъявляя ропот свой
Глухим и томным рыком.
Как видит, что осел туда ж, натужа грудь,
Сбирается его лягнуть
И смотрит место лишь, где б было побольнее.
«О боги! — возопил, стеная, Лев тогда, —
Чтоб не дожить до этого стыда,
Пошлите лучше мне один конец скорее!
Как смерть моя ни зла:
Все легче, чем терпеть обиды от осла».

Крылов Иван Андреевич сказки

Иван Андреевич Крылов родился 13 февраля 1769 года в Москве. Его семья постоянно нуждалась, поэтому будущий баснописец из милости учился у домашних учителей семьи Львовых. Не получив хорошего образования, Крылов достиг больших успехов в самостоятельном изучении наук и языков.
Первая книга басен Крылова вышла в 1809 году. Всего же писателем издано около 200 стихотворений поучительного содержания. Образы, использованные в баснях “Стрекоза и муравей”, “Волк и ягненок” заимствованы у Лафонтена, Федра и Эзопа. Но живость образов Крылова, яркость и острота его языка заставляют видеть в нем новатора басенного жанра. Лишенные сухого морализаторства и обогащенные разговорным языком, басни Ивана Андреевича словно сходят со страниц его книг и говорят с нами голосами его героев. Недаром множество фраз из его произведений стали крылатыми. Кто из нас не употреблял выражений: “Да только воз и ныне там”, “А ларчик просто открывался”? Все они взяты из басен Крылова.

Пошел человек в лес рубить дрова. Нарубил дров, сел на пень отдохнуть. Приходит медведь: — Эй, человече, давай поборемся! Глянул человек на медведя: этакая махина — куда с ним тягаться! Сожмет лапами — и дух вон. — Э-э, — говорит человек, — что мне с тобой бороться! Давай сначала посмотрим, есть ли в тебе сила. Тогда мы с тобой поборемся. — А как будем смотреть? — спрашивает медведь. Взял человек топор, расколол пень сверху, вогнал в расщелину клин и говорит: — Раздерешь этот пень лапой — значит, есть сила. Тогда мы с тобой поборемся.

© 2012-2020 Проект «Skazk.ru»

Все материалы найдены в открытых источниках и являются народным достоянием или публикуются с согласия авторов.

Бедный богач (Крылов И.А.)

Басню «Бедный богач» русский баснописец Крылов Иван Андреевич (1769 — 1844) написал в 1828 году. Впервые опубликована в «Северных цветах на 1829 г.», стр. 127—130.

«Ну стоит ли богатым быть,
Чтоб вкусно никогда ни съесть, ни спить
И только деньги лишь копить?
Да и на что? Умрем, ведь всё оставим.
Мы только лишь себя и мучим, и бесславим.
Нет, если б мне далось богатство на удел,
Не только бы рубля, я б тысяч не жалел,
Чтоб жить роскошно, пышно,
И о моих пирах далеко б было слышно;
Я, даже, делал бы добро другим.
А богачей скупых на муку жизнь похожа».
Так рассуждал Бедняк с собой самим,
В лачужке низменной, на голой лавке лежа;
Как вдруг к нему сквозь щелочку пролез,
Кто говорит — колдун, кто говорит — что бес,
Последнее едва ли не вернее:
Из дела будет то виднее,
Предстал — и начал так: «Ты хочешь быть богат,
Я слышал, для чего; служить я другу рад.
Вот кошелек тебе: червонец в нем, не боле;
Но вынешь лишь один, уж там готов другой.
Итак, приятель мой,
Разбогатеть теперь в твоей лишь воле.
Возьми ж — и из него без счету вынимай,
Доколе будешь ты доволен;
Но только знай:
Истратить одного червонца ты не волен,
Пока в реку не бросишь кошелька».

Сказал — и с кошельком оставил Бедняка.
Бедняк от радости едва не помешался;
Но лишь опомнился, за кошелек принялся,
И что ж?— Чуть верится ему, что то не сон:
Едва червонец вынет он,
Уж в кошельке другой червонец шевелится.
«Ах, пусть лишь до утра мне счастие продлится!»
Бедняк мой говорит:
«Червонцев я себе повытаскаю груду;
Так, завтра же богат я буду —
И заживу, как сибарит».
Однако ж поутру он думает другое.
«То правда», говорит; «теперь я стал богат;
Да кто ж добру не рад!
И почему бы мне не быть богаче вдвое?
Неужто лень
Над кошельком еще провесть хоть день!
Вот на дом у меня, на экипаж, на дачу,
Но если накупить могу я деревень,
Не глупо ли, когда случай к тому утрачу?
Так, удержу чудесный кошелек:
Уж так и быть, еще я поговею
Один денек,
А, впрочем, ведь пожить всегда успею».
Но что ж? Проходит день, неделя, месяц, год —
Бедняк мой потерял давно в червонцах счет;
Меж тем он скудно ест и скудно пьет;
Но чуть лишь день, а он опять за ту ж работу.
День кончится, и, по его расчету,
Ему всегда чего-нибудь недостает.
Лишь кошелек нести сберется,
То сердце у него сожмется:
Придет к реке,— воротится опять.
«Как можно», говорит: «от кошелька отстать,
Когда мне золото рекою само льется?»
И, наконец, Бедняк мой поседел,
Бедняк мой похудел;
Как золото его, Бедняк мой пожелтел.
Уж и о пышности он боле не смекает:
Он стал и слаб, и хил; здоровье и покой,
Утратил всё; но всё дрожащею рукой

Из кошелька червонцы вон таскает.
Таскал, таскал. и чем же кончил он?
На лавке, где своим богатством любовался,
На той же лавке он скончался,
Досчитывая свой девятый миллион.

Примечания

Воспроизводится по изданию: И.А. Крылов. Полное собрание сочинений в 3 т. М.: ГИХЛ, 1946. Т. 3.

Скупость неоднократно высмеивалась в журнальных сатирах Крылова, в частности, образ скупца дан им в XVII письме «Почты духов». В основе басни — народная пословица «Скупой богач беднее нищего» (Полн. собр. русских пословиц Д. Княжевича, СПБ., 1822 г., стр. 277). 4-й стих басни повторяет народную пословицу: «Умрем, так всё останется» (там же, стр. 257).

Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Добавить комментарий

;-) :| :x :twisted: :smile: :shock: :sad: :roll: :razz: :oops: :o :mrgreen: :lol: :idea: :grin: :evil: :cry: :cool: :arrow: :???: :?: :!: