Стихотворение А

Солнцем русской поэзии назвали Александра Сергеевича Пушкина сразу же после его трагической гибели. «Это был не только великий русский поэт своего времени, но и великий поэт всех народов и всех веков… слава всемирная»,- восторженно писал о Пушкине его младший современник Белинский. Гениальное художественное дарование сочеталось в Пушкине с исключительно глубоким светлым умом, с передовым философским и общественным мировоззрением.

Тема поэта и поэзии была ведущей в творчестве Пушкина на протяжении всей его жизни. Менялись идеалы свободы, творчества, вдохновения, счастья, но постоянной оставалась тема поэтического призвания и назначения поэта.

Рассматривая эту тему в творчестве А. С. Пушкина, в первую очередь нужно обратиться к его поэтическому шедевру «Пророк», написанному в 1826 году. Первоначально стихотворение представляло собою часть цикла из четырех стихотворений под заглавием «Пророк», который имел противоправительственное содержание. Три стихотворения цикла были уничтожены и до нас не дошли

В основу стихотворения «Пророк» был положен отрывок из Библии, из шестой главы Книги пророка Исайи. Согласно легенде, Серафим очищает пророка от греха и, повинуясь воле Господа, тот должен выполнить миссию по исправлению людей. Стихотворение Пушкина перекликается с библейским текстом. Мы видим, что поэт прекрасно знал историю призвания к пророческому служению Исайи, размышлял над ней. Пушкин часто обращался к Библии, черпая из нее вдохновение и сюжеты для своих сочинений. В «Пророке» мы находим интерпретацию Пушкиным этой библейской легенды.

Основной прием, использованный Пушкиным в «Пророке» – расширенная метафора. Пророк у автора ассоциируется с поэтом.

Герой стихотворения находится в удручённом состоянии, он томим «духовной жаждой», и тут ему является посланник Божий «шестикрылый серафим». Вдруг с поэтом происходят чудесные, но мучительные превращения. Он наделяется необычной для человека остротой видения окружающего мира. Его ощущения описаны в следующих строках:

Перстами легкими, как сон,

Моих зениц коснулся он.

Отверзлись вещие зеницы,

Как у испуганной орлицы.

Далее Пушкин пишет:

Моих ушей коснулся он, —

И их наполнил шум и звон:

И внял я неба содроганье,

И горний ангелов полёт,

И гад морских подводный ход,

И дальней лозы прозябанье.

Теперь поэт посвящён в тайны мирозданья и одарён тонким чувством восприятия внешнего мира во всём его разнообразии. Он избавлен от сомнений и страха, но и этого мало, чтобы стать пророком:

И он мне грудь рассёк мечом,

И сердце трепетное вынул,

И угль, пылающий огнём,

Во грудь отверстую водвинул.

Открывшиеся для поэта возможности, с одной стороны, возвышают его над людьми, а с другой, — возлагают на него трудную задачу. Подобно тому, как в библейской легенде пророк Исайя наделяется Господом ответственной миссией, в пушкинском «Пророке» «Бога глас» взывает к поэту:

Восстань, пророк, и виждь, и внемли

Исполнись волею моей

И, обходя моря и земли,

Глаголом жги сердца людей.

Поэт, в понимании Пушкина, – посланник божий. Его дар – это тяжелая ноша. Всевышний дает поэту талант, но заставляет выполнять на земле определенную миссию: исправлять людей, учить их, как нужно поступать, пробуждать в человеке то лучшее, что в нём есть.

В стихотворении нет разбивки на строфы. Четырехстопный ямб, использование перекрестной, парной и кольцевой рифмы создает особую ритмику стиха. Большинство строк начинается с предлога «и», что, с одной стороны, убыстряет темпоритм, а, с другой стороны, повторяет напевность библейского слога.

Особенностью лексики «Пророка» является обилие церковнославянских слов и высокой лексики ( «серафим», «влачился», «перстами», «зеницы», «горний», «мудрыя», «уста», «десницею», «отверстую», «глас», «восстань», «виждь», «исполнись»), что создает общий возвышенный тон стихотворения.

Помимо основной метафоры (пророк – поэт), лежащей в основе произведения, Пушкин использует и другие изобразительно-выразительные средства языка: эпитеты («мрачная пустыня», «вещие зеницы», «горний полет», «грешный, лукавый, празднословный язык»), сравнения («легкими как сон», «как труп») и метафоры («духовной жаждою», « и жало… змеи…в уста…мои…вложил», «глаголом жги сердца»).

Таким образом, Пушкин видит предназначение поэта в следующем: если Бог одарил его поэтическим талантом, то всю силу и красоту своего слова он должен использовать так, чтобы действительно «жечь сердца людей», показывая им подлинную, неприкрашенную правду жизни.

0 человек просмотрели эту страницу. Зарегистрируйся или войди и узнай сколько человек из твоей школы уже списали это сочинение.

/ Сочинения / Пушкин А.С. / Разное / Стихотворение А. С. Пушкина «Пророк» (восприятие, истолкование, оценка)

Смотрите также по разным произведениям Пушкина:

Анализ стихотворения «Пророк»

В творчестве Пушкина принято традиционно выделять тему «поэта и поэзии». К этой группе лирических произведений относят стихотворения, в которых излагаются взгляды автора на природу поэтического дара, на предназначение поэта в этом мире, его высокую миссию. Одним из таких произведений является стихотворение «Пророк».

Здесь Пушкин обращается к образам библейской мифологии. В начале стихотворения отражается душевная опустошенность, которая мучила поэта в годы «кризиса», и чудесное преображение чувств и способностей, осознание своей миссии пророка. Чувства поэта предельно обостряются: открывается «мудрое зрение», а также расширяется восприятие внешнего мира. Поэт задается вопросом: быть может ли столь изощренно тонкое восприятие и мудрое наблюдение передать обыкновенным человеческим словом («И он к устам моим приник/ И вырвал грешный мой язык,/ И празднословный, и лукавый, / И жало мудрыя змеи/ В уста замершие мои/ Вложил десницею кровавой».) Поэту необходим «жар сердца»: только очень рослый накал чувств может переплавить обыденную прозаическую жизнь в чистое поэтическое золото («И он мне грудь рассек мечом, / И сердце трепетное вынул,/ И угль, пылающий огнем, / Во грудь отверстую водвинул».) Одной острой наблюдательности и умения поэтически рассказать о том, что видишь, недостаточно для настоящего искусства – это мертвое фотографирование, натурализм. Необходимо активное отношение к наблюдаемому, умение критически, точно, правдиво оценивать его, нужна глубокая и верная мысль, наполняющая душу поэта. Так завершается преображение пророка: поэт приходит к мысли, что он должен не просто утешать, радовать людей или привозить им наслаждение своим творчеством, а учить читателя, вести его за собой.

Это стихотворение состоит из трех частей. В первой части раскрывается состояние «пророка» до того, как «бога глас к нему воззвал». Он, «томимый духовной жаждой», в «пустыне мрачной влачился». Во второй же части описывается его саммит с посланником Бога – «шестикрылым серафимом», который производит с ним определенные действия – вырывает «грешный язык, и празднословный, и лукавый» и вставляет на его место «жало мудрыя змеи».

Посланец Бога наделяет поэта способностью слышать и чувствовать то, что раньше было для него недоступно: «моих ушей коснулся он, и их наполнил шум и звон». Восприятие мира лирического героя меняется; он становиться открыт миру, чувствует с ним неразрывную, ограниченную связь. Вместо сердца ему в грудь помещают горящий уголь, так как только человек с горячим, неравнодушным сердцем должен и может говорит людям слово истины.

В третьей части поэт слышит «Бога глас», который «взывает» к нему, побуждая «видеть» и «внимать» и, «обходя моря и земли, глаголом жечь сердца людей». Здесь облик поэта и его внутренняя суть совершенно меняются. Его суть человеческая пробуждается, он «исполняется волей» Божьей. Поэт, таким образом, не принадлежит себе, он лишь проводник, через который Бог дарит людям красоту и гармонию.

Взгляды Пушкина на предназначение поэта и поэзии коренным образом отличаются от взглядов романтиков. Основное отличие состоит в том, что Пушкин не рассматривает поэтический талант как заслугу личности, проявление исключительности отдельного человека. Индивидуализм чужд пушкинской философии. Талант для него – это не печать «богоизбранности». Божественный дар, способность более тонко слышать и более сильно чувствовать мир. Поэт – просто человек, обладающий более чутким слухом, чем остальные. Но самое главное свойство, которым должен обладать поэт, — это горячее сердце, согретое нравственным законом, гуманным отношением к миру. Без этого «угля» человек мертв. Нравственный закон – тот «глас Божий», который к поэту «воззвал». И его свобода состоит в том, чтобы осознанно следовать этому гласу, напоминая людям о заключенной в них Божественной душе, о красоте мира и добре, которое они призваны творить.

Для придания большей выразительности языку Пушкин в стихотворении «Пророк» использует метафоры (духовная охота, пустыня мрачная); сравнения (отверзлись вещие зеницы, как у испуганной орлицы); эпитеты (сердце трепетное, горний ангелов полет, дольней лозы прозябанье, грешный язык). Архаическая церковная лексика придает языку торжественность, подчеркивается непреходящий, вечный характер изложенного.

Итак, в стихотворении «Пророк» отразилась одна из центральных идей творчества Пушкина, его представление об истинном предназначении поэта и поэзии, о Божественной «природе» его дара и обязанности истинного поэта следовать своему великому призванию, неся тем самым свет Красоты и Мудрости остальным людям. Стихотворение «Пророк» — это своего рода поэтическая программа Пушкина, его взгляд на мир сквозь призму поэтического дара.

«Пророк» А. Пушкин

Духовной жаждою томим,
В пустыне мрачной я влачился, —
И шестикрылый серафим
На перепутье мне явился.
Перстами легкими как сон
Моих зениц коснулся он.
Отверзлись вещие зеницы,
Как у испуганной орлицы.
Моих ушей коснулся он, —
И их наполнил шум и звон:
И внял я неба содроганье,
И горний ангелов полет,
И гад морских подводный ход,
И дольней лозы прозябанье.
И он к устам моим приник,
И вырвал грешный мой язык,
И празднословный и лукавый,
И жало мудрыя змеи
В уста замершие мои
Вложил десницею кровавой.
И он мне грудь рассек мечом,
И сердце трепетное вынул,
И угль, пылающий огнем,
Во грудь отверстую водвинул.
Как труп в пустыне я лежал,
И бога глас ко мне воззвал:
«Восстань, пророк, и виждь, и внемли,
Исполнись волею моей,
И, обходя моря и земли,
Глаголом жги сердца людей».

Дата создания: 1826 г.

Анализ стихотворения Пушкина «Пророк»

Философская тема поиска смысла жизни характерна для творчества многих литераторов, однако далеко не каждому из них удается четко сформулировать ответ на поставленный вопрос. Для кого-то творчество является одной из возможностей самовыражения, другие видят в своих произведениях кратчайший путь к славе, богатству и уважению.

Рано или поздно любой человек, связанный с литературой, задается вопросом о том, для чего именно он живет, и что хочет сказать своими произведениями. Поэт Александр Пушкин в этом смысле не стал исключением, и тема самоидентификации проходит красной нитью не только в его прозе, но и в поэзии. Наиболее характерным в этом отношении произведением является стихотворение «Пророк», созданное в 1826 году и ставшее своеобразной программой действий не только для Пушкина, но и для многих поэтов последующих поколений. В этом нет ничего удивительного, так как произведение действительно поражает своим величием и метафоричностью. При этом само стихотворение является весьма емким и точным ответом на вопрос о том, в чем именно заключается смысл жизни истинного поэта, и к чему он должен стремиться, создавая свои произведения.

Стихотворение «Пророк» написано Пушкиным в жанре оды, что подчеркивает значимость и весомость данного произведения. Ведь оды создаются лишь в честь самых неординарных событий, которые имеют важное значение для жизни автора или же всего общества. Многие предшественники Пушкина, являясь придворными поэтами, писали оды по случаю коронации либо бракосочетания венценосных особ. Поэтому «Пророк», созданный «высоким штилем» по всем канонам жанра, можно считать своеобразным вызовом, который Александр Пушкин бросил миру, отстаивая свое право быть поэтом. Этим он подчеркнул, что творчество является не только попыткой самовыражения, но и должно иметь конкретную цель, достаточно благородную, чтобы посвятить ее достижению всю свою жизнь.

Стоит отметить, что, подражая древнегреческим поэтам, в «Пророке» Пушкин прибегнул к приему метафоричности, создав удивительное по красоте эпическое произведение, в котором его главный герой, отождествленный с автором, встречается с высшим ангелом. И именно «шестикрылый серафим» указывает ему правильный путь, открывая истинное предназначение поэта, который должен «глаголом жечь сердца людей». Это означает, что любое произведение, которое выходит из-под пера литератора, не имеет права быть никчемным и пустым, с его помощью поэт должен достучаться до сердца и разума каждого читателя, донести ему свои мысли и идеи. Только в этом случае можно говорить о том, что творческий человек состоялся как личность, а его произведения – ну пустое бумагомарательство, а подлинные жемчужины литературы, которые заставляют думать, сопереживать, острее чувствовать и понимать этот сложный и многогранный мир.

Многие современники Пушкина после публикации «Пророка» стали относиться к поэту с некоторой предвзятостью, посчитав, что этим произведением он попытался возвысить себя до уровня литературного бога, который свысока взирает на мир и уверен в своей непогрешимости. На самом деле такое впечатление действительно создается благодаря высокопарному слогу, который Пушкин специально выбрал для этого произведение. Однако смысл стихотворения совсем не в том, чтобы превознести себя, ведь в «Пророке» присутствуют строчки о том, что ангел заставил автора переродиться. Это означает, что Александр Пушкин в полной мере осознает свое несовершенство и стремится к тому, чтобы каждое его произведение стало той самой жемчужиной в литературе. Между тем, человеку, который знает о своих недостатках и может открыто об этом заявить, чуждо чувство высокомерия. Поэтому стихотворение «Пророк» стоит рассматривать в контексте послания будущим литераторам, до которых автор пытается донести простую истину: искусство ради искусства и удовлетворения собственных амбиций так же ничтожно, как и высокопарные оды, восхваляющие самодержцев и отправляющиеся на свалку истории сразу же после их публичного прочтения.

Пророк пушкин стих

Пушкин — стихотворение «Пророк»

А. С. Пушкин написал стихотворение «Пророк» в 1826 году. Как раз в то время были наказаны участники декабристского восстания, многие из которых были пушкинскими друзьями. Это стихотворение было как бы ответом на такой неожиданный поворот событий.
В начале стихотворения описывается одинокий полумёртвый путник, с трудом перемещающийся по пустыне: «. В пустыне мрачной я влачился…». Затем показывается контрастное, противопоставленное, спасающее явление серафима, как бы нарушающего предшествовавший покой: «И шестикрылый серафим на перепутье мне явился». Серафим преображает путника, убирает всё человеческое, грешное: открывает ему глаза («Моих зениц коснулся он: / Отверзлись вещие зеницы…»), уши («Моих ушей коснулся он: / И их наполнил шум и звон…»), даёт мудрый язык («И вырвал грешный мой язык… / И жало мудрыя змеи… / В уста… мои / Вложил»), объективно обо все думающее сердце («И сердце трепетное вынул, / И уголь… / Во грудь отверстую водвинул»). Так как это был обычный смертный, то такие страдания не могли окончиться бесследно: «…Как труп в пустыне я лежал…». Стихотворение заканчивается воззванием Бога к новому пророку наказать людей за их грехи: «Восстань, пророк. / И, обходя моря и земли, / Глаголом жги сердца людей».
Тем у стихотворения две: жестокое преображение человека и горькая миссия пророка. Поэт верил, что когда-нибудь на землю придёт пророк и накажет людей за их грехи, в частности, правительство за неоправданное, по его мнению, наказание декабристов. Пушкина настолько переполняют эмоции по поводу убитых или сосланных в Сибирь друзей, что в прямой форме он их сразу вылить не может, к тому же сделать это ему мешает возможность разоблачения его стихов и наказания за сообщничество с декабристами, он использует косвенную форму, описанную выше.
В стихотворении используется много контрастности: «. В пустыне мрачной я влачился, / И шестикрылый серафим / На перепутье мне явился…», «…Как труп в пустыне я лежал, / И Бога глас ко мне воззвал…», «И вырвал грешный мой язык… / И жало мудрыя змеи / В уста мои вложил». Автор использует много повторов союза И в началах строк, чтобы показать единство, одну цель всего происходящего.
Чтобы яснее изобразить различные образы в стихотворении, Пушкин использует сравнения: «…Перстами, лёгкими, как сон…», «Отверзлись вещие зеницы, как у испуганной орлицы…», «…Как труп в пустыне я лежал…». Автор использует много церковнославянизмов, что говорит о том, что при написании им этого стихотворения он опирался на библейскую легенду.
В стихотворении встречается очень много шипящих звуков – создаётся атмосфера длительного и мучительного страдания героя. Стихотворный размер – четырёхстопный ямб с многочисленными пиррихиями – тоже делает стихотворение медлительно-мучительным. В стихотворении используются все виды рифмовки – это говорит о том, что автор не особо обращал на это внимание, его больше занимало содержание его стихотворения.

Александр Пушкин: пророк.
«Стихи о любви и стихи про любовь» — Любовная лирика русских поэтов & Антология русский поэзии. © Copyright Пётр Соловьёв.

Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Добавить комментарий

;-) :| :x :twisted: :smile: :shock: :sad: :roll: :razz: :oops: :o :mrgreen: :lol: :idea: :grin: :evil: :cry: :cool: :arrow: :???: :?: :!: